пошук  
версія для друку
09.05.2005

“Бывало, соберешь в кучу всех, мобилизуешь, и горы сворачивают...”

   

О работе кировоградского телевидения “УЦ” пишет нередко. Хвалебных статей не припомню — все больше критика. Вот и в этом году мы опубликовали уже два нелицеприятных для руководства и многих работников областной государственной телерадиокомпании материала. Иная точка зрения на проблему не была представлена по объективным причинам — генеральный директор КОГТРК Сергей Омельчук находился в отпуске (кстати, впервые за четыре года). В первый же день после выхода на работу мы встретились с Сергеем Ивановичем по его просьбе. Поговорить было о чем.

Беседовал Борис Казаков, “УЦ

— Вы, как мы знаем, читали статьи в “УЦ” о вашей телекомпании?

— Читал. Хотите, чтобы я оправдывался? Оправдываться не буду, мне не в чем.

— Большинство кировоградцев считает, что обл-ТВ далеко не лучшим образом освещало прошедшую президентскую кампанию — однобоко и предвзято. Многие значимые события — например, приезд одного из самых реальных претендентов на главный пост, самый массовый за всю историю Кировограда митинг в поддержку Ющенко — просто игнорировались. Почему?

— Мы, как и любое другое СМИ, имеем право освещать то, что считаем нужным, иметь свое видение происходящего. Плюс надо учитывать нашу специфику. Что представляет собой облгостелерадиокомпания? Составляющую, структурное подразделение Гостелерадио Украины. Работаем мы системно, не хаотично. Основой для нашей работы является государственный заказ, неотъемлемой частью которого является тематический план. План, который доводится нам и за который нам платятся деньги, является для нас как бы Библией.

Были выборы — напряженные, нестандартные, интересные. Я не буду выдавливать из вашего читателя слезу, рассказывая, как нам было тяжело, но должен сказать, что государственные телекомпании были поставлены в определенные рамки нашим учредителем, который нас нацеливал, чтобы мы не отдавали предпочтение никому из кандидатов.

Я прекрасно помню первый визит Ющенко. У нас была информация о приезде Виктора Андреевича, я проинформировал своих, направил людей на площадь Хмельницкого. Потом сообщают — нет, это будет площадь Кирова. Мы поинтересовались в горисполкоме, получено ли разрешение. Нет. Напомню, что мы государственная, очень дисциплинированная, очень законопослушная структура. И мы узнаем, что кандидат в президенты и его штаб нарушают закон и заявляют: нам запрещают, а мы все равно пойдем. Я понимаю — революционная целесообразность. Но нас возмутило, как такой законопослушный кандидат нарушает закон, — ведь есть постановление горисполкома, что все митинги проходят на площади Богдана Хмельницкого. Мы освещали визиты Виктора Андреевича ли, Виктора Федоровича ли, Петра Николаевича, Александра Александровича ли. Но тот приезд не стали освещать, потому что мы бы освещали событие, которое нарушает закон. Мы и впредь ни на йоту, даже если это будет революционная целесообразность, нарушать закон не будем. Это я говорю себе, своим коллегам и своему возможному сменщику.

Теперь вопрос с точки зрения журналистики. Да, произошло неординарное событие в самом центре города. Согласен, подошли несколько однобоко. Но это, опять же, не наша самодеятельность. Это уже потом вышло постановление Госкомитета о всестороннем освещении выборов, пошли нормальные репортажи, мы все стали освещать, не давая никаких оценок, стало легче работать.

Я думаю, все отметили, что это была наша изначальная категорическая позиция, — информацию, которая будет дискредитировать кого-либо из кандидатов, независимо от того, из какого лагеря нам ее принесут, мы размещать не будем. И мы не размещали, хотя предложения были. Нейтральные, информационные материалы о кандидатах мы после заключения соответствующих договоров крутили.

— Представляю картину где-то через полгода. Включаю “День за днем”, а там — великие свершения Президента Ющенко, грандиозные достижения правительства Тимошенко, славные деяния нового губернатора — и при этом словосочетания типа “Партия Регионов” или “Виктор Янукович” под запретом. Так и будет?

— Однозначно нет. Не потому, что я такой Нострадамус или Глоба. Я внимательно слушал нового Президента. Я очень хочу, чтобы его заверения на Майдане о свободе и демократии не оказались пустым звуком. Я лично знаю его с 92-го года, он был частым гостем в программах “Незалежнiсть” и “Банкир”, которые я вел на Украинском радио. Он, по его словам, четко стоит на букве и духе закона.

Да, есть у нас такая традиция: появляется новый хозяин — и все его вчерашние противники вдруг резко становятся друзьями (кстати, как только он уходит, они сразу исчезают). Дай Бог, чтобы она ушла раз и навсегда. Дай Бог, чтобы новый губернатор взял самое лучшее, что было у прежних, и не взял худшее, что у них было. Не потому, что те были плохими людьми, а потому, что ими так рулила система. Если мне новый губернатор скажет: “Что вы творите, что это за люди у вас в эфире! На ковер ко мне!” — то я решу, что оранжевая революция закончилась. А если услышу: “Зайдите, Сергей Иванович, давайте посоветуемся: вот есть проблема, тема, которую, хотелось бы, чтобы подняла, донесла до зрителя компания”, — тогда я скажу, что все произошедшее в Киеве важно и серьезно. Если этот дух останется, то я только “за”. А если поменяются только люди и нас по-прежнему будут нагибать и заставлять восхвалять, — то эта революция ничего не сделала для журналистики.

— Как вы оцениваете собственные шансы остаться на руководящем посту?

— Во-первых, у меня есть контракт, продленный до 2010 года. Я нахожусь под защитой “Закона о труде”. Буду или не буду - меня меньше всего волнует, я за свое место никогда не держался. Я журналист, у меня хорошая профессия, которая прокормит в нашей стране. В то же время у меня есть обязательства и планы.

Помните, как у Экзюпери: “Мы в ответе за тех, кого приручили”? Я не приручал никого, конечно, но ответственность за людей несу. За четыре года руководства я пытался ничего не разрушить, я создавал — это моя природа, мой характер. Не говорю, какой компания была четыре года назад, это некорректно, я говорю о том, какой она стала сегодня. Я в основном занимался не программным наполнением эфира, другим. Я создавал условия, чтобы все интересные идеи моих коллег были реализованы. Придя, я увидел очень устаревшую технологию. У нас было пять форматов телетехники (специалисты поймут, что это). У нас работали на печатных машинках “Ятрань”, на видеомагнитофонах тридцатилетнего возраста, у нас было всего три цифровых камеры. У нас не было своей сети распространения сигнала, мы работали на сети УТ-3, которую потом получил “Интер” и всех убрал. Вы понимаете, не имея своей сети, приходится идти на поклон к другим, работать под диктовку чужих условий и прочее.

И я сказал, что буду делать все для получения собственной сети распространения. И на сегодня лицензионно мы ее имеем. У нас есть лицензия на 15 частот, которая примерно соответствует тому, что мы имели у “Интера”, то есть, когда заработают все передатчики (сейчас работает уже семь), мы накроем где-то 95 процентов территории области.

Все у нас обеспечены современными компьютерами, у нас новые современные камеры и оборудование, мы практически полностью перешли на “цифру”, в планах покупка в этом году новой студии, на “Радии” нам монтируют новую ПТС.

Мы поменяли структуру. Раньше все ТРК работали по принципу райкома партии, — был отдел промышленности, сельского хозяйства, спорта и т. д. И параллельно то же самое на радио. Такая структура устарела. Мы создали другую, взяв за основу принцип функциональности. ТРК производит два типа продукта — оперативный, то есть новости, и неоперативный, тематические передачи. Мы смешали людей ТВ и радио. Всех, кто работает в новостях там и там, мы объединили. Ведь нет новостей для ТВ, новостей для облрадио и новостей для нашей FM-станции “Скифия-Центр”. Они - одни. Поэтому должен быть один хозяин в новостях. И один хозяин для тематических программ.

— Многие винят вас в неоперативности — нередко новости понедельника идут во вторник. Почему другие успевают вовремя?

— Согласен. На первом же после отпуска собрании я всем сказал — этот год объявляется годом качества. Я человек системный, не доделав одного, не бросаюсь на другое. Выполнены поставленные ранее задачи - переходим к следующим. Я не допущу, чтобы наши новости отставали. Не будет отставания на три дня, когда что-то произошло в пятницу, а мы только в понедельник показали. Хоть одной строкой, в устном сообщении с экрана, но информация должна быть оперативно донесена. К тому же, скажу откровенно, теперь у нас развязаны руки. Традиционная обязаловка, типа сопровождения первых лиц повсюду, пресс-конференций в облгосадминистрации... Эти материалы будут. Но уже не обязательно первыми и главными. Мышление наших журналистов еще надо менять, сама верстка информвыпусков будет пересмотрена.

— Ну а новые программы хоть будут?

— Нас обвиняют в отсутствии таковых, свои же коллеги тоже. Где программы? Я отвечаю — ребята, да делайте! Приходите, предлагайте. Но не идет никто почему-то. Большие программы очень специфичны. Сделать политическую программу (очень хотелось бы такую иметь) в Киеве гораздо проще, чем в Кировограде! Нардепа или министра проще зазвать, чем нашего местного политика. Да и привлечь людей, которые делали бы программы дискуссионного плана, сложно.

— Отсюда вытекает вопрос: а кто будет делать новое телевидение, кадры где брать? На вашу зарплату не всякий журналист позарится...

— Да, гостелевидение находится в прокрустовом ложе. Мы приравнены к госслужащим. Для будущей пенсии это отлично, она выше. А вот для зарплаты... Мы сейчас повышаем на 10 процентов зарплату журналистам, потом еще, еще. Но. Я бы рад платить тысячу гривен. Или полторы. Но определяем цифры не мы, даже доплату к окладу по закону я не могу больше 50 процентов сделать. А гонорар как стимулятор творческой мысли у нас превратился в фикцию. Платить человеку три гривни за телерепортаж — это позор. Но в бюджете 2005 уже предусмотрены значительные деньги на увеличение гонораров. Сейчас просто начало года, это всегда мертвый сезон, денег пока нет. Но вскоре гонорары увеличатся существенно.

Зарабатываем большинство дополнительных средств мы на выборах, так что ждем следующих. Мы изменим подход к рекламной деятельности, он меня не удовлетворяет. Ищем спонсоров под проекты. Зарплата у нас будет расти — такая задача стоит, и мы не сидим сложа руки.

А так потенциал у многих наших работников высокий. Но почему-то слишком многие инертны, требуется подхлестывать их, что ли. Знаю, что могут: бывало, соберешь в кучу всех, мобилизуешь, и горы сворачивают...

P.S. Эфир областного телевидения в прошлый понедельник просто поразил многих, коллег-журналистов в основном. На четвертый день после назначения нового губернатора Кировоградской области в новостной программе “День за днем” об этом не было сказано ни единого слова! И это о главном событии в жизни области! В новостной эфир понедельника вышли сюжеты о пятничном отчете КРУ, рекламная “нетленка” страховой кампании, пресс-конференция архивистов... Так, видимо, следует понимать слова Сергея Ивановича об оперативности информирования населения, а также о том, что “теперь у нас развязаны руки” и “традиционной обязаловки не будет”?

Несогласие вызывает и ряд других высказываний генерального директора. Нежелание освещать “событие, которое нарушает закон”, в качестве оправдания замалчивания происходящего выглядит, по меньшей мере, странно. Следуя этому критерию, под запретом показа были бы и захват заложников в Беслане и “Норд-Осте” или потасовки хоккеистов на площадке (хулиганство), я уж не говорю о программах типа “Криминал” на “Интере”. Видимо, исходя из этого же критерия, ОГТРК не показала жителям Кировоградщины весь тот беспредел, который творился в ходе первого и второго тура выборов на избирательных участках. Вне зоны досягаемости областного телевидения оказался находящийся через дорогу позорный 100-й терком...

Довольно пикантно выглядят и слова о “своем видении” происходящего. По-моему, чаще имело место просто абсолютное невидение значительного и важнейшего, и тут же пристальное высматривание крупиц смысла в показушной ерунде, зато политически корректной, с точки зрения кураторов областного ТВ. Кстати, о них, о кураторах — местных и столичных — Сергей Иванович тоже предпочел умолчать...

Относительно материалов с черным пиаром. Омельчук говорит, что отказывался от подобных. А как же тогда многочасовые эфиры с уже экс-кандидатом на тот момент Натальей Витренко, где с экрана в адрес вполне конкретного человека и поддержавших его людей звучали “фашист”, “красно-оранжевая чума”, “нацюги”, “бандеровцы”, “продажные наймиты” и прочая, и прочая?..

Много других вопросов возникает после ответов Сергея Ивановича еще больше, чем до приведенного интервью. Думается, разговор еще не окончен.

 («Украіна-Центр», м. Кіровоград, 11 лютого 2005 р.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори