пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200435
19.01.2005

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ БЕЗНАКАЗАННОСТИ

   

Выдержки[1] из 14-го Общего доклада [CPT/Inf (2004) 28]

25. Смыслом деятельности Комитета по предупреждению пыток (КПП) является «предупреждение» пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения либо наказания; он скорее смотрит в будущее, а не в прошлое. Однако, оценивая эффективность действий, предпринимаемых тогда, когда случилось жестокое обращение[2], составляет интегральную часть превентивного мандата Комитета, учитывая влияние таких действий на будущее поведение.

Надежность запрета пыток и других форм жестокого обращения подрывается каждый раз, когда должностные лица, ответственные за такие преступления, не привлекаются к ответственности за их деяния. Если вслед за появлением информации, которая указывает на жестокое обращение, не следует быстрая и эффективная реакция, те, кто расположен к жестокому обращению с лицами, лишенными свободы, быстро приходят к убеждению – и не без оснований, – что они могут делать это безнаказанно. Все попытки утвердить принципы прав человека с помощью жесткой кадровой политики и профессионального обучения будут тщетными. Не предпринимая эффективных действий, соответствующие лица – коллеги, руководители, следственные органы – будут в конечном счете содействовать размыванию ценностей, которые составляют самую основу демократического общества.

Напротив, если должностные лица, которые прибегают к пыткам или жестокому обращению, приказывают их применять, санкционируют либо потворствуют этому, предстают перед правосудием за свои действия либо бездействие, формируется недвусмысленный сигнал, что такое обращение не будет терпимым. Помимо своего серьезного сдерживающего эффекта, этот сигнал вновь убедит общество, что никто не стоит над законом, даже те, кто отвечает за поддержание законности. Сознание того, что те, кто ответственен за жестокое обращение, были преданы правосудию, принесет также дополнительное удовлетворение потерпевшим.

26. Противодействие безнаказанности должно начинаться дома, то есть внутри соответствующего агентства (полицейской или тюремной службы, войскового органа и так далее). Очень часто честь мундира приводит к призывам сплотить ряды и помогать друг другу, когда сделано заявление о пытках, и даже покрывать незаконные действия коллег. Требуются положительные действия, – обучение и пример, – чтобы утвердить культуру, когда считается непрофессиональным – и небезопасным с точки зрения карьеры – работать и общаться с коллегами, которые прибегают к жестокому обращению, когда считается правильным и профессионально полезным принадлежать к команде, которая воздерживается от таких действий.

Должна быть создана атмосфера, в которой будет правильным доложить о жестоком обращении, к которому прибегает коллега; должно быть ясное понимание, что ответственность за жестокое обращение распространяется не только на непосредственных виновников, но и на всех, кто знает, или должен знать, что происходит жестокое обращение и ничего не делает, чтобы предотвратить либо доложить о нем. Это подразумевает наличие ясного способа доклада, а также применения мер защиты для тех, кто докладывает об этом.

27. Во многих странах, которые посещал КПП, пытки и такие действия, как жестокое обращение при исполнении обязанностей, насилие для получения показаний, злоупотребление властью и так далее составляют отдельные уголовные преступления, преследуемые ex officio. КПП приветствует наличие таких правовых положений.

Тем не менее, КПП обнаружил, что в некоторых странах, обвинительные органы обладают значительным усмотрением в отношении возбуждения предварительного расследования в случае, когда появляется информация, имеющая отношении к возможному жестокому обращению с лицами, лишенными свободы. По мнению Комитета, даже при отсутствии формальной жалобы, такие органы должны быть юридически обязаны возбудить расследование, как только они – из любого источника – получили заслуживающую доверия информацию, что человек, лишенный свободы, мог быть подвергнут жестокому обращению. В этой связи правовая система в отношении ответственности будет усилена, если должностные лица (полицейские офицеры, начальники тюрем и так далее) будут формально обязаны немедленно сообщить соответствующим органам любую информацию, указывающую на жестокое обращение, как только они о ней узнали.

28. Наличия соответствующей правовой системы самого по себе недостаточно, чтобы обеспечить необходимое действие в случаях возможного жестокого обращения. Должное внимание необходимо уделить осознанию соответствующими органами важных обязанностей, возложенных на них.

Когда лица, задержанные правоохранительными органами, предстают перед прокурорскими либо судебными органами, это дает ценную возможность для таких лиц указать, перенесли ли они жестокое обращение. Кроме того, даже при отсутствии выраженной жалобы, эти органы будут в состоянии предпринять своевременные действия, если другие признаки (например, видимые телесные повреждения; общий вид или поведение человека) указывают на то, что жестокое обращение могло иметь место.

Однако в ходе своих визитов КПП постоянно сталкивался с лицами, которые заявляли, что они жаловались на жестокое обращение прокурорам и/или судьям, однако их собеседники не очень интересовались этим вопросом, даже когда они показывали повреждения на видимых частях тела. Существование такого сценария в некоторых случаях было подтверждено выводами КПП. К примеру, Комитет недавно исследовал материалы судебного дела, которые, кроме записи заявлений о жестоком обращении, содержали записи о разнообразных кровоподтеках и припухлостях на лице, ногах и спине соответствующего лица. Вопреки тому, что информация, занесенная в материалы дела, можно сказать, представляла собой prima-facie[3] доказательства жестокого обращения, соответствующие органы не возбудили расследования и не смогли представить правдоподобных объяснений своему бездействию.

Также не является исключением, что лица заявляют о том, что они боялись заявлять о жестоком обращении из-за присутствия на слушании у прокурора или судьи тех самых представителей правоохранительных органов, которые допрашивали их, либо их прямо предупреждали, что в их же собственных интересах будет лучше не делать этого.

Прокурорские и судебные органы в обязательном порядке должны предпринять решительные действия, если появляется какая-либо информация, указывающая на жестокое обращение. Также они должны вести дело таким образом, чтобы заинтересованные лица имели реальную возможность дать показания о способе, каким с ними обращались.

29. Адекватная оценка заявлений о жестоком обращении зачастую будет нелегким делом. Определенные виды жестокого обращения (такие как удушение или электрические разряды) не оставляют видимых следов, либо не оставят, если будут проведены с некоторой сноровкой. Так же принуждение людей стоять на ногах, на коленях или оставаться согнутыми в неудобном положении непрерывно в течение часов, либо лишение их сна, вряд ли оставят ясно опознаваемые следы. Даже удары по телу могут оставить только слабые физические отметки, которые трудно увидеть и которые быстро исчезают. Следовательно, когда заявления о таких формах жестокого обращения становятся известны прокурорским либо судебных органам, они должны быть особенно осмотрительны, чтобы не придать чрезмерного значения отсутствию физических следов. То же самое верно a fortiori, когда утверждаемое жестокое обращение главным образом психологического характера (сексуальное оскорбление, угрозы жизни либо физической неприкосновенности задержанного лица и/или его семье, и так далее). Соответственно оценка правдоподобности заявлений о жестоком обращении вполне может потребовать получения показаний от всех причастных лиц и своевременного проведения осмотра на месте происшествия и/или освидетельствование специалистом-медиком.

Как только подозреваемый в уголовном преступлении, представший перед прокурорскими или судебными органами, заявляет о жестоком обращении, эти утверждения должны быть записаны в протокол, должна быть немедленно назначена судебно-медицинская экспертиза (в том числе, если нужно, судебно-психиатрическая), и предприняты необходимые меры, чтобы заявления были надлежащим образом расследованы. Такой подход должен соблюдаться независимо от того, есть ли у соответствующего лица видимые внешние повреждения. Даже при отсутствии ясно выраженных утверждений о жестоком обращении, судебно-медицинская экспертиза должна быть назначена, если существуют другие основания полагать, что лицо могло перенести жестокое обращение.

30. Также важно, чтобы не было никаких преград между лицом, заявляющим о жестоком обращении (который на самом деле может быть освобожден без доставления к прокурору или судье) и врачами, которые могут составлять судебно-экспертные заключения, признаваемые прокурорскими и судебными органами. Например, доступ к такому врачу не должен зависеть от предварительного разрешения следственного органа.

31. КПП во время своих многочисленных визитов имел возможность оценить деятельность органов, наделенных полномочиями проводить официальные расследования и предъявлять уголовные либо дисциплинарные обвинения в делах, связанных с заявлениями о жестоком обращении. При этом Комитет принимает во внимание практику Европейского Суда по правам человека, а также стандарты, содержащиеся во множестве международных договоров. Сейчас является твердо установленным принципом: для того, чтобы придать практическое значение запрету пыток и бесчеловечного либо унижающего достоинство обращения или наказания, необходимо эффективное расследование, способное привести к установлению и наказанию тех, кто ответственен за жестокое обращение.

Соблюдение этого принципа предполагает, что органы власти, ответственные за расследования, наделяются всеми необходимыми ресурсами, как человеческими, так и материальными. Кроме того, расследование должно отвечать определенным основным критериям.

32. Для того, чтобы расследование возможного жестокого обращения было эффективным, существенно, чтобы лица, ответственные за его проведение, были независимы от тех, кто причастен к событиям. В некоторых юрисдикциях, все жалобы о жестоком обращении против полиции и других государственных должностных лиц, должны подаваться прокурору, и именно последний – а не полиция – определяет, должно ли быть возбуждено предварительное расследование по жалобе; КПП приветствует такой подход. Однако нередко случается, что ежедневное оперативное проведение расследования препоручается должностным лицам правоохранительного органа. Участие прокурора, таким образом, ограничивается назначение должностных лиц, которые будут проводить расследования, подтверждением получения результатов и решением о том, должно ли быть предъявлено обвинение. Важно обеспечить, чтобы соответствующие должностные лица были не из одного подразделения с теми, по поводу которых ведется расследование. В идеале, те, кто наделен полномочием оперативного проведения расследования, должны быть полностью независимы от причастного органа. Кроме того, прокурорские органы должны пристально и эффективно контролировать оперативное проведение расследования о возможном жестоком обращении со стороны государственных должностных лиц. Они должны быть обеспечены ясным руководством в отношении способа, каким они намерены контролировать такие расследования.

33. Расследование возможного жестокого обращения со стороны государственных должностных лиц должно соответствовать критерию тщательности. Оно должно быть способно привести к определению, были ли примененные насилие или иные методы оправданы в данных обстоятельствах, а также к установлению и, если нужно, к наказанию причастных лиц. Это является не обязательством результата, а обязательством средств. Это означает, что все разумные меры были предприняты, чтобы обеспечить доказательства в отношении инцидента, в том числе, установить и допросить утверждаемых жертв, подозреваемых и очевидцев (то есть дежурных офицеров полиции, других задержанных), изъять инструменты, которые могли быть использованы при жестоком обращении, и получить экспертные заключения. В соответствующих случаях должно быть проведено вскрытие, которое даст полные и точные записи о повреждениях и объективный анализ клинических данных, в том числе причины смерти.

Расследование должно также проводиться всесторонним образом. КПП встречался со случаями, когда вопреки многочисленным утверждаемым событиям и фактам в отношении возможного жестокого обращения, сфера расследования была неоправданно сокращена, не принимались во внимание важные эпизоды и окружающие обстоятельства, указывающие на жестокое обращение.

34. В этом контексте КПП хочет прояснить, что у него есть большие опасения в отношении практики, наблюдаемой во многих странах, когда сотрудники правоохранительных органов либо должностные лица тюрем носят маски или вязаные шлемы при осуществлении арестов, проведении допросов либо при наведении порядка в тюрьмах; это очевидно будет препятствовать опознанию потенциальных подозреваемых, если поступят заявления о жестоком обращении. Эта практика должна строго контролироваться и использоваться только в исключительных обстоятельствах, когда она имеет должное оправдание; она почти никогда не будет оправдана в условиях тюрьмы.

Также и практика, выявленная в некоторых странах, когда лицам, находящимся под стражей полиции, завязывают глаза, должна быть строго запрещена; это может серьезно затруднить возбуждение уголовного расследования против тех, кто пытал или жестоко обращался, как это было в некоторых случаях, известных КПП.

Чтобы быть эффективным, расследование должно также проводиться незамедлительно и с разумной спешностью. КПП обнаружил случаи, когда необходимые следственные действия были неоправданно отсрочены или когда прокурорские либо судебные органы откровенно не желали использовать имеющиеся у них правовые средства для того, чтобы реагировать на заявления или другие релевантные сведения, указывающие на жестокое обращение. Соответствующее расследование откладывалось на неопределенный срок или прекращалось, и сотрудникам правоохранительных органов, причастным к жестокому обращению, удавалось полностью избежать уголовной ответственности. Другими словами, реакция на убедительные доказательства серьезного должностного преступления превращалась в «расследование», не заслуживающее такого названия.

В дополнение к упомянутым выше критериям эффективного расследования, должен быть достаточный элемент общественного контроля над расследованием и его результатами, чтобы обеспечить подотчетность не только в теории, но и на практике. Степень требуемого контроля вполне может отличаться от случая к случаю. В особенно серьезных делах было бы уместным общественное расследование. Во всех случаях потерпевший (либо в соответствующих случаях близкие родственники) должен принимать участие в процессе в той степени, в которой это необходимо для обеспечения его или ее законных интересов.

37. Дисциплинарные процедуры составляют дополнительный вид возмещения за жестокое обращение, и могут применяться параллельно с уголовным процессом. Дисциплинарная вина соответствующих должностных лиц должна систематически исследоваться, независимо от того, составляет ли рассматриваемое должностное правонарушение уголовное преступление. КПП рекомендовал множество процессуальных гарантий, которые должны соблюдаться в этом контексте; например, коллегия, принимающая решение по результатам полицейского дисциплинарного разбирательства, должна включать, по крайней мере, одного независимого члена.

38. Расследование возможного дисциплинарного проступка государственного должностного лица может проводиться отдельным внутренним следственным подразделением в составе соответствующего органа. Тем не менее, КПП серьезно поощряет создание полноценного независимого органа расследования. Такой орган должен обладать полномочием предписывать, когда должно быть возбуждено дисциплинарное разбирательство.

Независимо от формальной структуры органа расследования, КПП считает, что его функции должны соответствующим образом обнародоваться. Помимо возможности для лиц подать жалобу непосредственно в этот орган, должно быть обязательным для государственных органов, таких как полиция, регистрировать все утверждения, которые могут составить жалобу; для этого должны быть введены формы для подтверждения получения жалобы и того, что вопрос будет рассмотрен.

Если в определенном случае обнаружено, что поведение соответствующего должностного лица может иметь уголовную природу, орган расследования должен всегда уведомлять непосредственно – и без задержки – компетентные прокурорские органы.

39. Большое внимание необходимо уделить обеспечению того, чтобы лица, которые могут быть жертвами жестокого обращения со стороны государственных должностных лиц, не удерживались от подачи жалобы. Например, нужно контролировать возможное отрицательное последствие того, что такие должностные лица могут возбудить разбирательство о диффамации против лиц, которые незаслуженно обвиняют их в жестоком обращении. Нужно определить баланс между противоположными законными интересами. В этом контексте следует также отметить некоторые моменты, уже упомянутые в параграфе 28.

40. Любые доказательства жестокого обращения со стороны государственных должностных лиц, которые обнаружились в процессе гражданского разбирательства, также заслуживают пристального внимания. Например, в случаях, когда удавалось взыскать возмещение вреда или достичь внесудебного соглашения по основаниям, включающим насилие (assault) со стороны полицейских офицеров, КПП рекомендовал, чтобы была проведена независимая проверка. Такая проверка должна стремиться установить, не нужно ли – учитывая характер и тяжесть обвинений против соответствующих полицейских офицеров – рассмотреть (пересмотреть) вопрос об уголовной и/или дисциплинарной ответственности.

41. Аксиомой является то, что, насколько бы эффективным ни было расследование, от него будет мало пользы, если за жестокое обращение налагаются неадекватные наказания. Когда жестокое обращение доказано, должно последовать надлежащее наказание. Это будет иметь очень серьезный сдерживающий (dissuasive) эффект. Напротив, применение легких наказаний может лишь породить ощущение безнаказанности.

Конечно, судебные органы являются независимыми, а следовательно свободными определять, в установленных законом рамках, наказание в каждом отдельном случае. Однако, посредством этих пределов, намерение законодателя должно стать ясным: система уголовного правосудия должна установить твердую позицию в отношении пыток и других форм жестокого обращения. Также и санкции, налагаемые в дисциплинарном порядке должны соответствовать тяжести случая.

Наконец, ни у кого не должно остаться ни малейшего сомнения в отношении приверженности государственных органов политике противодействия безнаказанности. Это подкрепит меры, предпринимаемые на всех других уровнях. Если необходимо, эти органы должны без колебаний подавать – с помощью формальных заявлений на высшем политическом уровне – ясный сигнал, что они не ни в малейшей степени не будут терпеть пытки и другие формы жестокого обращения.

Текст подготовил Аркадий Бущенко, Харьковская правозащитная группа



[1] Остальная часть доклада касается организационных вопросов деятельности комитета. Эта выдержка является составляющей частью содержательных выводов Комитета, которые известны в практике как «Стандарты Комитета по предупреждению пыток». (Прим. Ред.)

[2] Термин «жестокое обращение» («ill-treatment») используется как обобщающий для пыток и других видов бесчеловечного или унижающего достоинство обращения либо наказания. (Прим. Ред.)

[3] Стандарт доказывания, требуемый для возбуждения расследования либо судебного разбирательства, но недостаточный для окончательного вывода. Дословно: с первого взгляда; по первому впечатлению; на первый взгляд. (Прим. Ред.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори