пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200504
23.02.2005 | Вацлав Гавел, Le Figaro

Правозахисники, диктатори та ЄС

   

Я хорошо помню те трудные, несколько гротескные, рискованные и оскорбительные ситуации, в которые попадали западные дипломаты в Праге во времена холодной войны.

Они должны были постоянно решать деликатный вопрос: стоит или не стоит приглашать на проводимые в их посольствах вечера тех, кто подписался под Хартией 77, борцов за права человека, находившихся в изгнании политических деятелей или даже отказывать в приеме писателям, ученым, журналистам – всем тем людям, по отношению к которым дипломаты обычно бывают очень гостеприимны.

Бывало так, что нас, диссидентов, не приглашали, но перед нами извинялись. Бывало, приглашали, но мы отказывались прийти, чтобы не осложнять положения наших отважных друзей – дипломатов. А бывало, нас приглашали задолго до начала в надежде, что к моменту прибытия официальных лиц мы уже уйдем, что иногда и происходило, но не всегда.

Если такое случалось, порой официальные лица уходили в знак протеста против нашего присутствия, или мы поспешно ретировались или притворялись, что не заметили их, иногда же, в редких случаях, мы затевали с ними разговоры, что чаще всего и было теми единственными моментами диалога между режимом и оппозицией (если не принимать во внимание наши встречи в суде).

Все это происходило в то время, когда Европа, да и весь мир, были разделены железным занавесом. Западные дипломаты должны были учитывать экономические интересы собственных стран, но, в отличие от советских, они серьезно относились к философии «диссидентство или торговля».

Я не помню, чтобы в то время публиковались какие-либо воззвания к народу, рекомендации или постановления, в которых бы Запад, а точнее, его организации (НАТО, европейское сообщество и т.д.) заявляли о том, что какая-то определенная группа инакомыслящих людей, в чем бы ни выражалось это инакомыслие, не должна приглашаться на дипломатические вечера, торжества или приемы.

А вот теперь мы являемся свидетелями подобного. Одна из самых могущественных и сильных демократических организаций в мире – Европейский Союз – ничтоже сумняшеся, публично пообещала кубинской диктатуре возродить дипломатический апартеид.

Теперь находящиеся в Гаване посольства европейских стран будут составлять списки приглашенных в соответствии с пожеланиями кубинского руководства. Этим мы обязаны ограниченному политическому кругозору испанского премьер-министра, социалиста Хосе Сапатеро.

Только на минуту представим себе, что будет происходить: в каждом европейском посольстве кому-то будет вменено в обязанность проверять списки приглашенных поименно и определять, может ли данное лицо, и в какой мере, вести себя свободно и разговаривать с присутствующими, если оно выступало с критикой существующего режима или, хуже того, отбывало срок по политическим мотивам.

Списки будут сокращаться, а имена вычеркиваться. Нередко это будет заканчиваться тем, что будут уничтожаться личные друзья дипломатов, обязанных фильтровать людей, с которыми они общались в той или иной форме – интеллектуальной, политической или материальной.

И окажется еще хуже, когда посольства попытаются замаскировать свой выбор, приглашая на свои приемы в находящиеся на Кубе посольства исключительно дипломатов.

Я не вижу лучшего способа для Европейского Союза замарать благородные идеалы свободы, равенства и соблюдения прав человека, которые он отстаивает, те самые принципы, которые он заложил в конституционном договоре.

Чтобы защитить доходы европейских предприятий, расположенных на острове, страны Союза, имеющие представительства в Гаване, перестанут приглашать в свои посольства людей, имеющих определенную широту взглядов, вычеркивая их имена, стоит лишь диктатору или его приближенным нахмурить брови. Больший позор даже трудно себе представить.

Конечно, кубинские диссиденты прекрасно обойдутся без западных коктейлей и любезных разговоров во время приемов.

Подобные ущемления, конечно, осложнят их нелегкую борьбу, но они, безусловно, это переживут.

А вот переживет ли это сам Европейский Союз? Сегодня он пляшет под дудку Фиделя.

А это значит, что завтра он прекрасно сможет откликнуться на предложения построить ракетные базы на окраинах Китайской Народной Республики.

А послезавтра он позволит советникам Владимира Путина диктовать ему свои решения относительно Чечни.

Потом, по неведомым причинам, он сможет обусловить свою помощь Африке братскими узами с самыми гнусными африканскими диктаторами.

На чем он остановится?

На освобождении Милошевича? На отказе выдать визу российскому борцу за права человека Сергею Ковалеву? Попросив извинения у Саддама Хусейна? Начав переговоры с Аль-Каидой?

Для Европы равно самоубийству выдвигать на передний план один из самых отвратительных политических постулатов, который гласит, что лучшее средство для достижения определенного мира – это оставаться безразличным к свободе других.

Но истина в противоположном: такая политика мостит дорогу к войне.

В конце концов, Европа объединяется, чтобы отстаивать свою свободу и свои ценности, а не чтобы приносить их в жертву идеалу гармоничного сосуществования с диктаторами и таким образом давать возможность постепенно проникать в свою душу антидемократическим настроениям.

Я твердо убежден, что новые члены ЕС не забудут собственный опыт тоталитаризма и бескровного противостояния злу, и что этот опыт скажется на их поведении в европейских организациях.

А это, и в самом деле, могло бы стать наилучшим вкладом, который они смогли бы внести в общие духовные, моральные и политические основы объединенной Европы.

Вацлав Гавел – бывший президент Чешской Республики. (До президенства – драматург, диссидент, правозащитник, лидер антикоммунистической оппозиции 80-х – Прим. редакции Hro.org)

Перевод: Виктория Фокина, Иносми
http://www.hro.org  

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори