пошук  
версія для друку
13.06.2005 | Елена Савченко

Трехразовое питание, ежедневные прогулки, душ раз в неделю и... туберкулез. Об условиях, в которых живут обитатели изолятора временного содержания, репортаж журналиста газеты "Восточный проект"

   

В последнее время интерес общественности к работе правоохранительных органов заметно усилился. Идя навстречу пожеланиям жителей города, новое руководство Краматорского горотдела милиции активизировало работу "прямых линий" с начальниками подразделений ГО и сделало свою работу максимально открытой для прессы.

Попавших за эти стены людей называют спецконтингентом

Единственным до сих пор закрытым учреждением местного милицейского ведомства является изолятор временного содержания — место, куда попадают люди, задержанные по причине возможной причастности к тому или иному правонарушению. Но и над его житьем-бытьем органы решили приоткрыть завесу. Пока в эксклюзивном порядке — только для "Восточного проекта".

"Специфика работы изолятора временного содержания предусматривает содержание людей в его стенах только на период проведения с ними следственных действий или судебных разбирательств, — рассказывает начальник ИВС Валерий Моренец. — Максимальный срок пребывания здесь — 10 суток. Основное время содержания под стражей спецконтингент проводит в следственных изоляторах. Наши (жители Краматорска. — Авт.) сидят, в основном, в СИЗО №6 города Артемовска".

Здание изолятора насчитывает 2 этажа. В нем размещаются 20 камер: 4- и 6-местные, а также — "одиночки", куда попадают лица, нарушившие правила внутреннего распорядка, игнорирующие требования работников ИВС и высказывающие в их адрес всякого рода угрозы, устраивающие массовые недовольства режимом. В карцере находят приют и те, кого стражи порядка уличили в подготовке к побегу. Максимальный срок приговора к карцеру — 15 суток. Но такие случаи здесь — большая редкость, поэтому одиночные камеры чаще всего пустуют.

Временное жилье для спецконтингента снабжено минимальным запасом удобств. Каждая камера оборудована санузлом, умывальником, столом для приема пищи и лавочкой. Последние сделаны из металла, обшиты деревом и являют собой цельную конструкцию. Следует заметить, что всё, чем укомплектована эта "жилплощадь", крепко приковано к полу.

Для каждого человека отведено индивидуальное спальное место. Постельное белье и полотенца приносят родственники. На стене висят полочки для хранения личных вещей и продуктов, имеются таз для воды и емкость под мусор.

Укомплектованы камеры и антенными шнурами. В изоляторе можно смотреть телевизор. Свой. Но за последний год случаев привоза "ящиков" не было. "Нет, сюда им ничего такого не передают. Это же временное жилье — всего на 1-2 недели. Вот в СИЗО — другое дело — туда везут всё, в том числе и телевизоры", — отметил начальник.

Услугами душевой постояльцы ИВС имеют право пользоваться 1 раз в неделю. Водоснабжение централизованное: есть вода в городе — будет и в здесь.

Размять мышцы, сделать глоток свежего воздуха, а заодно и привести свои мысли в порядок клиенты изолятора могут на ежедневных прогулках. Гуляют в специально отведенном для этой цели крытом прогулочном дворике в течение 1 часа.

У заключенных женщин привилегий нет

Весь спецконтингент изолятора делится на несколько групп: ранее судимые и не судимые; мужчины и женщины; несовершеннолетние и больные туберкулезом. Каждая категория содержится отдельно. В отличие от правил приличия, действующих на воле, слабый пол в ИВС никаких льгот и привилегий не имеет.

При поступлении в изолятор одежда и обувь задержанных лишаются деталей, потенциально опасных для их здоровья и жизни: застежек, крючков, шнурков, поясов и ремней. Снимаются и отдаются под роспись родственникам ценные и не ценные украшения (кольца, цепочки, браслеты и пр.). Эта процедура происходит в присутствии двух понятых.

Каждого вновь прибывшего в обязательном порядке осматривает фельдшер. В течение всего срока содержания под стражей задержанный имеет возможность обращаться к фельдшеру с жалобами на свое самочувствие. Тот помогает в пределах своей компетенции. Если потребуется более квалифицированная помощь узких специалистов, больному вызывают "скорую помощь".

По словам начальника изолятора, большинство людей, к которым приходится вызывать "неотложку", — алкоголики. Когда у них вследствие резкого прекращения приема спиртного наступает приступ алкогольного психоза, помочь им могут только наркологи. В стационаре городского наркологического диспансера такой контингент может находиться до 10-и суток. Передвижение его в пределах отделения ограничено, контроль осуществляет конвой.

По состоянию на 28 апреля, в ИВС Краматорского ГОВД пребывало 30 человек, из которых — 2 женщины и 1 несовершеннолетний. Есть среди них и убийцы, и грабители, и квартирные воры, и вымогатели. Мера пресечения — арест — до приговора суда применяется, в основном, в отношении лиц, совершивших тяжкие преступления. После оглашения приговора их, как отмечалось ранее, направляют в следственный изолятор, а после перехода в разряд осужденных — в исправительные колонии и тюрьмы.

Побегов лиц, относящихся к спецконтингенту, как и самих попыток улизнуть из-под строгого ока надзирателей, в Краматорском ИВС не фиксировалось. Наличие множества железных дверей и увесистых замков, крепкие решетки на окнах и дополнительные внешние щиты сводят эту мечту к нулю. Как утверждает начальник, не было здесь и попыток самоубийств.

Распорядок дня и режим питания

Жизнь по режиму ИВС четко спланирована и регламентирована. Подъем — в 6.00, сразу за ним — уборка и завтрак. Затем следует проверка контингента на наличие запрещенных вещей, производится личный обыск и обыск камер. В это же время работники изолятора принимают от своих постояльцев всякого рода заявления, жалобы и претензии, а фельдшер справляется об их самочувствии. После этого они отправляются на следственные мероприятия и в суды.

В 13.00 — обед и новая встреча со следователями милиции и прокуратуры. В 18.00 — ужин, в 21.00 — отбой.

Функции "кормящего" для ИВС исполняет одна из городских столовых. Питание здесь 3-разовое. На завтрак спецконтингент получает хлеб (белый), второе блюдо (каша или картофель) с сосиской или котлетой, рыбой и пр., чай с сахаром и булку. На обед — первое и второе блюда (тоже с мясом), хлеб и компот. На ужин — второе блюдо, хлеб, яйцо и чай с булкой. Рацион составляется в размере денежных средств, выделяемых для этой цели областным управлением МВД.

От заражения туберкулезом никто не застрахован

Камеры, где находятся или находились граждане, больные туберкулезом, тщательно дезинфицируются штатным дезинфектором. Кроме того, 1 раз в квартал, согласно договору с ГорСЭС, во всех помещениях изолятора проводится общая дезинфекция.

Но сколь бы ни были часты попытки персонала поставить заслон туберкулезу и сколь бы глубоко ни проникали молекулы и атомы дезинфицирующих средств в полы и стены закрытого учреждения, коварная болезнь может подстерегать своих новых жертв на каждом углу.

"За последние три года туберкулезом заболели трое наших работников, — рассказывает Валерий Моренец. — Один милиционер с открытой формой болезни отправлен на пенсию по инвалидности, а двое остальных — с закрытой формой — продолжают работать. Они состоят на профучете в тубдиспансере, ездят по путевкам на оздоровление...".

Всего штат сотрудников ИВС должен насчитывать 47 человек. Сейчас некомплект — не хватает 13-и. Работать в аварийном здании и в помещениях, где может жить туберкулез, да еще и на нищенскую по нынешним временам зарплату, желающих мало.

Справиться с распространением туберкулеза в своем изоляторе краматорские милиционеры не могут, как не могут свалить его с ног и все мировые светила в области медицины. Но с другой бедой, постигшей ИВС, можно справиться вполне реально и без помощи научных технологий.

Нет ремонта — не будет и изолятора

Последний раз ремонт здания и замена коммуникаций проводились в 1991 году. К настоящему времени канализационная система настолько устарела и износилась, что аварийные бригады водоканала уже устали латать в них дыры. Чуть ли не каждый день здесь лопаются трубы, вода просачивается в пол, вызывая повальную сырость и рост на стенах и потолках миллионных колоний всевозможных грибков. Естественно, страдает электропроводка.

В основном, жалобы спецконтингента сводятся именно к этой теме. Но решить ее без помощи извне милиционеры не могут. "Этот процесс довольно дорогостоящий, — комментирует Валерий Сергеевич, — например, замена канализации обойдется в 60-70 тыс. гривен, новая проводка — еще в 50 тысяч. Это только два пункта, а ведь есть и другие проблемы, также требующие немедленного решения".

Кстати сказать, проблемы краматорского изолятора обсуждаются почти на каждом совещании в областном управлении, так как по санитарно-техническому состоянию он является одним из самых худших в области.

Пока руководство ГОВД обращается к местным предпринимателям с просьбой помочь горотделу деньгами или стройматериалами, область в последний раз предупреждает, что если в течение 2005 года ИВС не будет отремонтирован, его попросту закроют.

И тогда к проблемам горотдела прибавятся еще несколько: где брать бензин для перевозки спецконтингента из других городов на судебные слушания и обратно, за что ремонтировать автопарк, состоящий из 2-х спецавтомобилей ГАЗ-53 и отрабатывающий на "честном слове" свой третий ресурс.

В ходе осмотра изолятора мы убедились, что денег ему недостает не только для ремонта протекающей крыши, искрящейся проводки и рвущихся труб. На балансе ИВС числятся 2 немецкие овчарки, о которых когда-то заботилось родное министерство. Сегодня всю полноту ответственности за братьев наших меньших взял на себя личный состав. Милиционеры ежедневно делятся с лохматыми "сослуживцами" содержимым своих "тормозков".

(“Восточный проект”, г. Донецк, 11 мая 2005 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори