пошук  
версія для друку
03.10.2005 | Ирина Десятникова, Александр Артазей, Александр Галух, Ирина Голотюк, журналисты"Фактов"

Юрий Кармазин: "с 1 октября в Украине фактически вводится запрет на профессию журналиста"

   

Завтра вступает в действие обновленный закон о выборах народных депутатов

Забывайте, дорогие читатели, о том, что из газет (впрочем, то же относится к радио и телевидению) можно получить полную информацию о жизни в Украине и за рубежом. ВсЁ! С завтрашнего дня, согласно Закону Украины "О внесении изменений к Закону Украины "О выборах народных депутатов Украины", о том, что происходит в нашей стране, можно будет читать на заборах, туалетной бумаге и прочих не зарегистрированных в Комитете по делам печати поверхностях. Газеты же в эти благословенные народными депутатами предвыборные времена превратятся в доски оплаченных (по предоплате!) рекламных объявлений, наперебой расхваливающих партии и блоки, которые идут на выборы. Не верите — посмотрите статью 65 раздела 8 упомянутого закона. Или статью 68-ю того же раздела, напрямую запрещающую любые(!) журналистские комментарии и оценки при освещении избирательного процесса. Ради чего, спросите, авторы закона замахнулись на охраняемые Конституцией и другими законами свободу слова и право граждан на получение полной и непредвзятой информации? Не поверите — ради равенства всех, в частности участников гонки. Такая вот высокая цель, достичь которой, кроме, конечно, создателя Кольта, пока никому не удалось.

Благими намерениями авторов закона нардепов Юрия Ключковского и Олега Зарубинского, а также ставшего во время выборов президента звездой экрана члена Центризбиркома Андрея Магеры страна получила документ, по мнению многих экспертов, противоречащий правовым основам и Конституции Украины. Например, в нескольких случаях газету могут до конца выборов закрыть решением Центризбиркома или соответствующей избирательной комиссии (до принятия закона это было прерогативой исключительно суда), а любой кандидат в депутаты, партия или блок в том случае, если информация, опубликованная в СМИ, покажется им недостоверной, имеет право на ответ — в трехдневный срок в том же объеме и совершенно бесплатно. И никаких, опять-таки, заморочек с судами, в которых до сих пор приходилось доказывать достоверность или недостоверность обнародованной информации. Фактически выбирать людей, от которых, без преувеличения, будет зависеть судьба каждого, придется по глянцевым портретам с такими же лакированными, оплаченными за наш с вами счет (потому что государственным СМИ будут платить за политическую рекламу из госбюджета) программами и обещаниями. Помнится, в одну из предыдущих избирательных кампаний некий кандидат в президенты обещал разделить на всех пенсионеров Украины... Нобелевскую премию, на которую его якобы выдвинули. Времена были тяжелые, "равенства" не было, хоть убей, и доверчивые избиратели только из газет узнали о том, что кандидат врет. Теперь такой благодетель, пожалуй, прошел бы в парламент...

Честно говоря, внимательно изучив усовершенствованный закон о выборах, журналисты "Фактов" колебались. То ли на 120 избирательных дней уйти в отпуск — работы-то все равно не будет. То ли, дословно придерживаясь буквы этого закона, продемонстрировать его абсурдность и невыгодность даже для авторов. Хотели обратиться и в Конституционный суд. Ведь не только нам, но и авторитетным юристам многие положения закона кажутся не соответствующими Основному Закону Украины. Увы, знатоки конституционного процесса охладили наши горячие головы. Оказывается, запросы в КС от граждан и юридических лиц принимаются только в том случае, если оспариваемый закон уже "неоднозначно" применялся разными органами. То есть в нашем, например, случае это возможно, если ЦИК считает, что газету надо закрыть, а кто-то из "компетентных" с ним не согласен. Поэтому мы решили сделать то, что и должны были сделать, — обратиться к читателям и рассказать, что нас ждет уже в самое ближайшее время. Когда свободу слова отменят.

Обновленный закон о выборах "Фактам" прокомментировали известные политики, юристы, дипломаты.

"Статьи закона, задуманные как "предохранитель" "черного пиара", становятся инструментом давления на СМИ"

Александр Черненко, Комитет избирателей Украины:

— Новой редакцией закона о выборах народных депутатов фактически запрещается давать представителям СМИ оценочные суждения, касающиеся кандидатов в депутаты или программ политических партий. Но ведь политическая журналистика предусматривает разные жанры, в том числе редакторские колонки, аналитические обзоры и т. п., суть которых, собственно, и состоит в авторских суждениях, основанных на опыте авторов и подкрепленных их авторитетом в обществе.

Фактически, если журналист вспомнит в своем материале тот факт, что какой-нибудь кандидат на прошлых выборах шел под одними лозунгами, а сейчас идет под диаметрально противоположными, и таким образом вслух усомнившись в искренности этого кандидата, то это может быть расценено как оценочное суждение, и последствия для издания, в котором журналист работает, могут быть весьма плачевными.

Таким образом, статьи закона, которые в идеале предусматривались как "предохранитель" от распространения недостоверных данных и "черного пиара", становятся инструментом давления на СМИ или их нейтрализации до конца избирательной кампании.

Судья Шевченковского райсуда Киева Ирина Сапрыкина, много лет рассматривающая иски к СМИ и даже закрывшая своим решением одну из газет, считает закон "О некоторых изменениях..." в отдельных его частях не соответствующим ни здравому смыслу, ни Конституции, ни основам права.

— Как может закон действовать в строго ограниченные сроки? Это нонсенс, — считает судья. — Кроме того, в законе идет подмена правовых понятий. На ЦИК возлагаются не свойственные ему вопросы закрытия СМИ, ограничения доступа к ним. Такие решения находятся исключительно в компетенции суда, который руководствуется такими понятиями, как состязательность, открытость и гласность процесса. Принимая решение о том, закрывать ли ту или иную газету, суд обязательно выслушивает мнение сторон, их возражения. А этим законом, разрешающим ЦИК по жалобе одной стороны обязать опровергнуть информацию и закрыть СМИ, тем самым нарушаются права самого средства массовой информации. До сих пор судебные решения о закрытии СМИ широко обсуждались общественностью, что делало практически невозможным принятие кулуарных решений.

Действия Центризбиркома СМИ, конечно, смогут обжаловать в суде, но как скоро эти жалобы будут рассмотрены и каким образом будут восстановлены права средств массовой информации — это вопрос. В том числе и времени, в течение которого многие СМИ будут разорены, потеряют читателя и т. д. В отличие от судебного предвыборный процесс — быстротекущий, поэтому решения судов, восстанавливающих права СМИ, могут оказаться уже неактуальными — к этому времени СМИ понесут невосполнимые потери. Суд же, в исключительных случаях закрывая СМИ, никогда не применяет немедленного исполнения своего решения. Так, закрытая по моему решению в конце января 2004 года газета выходила почти год — пока продолжалось апелляционное рассмотрение.

По сути, на ЦИК возложены карательные функции, что, конечно же, незаконно, ведь все правоотношения в обществе подлежат рассмотрению только в судах. Если же ЦИК применяется как карательный орган, о прозрачности, законности и справедливости выборного процесса не может быть и речи.

Кстати, не исключена ситуация, при которой баллотирующаяся партия или кандидат в депутаты закажет и оплатит неправдивый агитационный материал в газетах, принадлежащих конкурирующим партиям, а затем при помощи ЦИК их же и закроет. И случиться это может в самом начале избирательной кампании. В итоге избиратель вообще лишится информации о тех, кого ему выбирать. Боюсь, что это не утопия, если закон будут применять в этой редакции.

"Эти статьи закона выполняться не должны"

Юрий Кармазин, народный депутат, член фракции "Наша Украина":

— Предвижу, что эти нормы не будут исполняться, как и все наше законодательство. Я считаю, что эти статьи закона входят в противоречие с главным законом страны — Конституцией. И поэтому выполняться не должны. Точка. Есть Основной Закон. Кто недоволен — пусть обращается в суд. После этого возникнет обращение в Конституционный суд, и таким образом маразм этих статей будет виден. Они недоработаны, несовершенны и практически неисполнимы. Ведь фактически вводится запрет на профессию журналиста. Журналисты становятся даже не "подносчиками снарядов", они вообще никто по этому закону. СМИ будут лишены права давать свою оценку, зато ее будут давать совершенно посторонние люди. Тогда какой смысл издавать газету? К тому же доведена до абсурда система оплаты. За каждый "чих" с упоминанием чьей-то фамилии нужно будет платить. Ни в одной стране мира такого нет и не может быть.

Кроме того, некоторые статьи закона нарушают международные договора, которые стали частицей украинского законодательства. В частности, которые касаются прав журналистов и обеспечения свободы слова.

Узаконенное теперь право ЦИК прекращать выход того или иного издания — это тоже абсолютная глупость. Потому что по Конституции суду подвластны все правоотно-шения в государстве. Здесь вообще не может быть проблемы. Просто люди (авторы закона. — Ред.) хотели как лучше, но сделали хуже. Я советую журналистам читать и соблюдать Конституцию, международные акты и законы о СМИ. Кстати, эти статьи (из вступающего в силу закона. — Ред.) можно еще отменить. Но должно созреть общественное мнение, а я согласен быть адвокатом тех изданий, которые захотят прикрыть.

Нестор Шуфрич, член фракции СДПУ(о):

— Я не могу не согласиться с тезисом, что эти нововведения — серьезнейшее ограничение самой возможности свободно работать для представителей прессы. Безусловно, это прямое давление на журналистов. К сожалению, этот закон в первом своем варианте был принят под серьезнейшим давлением "Нашей Украины" — мы помним, как это происходило в 2004 году, и сейчас они подняли крик вокруг внесения в него изменений. Этот закон принимался как совокупность многих договоренностей, и, к сожалению, на отдельные положения статей 68, 70 и 71 обратить внимание было просто невозможно — не потому, что этого не видели, а потому, что дискутировать вокруг отдельных положений этих статей просто не представлялось возможным в связи с беспрецедентным давлением.

В том, что представителям власти, и в первую очередь партии НСНУ, есть чего бояться, думаю, уже не сомневается никто. Таким образом, ограничивая возможность говорить о себе правду, они пытаются еще раз обмануть людей. Но я уверен, что будет найдена форма предоставления объективной и правдивой информации в отношении всех участников избирательного процесса, и обмана людей, подобного тому, который произошел на Майдане, допущено не будет.

"Подобные жесткие ограничения СМИ... можно снять"

Николай Мартыненко, лидер фракции "Наша Украина":

— С моей точки зрения, разница между новой и старой редакциями этих статей исключительно редакционная. Тем более я уверен, что ни одно серьезное СМИ и так не будет распространять материалы, запрещенные другими законами. Это относится к запрету распространения заведомо неправдивых или клеветнических сведений о партиях и кандидатах. Что касается отсутствия СМИ в перечне субъектов обращения с жалобой в избирательную комиссию, то ни один закон не отбирает у средств массовой информации права обращаться прямо в суд.

Если же говорить о сути проблемы, то нужно вспомнить время, когда принимался закон о выборах. Весна 2004 года — это время настоящего разгула "темников". Недостоверная, клеветническая, откровенно лживая информация о политических силах и политиках, противостоящих старой власти, лилась с экранов и полос общенациональных СМИ. Скажем, ваш покорный слуга на себе испытал все "прелести" обвинений в чем угодно. Разработчики поправок в этот закона пытались хоть как-то ограничить поток подобной дезинформации.

Сейчас ситуация радикально изменилась. Реальная свобода слова — одно из главных достижений новой власти. Уже никто не рассылает с Банковой инструкций главным редакторам. Поэтому лично я считаю, что подобные жесткие ограничения работы СМИ во время избирательной кампании можно снять. Но в июле, когда рассматривались изменения и дополнения к закону о выборах, и объединенные эсдеки, и фракция Партии регионов практически единогласно поддержали их именно в упомянутой редакции. Политические силы, которые построили и использовали в своих целях систему "темников", подсознательно ожидают чего-то подобного от новой власти. Могу успокоить их словами Президента: парламентские выборы-2006 будут честными, прозрачными и без админресурса.

Александр Швец, главный редактор газеты "Факты":

— Знаете, что со всеми нами сделали авторы этого закона? Представьте ситуацию, когда в потоке машин автоинспектор замечает несколько водителей, грубо нарушивших правила дорожного движения. Так вот, вместо того чтобы наказать нарушителей, он принимает решение... запретить дальнейшее движение всех (!) машин — так как они, дескать, тоже могут (!) стать нарушителями правил...

На наших глазах произошло вопиющее нарушение Конституции Украины, вопиющее нарушение права украинских граждан на получение полной и объективной информации, вопиющее нарушение свободы слова. 1937 год просто "отдыхает"...

Чрезвычайный и Полномочный Посол ФРГ Дитмар Штюдеманн в беседе с журналистами так прокомментировал новые положения закона о выборах народных депутатов:

— Я думаю, что принятие нового закона является шагом вперед в развитии законодательной базы. Думаю, что авторы документа попытались учесть негативный опыт предыдущих выборов в Украине. Однако есть в законе и слабые моменты. Например, то, что судьба СМИ может решаться не судебными инстанциями, а совершенно иными органами. В Германии во время избирательной кампании масс-медиа придерживаются нейтралитета, а если возникают вопросы, касающиеся нарушения избирательного законодательства, то все спорные вопросы решаются через суд. Только этот орган может принять решение о законности или незаконности действий СМИ.

Тем не менее я считаю, что деятельность масс-медиа в период избирательных кампаний должна регулироваться. Такая практика существует и в Германии. Журналисты должны четко понимать разницу между анализом и рекламой. Изложение собственной позиции, которая может быть острой и критичной, — это не только право, но и профессиональная обязанность работника масс-медиа. Ну а если какая-то политическая сила хочет изложить свою позицию, то она имеет на это полное право — заплатил и излагай! По крайней мере, у нас существует такая практика, и я думаю, что она правильна. А исходить из того, что украинские журналисты не будут иметь права высказать свою точку зрения на программу той или иной партии или действие ее представителей, по-моему, неверно.

Если вас в новом законе не устраивают определенные положения, то вы должны в судебном порядке оспорить такое решение. Такой шаг свидетельствовал бы о гражданской зрелости украинских журналистов.

(“Факты и комментарии”, 30/9/2005)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори