пошук  
версія для друку
Діяльність › Кампанії
29.04.2005 | Светлана Шекера, г.Харьков

За харьковских милиционеров заплатит Украина

   

От побоев до решения Евросуда – пять лет. Два с половиной года Афанасьев потратил на «хождения по мукам» украинского правосудия. Еще столько же времени заняла переписка со Страсбургским судом и рассмотрение дела. Алексея Афанасьева избили в марте 2000-го. Сотрудники милиции задержали 35-летнего предпринимателя по подозрению в мошенничестве. Как утверждает сам Афанасьев, в Киевском райотделе на него надели наручники, а для того, чтобы охотнее признавался, избили. Под давлением милиционеров Афанасьев подписал все бумаги. Через три дня на основании этих показаний ему предъявили обвинение, но выпустили под подписку о невыезде. Из райотдела Афанасьев попал не домой, а в больницу. Врачи зафиксировали многочисленные телесные повреждения: синяки, ушибы и травму уха, из-за которой наступила частичная глухота. Судебно-медицинская экспертиза подтвердила, что дата нанесения побоев совпадает со временем, когда Афанасьев находился в райотделе. Через месяц, выйдя из больницы, Афанасьев отправился в прокуратуру. По словам его адвоката Аркадия Бущенко, подзащитный подал заявление с просьбой возбудить уголовное дело, расследовать обстоятельства его избиения и наказать виновных работников милиции. В прокуратуре Киевского района Харькова Афанасьеву отказали, сославшись на «отсутствие состава преступления». Однако, как значится в материалах дела, после жалобы Афанасьева милиционеров все же вызывали в прокуратуру, чтобы «опросить».

– Милиционеры, конечно же, говорили, что мы тут ни при чем. Он нас оговаривает, потому что он привлекается к уголовной ответственности и хочет уйти от наказания, – рассказывает Бущенко.

Дальше «дело Афанасьева» начало «кружить» от прокурора к прокурору, его то открывали, то закрывали. Фактически расследование дела началось год спустя после инцидента, когда шансов на то, что будут найдены какие-то существенные доказательства, почти не оставалось. Были назначены новые экспертизы. Вторая телесных повреждений не обнаружила. А третья, которую проводили специалисты Киевского главного бюро судебно-медицинских экспертиз, подтвердила, что побои все-таки были.

– Все это продолжалось достаточно долгое время, – говорит адвокат. – И продолжается до сих пор, потому что у меня нет сведений о том, что расследование этого дела завершено и есть какой-то результат или нет результата. Во всяком случае, ни у меня, ни у Афанасьева такой информации нет.

В Европейский Cуд по правам человека Афанасьев, по его собственному признанию, обратился «от безнадеги», отчаявшись добиться хотя бы судебного рассмотрения дела в Украине. В сентябре 2002 года Алексей и его адвокат подали жалобу в Европейский Cуд, с несколькими сотнями документов в качестве доказательств в придачу.

В заявлении, отправленном в Страсбург, Афанасьев обвинял Украину в нарушении Европейской конвенции о защите прав человека («жестокое обращение с человеком, находящимся под стражей, и отсутствие эффективных способов правовой защиты»). Переписка с Евросудом продолжалась два с половиной года. Правозащитники говорят, что для таких дел это вовсе не много.

В итоге Евросуд признал, что Афанасьева избили в милиции, и присудил ему компенсацию — так называемое «справедливое возмещение». Если правительство не обжалует решение, Украина в трехмесячный срок должна выплатить своему гражданину Алексею Афанасьеву 8 тысяч евро (6,5 тысяч компенсации за моральный ущерб и 1,5 тысячи судебных издержек). Правозащитники не сомневаются, что деньги эти Афанасьев получит. Случаев, чтобы государство не выполняло решений Евросуда, в Украине еще не было.

Сам Афанасьев вердиктом страсбургских судей доволен: «Слава богу, что наказали страну. А там она пусть сама думает, что ей дальше делать. Но было бы гораздо лучше, если бы наказали милиционеров. Я больше и обращаться никуда не буду, на девяносто процентов уверен, что милиционеров не накажут. А таких случаев, как у меня – масса».

По словам правоохранителей, решение Европейского Суда на наказание виновных повлиять никак не может. По словам начальника службы внутренней безопасности областного УВД Константина Маслия, если есть постановление прокурора – отказать в возбуждении уголовного дела, никаких собственных расследований его ведомство проводить не может.

– А заниматься частным сыском я не имею права, – говорит Маслий.

«Дело Афанасьева» создало прецедент. Впервые суд такого высокого уровня фактически признал насилие со стороны сотрудников украинских правоохранительных органов. По данным харьковских правозащитников, рассмотрения в Евросуде ожидают еще как минимум 40 подобных жалоб.

МГ «Объектив»

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори