пошук  
версія для друку
27.07.2005 | Владимир Березин, координатор программы «Против пыток и жестокого обращения» по Донецкой области, г.

Пытки в Донецкой области – «летали и будут летать»

   

С приходом новой власти, а особенно назначением Юрия Луценко на должность министра внутренних дел, у многих жителей Донецкой области, так или иначе сталкивающихся с правоохранительными органами, появилась надежда на изменение милицейской структуры в лучшую сторону. Арест Б. Колесникова, назначение на руководство Краматорской милиции О. Солодуна и М. Сербина, смена прокурора области начали подтверждать наши лучшие прогнозы. Но это, пожалуй, и все. Далее пошли одни огорчительные моменты. Во-первых, смены руководства на городском и районном уровнях практически не произошло. Поменялось “шило на мыло”. Переставили начальников милиции из одних населенных пунктов в другие – на этом все реформирование закончилось. Даже, более того, у людей сложилось мнение, что система “крышевания” милицией с перестановками только укрепилась. Например, люди, работающие в артемовском цехе по “закатыванию паленой водки” и потерявшие года 3 назад работу от того, что “ушла их крыша – их мент”, сейчас снова работают на прежнем месте. “Наш мент пришел!” — радостно восклицают они.

Во-вторых, практически не изменился основной индикатор соблюдения в органах правопорядка прав человека – применение пыток. Как били при аресте и при дознании, так и бьют, как прикрывали палачей в погонах, так и прикрывают.

Примеры:

Артемовск. В марте 2005 Янош Литовченко был арестован у себя дома людьми в штатском, приехавшими на автомобиле с частными номерами. Ворвавшись в дом и представившись милиционером, оперуполномоченный УБОП произвел сильный удар в живот Я. Литовченко. После чего Литовченко упал на пол. Затем он получил несколько ударов по голове, далее на него надели наручники, и он был брошен в машину.

С 10.00 час по 16.30 Литовченко находился на “экзекуции” в ГОВД. У него выбивали показания против родного дяди Коряк А.М., конфликтующего с милицейским руководством. Его избивали ногами по ногам и книгами по голове – заставляли подписать протокол дознания (как свидетеля). Что он под давлением милиционеров и сделал. После чего был отпущен.

Имеется заключение судебно-медицинской экспертизы, в котором зафиксированы гематомы и повреждения средней тяжести головы, тела и конечностей, подтверждающие получение травм в день задержания. Литовченко подал заявление в облпрокуратуру и министру Луценко. Все материалы возвращаются на расследование тому самому милицейскому руководству, с которым в конфликте родственник Литовченко.

Артемовский район. Житель села Парасковеевка Александр Шарун в апреле 2004 года был приглашен в опорный пункт на опрос свидетелей по делу об убийстве, где был арестован и перевезен в Артемовский районный отдел милиции. До утра сидел на стуле у дежурного по райотделу, что нигде не зафиксировано. Допрос начали поздно вечером 14-го около 22-х часов, и продолжался он 2 часа. Вначале психологически давили – “Это сделал ты”. Потом начали избивать – упал на пол, втроем били ногами, становились и прыгали на животе, били ногами по лицу. Один из пытавших спросил: “Может, подключим электрошок?”, начальник не захотел: – “Признается и так”.

Поняв, что могут убить – взял вину. Затем заставили подписать протокол, не читая, отказ от адвоката и отвели в КПЗ. Боль была ужасная. Был весь синий (в гематомах) – болело все. Затем отправили в СИЗО-6, куда, видя его состояние, отказались принять. Потом повезли в больницу (зафиксировано в деле), где потерял сознание. Практически, до 28-го апреля был без сознания. За это время его лечили в инфекционном и травматологическом отделении.

В настоящее время Шарун находится на свободе (выпущен по состоянию здоровья под подписку, что уже говорит о недостаточной базе доказательств в убийстве) и безуспешно пытается призвать к ответственности своих мучителей. Кстати, они где работали, там и работают и продолжают “отмазываться”.

За время его отсутствия странным образом, якобы от отека мозга и цирроза печени, умерла его сожительница, которая дала показания, что это она избила Шаруна. Те, кто ее хоронил, отмечали отсутствие зубов и многочисленные гематомы по телу.

На суде Шарун заявил – и как избивали, и как заставили сожительницу сказать, что она его избила.

Дзержинск. В ночь с 24 на 25-е февраля 2005 г. в хирургическое отделение Дзержинской больницы работниками местного ГОВД был доставлен 25-летний В. Кожин в тяжелом состоянии с тупой травмой живота. После 5-часовой операции (удалена поврежденная селезенка и др. внутренние органы) — его перевели в реанимационную палату, где он долгое время восстанавливался.

В “колокола” забил хирург, делавший операцию. Он единственный человек, который не побоялся сделать заявление и признать факты пыток в милиции. Самого же Кожина и его родителей запугали так, что они написали заявление, что претензий к ГОВД не имеют и что пострадавший получил травму, когда на даче упал с чердака на груду кирпича. Запугивание Кожина и семьи продолжается.

Этот список можно продолжать и продолжать. После прихода Луценко и косметических перестановок вначале была некоторая настороженность, сейчас же все вернулось на круги своя. Милиция пытает, а прокуратура и судьи прикрывают. Скорее всего, они иначе не умеют работать. Среди оперативников четко закрепился принцип дознания, утвердившийся многие десятилетия назад – “Задержанные должны “летать” по кабинету. Иначе работы не будет”.

Вот и “летают”, и становятся, в лучшем случае, инвалидами попавшиеся в лапы палачей люди. И никакие луценки их не остановят.

(http://maidan.org.ua/static/news/1122195954.html, 24-07-2005 )

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори