пошук  
версія для друку
24.05.2005 | Александр Ильин, Виктория Ростоцкая

Кто избил супругов? Вопрос открыт. Три версии одного инцидента: таксистов, милиционеров и пострадавших

   

Воспользоваться услугами такси, добираясь домой из гостей в вечернее время, всегда считалось неплохой альтернативой прогулкам по полутемному и далеко не всегда безопасному городу. Но, как оказалось, это не всегда лучшее решение.

В редакцию за помощью обратилась супружеская пара. Назовем их четой Назаренко. Мужу, Николаю Петровичу, — чуть за пятьдесят. 10 лет он отслужил в спецвойсках КГБ. Имеет ранение (врачам так и не удалось удалить пулю), инвалид 2-й группы, с огромным букетом заболеваний: ишемическая болезнь сердца, контузия головы 2-й степени и пр. Ольга Николаевна, хрупкая женщина, — руководитель одной из аудиторских фирм. Вот какую историю они нам рассказали.

Без купюр

— 13 февраля, в воскресенье, мы были в гостях. К сожалению, повод для встречи был отнюдь не радостный — серьезные проблемы со здоровьем у одного из наших друзей. Мы посидели, немного выпили и примерно в полшестого вечера вызвали такси “006”. Около шести вечера машина приехала. Все бы ничего, да вот незадача — одеваясь, мы несколько замешкались с выходом к машине (у жены сломалась молния на сапоге). Это обстоятельство, по-видимому, вызвало недовольство водителя, о чем он и сообщил своему диспетчеру. Та, в свою очередь, перезвонила по телефону, с которого делался заказ. Наши друзья извинились за задержку и заверили диспетчера, что простой машины будет оплачен. Казалось бы, инцидент исчерпан. Однако, сев в машину, мы с женой поняли, что это не так. Водитель, пребывая не в лучшем настроении, высказал нам свое недовольство. Масла в огонь подлило и наше замечание, что водитель ехал не самой короткой дорогой.

— Возможно, — сказала нам Ольга Николаевна, — я говорила слишком эмоционально и на повышенных тонах. Ведь я была, как вы понимаете, озабочена проблемами друзей.

— Разгорелся спор, — продолжил Николай Петрович, — и в пылу словесных баталий, вероятно, для того чтобы проучить за задержку, таксист незаметно для нас дал сигнал-оповещение о захвате транспортного средства. При подъезде к улице Красногвардейской водитель остановил машину, а на нас налетели люди в штатском из примчавшихся на подкрепление двух легковушек. Не вступая с нами ни в какие дискуссии, эта, с позволения сказать, мобильная бригада быстрого реагирования, повалила меня на землю и принялась избивать. А жену таксист, который нас вез, вытащил из машины и несколько раз ударил в лицо. Под шквалом ударов мы даже не заметили, как очутились в двух милицейских “жигуленках” с наручниками на руках. Сказать определенно, было ли появление сотрудников милиции частью плана “быстрого реагирования” или же они проезжали мимо места расправы случайно, — не могу. Однако, после приезда милиции сам водитель такси и машины поддержки быстро испарились, даже не взяв с нас денег за свою “услугу” (машина все-таки успела проехать метров двести). А мы, ошеломленные столь стремительным развитием событий, избитые таксистами, после процедуры освидетельствования на наличие алкоголя, были доставлены в милицию на ул. Первомайскую. И тут началось самое невероятное — нам было предложено подписать бумагу, в которой нас обвиняли в нападении на таксиста. Не добившись подписи, сотрудники милиции, проводившие дознание, решили перейти к более жестким методам убеждения. Вначале они “пригласили” меня в соседнее помещение, где попытались “выколотить” подпись под документом. Затем наступила очередь супруги — оперативники, видимо, решили, что с женщиной “разобраться” будет проще. Однако, убедившись в том, что ее методами психологического давления сломить не удастся, один из сотрудников ударил ее сзади по голове. Жена начала обороняться. “Заломав” ей за спину руки, они надели на нее наручники и прыснули в лицо из газового баллончика, после чего она потеряла сознание. Слыша ее крики, я несколько раз пытался вырваться и прийти на помощь, за что также получил несколько порций газа. К счастью, я сознания не потерял. Стукнул в дверь, она открылась, и я выбежал в дежурку к жене. На ней были наручники, она лежала без сознания. Милиционеры не на шутку испугались и подвели меня к ней. Несколько долгих минут я уговаривал сотрудников милиции вызвать “скорую”. Прибывшие в отделение врачи настояли на том, чтобы ее забрали в нейрохирургическое отделение Сумской областной больницы. Мне же позволили сопровождать супругу в больницу только после того, как я подписал объяснительную. Другого выхода в тот момент у меня не было. Обследовав больную, ургентный хирург сделал заключение, что у пострадавшей “ушибленная рана спинки носа и многочисленные ушибы мягких тканей лица”, о чем и свидетельствует справка, выданная в 22.15, в воскресенье, 13.02.2005 года, с рекомендациями дальнейших наблюдений у хирурга, невропатолога, лора и окулиста.

Дабы нас не обвинили в необъективности, мы провели журналистское расследование и, опросив все стороны конфликта, пришли к выводу, что однозначно сказать, кто прав, а кто виноват в этой ситуации, — нельзя.

Из показаний таксиста, данных им в милиции

“В 17.30 поступил заказ забрать пассажиров с ул.Пушкина. В течение 4-5 минут подъехал к дому, но пассажиров не было. Минут через десять вышла пара, мужчина сел на заднее сиденье, женщина — на переднее. Она вела себя грубо, стукнула ногой о панель, потребовала остановиться возле магазина. Мужчина также вел себя довольно грубо и, когда я остановил автомобиль, вылез из машины и начал со мной бороться. Я нажал кнопку тревоги, подъехали две машины службы “006”. Водители блокировали мужчину. Через несколько минут подъехала государственная служба охраны. Женщину никто не бил”.

Служба такси “006”

Руководство такси “006” ни самого факта вызова по указанному адресу, ни этого инцидента не подтвердило. А в журнале, в котором регистрируются все телефонные заказы, этого вызова нет.

На наш вопрос руководству, как, согласно инструкции, таксисты должны действовать в случае инцидента с пассажирами, нам ответили, что выезжать на место происшествия должна исключительно бригада госслужбы охраны, с которой заключен договор. О приезде и разбирательстве коллег-таксистов речи быть просто не может. А тем более о самосуде.

Мнение коллег

Поинтересоваться, какие действия предпринимаются службами такси в подобных ситуациях, мы решили и у председателя Сумского отделения Профсоюза таксистов Украины А.Кривенького.

“Дело в том, что служба, о которой идет речь, не входит в наш профсоюз. Поэтому сказать что-то определенное о ее методах работы не могу. В наших службах такси все водители проинструктированы об особенностях работы в вечернее и ночное время. Ведь кто чаще ездит в эти часы? Подгулявшая публика, к которой нужно относиться с пониманием — толерантно. Если, по мнению водителя, возможна нештатная ситуация, подается условный сигнал с координатами места происшествия, и туда устремляются таксисты разных служб, входящих в наш профсоюз. Применение силы разрешено только в пределах того, чтобы блокировать нарушителя. Да и, как правило, никто из бузотеров при виде “армии” таксистов в драку уже не лезет. Затем в каждом конкретном случае принимается решение — передавать ли нарушителя милиции или решать вопрос “полюбовно”. Ну а рукоприкладство — это уже никуда не годится”.

Разговор в милиции

Мы встретились и с начальником криминальной милиции Ковпаковского ОМ подполковником милиции Юрием Ивановым. Вот как он прокомментировал эти события:

— В 17.50 в госслужбу охраны (ГСО) поступил вызов на Красногвардейскую, 13, о нападении на таксистов. (Вызов зарегистрирован). Подъехавшая мобильная группа ГСО увидела три машины такси, женщину, лежащую возле машины, и дерущихся мужчин. Женщину посадили в одну милицейскую машину, мужчину — в другую. Он сопротивлялся, и ему вынуждены были надеть наручники. Затем их повезли на медицинское освидетельствование в наркодиспансер. Таксистам было предложено проследовать на своих машинах в Ковпаковский отдел милиции для дачи объяснений. Как следует из протокола, пробы на алкоголь у четы положительные. У Николая Петровича — 70 ППС, у Ольги Николаевны — 90 ППС. (От редакции: если верить экспертизе, женщина должна была выпить граммов 300-400 водки!) У Николая Петровича был разбит нос, на лице и руках размазана кровь. У Ольги Николаевны на лице и руках также была кровь и ссадина на переносице до 1 см, на левом глазу — подкожная гематома. Поведение обоих было, мягко говоря, нетактичное. После освидетельствования в 18.55 супружескую пару доставили в Ковпаковский отдел милиции для протрезвления и дачи объяснений по поводу драки с таксистами. Назаренко вел себя неадекватно, постоянно стучал в дверь “комнаты для доставленных”. На неоднократные требования дежурного прекратить буйствовать не реагировал, как и на предупреждение о применении силы. Милиционер был вынужден применить меры физического воздействия и спецсредство — газ “Терен-4”. Ольга Николаевна также вела себя грубо, кричала, ругалась. Когда ее пытались допросить в дежурной части, на вопросы не отвечала, оскорбляла сотрудников милиции, ударила дежурного. Когда дежурный попытался пресечь ее буйство и взял за руку, она ударила милиционера по ноге и начала кричать: “Из сел тут понаезжали!”, “Не позволю!” На предупреждения о применении силы также не реагировала, поэтому и на нее вынуждены были надеть наручники и брызнуть газом. Женщина упала на пол, сознания, кстати, не теряла. В это время ее муж в соседней комнате выбил дверь, подбежал к жене и, видя, что она лежит на полу, начал кричать, что ей плохо и потребовал вызвать “скорую”, что и было сделано. Супругов Назаренко на “скорой” отправили в нейрохирургическое отделение областной больницы. Кстати, в журнале задержанных Назаренко сделал запись, что претензий к милиции не имеет.

Через несколько дней участковый, изучив материалы, принял решение о привлечении супругов Назаренко к админответственности и передаче дела в суд. Мужу вменяется ст. 178 Кодекса об админнарушениях (распитие спиртных напитков в общественном месте и появление в общественном месте в пьяном виде). Жене — ст.185 (злостное неповиновение законным требованиям милиции). Участковый направил материалы в Ковпаковскую прокуратуру, которая должна принять окончательное решение и дать правовую оценку действиям всех участников инцидента.

— Как вы считаете, было ли правомерным применение вашими подчиненными физической силы и спецсредств к супругам Назаренко? Ведь оба они немолодые люди. К тому же, если верить экспертизе, они, особенно женщина, были очень пьяны. Какое сопротивление милиции может оказать хрупкая женщина, да еще в столь нетрезвом состоянии?

— По этому вопросу было проведено служебное расследование. Выводы его однозначны — милиционеры действовали в рамках закона. Доставленные оскорбляли их, оказывали сопротивление. Кстати, старший инспектор дежурной части требования ст.12 Закона “О милиции” выполнил полностью, написал подробный рапорт и доложил руководству о применении спецсредств и мер физического воздействия.

— Почему при разбирательстве с четой Назаренко все время фигурирует “нападение” на таксистов? Ведь и по их показаниям, и по заключению медицинского освидетельствования, и записи в журнале доставленных, их привезли в милицию со следами побоев? А на таксистах (которых, по утверждению Назаренко, было пять человек) видимых телесных повреждений не было.

— В объяснении таксиста было сказано, что на него напал пассажир, поэтому он был вынужден в целях самообороны его ударить. Женщина в салоне била ногой по панели, нецензурно ругалась. Поэтому в качестве первичной была принята версия таксиста. Тем более, что неадекватное поведение четы Назаренко подтверждали не только таксисты, медики, но и сотрудники отдела охраны и Ковпаковского отделения милиции.

— Как часто приходится разбираться с жалобами на неправомерные действия милиции?

— Таких жалоб приходит как минимум две в день. Но 99% из них не подтверждаются.

От редакции

Мы не считаем себя вправе решать, кто прав, кто виноват в данной ситуации. Это прерогатива суда. Тем более, что, рассмотрев материалы дела, судья отправила их на доследование в связи с недостаточностью доказательной базы и заявлениями, поданными в прокуратуру. Следующее заседание назначено на 28 марта. Но даже при поверхностном ознакомлении с собранными нами материалами возникает много вопросов.

Кто же, в конце концов, избил чету Назаренко, если таксисты утверждают, что к женщине они не прикасались, а мужчину только блокировали и лишь раз водитель ударил его по носу? Хотя в материалах милиции, отмечено, что задержанные доставлены на освидетельствование со следами побоев. Какая была необходимость у сотрудников милиции применять к задержанным спецсредства и физическое воздействие, если они были пьяны? И уж совсем непонятно, почему руководитель такси “006” ничего не знает об этом инциденте? Как могла бесследно исчезнуть информация о вызове из журнала учета?

Совет юриста

Александр Такул, юрист “Громадського бюро “Правозахист”:

— Доказать факт превышения полномочий сотрудниками силовых ведомств — задача не из легких. Как правило, угрозы, оскорбления, психологическое давление на задержанных или подследственных нет возможности подтвердить документально, скажем, показаниями свидетелей. Если же имело место физическое воздействие со стороны следствия — дело другое. Гражданам, против которых такие действия были совершены, прежде всего необходимо обратиться в судмедэкспертизу и получить заключение. Сделать это можно как платно (в этом случае не нужны никакие направления), так и бесплатно. Для того, чтобы за экспертизу не платить, требуется направление от органов милиции. В этом и состоит казус. Но можно пойти и другим путем — получить направление в прокуратуре или в суде на основании судебного решения. Затем обратиться к адвокату или в правоохранительную организацию, для того чтобы правильно составить заявление. А дальше — следствие и суд. К сожалению, немногие граждане имеют четкие представления о своих правах, гарантированных Конституцией. В чем бы человек ни обвинялся, никто не имеет права совершать над ним насилие. В данном случае мы намерены следить за развитием событий и оказать потерпевшим юридическую поддержку (обращайтесь к нам по тел. 340-298; 219-847).

(“Ваш шанс”, г. Сумы, №10, 9 марта 2005 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори