пошук  
версія для друку
25.05.2005 | Татьяна Заровная

Неуд по поведению и специальности поставил харцызским правоохранителям Донецкий апелляционный суд, оправдав троих обвиняемых в убийстве

   

Незапланированное свидание

30 апреля 2000 года к отбывающему наказание за разбой Валерию Шапошникову наведались харцызские "обоповцы". Разговор состоялся в штабе 57 ИТК Горловки. От "гостей" заключенный Шапошников узнал, что его приятель по фамилии Добренький арестован по подозрению в убийстве Андрея Игоревича Владимирова, произошедшем три с половиной года назад (в то время, когда Шапошников еще гулял на свободе).

Когда же сиделец ответил, что впервые слышит об этом преступлении, ему предложили почитать, что написал в своей "явке" Добренький, в том числе — о роли младшего сына Владимирова, а также о роли его самого. Затем напомнили о досрочном освобождении, которое светило Шапошникову, и предложили сделать выбор: условный выход на свободу, или второй срок...

— О подробностях убийства я узнал из явки, думая, что она написана Добреньким, — рассказывал Валерий Шапошников на состоявшемся недавно суде. — На следующий день я скопировал это "покаяние Руслана". Потом одумался, написал прокурору жалобу, после чего в колонию снова приехали сотрудники того же ОБОПа и с ними помощник прокурора, который вел следствие. Пришлось отказаться от жалобы, да и дело о моем досрочном освобождении лежало в штабе ИТК...

Добившись нужного признания, работники отдела по борьбе с организованной преступностью взяли в оборот Добренького... "Раскололся" и он, и 25-летний Олег Владимиров (сын Андрея Викторовича Владимирова). В итоге, все вышло наоборот: сначала надавили на Шапошникова, и лишь спустя четыре года, в апреле 2004-го "решил очистить совесть" 30-летний Руслан Добренький:

— С семьей Олега Владимирова я знаком с детства. Олег часто заводил разговор о своем отце, не скрывая, что хотел бы избавить от него мать. Папаша в пьяном виде издевался над домашними, оскорблял, избивал. Олег просил помочь — говорил, что если нам удастся убить его отца, он пересядет на его машину, а свою "Таврию" продаст и отблагодарит помощников. Решили так: усыпим Владимирова-старшего эфиром, и в спящем виде задушим, или введем в вену воздух с помощью шприца.

Когда стали обсуждать, что делать с трупом, я подкинул идею, которая Олегу очень понравилась: сбросить убитого в вентиляционный ствол заброшенной шахты вблизи Зуевки.

Ушел и не вернулся...

По версии следствия, 27 сентября 1996 года, после очередного семейного скандала Олег Владимиров позвал Руслана Добренького, чтобы убить своего отца. Выпивший Владимиров-старший спал на диване, Добренький поднес к лицу хозяина тряпку, смоченную в эфире, но Андрей Игоревич пришел в себя и оказал сопротивление.

Добренький душил жертву носком, а Владимиров-младший держал за ноги. После убийства решили, что понадобится помощь Шапошникова, позвали и его: втроем отвезли убитого к шахтному стволу и сбросили...

Спустя несколько месяцев после пропажи Андрея Игоревича Владимирова, его младший сын подарил свою неходовую "Таврию" Добренькому, а у Шапошникова появился новый телевизор "Фунай" — этим имуществом, по версии обвинения, организатор преступления расплатился за убийство своего отца.

Андрей Владимиров числился пропавшим без вести до 24 января 2000 года, когда по иску его супруги Харцызский горсуд признал пропавшего умершим. Это дало возможность наследникам получить машину, гараж и дом, а правоохранителям —

укрепиться в подозрениях насчет корыстного мотива у родни.

... К моменту начала суда не только фигуранты, но и свидетели обвинения полностью открестились от прежних слов. Мать Олега Владимирова, отвечая на вопросы суда, не отрицала, что между ней и мужем были ссоры, но... "Я говорила одно, а в деле оказалось абсолютно другое! Помню, разволновалась, плохо себя чувствовала, к тому же дома забыла очки, поэтому подписала бумаги, не читая, поверив работнику, с которым у меня была беседа, что он все правильно отобразил!" — уверяла вдова.

А жена Добренького заявила, что о преступлении, якобы совершенном мужем, узнала не от Руслана (как записано в протоколах с ее показаниями), а от следователя.

Тот убедил, что поставив росчерки в нужных местах, она... поможет супругу.

Почему же раньше — заинтересовало суд — обвиняемые признавались в убийстве? По словам Руслана Добренького, перед ним поставили ультиматум: или инвалидность, или 15 лет, но с обещанием походатайствовать перед судом о минимальном сроке наказания... "Побоев я не выдержал и поэтому переписал текст с листа, предложенного работниками ОБОПа".

А сын предполагаемой жертвы заявил:

— В один из осенних дней 1996 года отец ушел из дому в нетрезвом состоянии и пропал — что с ним произошло, мы до сих пор не знаем. Через несколько дней после его исчезновения мать подала заявление, в милицию, а 22 апреля 2004 года я был задержан работниками ОБОПа по подозрению в совершении убийства. Не сразу объяснили, в чем дело — привезли, избивали, надевали на голову противогаз и перекрывали доступ кислорода, требуя признательных показаний, однако признаваться мне было не в чем — никакого убийства я не совершал.

Убийство без жертвы?

Особенное недоумение судейской коллегии вызвал просмотр видеозаписи воспроизведения обстоятельств предполагаемого преступления.

— Покажите, куда вы сбросили труп? — спрашивал у Руслана Добренького следователь.

— Вы имеете в виду то место, где мы были вчера? — уточнял обвиняемый, прежде чем выдать "правильный ответ"...

Понятно, что убийства требуют жертв. В данном случае следствию не удалось добыть даже этой, решающей из улик — а именно: жертвы... Поисковые работы в шурфе №2 шахты "Коммунист" проводились дважды. Военизированный горноспасательный отряд из сорока человек опускался на глубину в 70 метров с риском для жизни, но отыскать труп Андрея Игоревича Владимирова так и не удалось...

Доказательства собирались с вопиющими нарушениями требований Уголовно-процессуального кодекса. Скажем, свидетель, который сидел в одной камере с Добреньким, когда того "прессовали", показал: Руслан после общения со следователем никогда не возвращался с синяками. Выясняется, допрос свидетеля (кстати, состоявшийся в исправительной колонии №33) от имени старшего следователя прокуратуры производило совершенно другое лицо, и оно же вместо следователя ставило подпись! Мало того — тот же бывший сокамерник, допрошенный уже судом, заявил: "Добренький сломался под пытками и оговорил себя и друзей..."

Удар ниже пояса

Для харцызских пинкертонов вывод, к которому пришел Донецкий апелляционный суд, выглядит как болезненный удар. И для тех, кто собирал первоначальный материал, то есть - работников отдела по борьбе с организованной преступностью, и для тех, кто проводил расследование, посчитав, что слабое обвинение как-нибудь удастся протащить в суде. Впрочем, привлекать к ответственности должностных лиц, в поте лица трудившихся над созданием "лопнувшего" уголовного дела, не будут (прокурор не нашел оснований)...

И тем не менее, оправдательный приговор — всегда и позор, и скандал. Донецкий апелляционный суд, рассмотревший это уголовное дело на выезде — в помещении Харцызского горсуда, пришел к выводу, что оно основано на предположениях, и оправдал всех подсудимых за недоказанностью. Как подчеркнул суд, "в основу версии органов досудебного следствия положены сведения, изложенные в явках с повинной, данные на первоначальном этапе досудебного следствия. Однако их нельзя считать достаточными для того, чтобы сделать бесспорный и единственно правильный вывод о том, что Владимиров и Добренький совершили убийство, а Шапошников — укрывательство". За этими словами не слишком оригинальный пример работы непрофессионалов, для которых вымученное признание вины все еще — "царица доказательств" (прямо по Феликсу Дзержинскому).

(Все имена и фамилии изменены).

(“Донбасс”, 25.04.05)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори