пошук  
версія для друку
07.05.2005

"Моего сына хотят сгноить в психушке"

   

Здравствуйте, уважаемая редакция!

Обращаюсь к вам с жалобой на работников прокуратуры г. Геническа, Херсонской области. Я пенсионерка и у меня есть сын — инвалид II группы — Миргород Александр Викторович, 1965 г. р. Служил он на Дальнем Востоке, а когда вернулся из армии, у него иногда начинала болеть голова. Когда я спрашивала, почему это она у тебя болит, он говорил, что его в армии били по голове.

Потом он поехал в Херсон, поступил в училище на телемастера, отлично его закончил и уехал в Запорожье работать на заводе, где делают магнитофоны. Не прошло и года, как он попал в психиатрическую больницу в Запорожье, а когда я приехала туда, сын рассказал, что все забывает и плохо соображает. Я его забрала домой. С тех пор прошло немало времени, и теперь он вновь нуждается в лечении. Пенсию долго не назначали, и только третий год как стали выплачивать.

А в прошлом году у нас случилась беда. 1 февраля 2004 года рано утром соседка подошла к калитке и сказала: "Оля, ночью в полчетвертого приехала из Феодосии ко мне племянница и по дороге ее ограбили — забрали 900 гривен".

У соседки есть сын, и он сказал, что, может быть, ее ограбил мой Саша. Пока я разговаривала с соседкой, во двор вышел мой сын, а соседка позвала свою племянницу, и та сказала, что это не он ее ограбил. Тем временем соседский сын Айдер пошел заявлять в милицию. Приехала милиция и правоохранители сперва пошли к соседям, а потом — к нам. Перевернув все в доме, они забрали Сашины документы, а его самого отвезли в Геническ.

Я объяснила, что сын все время был дома. Мне пообещали, что во всем разберутся, но на пятый день сына отвезли в Херсон и поместили в психушку, а через 1,5 месяца меня и соседскую племянницу вызвали в Геническ в суд.

Меня расспросили о Саше, а пострадавшая из Феодосии так и не приехала. Через месяц нас опять вызвали, первой попросили зайти пострадавшую. Минут через 20 она вышла и ушла, а я ожидала в коридоре, потом зашла сама. Секретарь сказала: "Вы свободны". "А как же мой сын?" — спросила я. Мне ответили, что будет проведена какая-то повторная экспертиза. Потом я еще несколько раз приезжала за решением суда, а судья Бондарь просила не мешать ей работать...

Мой Саша до сих пор находится в Херсоне в психиатрической больнице и говорит мне, что все должно хорошо закончиться, ибо он не преступник. Но вот уже прошел год, как Саша находится в больнице, ни разу не побыл на улице, ни разу не подышал свежим воздухом. За что нам такое наказание? Через 2 месяца Саше исполнится 40 лет, он не был судим, на учете в милиции не состоял. Уважаемая редакция, я не знаю куда обращаться, чтобы моего сына освободили из психушки?..

Ольга Миргород, из пгт Новоалексеевка,

Генического района, Херсонской области

("Правда Украины", 2005.03.10
Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль