пошук  
версія для друку
07.05.2005 | Аркадий Генкин

Константин Маслий: “Любая кампания никогда не приводила ни к чему хорошему”. Разговор с милиционером

   

Общеизвестно, что коррупция как явление многие тысячи лет живет и здравствует — практически при любом политическом режиме, при любой власти, при любой идеологии. Более того, считается, что коррупция — более фундаментальное понятие, нежели государство.

Сегодня, надо полагать, новый министр внутренних дел Юрий Луценко лучше, чем пару месяцев назад, понимает, что такое коммерциализированная милиция, в которой обесценились (точнее — имеют твердую стоимость) звания и награды. Где многие кадровые вопросы запросто решают вчерашние авторитеты. Где у сотрудников выработался совершенно четкий рефлекс: без указания свыше “крутых” трогать нельзя ни при каких обстоятельствах. Где зачастую милицейские полковники дружат семьями с теми, кого сравнительно недавно “закрывали”, ведут с ними общий бизнес. А служба внутренней безопасности бессильно констатирует “порочащие связи” милицейских начальников… Впрочем, сейчас в Украине вновь говорят об операции “Чистые руки”.

— Любая кампания никогда не приводила ни к чему хорошему, — говорит начальник управления внутренней безопасности Харьковского областного УМВДУ Константин Маслий. — Разве мы не видели последствий борьбы с пьянством? Разве мы только в этом году начали бороться с коррупцией и “оборотнями в погонах”? Только в прошлом году по материалам нашего управления было возбуждено 19 уголовных дел. Большая их часть уже рассмотрена в судах. К пяти годам лишения свободы был приговорен следователь из Купянска. На такой же срок были осуждены следователь, торговавший наркотиками, и бывший сотрудник милиции, принимавший участие в торговле газолином. Шесть протоколов о фактах коррупции завершились штрафами и запрещением занимать определенные должности…

— В распоряжении правоохранительных органов всегда имелось много информации о “шалостях” начальников разного уровня. Однако…

— Неоднократно предпринимались попытки реализовать эту информацию, возбуждать уголовные дела… И мы за это сразу же “получали по ушам”. Бывали и более крупные неприятности. Поверьте мне, многое сегодня выглядело бы иначе, если бы в свое время был дан законный ход тем материалам, которые у нас имелись.

— Надо полагать, Константин Владимирович, сейчас у вас появилась возможность достать старые материалы из сейфа?

— Достаем. Они рассматриваются, принимаются во внимание…

— Следовательно, мы скоро услышим о злоупотреблениях, торговле должностями и других позорных вещах, которые, рассказывают, стали повседневной практикой в милиции?

— Ангелов можно встретить только на небесах. И не милиционеры ввели такие безобразия в практику. Все то, о чем вы говорите, стало следствием серьезных извращений в общегосударственной политике…

— И сейчас вы прозрели?

— Как вы считаете, почему милиция так пассивно вела себя во время оранжевой революции?

— Прагматизм, нежелание вмешиваться…

— Возможно. А может быть, люди увидели, что им не за что бороться? И чем быстрее старая власть завалится, тем лучше? Я прекрасно видел опасности, которые ждали всех нас в случае победы Виктора Ющенко. И предвидел многие весьма экзотические назначения. Мой прогноз продолжительности всех этих сумбурных событий — четыре месяца. За это время можно не только наделать глупостей, но и исправить ситуацию…

— Уйдут генералы и полковники, на их место придут майоры и капитаны… Что изменится, Константин Владимирович?

— Есть неписаные, но хорошо известные кадровые законы, которые действуют при любой власти. Если говорить о милиции, ее подразделениях… В идеале, они должны быть укомплектованы на треть опытными сотрудниками, на треть — “средними”, а на оставшуюся треть — молодыми специалистами. Кто-то должен преследовать преступников и сидеть в засадах. А кто-то — сидеть в кабинете и анализировать. У нас эта схема давно не работает. Сейчас у нас, в основном, работают сотрудники, имеющие стаж работы до 5 лет. А иногда — и того меньше… Судя по первым назначениям в системе МВД, новый министр прислушивается к советам опытных коллег…

— Никто не говорит, что все милиционеры глупы. Более того, часть из них прекрасно совмещает основную работу с бизнесом. Не официально, конечно же, — прикрываясь родственниками...

— Почему дети милиционера обязательно должны становиться милиционерами? А почему не предпринимателями? Лично я не представляю себе реальных и законных рычагов влияния на эту ситуацию. Милицейское “крышевание” бизнеса? И здесь могут быть нюансы. Если сотрудник милиции создает проблемы в работе конкурентов — за это нужно наказывать. А если он вмешается при появлении рэкетира — это совсем иное…

— При появлении рэкетиров милиция всегда должна вмешиваться…

— Вы отлично понимаете, что я имею в виду. Всегда существуют морально-этические нюансы. И не только в милицейской практике. Вспомните прошедшие в регионе события. Конечно же, не просто перешагнуть из одной политической эпохи в другую. (Хотя для кого-то это вполне нормальный процесс). Бесспорно, заслужил неприятности своим поведением в последнее время наш экс-губернатор Евгений Кушнарев. Но вызывает много вопросов процесс его устранения от руководства областным советом. Разве депутаты раньше не видели его ныне осуждаемые действия? Я бы не говорил на эту тему, если бы экс-глава облсовета был смещен, скажем, 30 голосами. При десятке воздержавшихся. Но не столь дружным единогласным голосованием.

— Вспомните, Константин Владимирович, старую истину: “В политике нет друзей, есть только интересы”…

— И все же…

(“Время”, г. Харьков, №20, 22 февраля 2005 г.)
Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори