пошук  
версія для друку
22.02.2005 | Леонид Фросевич, "Ведомости", (Киев — Днепропетровск — Киев)

Откровения криминального авторитета

   

Он держал в страхе весь Днепропетровск. А сегодня взывает к гуманности и милосердию

В 1999 году в Украине ввели мораторий на смертную казнь для преступников, а потом и вовсе заменили ее пожизненным заключением. Таким образом государство взяло на себя обязанность кормить, одевать, строжайше охранять жестоких убийц, да и о правах человека помнить. Сдерживается ли это слово? Как оценивают заботу о себе граждане, которым предписано всю жизнь находиться в тюрьме? Собеседник спецкоров "Ведомостей" — Александр Куркай. С ним мы разговариваем в Днепропетровской исправительной колонии №89.

Через минуту он будет отвечать на мои вопросы.

Стоп-кадр. Итак, о состоянии тюрьмы, то бишь колонии №89. Корпус максимального уровня безопасности, в котором обитают "пожизненники", был построен в 2003 году. На это было израсходовано 350 тысяч гривен, из них 35 тыс. гривен ушло только на приобретение и монтаж системы видеонаблюдения. Начальник 89-й Валентин Нечипорук рассказал, что электронная техника фиксирует каждый шаг спецконтингента. Эта видеозапись хранится в течение месяца.

- Александр Витальевич, поговорим о вашем житье-бытье в камере. Кто ваши соседи?

- Их двое. Ислямов из Крыма и сумчанин Ткаченко.

- Я знаю, что администрация колонии должна заботиться о психологической совместимости сокамерников. Конфликтов у вас нет?

- Мы находим общий язык. Хотя подчас возникают какие-то моменты психологической несовместимости. И это понятно. Менталитет-то у всех разный. Скажем, я хочу углубиться в чтение Библии, поэтому прошу выключить телевизор. А сокамерник, наоборот, хочет посмотреть футбол, бокс или заводит разговор о женщинах. "Пожизненников", кстати, между собой часто тасуют, нас также переводят из камеры в камеру.

- Какой досуг у "пожизненников"?

- Вы, наверное, знаете, что мы не имеем права создавать самодеятельные организации — хор, ансамбль... Гитара, магнитофон, видик запрещены. Зато можно играть в шашки, шахматы. Читаем книжки, газеты. В камере есть радиоточка, работает телевизор, правда, в строго определенное время.

- Полюбопытствую, что вам давали на завтрак?

- Кашу с поджаркой. Было вкусно. Вчера на ужин приносили картошку. Кормят нас три раза в день. Скажу честно: мы не жалуемся, спасибо администрации. Слышал, что нам будут давать еще витаминизированные компоты.

- Интересуют ли вас деньги?

- О нас заботится государство. Кроме того, раз в полгода родные могут передать осужденному посылку, а также прислать деньги. Однако держать в камере дензнаки не позволено. Скажу откровенно: мы переживаем не за себя, а за то, чтобы были при деньгах наши родные и близкие.

- Признайтесь, не было ли желания подать жалобу в Евросуд?

- Я раскаялся в своих грехах, поэтому евросуд мне не нужен. Хотя благодарен европейскому сообществу, которое много сделало для отмены в Украине смертной казни.

- Приходилось слышать, что в камерах "пожизненников" со временем происходит умственное и физическое угасание их обитателей. Согласны с этим?

- Тоже слышал об этом. Но вот вы мне скажите, у вора, грабителя — нормальная психика? А люди, убивающие за рюмку водки, имеют ли право называться разумными существами? (Опять контрвопрос! — Л. Ф.) Будем считать, что ваш ответ — это и мой ответ...

Мнение

Первый год — "пожизненник" осматривает условия, в которых оказался, потом еще три года идет период стабилизации, когда он становится похожим на робота, т. е. выполняет команды не задумываясь. А дальше — два пути. Если человек адаптируется, он сможет еще долго оставаться роботом. Если нет — происходит стремительное угасание — и умственное, и физическое (Из интернет-источников).

(“Киевские ведомости”, №12, 27 января 2005 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори