пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200529
31.10.2005

Преступления без наказания? (К шестой годовщине расстрелов колонн беженцев)

Схожі повідомлення

Я прошу вибачення

Управління Міністерства внутрішніх справ України в Херсонській області подало судовий позов проти Алли Тютюнник, Голови Херсонського обласного фонду милосердя та здоров’я та члена правління Української Гельсінської спілки з прав людини, а також громадсько-політичного незалежного тижневика „Вгору", що видається правозахисниками, про захист ділової репутації, спростування недостовірних відомостей та стягнення моральної шкоди

Звернення до Європейського суду з прав людини.

Закон України «Про люстрацію в Україні» (оновлено)

Безпам’ятство за етнічною ознакою

Марш-бросок со дна ада

"Мамо, мене тут кончають"

Конкурс для журналістів на здобуття польсько-української премії

Проект закон України Про порядок організації і проведення мирних масових заходів та акцій в Україні .

Конституційна реформа 2004 року і права людини

   

Шесть лет назад в один и тот же день, 29 октября 1999 года, в двух разных районах Чечни, у села Шаами-Юрт и у станицы Горячеисточненская,  российские войска подвергли артиллерийским и ракетным ударам колонны беженцев. Как минимум, десятки людей были убиты и ранены. Установить точное число  жертв теперь у нас не представляется возможным. Среди погибших были дети и женщины.

Эти  события нельзя рассматривать как трагическую случайность. Они стали закономерным следствием преступной системы планирования и осуществления «контртеррористической операции». Этот вывод неизбежно следует из решения Страсбургского суда (см. приложение).

В Европейском Суде по правам человека рассматривались жалобы трех женщин, пострадавших в результате  ракетного удара у села Шаами-Юрт. Россия была признана виновной  в нарушении прав человека. Заявительницам были выплачены денежные компенсации.

Но до сих пор неясно – будут ли во исполнение решений Европейского Суда предприняты другие меры, направленные на расследование совершенных преступлений и предотвращения повторения в будущем.

За месяц до трагических событий, 25 сентября 1999 года, в министерства и управления внутренних дел ряда краев и республик Северного Кавказа поступили телефонограммы от командования группировок федеральных сил с приказом закрыть административные границы для выхода людей из Чеченской Республики. Выполнять это указание отказался лишь Президент Республики Ингушетия Руслан Аушев. В результате в Ингушетию устремился поток людей, бегущих от военных действий в Чечне.

Но 22 октября 1999 г. федеральные силы полностью перекрыли административную границу между Ингушетией и Чечней, запретив пересекать ее гражданским лицам. При этом большая часть территория республики, не занятая  федеральными силами, подвергалась артиллерийским обстрелам, бомбовым и ракетным ударам.

26 октября российские средства массовой информации распространили сообщение о том, что с 29 октября будут открыты «гуманитарные коридоры» для выезда мирных жителей Чечни либо в Ингушетию, либо в северные районы Чеченской Республики. Тысячи людей  решили воспользоваться этой возможностью.

Части беженцев  казалось предпочтительным выехать в северные районы, уже занятые российскими войсками. В тот день около девяти часов колонна беженцев проследовала через село Петропавловское и направилась по шоссе в сторону станицы Горячеисточненская, примыкающей к райцентру - крупному селу Толстой-Юрт. На окраинах этих двух населенных пунктов уже располагались позиции российских войск. Когда колонна автомашин приблизилась к Горячеисточненской, по ней без предупреждения был нанесен артиллерийский удар. Огонь, по-видимому, велся с позиций федеральных войск на высотах у села Виноградное, примерно в 5 км. на северо-восток от Горячеистоненской.

В течение четырех часов военные не пропускали к месту обстрела колонны местных жителей, которые хотели оказать помощь попавшим в беду людям. Лишь после того, как глава администрации станицы Горячеисточненская сумел договориться с военными, на помощь пострадавшим выехала грузовая машина с молодыми людьми из села Толстой-Юрт, которые сумели вывезти раненных и некоторые из тел убитых.
Однако пять напуганных детей, которыми руководил семнадцатилетний юноша, еще пять суток без пищи и теплых вещей скрывалась от обстрелов в холмах. Лишь 3 ноября они вышли к станице Горячеисточненская, где им оказали первую помощь.

В результате обстрела погибли не менее двадцати трех беженцев, еще семь человек позже скончались от ран в больнице. Среди погибших были, как минимум, пять детей. Несколько десятков человек получили ранения.

Возможно, что погибших было больше. Точно установить их число не возможно. Некоторых погибших местные жители похоронили на кладбище села Толстой-Юрт, некоторые  тела родственники вывезли для захоронения в другие населенные пункты Чечни. Трупы, которые, которые не удалось вывезти с места трагедии сразу, военные зарыли вместе с разбитыми автомашинами. Лишь 2 и 3 июня 2000 г. одно такое «захоронение» было вскрыто родственниками погибших.

Ознакомиться с показаниями очевидцев трагедии и пострадавших можно на сайте общества Мемориал» по адресу: http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2005/03/m32956.htm

Более известна вторая трагедия, произошедшая в этот же день у села Шаами-Юрт. Об этом событии говорят до сих пор, в значительной мере, из-за того, что оно стало предметом рассмотрения в Страсбургском Суде.

Узнав из сообщений СМИ о том, что 29 октября будет открыт «гуманитарный коридор», проходящий через контрольно-пропускной пост «Кавказ-1» на границе с Ингушетией, многие тысячи беженцев решили воспользоваться этой возможностью. Сотни машин скопились здесь на трассе. Но в тот день проезд в Ингушетию так и не был разрешен (выход людей и проезд машин из Чечни был возобновлен лишь 2 ноября 1999 г.). Машины с беженцами, скопившиеся у контрольно-пропускного поста, начали разворачиваться и возвращаться по трассе Ростов-Баку назад в сторону Грозного. Однако у села Шаами-Юрт по колонне был нанесен ракетный удар. Погибли и были ранены десятки людей.

Уголовное дело по факту гибели людей также было возбуждено лишь в мае 2000 г., а впоследствии прекращено за отсутствием в действиях летчиков состава преступления.

Трое из пострадавших обратились с жалобой в Европейский суд по правам человека. Жалобу готовили и поддерживали в суде юристы Правозащитного центра «Мемориал».

Погибли двое детей и невестка первой заявительницы, сама она была ранена, вторая заявительница была тяжело ранена, третья жаловалась на душевную травму и уничтожение принадлежавшего ее семье имущества.

Страсбургский суд  по этому делу вынес решение (см. сайт Общества «Мемориал» http://ehracmos.memo.ru/court) 24 февраля 2005 года, которое вступило в законную силу  6 июля 2005 года. Россия была признана виновной в нарушении статей 2 («право на жизнь») и 13 («право на эффективное средство защиты»)  Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Кроме того, согласно решению Суда, в отношении одной заявительницы  имело место также нарушения статьи 1 Протокола 1 к Конвенции («защита собственности").

В решении Страсбургского суда не подвергается сомнению в принципе законность и правомерность нанесения ударов федеральных сил по противостоявшим им вооружённым формированиям. Европейский суд по правам человека вынес решение об отсутствии адекватных мер по защите гражданского населения в ходе проведения операции.

В решении  Суда также указывается на то, что Россия не провела эффективного расследования   произошедшего. Имели место необоснованные задержки в возбуждении уголовного дела. Суд отметил «ряд элементов, которые взятые вместе производят сильное впечатление серии серьезных и необъяснимых фактов бездействия, которые имели место после начала расследования». Не предпринималось никаких усилий для установления личности и звания старшего офицера на блокпосту «Кавказ-1», который приказал беженцам возвращаться в Грозный и якобы пообещал им безопасность в пути, и допросить его или других военнослужащих с этого блокпоста. Не предпринималось никаких усилий и для того, чтобы собрать информацию об объявлении «безопасного прохода» для гражданского населения, для выяснения среди военных и гражданских властей ответственных за безопасность прохода. Ничего не было сделано для выяснения причин полного отсутствия координации между публичными объявлениями о «безопасном проходе» для гражданского населения и очевидным игнорированием этого со стороны военных, которые планировали и выполняли задание.

 По мнению Суда, «только одни эти недостатки делают невозможным описание такого расследования, как эффективного». Впрочем, в решении Суда приведены и другие обстоятельства, свидетельствующие о полном нежелании российских властей расследовать данное дело.

В октябре 2005 г. Россия выплатила троим заявителям присужденную Страсбургским судом сумму денежной компенсации.

Вина российского государства теперь бесспорно доказана, и наше государство выплатило жертвам денежную компенсацию. Но ведь не это являлось главной задачей и заявителей и «Мемориала». Обращаясь в Европейский Суд, мы стремимся добиться прекращения практики безнаказанных убийств российских граждан, наказания виновных в совершении военных преступлений российскими судами.

Иначе Европейский суд  будет осуждать нарушения прав человека, а власти нашей страны будут выплачивать денежные компенсации и спокойно продолжать в массовом порядке нарушать права человека, рассматривая  компенсационные выплаты как небольшой (в масштабах государственного бюджета) налог на беззакония и убийства собственных граждан.

Исполнение решения Страсбургского суда подразумевает целый ряд мер, помимо денежных выплат.

1. Перевод решения суда и их резюме должно быть обнародовано и распространено в частях вооружённых сил и внутренних войск, в судах.

2. Должно быть возобновлено расследование уголовного дела по этому эпизоду, а виновные должны быть привлечены к уголовной ответственности.

3. Необходим пересмотр как антитеррористического законодательства, так и уставов, наставлений и прочих актов, регулирующих применение оружия.

4. Необходимо создать систему обучения соответствующим стандартам Европейской конвенции по правам человека и международного гуманитарного права, охватывающую следователей, прокуроров, судей, военнослужащих.

Недвусмысленное указание на необходимость этого комплекса мер содержится в Меморандуме, направляемом представителями заявителей в Комитет министров Совета Европы, который по своему статусу занимается надзором за исполнением странами решений Европейского суда по правам человека (размещен на сайте общества «Мемориал» по адресу: http://ehracmos.memo.ru/news/news-2005-10-06.html).

Схожі повідомлення

Я прошу вибачення

Управління Міністерства внутрішніх справ України в Херсонській області подало судовий позов проти Алли Тютюнник, Голови Херсонського обласного фонду милосердя та здоров’я та члена правління Української Гельсінської спілки з прав людини, а також громадсько-політичного незалежного тижневика „Вгору", що видається правозахисниками, про захист ділової репутації, спростування недостовірних відомостей та стягнення моральної шкоди

Звернення до Європейського суду з прав людини.

Закон України «Про люстрацію в Україні» (оновлено)

Безпам’ятство за етнічною ознакою

Марш-бросок со дна ада

"Мамо, мене тут кончають"

Конкурс для журналістів на здобуття польсько-української премії

Проект закон України Про порядок організації і проведення мирних масових заходів та акцій в Україні .

Конституційна реформа 2004 року і права людини

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори