пошук  
версія для друку
10.08.2005 | Инна Ведерникова

Научите канарейку петь, или Кому нужны свободные медиа?

   

Четыре года медийное сообщество зависает на крючке “разгосударствления СМИ”. Напористый спич г-на Правденко, народного депутата от БЮТ и первого человека в парламентском Комитете по свободе слова и информации, признаюсь, внятной речи лишил сразу. Ибо дискуссия из завоеванной категории — “как?” снова вернулась к любимой позиции — “зачем?”. Публичные же посылы власти о свободе слова и независимых от государства СМИ, по традиции, заняли свое почетное место в ряду удобных ей же деклараций. Не более того. По меньшей мере, до весны 2006-го.

Старые песни о главном

“Такие резонансные проекты, как приватизация, тем более на информационном рынке, хозяева политических олимпов спускают на грешную землю только в случае крайней необходимости”. Некогда свежая мысль лидера Киевской организации НСЖУ Игоря Заседы сегодня по праву может претендовать на звание афоризма. Ведь если в 2002-м под хозяевами подразумевались представители “вражеской команды Кучмы”, то в 2005-м и тех, и этих политических деятелей запросто можно свести к общему знаменателю. С одним для всех результатом — полезным демократичным фоном накануне очередного забега.

Так, дискуссия, навязанная обществу четыре года назад, стала блестящим тактическим ходом старой власти. Информационное сообщество клюнуло, всполошилось, засучило рукава и взялось за дело. Речь шла о трех принципиально разных проектах освобождения СМИ от диктата власти. Камнем преткновения стало имущество государственных и коммунальных газет. В силу этого обстоятельства, редакторы городских и особенно районных изданий среди всех подводных течений усмотрели намерение политиков не столько освободить, сколько уничтожить многострадальные масс-медиа. Ибо, по их мнению, варианты реформы, подготовленные народными депутатами Шевченко и Жовтяком, а также Украинской ассоциацией печатников, были направлены именно на ликвидацию их коллективов.

Парламентарии предлагали решить вопрос передачи имущества путем каких-то мутных договоренностей редакции и собственника, где за государством оставалось право последнего “фи” (определенно финансового). Печатники же призывали к открытому аукциону и намеревались пустить редакционные компьютеры и столы с молотка.

Редакциям, правда, предлагали выкупить все это за 50 процентов стоимости. Однако с зарплатами в 300 гривен они вряд ли могли себе это позволить. Пребывая к тому же в твердом убеждении, что имущество сие не только давно отработано, но и приумножено ценой кропотливых трудов на интеллектуальной и рекламной нивах. Потому профессиональное сообщество не преминуло напомнить провокаторам от власти о существовании частников и олигархов, в любую минуту готовых проглотить коммунальные СМИ, поделить рынок и получить возможность безгранично влиять на общество. “О какой независимости идет речь?” — вопрошали редакторы. Появление же в столь острый момент проекта Национального союза журналистов Украины по праву претендовало на звание спасительного моста, по которому участники спора могли дружно двинуть в сторону компромисса. В документе говорилось об уступке учредителями прав собственника редакционным коллективам, а также о безвозмездной передаче имущества. Да, в споре таких оппонентов у истины появился шанс. Однако — стоп! Лучше вспомним о цели реформы. Освободить? Уничтожить? Правильно, под-раз-нить! Теперь можно только вообразить кабинетные причмокивания сподвижников Леонида Даниловича, организовавших такую бравую демократичную заварушку.

Стоит ли удивляться, что в результате СМИ зависли на крючке “освобождения-уничтожения”, команда Кучмы оставила за собой право натягивать леску в силу политической целесообразности, ну а Игорь Заседа почувствовал себя пророком! Тогда же председатель Госкомитета по телевидению и радиовещанию Иван Чиж скромно заметил, что не стоит так волноваться, речь-то о каких-то семи процентах заангажированных СМИ, которые погоды на рынке явно не делают. Но это как посмотреть. К примеру, только в Донецкой области общий разовый тираж зарегистрированных и реально выходящих изданий составляет 2,5 млн. экземпляров, из них на долю общественно-политических всех форм собственности приходится 800 тысяч, из которых 400 тысяч — тираж коммунальных. Практически половина! Как вела себя эта половина во время выборов президента, думаю, напоминать не стоит. Впрочем, как и указывать на позицию частных изданий. Ведь здесь легко усмотреть еще одну из возможных скрытых целей использования властью реформы. Поскольку для построения собственной линии защиты она способна на многое. И не только в отдельно взятом регионе.

Новая волна—2005

Об очередном витке процесса разгосударствления масс-медиа засвидетельствовала выпуклая позиция вице-премьера Николая Томенко. С первых дней работы новой команды власти гуманитарный спикер публично заявляет о готовности государства отпустить прессу и уступить права собственников государственных и коммунальных СМИ редакционным коллективам. Но главное не торопиться, говорит Николай Владимирович, и определить приемлемые для всех условия. Вам это ничего не напоминает?

Маховик снова запущен. И снова накануне выборов. Только вот для создания столь же демократичной картины, как это получилось у Кучмы, условия определенно не сложились. Депутаты и печатники как-то мудро притаились со своими непопулярными проектами, а столп законодательной мысли застрял в кабинете председателя Национального союза журналистов Игоря Лубченко. Оно и понятно. Рыба, пойманная на крючок, рада любому шансу с него соскочить. НСЖУ и сегодня готов обсуждать планы освобождения СМИ, что называется, на любом уровне. И главная встреча, как показалось председателю союза, уже состоялась. Новую редакцию программы Лубченко презентовал Президенту Ющенко на личной аудиенции. Глава государства согласился с необходимостью такого шага, а также поручил Николаю Томенко создать рабочую группу, способную аккумулировать информацию и выдать на-гора некий документ, который бы удовлетворил заинтересованные стороны. А именно: СМИ, власть, общество, наконец, ради которого, в принципе, все в новой стране должно и делаться. Войти в рабочую группу, по-видимому, должны были специалисты разных сфер, начиная от самих журналистов и заканчивая компетентными представителями министерств труда, финансов и еще многих структур, способных выдавать на-гора. Ведь в связи с разгосударствлением, действительно, возникает ряд вопросов, связанных с той же социальной защитой журналистов, системой налогообложения, которая в сегодняшнем варианте вряд ли сможет поспособствовать выживанию изданий в свободном полете. В ряду особо ювелирных задач реформы — способность государства противостоять монополизации информационного рынка. В общем, есть о чем говорить. Но это если на самом деле хотеть создать по-настоящему демократичный закон, способный хотя бы в части основных моментов удовлетворить интересы всех игроков информационного рынка.

Так вот, презентация Лубченко состоялась в марте. Но и в июле по поводу создания рабочей группы в той же пресс-службе Николая Томенко мало что слышали. По-видимому, после консультаций особой важности пресс-секретарь Николая Владимировича на полном серьезе сообщила, что вопрос организации группы обсуждается (!). Справедливости ради замечу, что буквально на следующий день на сайте Кабмина прошла информация о заседании некой межведомственной комиссии по вопросам развития информационной сферы, где в очередной раз обсуждалась тема общественного телевидения и радиовещания. На следующем заседании речь якобы пойдет уже о реформировании печатных СМИ. Но та ли это рабочая группа, о которой говорил Президент? С учетом исчерпывающей информации пресс-службы вице-премьера ответа нет. Сам же первый гуманитарий страны от каких-либо комментариев по интересующей нас теме отказался, передав через пресс-секретаря, что уже довольно много высказывался на этот счет. А вопросов к Николаю Владимировичу действительно больше-то и нет.

Тем временем инициатива НСЖУ и его председателя Игоря Лубченко развивается по нарастающей. Сама суть позиции журналистов осталась неизменной. За два года предлагается провести детальную подготовку реформы, включая подробный мониторинг финансового состояния каждой отдельной редакции, с последующей безвозмездной передачей имущества и обеспечением социальных гарантий журналистам. Речь и о внедрении системы специальных грантов для редакций тех районных изданий, где ситуация особенно тяжелая и шансов выжить без дотаций нет.

Однако есть в программе и пункты, которые, мягко говоря, вызывают удивление. Особой оригинальностью блещет предложение НСЖУ за два подготовительных года выравнять стартовые финансовые возможности всех редакций. Но как, простите, в таком случае быть с коллективами, которые и в тандеме с государством научились зарабатывать самостоятельно? Там исключительно на собственные средства покупается оборудование и давно компенсирована стоимость помещений, которые государство так не хочет отдавать якобы даром. Также настораживает желание НСЖУ приравнять всех журналистов, проработавших в СМИ любой формы собственности более 10 лет, к госслужащим, что хоть и гарантирует высокую пенсию, но как-то слабо вяжется со стремлением выйти из-под влияния государства. Но здесь, наверное, хороший такой метеорит от Лубченко лежит в огороде приватных СМИ, где о защите и социальных гарантиях говорить до сих пор не принято.

Кстати, НСЖУ на днях разродился еще одним проектом, теперь уже Закона об обеспечении экономических условий реформы. На вопрос, кого союз считает основным партнером в достижении конечной цели — реформировании государственных СМИ, Лубченко назвал Комитет ВР по свободе слова и информации. Вот здесь круг и замыкается, а председатель НСЖУ выступает хоть и в симпатичной, но довольно незавидной роли известного героя Сервантеса. Ибо, с одной стороны, ему “помогает” расторопность исполнительной власти в виде несуществующей рабочей группы, с другой, позиция главы комитета г-на Правденко, который, пребывая в стойком убеждении о полном развале экономики страны, предлагает подождать еще хотя бы пару-тройку десятилетий до обеспечения полной, так сказать, платежеспособности украинской нации. Своя логика в этом, конечно, есть. Однако опытный парламентарий не может не знать, что такой развал продлится до тех пор, пока власть будет иметь возможность скрывать свое лицо за официально карманными газетами.

Я тебя слепила из того, что было

А в низах посредством интуиции и собственного разумения журналистские коллективы принялись сами ваять свою независимость.

Львовская область. Дрогобыч. Газета “Галицька зоря”. Тираж 9 500. Восемь полос. Выходит три раза в неделю. Конкурирует на рынке еще с 14 местными и областными изданиями. Покрывает район из четырех городов, экономику которого составляют доходы от курортного бизнеса (Трускавец), а также крановый и нефтеперерабатывающий заводы Дрогобыча. Общее население 250 тысяч. Среди учредителей-трудовой коллектив, районный и городской советы. В 2002-м газета заключила с властью договор на освещение деятельности.

Что имеет? Господство официоза на страницах. На 150 тысяч в год. Из них получает 20 тысяч, которые не компенсируют даже половины суммы всех фискальных налогов в городскую казну. Причина произвола? Помещение в центре города. На него много претендентов, оно же — коммунальная собственность. Как, впрочем, и компьютеры, купленные на средства редакции, и автомобиль, и капитальный ремонт за 70 тысяч.

Мораль: зачем такие учредители? В апреле на редакционном собрании члены коллектива “Галицької зорі” официально отказались от статуса государственных служащих. Теперь главный редактор Петр Мацан апеллирует к политической воле новой власти и лично Президента.

Донецкая область. Артемовск. Газета “Вперед”. Разница в том, что Донецкая администрация с 1992 года не прекращает массовую поддержку государственных и коммунальных СМИ. Все без исключения издания почти на 100 процентов обеспечиваются бумагой. При областной администрации создано государственное предприятие, которое осуществляет централизованные закупки у производителей. Деньги выделяют местные и районные бюджеты, где эти расходы идут отдельной строкой. Господа, ну давайте отдадим должное смекалке власти, использующей такой действенный рычаг в управлении ручными СМИ! Конечно, кто-то может сколько угодно рассуждать о позиции и независимости части редакторов, но факт остается фактом. И выборы это подтвердили. Ибо наличие у власти собственных медиа само по себе топорная провокация, которая исключает какие-либо демократичные нормы. Грех, как говорится, не использовать законные возможности… Тем более, если на это есть деньги.

И все-таки, опустив больную выборную тему, хочу обратить внимание на то, что даже там, где сильно давили, журналисты искали решения. Порой даже с помощью самой власти. И речь не только об отказе от дармовой бумаги. Еще три года назад решением сессии городского совета Артемовска коммунальное предприятие “Редакция газеты “Вперед”” было ликвидировано, а вместо него создано ООО с полными правами хозяйствующего субъекта. Да, в учредителях самой газеты как продукта, подлежащего регистрации, власть осталась, но ООО — это уже поступок, особенно с ее стороны. Помещение редакция взяла в аренду сроком на десять лет. “Мы надеялись, что за это время в государстве что-то изменится, — говорит главный редактор Виктор Герасимов. — Альтернативы разгосударствлению нет. Пусть сейчас в городе демократичный мэр, но завтра придет другой, и все начнется сначала. Нужен закон. Нам не надо дарить наши кабинеты, давайте мы их купим по остаточной стоимости. И 30-процентного налога на недвижимость тем самым избежим”.

Добавлю, что выжидательная позиция теперь уже новой власти подрывает экономические основы даже тех изданий, которые способны стать независимыми. Имущество газеты “Вперед” еще три года назад оценивалось в 100 тысяч гривен. За это время редакция уже выплатила мэрии 30 тысяч аренды. Точнее, просто выбросила на ветер. Это на фоне-то разговоров о независимости СМИ?

Так кому все-таки нужны свободные медиа?

Так, в случае реформы:

1. Власть

а) снимет с себя ответственность за использование административного ресурса;

б) раз и навсегда избавится от упреков СМИ в давлении;

в) получит дополнительные средства в бюджет.

Вопрос: решится ли властная политическая элита накануне выборов отказаться от использования админресурса? Возьмет ли на себя ответственность за создание правового поля, где не будет места медиа-монополиям, непомерному налоговому прессу и информационному киллерству, успевшему стать столь популярным в псевдожурналистских кругах? Классик сказал по этому поводу примерно следующее: “Я не разделяю вашу точку зрения, но я готов умереть за то, чтобы вы имели на нее право”. Умереть для власти, в нашем случае, — значит принять закон, который бы и обеспечил это право.

2. Приватные СМИ

а) смогут работать в условиях равной конкуренции;

б) попытаются вытеснить с рынка мелкие и слабые СМИ коллективной формы собственности, желая неограниченно влиять на общественное мнение.

Вопрос: допустит ли это государство? Неудивительно, что крупный капитал серьезно заинтересован в приватизации СМИ, да еще желательно на драконовских условиях, без помещений и собственности. Государство с претензией на демократию обязано принять мудрый закон.

Вопрос: попадут ли в итоге свободные СМИ под чье-то влияние? Демократия не идеальна. Одни попадут, другие нет. Дело в другом — любая политическая элита при власти получает неограниченное количество преференций, потому остро нуждается в голосе общественного контролера. И, может быть, не так важно, кто станет представлять палитру мнений на информационном рынке и отслеживать средства, которые идут мимо бюджета, — газеты оппозиционных партий, трудовых коллективов либо олигархов? Пусть лучше спорят между собой десять, чем диктует один. Но здесь существует еще один подводный камень, который, несмотря на первые декреты нового гаранта, продолжает лежать на том же месте, куда его определил старый. Власть и бизнес в Украине – одно и то же лицо! Потому рано или поздно с палитрой мнений будет возможен только донецкий или пинчуковский вариант. Скажете, не о чем подумать народному Президенту и “рабочей группе” г-на Томенко?

3. Государственные и коммунальные СМИ получат

а) самостоятельность с последующим выбором: быть или не быть свободными, без повода обвинять власть в давлении;

б) повод избавиться от упреков читателей и приватных СМИ в необъективности;

в) шанс наконец-то отойти от информационных поводов, которые поставляет власть;

г) возможность заработать на производстве качественного продукта.

Вопрос: будут ли использованы эти возможности? Не факт, потому как и среди свободных СМИ тоже много умных, красивых и вечно голодных обезьян.

4. Общество

Без сомнения, общество в праве рассчитывать на астрономические дивиденды, начиная от многообразия мнений и заканчивая возможностью выбора. За это стоял Майдан.

Вопрос: освобождает ли сие граждан от личной ответственности? Ведь спрос формирует предложение. И перед интеллектуальными пристрастиями потребителя могут померкнуть даже миллионы “великого и ужасного” Мердока, уже готового выкрасить украинские СМИ в его любимый желтый цвет. Не знаю, о чем там говорили Президент Ющенко и медиа-магнат, владеющий десятками телеканалов и сотнями печатных СМИ по всему миру, но в случае чего претензии по поводу уровня, свободы и т.п. — только к себе любимым. Не нравится — не покупаем.

А потому можно предположить, что уже сегодня скрип, лай или песни многоуважаемых украинских СМИ определяет совсем не толщина кошелька потенциального читателя, а утонченность его вкуса.

Вот такая интересная реформа могла бы получиться.

Сергей Правденко, заместитель председателя Комитета ВР по свободе слова и информации:

Хотят ли все коллективы и редакторы коммунальных СМИ этого разгосударствления? Одно дело выбивать деньги из учредителей, совсем другое — зарабатывать самостоятельно. Это значит быть популярным у читателя. Это значит выигрывать тендер на размещение информации в том же областном совете.

По моему глубочайшему убеждению, к этому большинство редакций не готово. С другой стороны, и областные руководители не готовы к тому, что пресса станет их партнером, а не останется слугой. Идеальный вариант — опереться на читателя. А у читателя сегодня в кошельке пусто! Пока население бедствует, ни свободы слова, ни хотя бы формальной независимой прессы не будет. В стране есть только одно исключение — газета “Сільські вісті”, которая еще как-то умудряется держаться на плаву. Но и она теперь не выходит пять раз в неделю, да и тираж потеряла.

А все потому, что читатель сегодня не в состоянии содержать даже те издания, которые ему нравятся. Реклама? При нашем уровне развития экономики рекламодателей не так уж и много. Если бы мы выпускали десять марок холодильников и тридцать марок автомобилей, то тогда можно было бы говорить о свободной прессе. Да и не забывайте, что любой рекламодатель, если чувствует, что, по сути, содержит издание, начинает диктовать. То есть свободная пресса есть там, где хотя бы 90 процентов населения составляет средний класс. Свободы слова, не обеспеченной материально, просто не существует. Это фикция. Но это мое личное мнение.

Если же достаточно большое число редакторов областных, городских, районных СМИ все-таки обратятся через того же Лубченко в комитет и скажут “Надоело, давайте писать закон”, то нам придется этим заняться. Последний проект НСЖУ я не читал, но название “Об обеспечении экономических условий…” говорит само за себя. Так вот главное экономическое условие — это деньги в кошельках наших граждан. Никаким законом этого не изменишь.

Выход? Поднимать экономику. И это не дежурная фраза. Пусть уйдут десятилетия. Вы посмотрите, сколько десятков миллиардов гривен проходит мимо бюджета. Даже сегодня.

К тому же, очень спорный момент — имущество. Нет вопросов к тем изданиям, которые на рынке по 70 лет. А тем, что появились 5—10 лет назад, тоже помещения дарить? За чей счет? Налогоплательщика? Государство, признаюсь, выглядит несколько странно. Получается, дай нам бесплатно, а мы тебя за это еще и критиковать будем? Создавайте издания, делайте их популярными и будьте независимыми.

Игорь Лубченко, председатель Национального союза журналистов Украины:

В отношении того, надо или не надо проводить реформу, мое мнение известно. Развивать демократические институты следует параллельно. Имею в виду и рыночную экономику, и здоровую оппозицию, и свободу слова. Вообще, когда на Западе говорят о независимых СМИ, подразумевают именно независимость от власти. Однажды во время визита делегации наших журналистов в Германию кто-то озадачил зарубежных коллег вопросом о том, как их государство финансирует СМИ. Пришлось звать трех переводчиков, чтобы пояснить немцам, о чем собственно идет речь.

Что же касается нынешней ситуации, то я надеюсь на политическую волю и исполнительной власти, и законодательной, и самого Президента. Закон необходим. Как и необходима качественная его подготовка.

Самый больной вопрос помимо имущества, конечно, — судьба районных изданий. В случае реформы я вижу три варианта развития событий:

1. Газета живет самостоятельно.

2. Объединяются несколько газет (есть районы, где восемь тысяч населения, там, естественно, самостоятельно не выжить).

3. Гранты из госбюджета (таких будет немного).

Союз журналистов сегодня активно обсуждает в редакционных коллективах наш последний законопроект. До осени хотим утрясти все спорные моменты. Вариант разослан возможным участникам процесса. Надеюсь, что и в Комитете по свободе слова и информации нас все-таки поддержат. Не так давно я имел беседу с Владимиром Литвином. Уже в первой половине октября можно было бы провести парламентские слушания. У депутатов, безусловно, нашлись бы полезные мысли.

А эпицентр подготовки реформы, думаю, все-таки должен переместиться из НСЖУ в какую-то иную точку, где можно было бы задействовать опыт и знания не только журналистов. Дело за властью.

Сергей Гузь, председатель Независимого медиа-профсоюза Украины:

Нужно четко разобраться, что все-таки подразумевается под разгосударствлением. Все почему-то говорят, что можно создать общественное телевидение и радио. А газеты? Как быть с районками? Мы встречались с главными редакторами в Кременчуге и Запорожской области. Часто в районе выходит всего одна газета, принимает один телеканал. Таким образом, под предлогом реформы мы можем создать для людей условия очень узкого информационного рынка. Нам нужно думать, как, с одной стороны, убрать государственный контроль, а с другой — сберечь для людей возможность получать информацию из альтернативных источников,

В отношении предложений НСЖУ объединить некоторые районные издания скажу, что во многих случаях это что-то из области фантастики. Разве можно сравнивать те же компактные районы в Прибалтике, где пошли по этому пути, и наши бескрайние просторы. С точки зрения коммерции и распространения, будет очень трудно издавать межрайонную газету.

Нам надо искать свои решения.

Почему в таком случае мы не можем сделать некоторые районки собственностью территориальной общины? Мне кажется, что сегодня проблема в отсутствии политического выбора в стране. Власть не взяла на себя ответственность за принятие этого решения, но в то же время и не отдает инициативы тем же жителям территориальных общин. Почему не провести местные референдумы и не принять решения там? Хотят содержать за свой счет газету — пожалуйста. Газета получит лицензию на какой-то срок, бюджет.

Ключевой вопрос — в чьих интересах будет проведена реформа?

На мой взгляд, сейчас речь об аппетитах крупного капитала и самых влиятельных политических партий. Это легко проследить, если взять любую область, выписать все газеты, которые там выходят, и посмотреть, какие из них будут ликвидированы и кто от этого выиграет. Издания, которые представляют крупный капитал и составляют лобби процесса, направленного на полную приватизацию.

Фактически, приватизация трудовым коллективом — это тоже не выход. На одну секунду они станут собственниками. Потом им нужны будут деньги на помещение, зарплату, а экономические условия для этого не созданы. Кредиты дорогие. Налоги непомерные. Таким образом, если одним махом лишить дотаций, рынок достанется частникам и партиям. И даже сильным газетам надо будет потратить много энергии и ресурсов, чтобы догнать тех, кто уже свободно работает на рынке. И бороться им придется с успешными изданиями.

Выход? Да, наверное, часть газет будет приватизирована. Право собственности достанется коллективу, которому государство обязано предоставить какое-то время на поддержку. Дотация с постепенным сокращением плюс продуманная налоговая политика. Если же коллектив не хочет полностью приватизировать издание, часть акций может быть выставлена на свободную продажу. Если газета оказалась не нужна и частнику, пусть попробует стать изданием местной общины.

(“Зеркало недели”, №26, 9-15 июля 2005 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори