пошук  
версія для друку
24.05.2005 | Александр Кочетков

«Такі справи» с прологом и эпилогом

   

В истории, которую я хочу рассказать, имеются все признаки детективного романа: интригующая завязка, развитие сюжета, драматическая кульминация с автоматчиками в масках, долгий поиск справедливости в судах и наконец финал. Но открытый. Потому что не ясно, счастливый или нет. И даже мораль есть, как в басне. Либо наоборот, финальная ситуация выглядит некрасивой и аморальной.

Но лучше по порядку.

Пролог

Если кто еще помнит, в конце прошлого века существовали такие горбачевские понятия — "Пэрэстройка энд глазност". На волне этих процессов в Киеве возникла независимая газета "Такі справи", а после и одноименное издательство. Чего здесь необычного? Дата — август 1988 года. "Такі справи" были одним из первых негосударственных печатных изданий во всем Советском Союзе! Соответственно, издательство тоже. О, тогда это представлялось невиданным прорывом в демократию. Газета продавалась по существенно более высоким, нежели дотируемые государственные издания, ценам и, тем не менее, просто разметалась с прилавков. Потому что была честной и независимой.

Издательство очень быстро вышло в общесоюзные лидеры. На стене возле кабинета руководства до сих пор висит целый иконостас международных дипломов, грамот и прочих почетных отличий за достижения в области полиграфии и рекламы.

Во главе дела стоял бизнесмен и общественный деятель Сергей Данилов, позже он подключил к работе своего младшего брата Александра, который стал директором издательства. Данилов-старший поддерживал литовское движение "Саюдис", стоял у истоков организации РУХа, активно участвовал в завоевании украинской независимости. Примечательно, что тризуб вначале был зарегистрирован как фирменный знак "Таких справ", а уж позже стал малым гербом Украины.

Однако в чистую политику Сергей Данилов не пошел, хотя Вячеслав Черновол активно приглашал. Остался в бизнесе. "Такі справи" стали совместным украино-литовским предприятием, в лизинг была взята современнейшая полиграфическая техника фирмы "Хельдерберг", дело процветало. Но активной жизненной позиции братья Даниловы, как оказалось, не утратили.

Завязка

Осень 2001 года, парламентские выборы в Украине. Это был переломный этап, когда непримиримая оппозиция в лице "Нашей Украины" В. Ющенко, социалистов А. Мороза и "Блока Ю. Тимошенко" впервые получила реальный шанс сломать хребет кучмовской власти. Мы все помним, как для них были перекрыты электронные и печатные СМИ, вместо информации на украинцев мутными потоками лилась клевета в адрес оппозиционных лидеров. Прорыв информационной блокады был жизненно (в прямом смысле!) необходим. Особенно это касалось "Блока Юлии Тимошенко".

Именно тогда и возникла идея опубликовать биографическую книгу о будущей "принцессе оранжевой революции", где доступно, честно, не приукрашивая, рассказать о ее жизненном пути, бизнесе и приходе в большую политику. Такой себе биографическо-политический бестселлер "Невыполненный заказ". В реализации этой идеи мне довелось принять посильное участие, отсюда мне известны все непростые перипетии дела.

Рукопись книги вышла не только интересной, но и острой, с откровенным рассказом от первого лица. Много нелицеприятного было поведано о деятельности Кучмы и его ближайшего окружения. То есть, книга получилась беспрецедентной, настоящая "бомба", как мы тогда говорили.

Главная проблема была — где опубликовать? Какая типография не просто рискнет подставиться под карательный пресс, но сумеет выстоять и донести книгу до читателей. Большинство издательств категорически отказались иметь дело со взрывоопасной рукописью, предпочитая ее даже не раскрывать, дабы не заразиться крамольным духом.

Александр Данилов, взяв в руки "Невыполненый заказ", дал положительный ответ в течение пятнадцати минут, объяснив попутно, что, поскольку бизнес вне политики, то "Такі справи" будут печатать легальные материалы и для блока Тимошенко, и для "Нашей Украины", и для провластной "ЗаЕды". Но на всякий случай было решено посоветоваться со старшим и мудрым братом.

Сергей попросил ночь на прочтение. Утром я услышал от него фразу, которая стоит того, чтобы быть процитированной: "Если хотя бы восемьдесят процентов написанного — правда, то мы это опубликуем, что бы потом с нами ни сделали". Но у "Таких справ" было еще одно условие: типография просила не оставлять ее одну в неминуемом противостоянии с тем, что сейчас мы привычно называем антинародным режимом.

Развитие сюжета

Дальше все по сценарию. Рукопись стала книгой и попала к читателям. У одних — тех, кого именуют электоратом, она вызвала живой интерес, отдельные главы перепечатывали многие районки, причем, совсем не оппозиционные. У других — тех, кто мечтал править этим электоратом вечно, "Невыполненный заказ" породил настоящую ярость. И начался беспредел.

Проверки налоговой. Выемка документации. Иски о якобы неуплате налогов с абсурдными обоснованиями. Клеветнические заявления пресс-службы налоговой администрации и ее руководителей. Арест счетов типографии. Арест имущества. Возбуждение уголовных дел по всяческим надуманным поводам. Ордер на арест Александра Данилова. Доведение до сведения клиентов типографии, что дни ее сочтены и сотрудничество с ней надо прекратить. Маски-шоу с автоматчиками. Странная автокатастрофа, в которую попал Сергей Данилов, чудом оставшийся в живых... Да зачем детально перечислять — все эти подлые приемы, с помощью которых "слуги народа" душат этот самый народ, типичны и хорошо известны.

Нетипичным оказалось другое: "Такі справи" не сломались и отчаянно сопротивлялись наезду. Александр Данилов получил статус политического беженца и вынужден был скрываться в Литве. Юристы типографии последовательно отстаивали свою правоту в судах различных инстанций, и там, где судьи могли проявить хотя бы крохи профессиональной честности, дела разваливались по швам. Коллектив работников типографии не бросился спасаться с корабля, а принял решение пройти весь путь до конца.

Разумеется, оппозиция, попавшая в парламент, помогала "Таким справам" в их гонке на выживание — депутатскими запросами, выступлениями с трибуны, юридическими консультациями. Но ситуацию это переломить не могло. "Вот когда победим, вот когда власть будет наша…" — это был один из самых популярных оппозиционных рефренов того времени.

Новый импульс неравной борьбе дало обращение "Таких справ" в международный трибунал по защите инвестиций — высшую инстанцию в мире по такого рода делам. И трибунал дело к рассмотрению принял. Но процедура рассмотрения обычно растягивается на годы, особенно, с учетом того, что тогдашнее правительство Украины отнюдь не стремилось к быстрому и правовому разрешению конфликта.

А тем временем, клиентура, распуганная властью, переставала сотрудничать с типографией, доходы резко упали. Зарубежная фирма, предоставившая оборудование в лизинг, готова была терпеть задержки с платежами, но только в каких-то разумных пределах. А разбирательство в международном суде, в свою очередь, требует средств, и немалых. И как общее ощущение — бесправность, безнадежность, казалось бы, бессмысленность трехлетней борьбы с целой государственной машиной…

Кульминация для нации

Исторические президентские выборы 2004 года. И, наконец, озарившая весь мир ярчайшая вспышка оранжевой революции.

Помнится, в тот период политический изгнанник А. Данилов звонил мне из Литвы по пять раз на дню и задавал один и тот вопрос: "Как там у вас, когда я смогу вернуться?!"

Украина на первых полосах всех газет, "Такі справи" в гуще оранжевых событий. "Вот оно — выстояли и дождались!" И теперь все будет по справедливости. Знакомое многим чувство, не правда ли?

Вместо морали

В Украине наконец-то новая — прозрачная и моральная власть.

В. Ющенко — наш Президент! Ю. Тимошенко — наш премьер-министр! Да что там, А.Турчинов — наш глава СБУ! Понятно, что до всего легиона "слуг антинародного режима" сразу не доберешься, но немногочисленных борцов за наставшие светлые времена приветить можно.

Увы, А. Данилов, тридцатилетний бизнесмен-патриот, в течение трех лет видевший свою жену не чаще и по схеме Штирлица-Исаева, полтора месяца после инаугурации В.Ющенко не мог вернуться на родину — сохранялась угроза ареста по ордеру кучмовского режима. В конце концов, Александр так достал украинское посольство в Вильнюсе, что наши дипломаты проявили инициативу, связались с новым руководством МИДа, подключился секретариат Президента, и Данилов-младший смог прилететь в Киев.

Что любопытно, в Литве А. Данилов весьма известная и популярная фигура — политический беженец, правозащитник, регулярно собиравший на свои пресс-конференции изрядный журналистский пул. Перед отъездом его принял Президент Литвы. А здесь Александр никому не нужен и не интересен. Но, допустим, наша власть сейчас занята более насущными, антикризисными мероприятиями.

Но как же дело братьев Даниловых — уникальная в своем роде типография "Такі справи"? Ведь ничего же не изменилось, она продолжает черпать бортами под грузом явно несправедливых, политических и заказных обвинений.

Мемориальную доску с текстом "Здесь работали и боролись такие-то…" на производственный корпус по улице Выборгской цеплять никто не просит. Но, к примеру, загрузить типографию госзаказами вполне можно было бы, чтобы хоть начать компенсировать имеющиеся многолетние убытки. Тем паче, что по качеству продукции "Такі справи" — одна из лучших типографий Украины.

Следующий шаг еще необходимее. Международный трибунал по защите инвестиций начал и продолжит свою работу — это вроде парового катка: медленно разгоняется, но останавливается еще дольше. Процедура же полюбовного разрешения подобных споров весьма сложна. И если судебное разбирательство будет продолжено, то, скорей всего, Украине придется выплачивать многомиллионную компенсацию совместному предприятию "Такі справи". Вот этакое скверное наследство от бездарной и наглой предыдущей власти, которая даже наезд свой оформить должным юридическим образом не смогла. Спрашивается: где взять в проблемном бюджете страны незапланированные суммы на погашение иска?

А вот тут мы имеем очередной сюжетный поворот. Вопрос: а как поживают все те высоко- и не очень поставленные чиновники, которые и затеяли вакханалию по уничтожению "Таких справ"? И не пора ли их об этом с пристрастием спросить и кое-что напомнить? Это вам не умозрительная люстрация, так как организация заказного уголовного дела вполне тянет на состав преступления.

А персонажи у нас здесь замечательные и колоритные. Очень, например, интересно узнать, давал ли Президент Л. Кучма какие-либо указания силовым структурам по преследованию "Таких справ"? А если не давал, то почему не реагировал на неоднократные и прямые обращения (в том числе, и в международной прессе) с требованием восстановить попираемую справедливость?

Не менее волнует позиция в этом конфликте тогдашнего главы президентской администрации и по совместительству лидера провластного блока "За единую Украину" В.Литвина. Быть может, он непримиримо отстаивал свободу слова и убеждал Леонида Даниловича, что за книгу — источник знаний, пускай и антипрезидентских, в тюрьму не садят. Или же, наоборот, как раз при содействии В. Литвина показательный, чтоб другим неповадно было, разгром типографии был поручен его ближайшему политическому подручному Н. Азарову?

Соответственно, как оценивать деятельность главы налоговой администрации, который, по сведениям из его структуры, непосредственно курировал процесс уничтожения мятежной типографии. Ведь именно его работники по команде из центра с газетами типа "Факты" в руках требовали от клиентов расторжения контрактов с братьями Даниловыми, тем самым убивая их бизнес. А в газете от имени налоговой пресс-службы еще до суда заявлялось, что "Такі справи" с их пятнадцатилетней историей — и не типография вовсе, а подпольный конвертационный центр… А про все эти выемки-обыски-облавы и вспоминать не хочется.

Кстати, начальником следственного управления у Азарова служил тогда непримиримый борец с правонарушениями С. Пискун, который в первый свой генпрокурорский заход подключил Генеральную прокуратуру к участию в процессе усмирения непокорных издателей.

А городской налоговой администрацией в тот момент руководил генерал В. Диесперов, так этот вообще проявлял особое личное рвение во исполнение пришедшего с Банковой указания.

Но сегодня все эти люди прекрасно себя чувствуют, и никаких туч на их горизонте не обнаруживается. О чем тогда беспокоиться сошкам помельче — В. Фурлету, Н. Васюку, Ю. Зайцу, А Самуре, В. нетюху и прочим налоговикам, следователям, прокурорам и судьям, которые выступали непосредственными исполнителями политического заказа? Они работают, растут в должностях, крепят ряды в защите нашей законности и благополучия… А ведь если ими заняться всерьез и предметно, сверху донизу, то они должны нести пусть не уголовную, но гражданскую ответственность за то, что вытворяли на предыдущих должностях. А это означает, что надо бы их вежливо, но убедительно попросить поучаствовать в выплате иска — того самого, который причитается в качестве компенсации "Таким справам". Почему-то нет никаких сомнений, что вышеперечисленным гражданам Украины вполне под силу покрыть все издержки. С лихвой.

И совершенно логично, если во главе этой кампании по восстановлению справедливости будет стоять Юлия Тимошенко, с опубликования правдивой и многообещающей биографии которой все и началось.

Эпилог

Недавно Сергей Данилов произнес еще одну фразу, достойную цитирования: "Мы выбирали новых. По словам слышу, а вот по делам — пока не очень…".

Нельзя, чтобы такие искренние и твердые люди, как он, теряли веру в страну и ее власть. Да еще и после долгожданной победы. Потому что тогда у страны и власти неминуемы проблемы. И реванш прошлой власти на ближайших выборах не станет такой уж маниловщиной.

(“Грани+”, 16.03.2005)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори