пошук  
версія для друку
05.08.2005 | Михаил Курочкин

Почему молодые люди, не успев сесть за стол, попали в милицию

   

28 июля, в 15.45, в редакцию позвонили и сообщили о том, что людей, находившихся на поминках в столовой по ул.Кирова, 165, без каких-либо объяснений задержала милиция.

Подъехав к зданию на нескольких машинах, сотрудники УМВД в штатском стали “упаковывать” почему-то только молодых людей. А затем увезли их в Заречный райотдел на Ахтырскую, 14.

Мы немедленно отправились в отделение милиции, где в то время находились задержанные. В ответ на вопрос о местонахождении задержанных дежурный просто пожал плечами и ничего не сказал. В этот момент к нам подошел еще один сотрудник милиции и сказал:

— Мы их не задержали, а просто пригласили. С ними пообщаются и через 10 минут отпустят домой. (К этому времени, к слову, с момента задержания уже прошло два часа.)

Нам удалось поговорить с группой людей, которые приехали с поминок, чтобы узнать о судьбе своих родных:

— Придя с кладбища, мы не успели даже зайти в столовую, как подъехали шесть милицейских машин, откуда вышли люди в штатском и сразу стали кричать: “Всем оставаться на месте, никого не выпускать!” Потом начали забирать молодых парней, заламывая им руки. Мы спрашивали, куда увозят наших детей и на каком основании, на что нам отвечали коротко: “Это расследование”. Родители окружили своих детей, преграждая милиционерам путь. Но те, расталкивая их, продолжали делать свое дело. После чего, засадив десятерых в “обезьянник”, увезли на Ахтырскую. Нам непонятно, как можно так поступать с людьми? Тем более, что это поминки по молодому человеку, у которого осталась беременная жена! Ведь мы живем в правовом, демократическом государстве, но, к сожалению, некоторые об этом забывают.

В это время к райотделу подъехала машина, из которой вышел начальник Заречного РВ УМВД Сергей Лукьянченко. Мы попросили его дать оценку действиям правоохранителей:

— Мы расследуем дело о молодом человеке, погибшем, как считают эксперты, от передозировки наркотиков. На неоднократные просьбы к его знакомым прийти к нам и пролить свет на это дело они не реагировали. Поэтому следователь принял решение выехать на поминки, где были те, кто нам нужен для расследования. Согласен, может, по-человечески это и неправильно, и я накажу виновных. Но люди тоже должны нас понять: для раскрытия дела это было необходимо. А если у них есть претензии, пусть пишут в прокуратуру — это их законное право.

Когда стали выходить задержанные, мы спросили у них, как с ними обходились сотрудники милиции и о чем шла речь.

— В принципе, практически ни о чем не спрашивали, только фотографировали и записывали о нас данные. И задавали всего один вопрос: знаем ли мы что-нибудь об этом случае?

Жаль, что сотрудники милиции способны действовать подобным образом с точки зрения как закона, так и морали. Неужели человеческая смерть и горе близких не являются причиной для сочувствия и действия законными методами? Если мы хотим жить в государстве, где перед законом все равны, кто, как не люди, представляющие закон, должны его соблюдать?

(“Ваш шанс”, г. Сумы, №30, 27 июля 2005 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль