пошук  
версія для друку
21.06.2005 | Евгений Широков

Пытал меня опер

   

Родственники обвиняемых в грабеже ребят и их защитники не перестают надеяться, что уж в суде-то, пусть даже не первой инстанции, но сумеют разобраться во всех “тонкостях" уголовного дела, расследованного в Калининском райотделе милиции Донецка. Пока же милиция и прокуратура не хотят признать ни своих, ни чужих промахов и держат в тайне имена “сыщиков-героев".

Погуляли

16 марта 2005 года 19-летний Сергей Шевякин запомнит навсегда. Около 17 часов он после окончания смены зашел в заводскую баню и там встретил знакомого — Александра. Решили, что, выходя с завода, можно немного и расслабиться, водочки выпить. Купили бутылку и прямо на улице, неподалеку от автозаправки, ополовинили ее. Без закуски не понравилось. Трамваем поехали в кафе, расположенное возле завода “Контур". Заговорились и проехали нужную остановку, пришлось пешком возвращаться обратно. Бутылку с недопитой водкой нес в руке Александр, глотнули еще прямо из горлышка. И тут к парням подошел какой-то совершенно незнакомый мужик лет за 50, весьма помятой наружности. Одна нога его была обута в ботинок, а вторая в галошу. Мужик стал просить у ребят или 100 граммов водки, или полторы гривни на сто граммов.

Сергей и Александр отказали ему, вероятно, в самых искренних пролетарских выражениях. Мужик обиделся. Стал сквернословить, схватил Александра за куртку и начал трясти, пока тот его не оттолкнул. Мужик упал, а пареньки зашли в кафе.

В популярной у местных мужиков общепитовской точке, отличающейся демократическими ценами, они пробыли около 2-х часов. Пили еще водку под пельмени и пиво.

Выйдя из кафе, ребята направились к остановке и опять увидели мужика, который клянчил у них водку и деньги. Мужик, возле которого находился солдатский патруль, стал кричать, что, сами, мол, напились, а старику не дали. Завидев солдат-милиционеров, Сергей испугался, что его могут задержать выпившего и сообщить на работу, куда он только недавно устроился, и побежал прочь. Александр припустил за ним. Пробежав совсем немного, они остановились и тут же были окружены патрульными, применившими против них газ.

В Калининском райотделе, куда их привезли около 10 часов вечера, у ребят спросили, зачем они били пожилого мужчину и забрали у него деньги. Те отвечали, что все было наоборот — мужик просил у них водку либо денег, но их не слушали. Александра куда-то увели, а Сергея пристегнули за левую руку наручниками к решетке возле входа в дежурную часть. Причем пристегнули на полностью вытянутую вверх руку. “Висел" он так около 10 часов. На просьбы отвести его в туалет не реагировали. То же и с просьбами позвонить сестре (кроме нее, у Сергея нет родственников), сообщить, что он в милиции. Подходили лишь для того, чтобы спросить, не вспомнил ли он чего. Уже где-то в 9 часов утра измотанный висением на вытянутой руке, униженный отказом в посещении туалета, из-за постоянного морального давления и угроз, желания поесть и ради обещанного звонка сестре он подписал какие-то бумаги, даже не прочтя их. Действительно, через какое-то время с него сняли наручники, сводили в туалет. Александру, которому необходима помощь нарколога для того, чтобы он поставил свою подпись “где нужно", было достаточно лишь увидеть подвешенного Шевякина. Протокол о задержании как “обоснованно" подозреваемых в совершении грабежа был составлен лишь в 16.25 следующего дня. Более 18 часов парни незаконно находились в райотделе, да еще с каким “комфортом" В течение 34 часов им не давали никакой пищи, а родственников не допускали.

Можно ли выдумать преступление?

Утром 17 марта сестре Сергея сообщили, что брат в милиции. Сама она не смогла туда поехать, но немедленно поехала ее свекровь. В райотделе ее встретил какой-то парень в гражданском, назвавшийся опером, предложил побеседовать в его машине. В салоне авто он без пространных вступлений заявил, что Сергей задержан за грабеж, но за тысячу баксов можно все уладить. Женщина ответила, что она не против, но сначала должна увидеть брата невестки. Это “оперу" не понравилось, на том и разошлись. Сергею наняли адвоката, однако ему более 3-х недель не предоставляют возможности ознакомиться с материалами уголовного дела. Михаил Жебин — адвокат — немедленно стал обжаловать действия следователя, а затем и и.о. прокурора района. Сестра Сергея даже лично написанные обращения расклеивала, пытаясь найти свидетелей происходившего 16 марта. На жалобы и обращения официальные лица отвечали, но как-то вяло.

Начальник следственного управления областного УВД в своем ответе Виктории (сестре Сергея) вроде бы и признает, что имели место нарушения при оформлении доставки задержанных в райотдел, даже утверждает, что виновные привлечены к строгой дисциплинарной ответственности, но данных их не разглашает — конспирация. А вообще-то пишут, что все в рамках закона было и на состояние здоровья задержанные не жаловались, телесных повреждений у них не выявлено.

Да, были кое-какие следы, сохранившиеся даже через 20 дней, — бороздка на запястье левой руки — след от наручников. Уверен, никому из нас не нравятся кучкующиеся подвыпившие юнцы — они развязны и агрессивны. Но далеко не все из них — грабители. Чаще всего это мелкие хулиганы, моментально затихающие при виде милиции. У Сергея с Александром деньги при себе имелись. Но были ли они у “заявителя" — большущий вопрос. Неадекватно внешне выглядящий и обутый гражданин вдруг заявил, что парни отобрали у него 57 гривен! Причем в дальнейшем эта сумма два раза корректировалась в сторону значительного увеличения. А с чего это к нему так благосклонны опера и следователь? Ладно, у первых не прошел номер с тысячей баксов, а второй? С чего бы это он вдруг составил “потерпевшему" исковое заявление и распечатал его на служебном принтере? Это уже нарушение требований УПК. Имеются и другие наработки, но они для суда.

Так и напрашивается вывод, что “заявитель" чем-то полезен райотделу. Может такое быть? Очень даже может! “Постукивает" понемножку или родственничек чей-то?

Адвокат Жебин провел свое собственное расследование. По его словам, соседи и знакомые “потерпевшего" дружно утверждают, что семья у него неблагополучная, пьющая. Сам он постоянно нигде не работает, ходит, выпрашивает выпивку, так как соседи уже в долг не дают. Уверяют, что денег у него в принципе быть не могло. После “бомбардировки" сестрой Сергея и его защитником жалобами всевозможных инстанций был заменен следователь, ведущий уголовное дело. Появилась надежда на объективное расследование. Ан, нет! Уже после того, как адвокат и Сергей подписали протокол об ознакомлении с делом, следователя “застукали" в бухгалтерии предприятия, где по договору — от случая к случаю — трудился “потерпевший". Зачем? А выпрашивал справку, что зарплату трудяга получил не 10, а 16 марта (день его ограбления), и не 32 гривни — уж столько наработал, а целых 380!!!

Надо же так стараться, чтобы упрятать на несколько лет двух пареньков за решетку.

(“Донецкие новости”, №23, 9 июня 2005 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори