пошук  
версія для друку
22.02.2005

Еще одно уголовное дело — №62-2222 — фигурирует под названием дело «оборотней» уже даже в официальных документах

   

«ЗН» подробно информировало своих читателей о перипетиях его расследования. О более чем странной и наводящей на невеселые раздумья позиции руководства правоохранительных органов относительно собственных сотрудников, раскрывших тяжкие преступления и прервавших серию похищений и убийств людей. В частности, «ЗН» уже много месяцев пытается (теперь уже посредством обращения в судебные инстанции) получить ответ на свой запрос, состоящий из конкретных вопросов, касающихся расследования данного дела.

Так вот ни в одном из 76 томов этого беспрецедентного дела (обвинительное заключение составляет порядка пяти томов) нет ответа на главные вопросы — под чьей эгидой была создана и действовала незаурядная милицейская спецгруппа, занимающаяся похищением людей и убивавшая их независимо от получения требуемого выкупа? Какой была изначальная цель создания этой группы? Кто из бывших руководителей МВД был причастен к ее деятельности и кто из нынешних был просто «в курсе дела», а потому счел целесообразным делать вид, что этой проблемы не существует вообще? Чье имя или чьи имена так и не назвал обвиняемый в создании «мобильного отряда» покойный Игорь Гончаров, умерший довольно странной смертью, находясь под арестом, то ли спекулировавший мифической осведомленностью, то ли действительно посвященный в тайну смерти журналиста Георгия Гонгадзе? Может ли дело считаться раскрытым без ответа на эти вопросы? Напомним, что ряд материалов дела «оборотней» стал частью уголовного дела Г. Гонгадзе. Это именно те документы, которые стали достоянием широкой общественности, поскольку были «слиты» в Интернет.

Передав в суд материалы дела, в прокуратуре, разумеется, вздохнули с облегчением. Даже несмотря на то, что генпрокурор С. Пискун успел поощрить коллег сдавших дела под Новый год, праздновать преждевременно. В частности, потому, что до вынесения судебного приговора еще нужно дожить. Особенно актуальным является этот вопрос для главного свидетеля по делу Юрия Нестерова. В одной из публикаций «ЗН» довольно подробно исследовало вопрос о том, каковы шансы дожить до суда и пережить его у свидетелей такого рода. Так вот статистика гибели таких свидетелей удручает. Памятуя о странной смерти обвиняемого в организации банды оборотней И.Гончарова, принимаются ли сегодня реальные меры того, чтобы имя главного свидетеля по делу оборотней Ю.Нестерова не пополнило объемный мартиролог по множеству иных уголовных дел последних лет?

И еще несколько фактов относительно «незавершенной завершенности» данного дела. В прокуратуре остались «детища» дела «оборотней», выделенные в отдельное производство. Это уголовное дело, касающееся подозреваемого по делу Вознюка, который находится в розыске, и ряда «неустановленных следствием лиц». Уголовное дело по факту уничтожения ряда материалов дела «оборотней». Но главное — уголовное дело, касающееся смерти главного обвиняемого Игоря Гончарова. Без честного ответа на вопрос о том, почему он умер, общество никогда не узнает правды о том, что в действительности представляла собой банда милиционеров.

Материалы дела перенесли в другое здание. Обвиняемые теперь числятся за судом. Вопрос о том, чьих рук дело создание столь нетривиальной спецгруппы и сколько их соратников осталось плодотворно трудиться в стенах МВД, не обсуждается вообще. Не актуально?

(“Зеркало недели”, №2, 22-28 января 2005 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль