пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200508
08.04.2005

Письмо в редакцию бюллетеня «Права людини»

   

В 5-м номере Вашего бюллетеня помещена статья Инны Сухоруковой «Интеллигенция и революция», часть 1. Основная тема статьи – как была плоха старая власть и как хороша новая, и как плохо, что часть нашей интеллигенции этого не понимает. Но мимоходом задевается и другая тема – (цитирую автора) «открытое письмо в защиту чести и достоинства русского человека, которое подписали десятки человек, как они себя сами скромно определили, «интеллигентов». Вот как характеризуются подписавшие: «Подписавшим письмо сознательно или подсознательно хочется в Россию, пусть в виде усеченной конфедерации, которую предлагал Янукович… Журналистка из Израиля оказалась гораздо большей патриоткой Украины, чем наши подписанты… Вот что действительно поражает и в этом письме, и в поддержке кандидата в президенты от власти значительной частью нашей пророссийски ориентированной интеллигенции – это эгоизм.» И так далее.

Я, один из полутораста подписантов этого письма, «скромно определяющий себя» интеллигентом, чувствую себя лично оскорбленным этой статьей. По-видимому, это чувство разделяют многие из подписавших. Нечто подобное мне приходилось встречать у авторов, стоящих на интегрально-националистических позициях, но было странно прочесть в бюллетене правозащитной организации.

Меня удивляет, насколько г-жа Сухорукова не поняла содержания письма. Начиная с подмены его основной темы. В письме ни слова не говорится о защите «чести и достоинства русского человека» – авторы определяют свой долг в том, чтобы «отстаивать честь и достоинство русского языка в Украине, добиваться защиты этого языка законом». То есть речь в письме идет о защите не русской этнической группы, а языковых прав русскоязычных граждан Украины. Замечаете разницу? Автор статьи, по-видимому, не заметила. Далее. Авторы открытого письма ставят под сомнение надежды на то, что пришедшая к власти команда справедливо решит языковую проблему, приводя при этом примеры, как члены этой команды решали такие проблемы в прошлом. Это, действительно, упрек команде Ющенко. Но что дает г-же Сухоруковой право на основании этого ставить под сомнение патриотизм подписавших, в частности, мой? Или она, подобно щедринскому герою, не видит разницы между понятиями «отечество» и «ваше превосходительство»? В открытом письме нет ни единого слова, позволяющего бросать подобные обвинения.

Сказанное выше связано с важнейшей проблемой. На мой взгляд, все годы существования независимой Украины политика властей по отношению к русскому языку является грубым нарушением прав человека. Я имею в виду, прежде всего политику в области образования. Права граждан на получение образования на родном языке нарушаются в результате массового закрытия русских школ в западных и центральных регионах. Например, в Киеве их осталось 6, в Киевской области вообще ни одной. Это противоречит международным нормам, противоречит ратифицированной Украиной Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств. Возмущение этой ситуацией охватывает огромное число русскоязычных граждан. Именно об этом было открытое письмо. И парадоксально выглядит возникшая вокруг него дискуссия: правозащитное издание нападает на группу граждан именно за то, что те заняли последовательно правозащитную позицию.

К сожалению, тема нарушения языковых прав в Украине остается вне поля зрения авторитетных правозащитных организаций. А сейчас игнорирование ими этой проблемы, переходящее в нападки на тех, кто ее поднимает, не выглядит случайностью. В последнее время все заметнее становится тенденция к политической заангажированности правозащитных организаций, их явная симпатия к одной из политических сил, выражающаяся в поддержке ее по самым разнообразным направлениям, не имеющим прямого отношения к правозащитным проблемам. Результатом этого становятся и эмоциональные идеологические статьи типа рассматриваемой, и активно ведущаяся критика проекта политической реформы. Тут уж не для того, чтобы напоминать «народной власти» о закрывающихся школах, учитывая, что такие напоминания ей неприятны. Тем временем правозащитную проблематику более или менее успешно перехватывают бывшие партии власти.

И мотивация значительной части подписантов открытого письма (в контексте обвинений г-жи Сухоруковой), и правозащитные аспекты проблемы русского языка в Украине заслуживают более подробного рассмотрения. Попытку такого рассмотрения я предпринял в статье, опубликованной в газете «День» (№ 25 за этот год), которую прошу рассматривать как приложение к этому письму. Динамика ликвидации школ с русским языком обучения за годы независимости Украины видна из прилагаемой таблицы.

С уважением,

Михаил Белецкий, канд. ф.-м. н., политолог

Уровень украинизации школьного образования в различных регионах Украины

Число школьников – в зависимости от языка обучения (%)

Районы Украины

Данные по годам (%)

1991

1992-1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003-04

Запад – центр (17 регионов):
укр. язык обучения

61

 –

 88

89.3

91

93.6

95

96

96.5

97.2

Рус. язык обучения

~ 38

 –

11

9.7

8.5

5.6

4.6

3.8

3.4

2.7

Юго-восток (10 регионов): укр. язык обучения

22.5

 –

29.2

31.5

33.8

37

40

44

46.5

49

русский язык обучения

77.5

 –

70.5

68.2

65.7

63

60

56

53.5

50.5

Юг (без АРК)
Одесская область:
укр. язык обучения

 –

 –

35

37

40

45

49

53.5

57

61

Рус. язык обучения

65

62.5

60

55

51

47

43

39

Николаевская область: укр. язык обучения

 –

 –

58

62

66

70

74

77

80,5

83

Рус. язык обучения

 –

 –

41,5

38

34

30

25,5

23

19

16,5

Херсонская область:
укр. язык обучения

 –

 –

65

68

70

73

76

78,5

81

83

Рус. язык обучения

 –

 –

35

32

29,5

27

24

21,5

19

18,5

Днепропетровская область 
укр. язык обучения

 –

 –

50

55

59

63,5

67,5

72

74

75,5

Рус. язык обучения

 –

 –

50

45

41

36,5

32,5

28

26

24,5

Запорожская область:
укр. язык обучения

 –

 –

33,5

36

39

41

45

48

51

54

Рус. язык обучения

 –

 –

66,5

64

61

59

55

52

49

46

Донецкая область:
укр. язык обучения

 –

 –

8

9

11

13,5

14

16,5

19

22

Рус. язык обучения

 –

 –

92

91

89

86,5

86

83,5

81

78

Луганская область:
укр. язык обучения

 –

 –

10

12

13,5

15

17

20

23

26

Рус. язык обучения

 -

 –

90

88

86,5

85

83

80

77

74

Харьковская область:
укр. язык обучения

 –

 –

40

43

47

50

55

59

62

65

Рус. язык обучения

 –

 –

60

57

53

50

45

41

38

35

Сумская область:
укр. язык обучения

 –

 –

68

71

76

80

83

86

89

91

Рус. язык обучения

 –

 –

32

29

24

20

17

14

11

9

Киев:
укр. язык обучения

45

 –

78

82

87

91

93?5

94,5

95

95,3

Рус. язык обучения

55

 –

22

18

13

9

6,5

5,5

5

4,7

Вся Украина:
укр. язык обучения

45

 –

60

62,7

65

67,5

70,3

72,5

73,8

75,1

Рус. язык обучения

54

 –

39,2

36,5

34,4

31,8

28,9

29,6

25,3

23,9


Таблицы подготовлены сотрудниками Украинского филиала Международного института гуманитарно-политических исследований (директор В. Малинкович) на основании данных статистических сборников и бюллетеней Министерства науки и образования Украины, 2001-2004 гг.

Как свидетельствуют данные, приведенные в таблице, школьное образование в западных и центральных регионах, а также в столице почти полностью украинизировано. В Донбассе и Запорожской области процент украинизации школ приблизительно соответствует проценту граждан этого региона, считающих своим родным языком русский язык. В Крыму подавляющее большинство школьников получает образование на русском языке.

Фронт украинизации сейчас проходит по диагонали: Харьков – Днепропетровск – Одесса. Если процесс украинизации школ будет развиваться нынешними темпами, через несколько лет среднее образование во всех регионах Украины, кроме Донбасса и Крыма, фактически будет украинизировано.

Комментарий «ПЛ»:
Прежде всего, я хочу поблагодарить г-на Белецкого за замеченную ошибку. Конечно же в статье вместо «русского человека», было «русского языка». Именно под таким названием: Открытое письмо в защиту чести и достоинства русского языка». Оно появилось в харьковской периодике. Досадная опечатка, конечно, искажает смысл абзаца, но не всей статьи. Ведь из контекста видно, что речь идет не о проблеме русского языка, а о проблеме нашего восприятия действительности. Проблеме, которая расколола на президентских выборах интеллигенцию. К сожалению, по странным причинам. Что касается остального, то я не интегральный националист, а дифференциальный. Я не могу сосчитать все свои национальности на пальцах одной руки. И отношусь к национализму – любому – как к тяжелой болезни или как к атавизму – вроде хвоста. Так что упрек не по адресу.

А то, что Вы почувствовали себя уязвленным – то я тоже почувствовала себя уязвленной – не только за себя, а за всех авторов «Обращения украинской интеллигенции к русскоязычным гражданам» от 17.11.04. Ни Мирона Петровского, ни остальных, подписавших обращение уж никак не заподозрить в неуважении к русскому языку и культуре. И в письме, которое Вы подписали, возможно, невнимательно его прочитав, речь идет о выборах и о власти. Мирон Петровский, Андрей Курков и другие говорят о естественных приоритетах: о том, что сейчас жизненно необходимо для страны, и о том, что можно решить после выборов. Им было совершенно понятно, как понятно и мне, что мы во время выборов стояли на краю катастрофы, которая помимо потери Украиной государственности (в лучшем случае – самостоятельности) лишила бы всех нас какой бы то ни было надежды жить в демократической стране на многие годы. Это не нужно доказывать. Те, кто этого не понимают, просто слепы и глухи. Ведь не заметить абсолютного пренебрежения прежней власти к правам личности невозможно.

Я очень люблю русскую культуру (как, впрочем, и украинскую, и культуру вообще). Но я не люблю, когда анекдот – «Если у вас болят руки, ноги, спина и голова, если вы задыхаетесь, если вы испытываете одновременно голод и жажду – пожалуйста, подпишите признание» - является нашей повседневной реальностью.

Сам анекдот подтверждение того, что такое обращение с гражданами – система. Но системными и систематическими были не только пытки в милиции. Права человека прежняя власть, ее чиновники, нарушала всегда и постоянно, и плевать хотела на весь мир. В масштабе коррупции и вмешательства государства во все сферы жизни мы отставали разве что от России и Беларуси. А по вранью, которое лилось с телеэкранов, опережали всех.

Неужели Вам, математику и политологу, было непонятно, что эту власть нужно менять? И я ни за что не поверю, что и Вы, и другие, подписавшие «открытое письмо», не видят, что нынешняя команда отличается от прежней, как день от ночи. И, прежде всего, тем, что мы можем бороться за свои права – языковые, культурные, гражданские, политические.

Ни один правозащитник не станет апологетом новой власти. «Хорошей» власти не бывает вообще. Но, выбирая новую власть, граждане выбирали возможность участвовать в общественной жизни, а не испуганно созерцать драку бандитских кланов и таинственные убийства оппозиционеров.

Да, за все нужно бороться. Вот почему в развитых демократиях правозащитных организаций на порядок больше, чем в Украине – и всем находится работа.

Вот почему первыми критиками новой власти – стали сотрудники ХПГ, которые увидели в том, что новая власть использует незаконные грифы «не для печати» и «Опубликованию не подлежит» – рецидивы старого подхода к закону, которым можно было вертеть как хвостом.

Мы будем критиковать новую власть, если она будет нарушать законы – и это нормально. Именно за возможность участвовать в жизни страны и боролись те, кто вышли на площади между двумя турами переголосования, в драматический момент, похожий на фильм ужасов: отравление, избиения, убийства, не говоря уже о таких мелочах, как тотальная фальсификация результатов выборов. Как говорится – достали. Может быть, Вас – нет? Может быть для тех, кто подписал письмо, никаких других проблем, кроме проблемы русского языка, не существует? Тогда мы живем в разных измерениях. На каком основании Вы и те, кто думает, так как Вы, считаете, что представитель прежней власти выполнил бы свои обещания в отношении русского языка, если за 10 лет существования этой власти с языком произошло все, о чем Вы пишете? Но происходило это не только с русским языком и культурой. Вряд ли Вы найдете в Харькове, в газетных киосках украинскую периодику. Вряд ли, за исключением одного-двух книжных магазинов на весь полутора миллионный город, сможете купить украинскую классику. И чем дальше на юг и восток – тем хуже ситуация с украинским языком. Особенно мало украинских школ и украинской литературы, в том числе и периодики, в Крыму. Это Вас не волнует? Но ведь – везде и на востоке Украины, и на юге – есть украиноговорящие граждане, которые могут об украинском языке сказать то же самое, что Вы о русском? Не значит ли это, что власть – та, что была, равнодушна к любой культуре? А та власть, которая ее сменила, себя еще никак не проявила. И как она себя проявит – будет зависеть от нас. Во всяком случае, отстаивать свои взгляды, пытаться повлиять на действия власти мы теперь можем.

В Харькове, например, есть энтузиасты, создавшие гуманитарный лицей «Очаг». У выпускников этого лицея не будет проблем ни с русским языком, ни с украинским. Они привыкли к диалогу культур, а значит к исконной толерантности. Не мешало бы нам с Вами этому научиться, правда?

Теперь, что касается приведенной вами статистики. Как сказал Марк Твен: «Есть ложь, большая ложь и статистика». Цифры украинизации школ юго-востока Украины сами по себе ни о чем не свидетельствуют. И в Харькове, и во многих других городах с русскоговорящим населением «украинскость» той или иной школы может означать только написанное на украинском языке расписание уроков, несколько дополнительных уроков украинского (вместо русского) и преподавание всех или почти всех предметов на русском языке. В этом случае дети учатся писать на одном языке – украинском, а говорят на другом – русском. При этом часто учебники украинского языка, залежавшиеся в библиотеках еще с брежневских времен, и дети недоуменно спрашивают: «Почему так часто в украинских учебниках о каком-то Ленине – он что, президент?» Этот пример одинаково характеризует состояние и с обучением языку (в данном случае – украинскому), и истории. Да и вообще весь гуманитарный цикл в обычных рядовых школах из рук вон плох.

Дети, которые в Харькове учатся в «украинских» школах, или закончили их, не могут найти ни украинской или хотя бы украиноязычной периодики, ни научной литературы в необходимом количестве. А дети, которые закончили русские школы, как правило, вынуждены дополнительно заниматься, чтобы написать диктант на украинском языке при сдаче вступительных экзаменов в ВУЗы.

А Вас не смущают бесконечные русскоязычные и ксенофобские по содержанию сериалы, которые транслируют ведущие телеканалы Украины? Все эти «Братья 1, 2» и прочие, в которых украинцы, евреи, чеченцы и т.д. просто - нелюди? А трактовка исторических событий в некоторых учебниках для подготовки в ВУЗы, авторы которых успевают совместить любовь к СССР и ярко выраженную антиукраинскую направленность? Каких только культурологических извращений ни напечатано в наше время, впрочем, предыдущие времена были не лучше в этом смысле…

И если бы уважаемые подписанты письма поставили вопрос так: «Открытое письмо в защиту чести и достоинства культуры в Украине» и не стали бы соотносить это с выборами (никак не могу понять: где имение, а где наводнение), я сама бы под таким письмом подписалась.

И это тема даже не одного письма, а большой общественной полемики, в которой я бы предложила принять участие всем, кто неравнодушен к тому, какой культурный суррогат наполняет головы наших школьников и студентов, какой уровень мышления задает наше образование.

Но ведь и моя статья, и письмо моих уважаемых оппонентов – не об этом, а о выборах и выборе – только под разными углами зрения.

Еще раз благодарю за замеченную опечатку.

Инна Сухорукова


Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори