пошук  
версія для друку
24.05.2005

Страна милицейских застенков

   

То, что в Бердянском городском отделе милиции пытают, известно многим. Во-первых, это отлично знают сотрудники милиции, которые это делают. Во-вторых, это знают те, кого пытали. В-третьих, это знают их родственники. Знает, наконец, прокуратура. Все знают и все молчат. Каждый по своим причинам.

Первые — потому что боятся расстаться со своими погонами, дающими им неограниченные полномочия и безнаказанность. А еще у некоторых из них есть надежные “крыши”. Вторые, в основном принадлежащие к категории “имеющих проблемы с законом”, боятся, что им “навесят” дополнительные дела. Третьи тоже боятся — за своих детей и внуков. Прокуратура “изучает” дела и отделывается “дисциплинарками”. Человек остается жертвой двух монстров: государства и государства в государстве — системы правоохранительных органов.

Учаcтники двух разных историй — 17-летний Саша Светков и 43-летний Василий Рындин — побывали в милицейских застенках Бердянского горотдела совсем недавно и впервые. Никто из них никогда не конфликтовал с законом.

История первая

Саша: “Они сказали мне лечь на пол, на живот, двое держали ноги, а третий бил ногами в пах”

Саша Светков 11 февраля пошел с друзьями в клуб “Челленджер”. Там они общались и пили пиво. Все было, как обычно, пока к ним не подошли четверо в штатском. После обыска Сашу забрали в горотдел милиции. Сейчас он находится в харьковской больнице по поводу гематомы правой почки.

— Когда я с друзьями был в клубе “Челленджер”, меня задержали работники милиции, которые мне не представились и свои документы не показали, — рассказал Саша нашей газете по телефону. — Они предложили пройти с ними в горотдел, причину задержания мне не объяснили. При задержании они нашли у меня брелок в виде патрона и предупредили, что если я его потеряю по дороге, то у меня будут неприятности. Я пошел с ними. Мы поднялись на третий этаж горотдела, в кабинет 319а. Меня посадили на стул, а работники милиции cели играть в карты. Это продолжалось около полутора часов, пока не пришла моя мама. Они ей сказали, что у меня очень большие проблемы, что у меня нашли боевой патрон и что надо что-то решать. Я так понял, что они намекали на взятку. Угрожали, что отправят письмо в училище, после чего я там больше учиться не буду. В итоге, ни о чем договориться не удалось. Они попросили мать, чтобы она подождала меня внизу. Когда она вышла, работники милиции сказали, что предупреждали меня о том, что если патрона не будет, у меня будут неприятности, а патрона у меня в карманах не оказалось. Еще до прихода матери милиционеры меня предупреждали, что раз у меня патрона нет, то они подложат мне настоящий патрон от автомата Калашникова. Меня стали бить.Когда меня били, в кабинете присутствовало четыре человека. Они сказали мне лечь на пол, на живот, двое держали ноги, а третий бил ногами в пах. Я после первого же удара скрутился, но они все равно держали мои ноги и продолжали избивать. Под конец один из них подошел и ударил в поясничную область. После этого мне сказали, чтобы я встал, отряхнул одежду от пыли, чтобы не осталось следов, и шел домой. Еще милиционеры изъяли у меня стартовый пакет на мобильный телефон, который так и не вернули. Когда я вышел, меня ждала мама и два моих друга. Я им сразу сказал, что меня только что избили.

Фамилии этих милиционеров я не знаю, могу только назвать их по именам, которые я слышал, пока они играли в карты. Точно знаю, что бил меня Андрей. После того как меня избили, мне было сложно ходить, я еле передвигался. Сейчас я лежу в харьковской больнице с диагнозом “гематома правой почки”.

Татьяна Маркова (мама Александра Светкова): “Я так поняла, что от меня требовали взятку за то, чтобы моего сына отпустили”

— Ко мне пришли на работу около 22.00 два работника правоохранительных органов, представились и сказали, что у моего сына большие проблемы. Я попросила объяснить, в чем дело. Они сказали, что у него нашли боевой патрон. Я сразу объяснила, что это не боевой патрон, а брелок. Саша нашел его, когда еще учился в школе, в нем не было пороха. Но они настаивали, чтобы я проследовала за ними в горотдел. Я была уверена, что ничего серьезного там нет, но с работы до 23.00 уйти не могла, поэтому сказала им, что подойду, как только освобожусь. После работы меня ждали Сашины друзья, которые в тот вечер были с ним. Мы вместе пошли в горотдел. Их не пустили, а мне сказали подняться в 319-й кабинет. Когда я туда зашла, то увидела, что в кабинете находится Саша и еще четыре работника правоохранительных органов: М., П., Ч. и Д. (Редакция располагает фамилиями сотрудников милиции. — от ред.). Милиционеры начали рассказывать мне, что у Саши будут большие проблемы из-за того патрона, который они якобы нашли, что они напишут письмо в училище, и Сашу оттуда выгонят, говорили, что они могут закрыть его в камере на три дня. Я так поняла, что от меня требовали взятку за то, чтобы моего сына отпустили. Я объяснила им, что Саша ничего противозаконного не сделал, что задерживать его не имеют права. Они поняли, что я не сдамся, и сказали, что им надо еще немного поговорить с Сашей и чтобы я ждала его внизу.

Саша вышел примерно через 30 минут. Вся его одежда была грязная, он шел с трудом, странно двигался, видно было, что у него что-то болело. Я сразу заметила, что что-то не так. Он сказал, что его избили, но подробности не рассказывал. Я не знала, что делать, ведь не возвращаться обратно к этим садистам? Мы пошли домой. Следы от побоев Саша не показывал, он не хотел, чтобы я волновалась. На следующий день Саша уехал в Харьков, а я решила, что так просто это не оставлю. Моего сына избили, а я должна терпеть? В тот же день я написала заявление в прокуратуру.

На следующий день я заметила, что за мной следят. Ко мне домой несколько раз приходили работники правоохранительных органов, но я дверь им не открывала.

Александр Нинов: “Саша не говорил мне о том, что его избили”

Знакомый Светкова Александр Нинов, который в тот вечер находился вместе с ним, рассказал газете, что он не понял, почему задержали Сашу:

— Мы были в “Челленджере”: я, Саша Светков и Сергей Бугаев. К нам подошли работники правоохранительных органов. Они представились, — рассказал Александр Нинов. — Потом Сергей Бугаев, который тоже был с нами, попросил их представиться еще раз, и они представились. Сначала обыскали Бугаева, потом Светкова. Меня не обыскивали. Сашу они задержали и отвели в горотдел, почему, нам не сказали. Мы зашли на работу к его маме, а потом вместе с ней пошли в милицию. Туда нас не пустили, и мы ждали на улице. Вышла Сашина мама и сказала, что Саша должен скоро выйти. Когда минут через 30 Саша вышел, мы пошли все вместе домой. Ничего о том, что его побили, он не говорил. Не говорил он об этом и на следующий день, когда мы провожали его на поезд в Харьков.

Исполняющий обязанности прокурора города Бердянска, младший советник юстиции Игорь Панасенко:

— 12 февраля 2005 года в прокуратуру Бердянска обратилась Маркова Татьяна Ивановна, мама несовершеннолетнего Александра Светкова, которого 11 февраля избили в одном из кабинетов горотдела милиции.

После ее заявления была проведена доследственная проверка, по результатам которой в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции Бердянского горотдела 22 февраля было отказано на основании статьи 6, пункт 2, Уголовно-процессуального кодекса Украины, то есть из-за отсутствия в их действиях состава преступления. Одновременно были установлены нарушения служебной дисциплины и несоблюдение законности при доставке несовершеннолетнего Светкова в помещение Бердянского горотдела со стороны ряда работников милиции. В их отношении 22 февраля прокуратурой города открыто дисциплинарное производство. В связи с неполнотой проверки, 23 февраля постановление помощника прокурора города Бердянска было отменено, и материалы направлены для проведения дополнительной проверки. В ходе дополнительной проверки достаточных данных о наличии у несовершеннолетнего Светкова телесных повреждений добыто не было. По предварительным данным судебно-медицинского эксперта Харьковской судебной лаборатории Владимира Кобы, который осматривал Светкова 16 февраля, внешних телесных повреждений зафиксировано не было. По требованию прокуратуры города руководством Бердянского горотдела была проведена служебная проверка действий работников милиции, доставлявших Светкова в горотдел. Материалы проверки представлены нам в прокуратуру. Также была представлена распечатка информации, которая была размещена в Интернете студенткой четвертого курса Национальной юридической академии, сестрой несовершеннолетнего Светкова, Светковой Викторией. Помимо этого, она с 10 января по 1 февраля в этом году должна была проходить производственную практику в прокуратуре Бердянска. Однако, по не известным мне причинам, практику не проходила. В ходе дополнительной проверки с учетом заявления Виктории Светковой о факте вымогательства взятки с ее мамы, о якобы установленном за ее мамой наблюдении со стороны неизвестных лиц будет принято дополнительно процессуальное решение в установленный законом срок. Решение было бы принято уже давно, если бы на то была добрая воля заявителя и ее сына, который в таком тяжелом, по их словам, состоянии, смог доехать до Харькова, и только через трое суток обратился к судебно-медицинским экспертам. Логика в их действиях, по моему мнению, отсутствует.

Милиционеры отрицают факт избиения и то, что они разговаривали со Светковым без матери

Встречу журналиста с сотрудниками горотдела: старшим лейтенантом Сергеем Д., старшим сержантом Вадимом П., старшим лейтенантом Андреем Ч. и старшим сержантом Михаилом М. — помогла организовать пресс-служба горотдела. Фотографироваться для газеты, а также записывать разговор на диктофон сотрудники отказались. Встреча проходила в присутствии заместителя начальника горотдела милиции по кадровым вопросам Александра Осадчего.

Как рассказали милиционеры, в тот вечер Светков был задержан ими исключительно в профилактических целях. Он вызвал подозрение как лицо, которое, возможно употребляет наркотики. Такое подозрение было вызвано тем, что милиционеры якобы слышали, как Светков предлагал своим друзьям покурить травку. При обыске наркотиков обнаружено не было. Но был обнаружен, по их мнению, учебный патрон.

— Мы их сами не обыскивали, а только попросили показать содержимое карманов, — рассказали милиционеры. — Стартового пакета, про который пишет сестра Светкова, у него не было.

Опасности патрон, по словам работников правоохранительных органов, не представлял. Но был интерес, откуда он взялся. Светков, по их словам, не смог внятно объяснить, где взял учебный патрон. Патрон у него не изымали. Светкову предложили пройти в горотдел для проведения профилактической беседы. Сообщили матери о том, что ее сын задержан, но она смогла прийти только через полчаса.

— Когда она пришла, мы начали в ее присутствии профилактическую беседу со Светковым, — рассказал Сергей Д., — но, увидев ее халатное отношение к судьбе сына, беседу прекратили. Потом мы сопроводили их двоих на первый этаж.

Милиционеры отрицают, что Светков после разговора в присутствии матери оставался с ними наедине.

— Просто люди решили отомстить нам за задержание и одним заявлением облили грязью всех работников горотдела, — говорят правоохранители. — Ведь не жалуются только на тех, кто ничего не делает. Такие мероприятия мы проводим более-менее регулярно, для того чтобы через таких, как Светков, можно было выйти на торговцев наркотиками и так далее.

Виновные уже наказаны?

Как рассказал газете заместитель начальника горотдела милиции по кадровым вопросам Александр Осадчий, приказ о наказании виновных уже подписан.

— Кадровый аппарат горотдела провел на месте проверку, — рассказал Александр Осадчий, — были вынесены наказания за нарушения учетно-регистрационной дисциплины и порядка пребывания граждан в органах внутренних дел. Постовой милиционер, который находился в то время на посту и должен был записать фамилию тех, кто приходил, наказан посредством дисциплинарного взыскания о неполном служебном соответствии. Помощник начальника, который в то время был оперативным дежурным, получил строгий выговор. Старший лейтенант Денисов, который был командиром взвода ППСМ, понижен до должности заместителя командира. С 1 по 30 марта у нас будет проходить аттестация, и мы будем решать вопрос о целесообразности пребывания его в органах внутренних дел.

Никаких других обвинений кадровый аппарат горотдела не рассматривал, так как у них нет для этого повода.

— Мама Светкова отказалась с нами беседовать, — рассказал Александр Осадчий. — У нас нет данных о том, обращался ли Светков в травматологическое отделение городской больницы. Также у нас нет заключения судебно-медицинской экспертизы о состоянии его здоровья. Если бы они сразу обратились, то этот конфликт был бы решен.

История вторая

Василий: “Меня били руками по голове, по ребрам. Затем, обмотав кисти руки войлоком и надев наручники, они подвесили меня на дыбу и продолжали бить”

23 февраля 2005 года Василий Рындин запомнит надолго. День защитника Отечества закончился для него пытками в милиции. Со слов Василия, сначала сотрудники Бердянского ГОВД несколько часов возили его в наручниках в багажнике “Нивы”, периодически вытаскивая и избивая, а на утро другие люди в погонах пытали его в кабинетах местного горотдела. Сейчас Василий с многочисленными ушибами мягких тканей и головы находится на лечении по поводу сотрясения головного мозга в травматологии. Он опасается за свою жизнь. Милиция и прокуратура проводят проверку.

Вот что рассказал нашей газете в субботу Василий Рындин, электрик санатория “Бердянск”, находящийся в палате травматологического отделения городской больницы:

— Мы с друзьями, с которыми вместе работаем, отмечали праздник в кафе “Фетида”. Мы выпили и стали расходиться около шести часов вечера. Домой я решил пройтись пешком. По пути домой, в районе железнодорожного вокзала, мне стало плохо, закружилась голова. Я в последнее время не пью. Решил где-нибудь присесть. Ко мне подошли три человека, скрутили и бросили в багажник милицейской машины. Это была, кажется, “Нива”, — вспоминает Василий. — Сотрудников милиции было трое. Кто-то из них предложил закрыть меня в багажнике, а другой — “прокатиться на Косу”. Их лиц я не помню, да и не видел, так как, мне кажется, что они натянули мне куртку на голову. Один раз по пути машина остановилась, меня вытащили из багажника и избили. В горотделе милиции меня поместили в камеру в изоляторе временного содержания. На следующий день утром меня привели к следователю, который заявил, что я совершил преступление: в районе железнодорожного вокзала разбил стекло автомобиля и украл автомагнитолу. Сама автомагнитола была уже на столе у следователя. После чего следователь потребовал, чтобы я дал признательные показания. Поскольку никакого преступления я не совершал, то отказался. После этого признание из меня начали “выбивать”. Примерно до обеда меня водили по трем кабинетам на третьем этаже горотдела милиции, где периодически били. Били руками по голове, по ребрам. Затем, обмотав кисти рук войлоком и надев наручники, они подвесили меня на дыбу и продолжали бить. Висел, пока не занемела рука, которая и сейчас плохо работает.

Во время пыток Василий просил воды, просился в туалет — ему отказывали. Сотрудники милиции постоянно менялись и били по очереди.

О том, что задержанный, по Конституции, может не давать никаких показаний против себя, обратиться к защитнику, что милиционеры обязаны в течение двух часов сообщить о его задержании родственникам, ему никто не говорил.

— Я не выдержал издевательств и написал чистосердечное признание. После этого меня отпустили, — продолжал Рындин. — Я еле добрался домой. У меня раскалывалась голода, а тело болело от побоев.

25 февраля Василий Рындин отпросился с работы, пошел к адвокату, написал заявление в прокуратуру и обратился в поликлинику, где ему дали направление в больницу. Диагноз — сотрясение мозга.

Заведующий грязелечебницей Олег Мезенцев, непосредственный начальник Василия Рындина, характеризует его как трудолюбивого и исполнительного работника:

— Василий работает электриком в санатории около девяти лет, — сказал Олег Мезенцев. — Я знаю его как грамотного специалиста, исполнительного, готового оказать помощь и в других работах, не связанных с электричеством. Никогда он не был замечен в пьянстве на рабочем месте или в воровстве. Такие люди у нас долго не задерживаются.

Когда мы пришли в больницу к Василию, у него были уже были брат и мать. Рындин снова и снова рассказывал, что произошло. Он был напуган и подавлен — не каждый выдержит то, что произошло с ним.

— Он был у них вместо “груши”, — добавила обессиленная мать Рындина.

В субботу мы связались с заместителем начальника милиции по кадрам Александром Осадчим, который был уже в курсе произошедшего. В воскресенье Осадчий лично опросил Василия Рындина в больнице. Он гарантировал ему безопасность, а газете пообещал, что проведет всестороннее расследование, выводы которого будут направлены в прокуратуру.

— Расследование займет еще пару дней, — сообщил Александр Осадчий газете. — Мы уже установили тех, кто в этот день задержал Рындина. Я внимательно, в присутствии брата Рындина, выслушал Василия. В настоящее время мы связываемся с хозяином автомобиля, у которого была похищена автомагнитола.

— Я и мои сыновья работают в системе УВД, — прокомментировал ситуацию первый заместитель Бердянского ГОВД Александр Харламов. — Я всегда говорю своим детям, что в милиции надо работать головой, а не руками, если речь не идет о защите сотрудника милиции от преступника. Я говорил сегодня об этом и на оперативном совещании. В милиции не должно быть подобных фактов. Люди, которые этим занимаются, не должны работать в УВД и не должны носить погоны. Они позорят всех нас.

Харламов пообещал, что по данному делу будет проведено самое тщательное расследование.

Василий Рындин сказал, что может вспомнить и опознать сотрудников милиции, которые его избивали. Милиция, соответственно, проводит следствие на причастность его к совершению кражи из автомобиля.

Исполняющий обязанности прокурора города Игорь Панасенко подтвердил, что заявление Василия Рындина находится в прокуратуре:

— Заявление будет рассмотрено в течение 10 дней, после чего будет принято решение, — отметил Игорь Панасенко. — В настоящее время идет доследственная проверка.

Игорь Панасенко подтвердил, что в прокуратуру периодически поступают аналогичные заявления. Есть случаи, когда информация, изложенная в таких заявлениях, находит подтверждение в ходе расследования

С трудом можно себе представить, какие меры “воздействия” были применены сотрудниками милиции в отношении наркомана и неоднократно судимого Владимира Белова, который, не имея даже среднего образования, красивым почерком 23 февраля 2002 года написал грамотное “чистосердечное” признание в совершении преступления против Татьяны Горячевой 28 января 2002 года, “сознавшись”, что якобы он плеснул ей в лицо раствор соляной кислоты. Позже, на суде, Белов неожиданно для всех сознался, что ничего подобного он не совершал, а написал “признание” под давлением сотрудников милиции, которым надо было побыстрее отчитаться бывшему президенту страны Леониду Кучме, который поставил дело Горячевой на “контроль”, о быстром раскрытии резонансного преступления. После этого Белов исчез. Преступление против редактора “Делового” не раскрыто до сих пор. Истинный преступник не найден.

В редакцию время от времени приходят люди с рассказами о пытках в застенках Бердянского ГОВД. В газету их приводит недоверие к сотрудникам прокуратуры и еще страх, что им не поверят. Потому что их дети или мужья действительно совершили преступления, а значит, занимаются наговорами на сотрудников правоохранительных органов. Случай с Рындиным — это третий факт обращения к нам горожан по поводу пыток в стенах Бердянского горотдела милиции только за последние 10 дней. О двух газета написала сегодня. Статья о третьем факте готовится к печати. В отличие от предыдущих двух, герой третьей истории — неоднократно судимый наркоман. Его тоже били. А его мать потеряла всякую надежду на помощь сыну и веру в правосудие. Она считает, что нет смысла воевать с “системой”, но все-таки надеется на что-то.

Что касается “системы”, то ее тоже делают люди — власть страны и высшее руководство МВД. Министр Юрий Луценко активно занялся кадровой политикой. Уже сообщалось, что в органах милиции пройдет внеочередная переаттестация, и все граждане, чьи права были нарушены конкретными работниками милиции, могут обращаться в аттестационные комиссии.

Редакция газеты “Бердянск деловой” в рамках проводимого журналистского расследования по фактам пыток в Бердянском ГОВД просит горожан, которые стали жертвами милицейского беспредела, обращаться в газету со своими рассказами.

О том, как разворачиваются события, связанные с историей Василия Рындина и Саши Светкова, читайте в следующих номерах

(“Бердянск деловой”, № 18-19, 1-4 марта 2005 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори