пошук  
версія для друку
24.05.2005 | Андрей Лубенский

В Черкассах начался процесс по иску заказного убийцы против известной журналистки

   

Сегодня в Сосновском районнном суде г.Черкассы судья Татьяна Плужник приступила к рассмотрению сенсационного иска. Не каждый день осужденные за убийство требуют от писавших о совершенном преступлении журналистов моральной компенсации. Но известная черкасская журналистка и правозащитница Валентина Васильченко вынуждена была сегодня явиться в суд для рассмотрения дела по иску о защите чести, достоинства и деловой репутации, который был подан против нее заключенным Андреем Жуковским, осужденным по статье 93 УК Украины – за совершение в 1998 году на территории России, в Якутске, заказного убийства. В настоящее время он отбывает 14-летний срок наказания в исправительной колонии №56, о которой известно, что это учреждение “максимального уровня безопасности содержания”.

Валентина Васильченко опубликовала в газете “Вечерние Черкассы” ряд статей об этом деле. Осужденный, ознакомившись с публикациями, решил, что изложенная там информация не соответствует действительности – точнее, как указано в иске, “не соответствует документальности приговора” судебной палаты по уголовным делам Апелляционного суда Черкасской области. Осужденному за совершение заказного убийства показалось обидным, что в публикациях журналистки он представлен как “палач-профессионал”. Кроме того, он усмотрел в статьях и другие “домыслы”. В частности, заключенный обижен даже и за Якутию, где, судя по публикациям, “господствуют доисторические обычаи”. И т.д. и т.п. – мы сейчас воздержимся от подробного изложения исковых требований, поскольку, по всей вероятности, вскоре еще вернемся к этой теме. Понятно, что истец требует опровергнуть недостоверную информацию и возместить ему, совершившему заказное убийство, моральный ущерб, который “выразился в моральных страданиях, вызванных распространением в обществе неправдивой информации, которая повредила чести, достоинству и деловой репутации…”.

Как ни парадоксально, иск был принят к рассмотрению, что, вообще-то, должно насторожить всех журналистов, пишущих на криминальные темы. Если какой-либо убийца, имеющий досуг в колонии и почитывающий газеты, сочтет, что не воспоминания о собственном злодеянии, а написанное о нем вызывает у него моральные страдания, то журналист вполне может предстать перед судом. Как это уже случилось с Валентиной Васильченко, для которой это, кстати, не первый случай получения иска из-за решетки. Сама она полагает, что в этом нет ничего загадочного, и заявляет, что таким способом с ней сводит счеты наркомафия, которая, по ее утверждению, контролируется в Черкассах правоохранительными органами. Это давнее заявление журналистки сегодня имело неожиданное продолжение в суде.

Представитель истца заявил, что он в газете “Факты и комментарии” прочел, что Валентину Васильченко преследует наркомафия, и потому решил, что судья Татьяна Плужник тоже может иметь отношение к наркомафии – и это значит, что дело может рассматриваться необъективно. И на этом основании потребовал отвода суда. Как сообщила нашему коррреспонденту сама Валентина Васильченко, она действительно подозревает, что судебные иски от осужденных – спланированная против нее наркомафией акция, последовавшая вскоре после разоблачительных публикаций о том, как в Черкассах наркотиками торгуют прямо в школах и возле школ, и где следует искать “крышу”. Но она никогда и нигде не заявляла, что к наркомафии могут относиться и судьи. “Когда я выступила с соответствующим заявлением, я понятия не имела, кто, например, будет рассматривать этот поразительный иск”, — отметила журналистка.

Судья также не сочла серьезным довод о вероятной собственной принадлежности к торговцам наркотиками и ходатайство об отводе отклонила. Тогда представитель истца выступил с новым предложением – о мировом соглашении с редакцией опубликовавшей статьи В.Васильченко газеты на условиях выплаты редакцией суммы в размере 5000 грн. Присутсвовавший на судебном заседании главный редактор газеты “Вечерние Черкассы” Станислав Журило от такого предложения отказался. От представителя истца последовала новая инициатива: ходатайствовать перед администрацией колонии о переводе заключенного Андрея Жуковского в Черкасское СИЗО, чтобы он мог дать показания в суде. Валентина Васильченко в ответ заявила, что она против: “Андрей Жуковский осужден за тяжелое преступление, за убийство, то есть суд в отношении него уже сказал свое слово, есть документы суда, есть приговор – зачем же мы в гражданском процессе будем продолжать слушание давно законченного приговором суда уголовного дела?”. Ходатайство было отклонено.

Следующее заседание по этому странному делу состоится 17 марта. Действительно, странностей много, включая даже такую мелочь: Валентина Васильченко заявляет, что истец, требуя от нее возмещения морального ущерба в размере 5000 грн., заплатил лишь 20 грн. в качестве пошлины, тогда как по закону размер пошлины должен составлять 10% от суммы заявленной компенсации. “Я уже поднимала этот вопрос, но не получила никакого вразумительного ответа, — говорит журналистка. – Если и к следующему заседанию суда госпошлина не будет уплачена истцом в полном размере, в данном случае это 500 гривен, я буду иметь все основания требовать отклонения иска”.

Лауреат международной премии имени Валерия Марченко, присуждаемой за лучшие публикации в прессе на тему защиты прав человека, Валентина Васильченко известна далеко за пределами Черкасс. Не раз после обнародования разоблачительных материалов в ее адрес пуступали угрозы, а 4 августа 2000 года у дверей собственной квартиры на нее было совершено покушение. Лишь чудом журналистка осталась жива – бандитов вспугнули вышедшие на шум соседи. Однако милиция расценила случившееся как… хулиганство. Дело не расследовано до сих пор, впрочем, черкасские журналисты, не раз по этому поводу выступавшие с коллективными письмами в самые разные инстанции, уверены, что никто на самом деле и не искал преступников. Странные иски от заключенных (летом прошлого года, например, на нее подали в суд двое убийц, приговоренных к пожизненному заключению) журналистка также считает способом расправы – только более хитрым, чем нападение в подъезде.

(“Грани+”, 04.03.2005)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори