пошук  
версія для друку
27.09.2005

Преступником можно сделать любого

   

К вам обращаются родители арестованного сына Дернового Валерия Владимировича, 1956 г. р., полковника милиции, пенсионера и ветерана МВС (с выслугой 32 года), бывшего начальника городского отдела УМВС г. Мукачево.

В настоящее время сын находится в СИЗО г. Ужгорода. Ему предъявлено обвинение в фальсификации выборов мэра г. Мукачево 18.04.2004 г. Сына повесткой вызвали в Генпрокуратуру как свидетеля ровно через год после скандальных выборов — 20.04.2005 г.

Ничего не подозревая, он явился в назначенный срок, где его и задержали. Обвинение было предъявлено на основании показаний свидетеля, который внезапно объявился через год после выборов. Из Киева сына перевезли в Мукачево, где состоялся суд. Полковнику милиции, ветерану МВС, который по состоянию здоровья ушел на пенсию, надели наручники, всячески унижали в зале суда и называли бандитом (со слов нашего младшего сына, который там присутствовал как залогодатель). Но ни биография, ни состояние здоровья не были взяты во внимание. Сын имеет постоянное местожительство, семью, детей, от следствия не уклонялся. Почему поверили через год появившемуся свидетелю? Так можно оговорить кого угодно и сделать преступником. Почему в категоричной форме отказано в изменении меры пресечения, не указывая даже мотивов отказа?

Вот уже четыре месяца сын находится в СИЗО, состояние его здоровья ухудшается. За четыре месяца его жене дали только два свидания, а передачи разрешают передавать лишь два раза в месяц. Поехать и навестить сына мы по состоянию здоровья не можем, да и очень далеко. У нас нет таких средств, чтобы чем-то помочь ему, ведь мы всего лишь пенсионеры, участники войны. Отец — заслуженный учитель Украины, который проработал 47 лет в школе, и я тоже учительница с 43-летним стажем. Всю жизнь мы учили детей доброте, справедливости, честности, порядочности, и они такими и выросли. И такая несправедливость коснулась нашего сына Валерия. Мы обращались и к министру внутренних дел Ю. Луценко, к Президенту и его жене, к народным депутатам ВР и к В. Литвину, в Генпрокуратуру, к Нине Карпачевой, к министру юстиции. Но нам приходят одни отписки, не содержащие конкретного ответа: ваше обращение отослано на рассмотрение в Генпрокуратуру или ответа не было вообще. Очередной суд от 19.08.2005 г. продлил арест до восьми месяцев.

Несмотря на то что проведена судебная медэкспертиза и есть заключение специалистов, подтверждающее, что у него есть ряд заболеваний, которые не позволяют ему находиться в СИЗО (ишемическая болезнь сердца, стенокардия, кардиосклероз, гипертоническая болезнь II— III ст., хронический пиелонефрит и др.), ни прокуратура, ни суд не берут это во внимание. Сын нуждается в дополнительном обследовании и стационарном лечении, но и в этом ему отказывают.

Кто ответит, если с нашим сыном что-то случится? Он не заслужил такого отношения. Его вина не доказана, а его называют бандитом, он нуждается в медицинской квалифицированной помощи, а ему отказывают. Почему? Он — честный офицер, но вопрос о залоге и подписке о невыезде даже не рассматривается. Сына даже не привозят в зал судебного заседания, несмотря на его просьбы и заявления адвокатов, его лишают права слова в свою защиту. Он полностью изолирован. Его не хотят ни слушать, ни слышать. Почему? Неужели это та демократия, за которую мы голосовали?

Мы считаем, что нашего сына, честного офицера, который никогда не нарушал закон, а 32 года боролся с беззаконием, с преступным миром, не идя на сделки со своей совестью, просто сделали заложником в расследовании данного криминального дела. Жалобы и апелляции адвокатов рассматриваются необъективно или вообще не берутся во внимание. А судебные заседания (его жена на них постоянно присутствует) напоминают заранее написанный сценарий.

Адвокаты уверены, что это — политический заказ.

Мы, родители, уже глубокие старики, обращаясь в газету “2000”, просим вас помочь остановить это беззаконие и “беспредел”, вернуть честное имя человеку, который всю жизнь боролся с преступностью, о чем говорят его многочисленные награды, внеочередные звания, глубокое уважение сотрудников.

Мы не знаем, когда закончится следствие и дело будет передано в суд. Ограничится ли оно 8 месяцами или будет продлено дальше? И доживем ли мы до суда? Отец перенес инфаркт миокарда, для поддержания работы сердца поставили кардиостимулятор, я тоже уже стара и больна. И мы нуждаемся в защите и поддержке своих детей.

Мы очень надеемся, что в нашей стране не может одержать верх насилие, негуманность, безнаказанность власть имущих (тех, кто считает, что власть дала им право единолично вершить судьбы людей и страны).

А сейчас мы имеем факт, когда уничтожается семья, родители, близкие родственники. Хочется верить, что Украина — правовая держава и уже не действует принцип “Нет человека — нет проблем”.

“Я вам гарантую, що не допущу політичних репресій, політичних переслідувань: щодо недопущення політичних переслідувань — я готовий взяти відповідальність цю на себе” (из выступления Президента в ВР 20.09.05).

Владимир Васильевич и Вера Семеновна Дерновые, Черкассы

(“2000”, 23.09.2005)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори