пошук  
версія для друку
03.11.2005 | Татьяна Заровная

Засудили свободу слова. В Петровском районном суде Донецка вынесено решение, которое может означать запрет жанра "журналистское расследование"

   

Кража путем фальшивой ксерокопии?

Несколько лет донецкий журналист Анатолий Еременко разрабатывает тему проблем хозяйственного судопроизводства, отражая результаты в международном еженедельнике "Зеркало недели".

В первой части своего расследования он рассказал о невероятной афере: по фальшивой ксерокопии договора гарантии (при том, что прокуратура отыскала подлинник этого гарантийного письма) одна фирма с помощью решения хозяйственного суда взыскала миллионы. Статья "Как суд легализовал копию при отсутствии оригинала" вышла еще в мае 2004 года, и что любопытно — ее никто не опроверг. Ответчик, рассказывал Анатолий Еременко в своей второй публикации "Черная тройка": все остальное не имеет отношения к делу", которая вышла в свет в марте 2005 года, оспаривал сомнительное решение на протяжении четырех лет, а судьи передавали дело из суда в суд, пока фирма, предоставившая фальшивку, не ликвидировалась. В этой статье Анатолий Еременко замечал, что все его неутешительные прогнозы подтверждаются: чтобы прикрыть неблаговидную деятельность структуры, укравшей у государства огромные суммы, судопроизводство задействовало целую схему. Не сугубо донецкую, а вертикально интегрированную, которая позволяет получать нужное решение практически по любому спору — подобных дел журналист изучил около десятка...

К аналогичным выводам, независимо от него, пришел директор АОЗТ "Донбассресурсы" Валерий Чернышев, являющийся помощником народного депутата. Лично побывав участником хозяйственного судопроизводства, он позволил себе смелое предположение, которое изложил в письме в Верховную Раду: для достижения гарантированного результата нужно лишь обратиться в определенные структуры и сделать перечисления на известные счета.

Только после "оранжевой революции" предприниматель решился подать обращение к председателю комитета Верховной Рады по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией В. Стретовичу с неслабым названием "Об организованной преступной группе, которая действует в Хозяйственном и Апелляционном хозяйственном суде Донецкой области". И вот в "Зеркале недели" появляется продолжение журналистского расследования Анатолия Еременко, в котором письму и комментариям Чернышева посвящены два абзаца.

Чернышев и "Черная тройка"

Проверкой указанных фактов занялась СБУ Донецкой области. 4 апреля 2005 г. — надо полагать, в рамках оной проверки — один из руководителей этой организации, теперь уже бывший, за кружкой пива пообщался с возможным фигурантом оперативно-розыскного дела в ресторане "01" (есть люди, видевшие эту заметную пару в указанном месте).

Накануне двоих предполагаемых фигурантов той же проверки удостоили повышения по службе. Очевидно, окрыленные этим судьи и предъявили иск к газете, причем предположение о существовании группы слишком лично на свой счет приняли именно те шестеро, которых называл в своем обращении в Верховную Раду директор АОЗТ "Донбассресурсы", в то время как в статье ни одна из их фамилий не звучала.

На фоне расследования СБУ председатель Донецкого апелляционного хозяйственного суда был назначен членом комиссии по проведению судебной реформы. А раз положение упрочилось, логично пресечь дальнейшие попытки упоминать о судьях всуе?.. Так возник первый в истории иск о защите чести, достоинства и деловой репутации, предъявленный судьями сразу двух судов к одному журналисту. Иск, который можно считать знаковым.

О формах цензуры

Судьи-истцы заявили о вреде их здоровью, для поправки которого им теперь годами придется посещать психоаналитиков и психиатров (что, однако, не мешает продолжать вершить правосудие). Причем предъявили иск как рядовые физические лица, хотя нерядовыми их делает уже то, что все они публичные люди, каждый шаг которых достоин пристального внимания общества, точно так же, как и каждый шаг политика. Элитными делает их и закон "О статусе судей", который, между прочим, говорит и о том, что судья не должен допускать каких бы то ни было действий и поступков, порочащих его звание и вызывающих сомнения в объективности.

8 апреля 2005 г. судья Ворошиловского райсуда Бухтиярова постановила изъять статью "Черная тройка": все остальное не имеет отношения к делу" из Интернета задолго до рассмотрения вопроса, содержит ли она недостоверные сведения. Своеобразная форма цензуры — вчера шестеро граждан (не представив даже подтверждения, что они судьи и каким-то образом соотносятся со статьей, в которой не называлось имен), прикрепив к заявлению лишь квитанцию о госпошлине и копию публикации, попросили убрать не понравившуюся статью, и уже сегодня их просьбу удовлетворили. А как же право остальных граждан — на информацию?

Председатель Петровского райсуда Фунжий, к которому попало дело после выражения недоверия Ворошиловскому суду, взялся за него лично.

Валерий Чернышев, соответчик по иску граждан судей, со своей стороны, попросил Петровский райсуд удовлетворить его ходатайство "об обеспечении доказательств". Просил суд сделать в МРЭО запрос об одном эксклюзивном автомобиле "BMW", на который не накопишь, даже полвека откладывая судейскую зарплату. И о некоем судейском фонде — предприниматель вознамерился проследить, не увлекаются ли меценатством во благо судебной реформы как раз те фирмы, что неизменно выигрывают хозяйственные споры, и кто из судей распоряжается счетами фонда. В ходатайстве также говорилось о необходимости судебного запроса в отношении нескольких юридических фирм, регулярно оказывающих юридические услуги с гарантированным результатом (причем там, где "засветились" эти юрфирмы, в силу совпадения, за решения брались опять же судьи, предъявившие иск к "Зеркалу недели").

Разумеется, дерзкое предложение Петровским райсудом подхвачено не было. Соответствующая работа — в прямой компетенции одноименных ("компетентных" то есть) органов, но и там — "не боги горшки обжигают". Скажем, парламентский комитет передал письмо в Генпрокуратуру, ГПУ спустило в областную прокуратуру, там побеседовали с Чернышевым — вот и вся реакция на комитетский запрос.

Свидетели повторяющихся ошибок

Судья вершит правосудие от имени Украины, пользуется исключительными привилегиями, но, как и всякий простой смертный, имеет право на ошибку. Об одной из таких ошибок наша газета подробно рассказывала — помните, как мошенник с помощью решения хозсуда пытался отобрать у института "Донгипрошахт" здание в центре города? Выясняется: к тому решению приложились все те же праведные руки!.. Мошенник наказан, а судья пошел на повышение.

12 октября в судебное заседание пришли свидетели, которые, узнав из средств массовой информации об иске граждан судей к "ЗН", пожелали исполнить долг. Прелести отечественного судопроизводства они испытали на себе, и так уж вышло — именно шестерка истцов нарушала судейскую присягу в их случаях.

Сергей Брон, директор ООО "Вторнефтепродукт":

— Как только одной из сторон оказывалась фирма А., дело непременно попадало к судье Б. (мы не смеем вслед за свидетелями произносить имен, дабы не навлечь на себя чей-то гнев. — Авт.), и тогда спор обязательно разрешался в пользу А. Мои аргументы даже не выслушали. Я оттуда вышел с давлением 200. И не обжаловал, так как срок был нарушен не по моей вине, и мне же еще предложили обратиться к ним с просьбой продлить срок!

— Все документы были сфальсифицированы, это видно невооруженным глазом, а суд по ним выносит решение, — сообщил суду свидетель Сергей Доценко, замдиректора института "Донгипрошахт". И даже назвал одного из судей-истцов "киллером", в связи с чем председательствующий Фунжий был вынужден уточнить, в прямом или переносном смысле подразумевает свидетель слово "киллер".

...Но! Уничтожить журналиста в нашей стране гораздо легче, чем наказать судью за сомнительно законное решение.

Превратили "пса" в мартышку

Еще в апреле, стараясь подать вторую точку зрения, "Зеркало недели" предоставило слово двоим из шести судей, которые опровергли все высказанное Чернышевым в статье Еременко своим материалом "Черная тройка: продолжение следует" (не опровергнув в то же время высказываний журналиста)... Казалось бы, почему б не удовлетвориться? Рискну предположить, что для людей, передвигающихся в эксклюзивных "BMW", даже десять тысяч гривен — несущественная сумма, это автора материала она, да еще помноженная на шесть (таковой была заявленная сумма иска) могла бы сразить наповал. Вот что думает о цели обидевшихся на него судей журналист:

— Обе публикации в "ЗН" лишь легонько зацепили тех, кто причастен к масштабной коррупции в Украине. А истинная цель состоит в том, чтобы помешать продолжению моего журналистского расследования и серьезно предостеречь коллег. Но медиа должны служить цепным псом демократии, а не пародийной обезьянкой ("ничего не слышу, ничего не вижу, обо всем молчу")!

Это говорил Анатолий Еременко, когда Петровский суд только "засучил рукава". Сегодня же мы с прискорбием констатируем, что прецедент, угрожающий будущему не только нашей профессии, но и демократии, уже создан. Четвертая власть становится серьезной силой в формировании нового гражданского общества, не все от этого в восторге, вот и судьи не желают, чтобы общество с нашей помощью "присматривало" за их работой.

20 октября решением Петровского райсуда были признаны оскорбляющими честь и репутацию судей сведения, изложенные в абзацах с выкладками Валерия Чернышева. За "почти полностью уничтоженный авторитет" предприниматель обязан выплатить каждому из шести судей по тысяче гривен. А журналист скомпенсирует урон, причиненный их достоинству, выплатив истцам по 333 гривни.

Титульные листы дел, как и сами дела, подтверждающие, что при их распределении в силу необъяснимых причин нарушалась утвержденная специализация судей, Петровский суд проигнорировал. Точно так же не были приняты в расчет и показания свидетелей, кроме прочего, говоривших, что нужно бросить работу, целиком посвятив себя сутяжничеству, чтобы добиться чего-нибудь (соответственно, у редкого искателя правды хватит сил пройти этот путь хотя бы до середины). И просто не был замечен известный и доныне не опровергнутый факт, что на основании фальшивой ксерокопии с участием тех же граждан выносилось решение.

Петровский райсуд, как самый гуманный в мире, пошел навстречу коллегам даже больше, чем те просили — скажем, было исковое требование опровергнуть строку, а судья Фунжий постановил, чтобы "ЗН" поместило опровержение абзаца. В частности, "Зеркало недели" обязали оповестить народ, что у людей, прошедших Донецкий хозяйственный и апелляционный хозяйственный суды, руки не опускаются, веру в справедливость они не теряют. И не "все там (в суде) одним миром мазаны." В связи с последней фразой юрист Донецкой областной организации профсоюза работников СМИ Наталья Грановская задает риторический вопрос: "А каким образом можно доказать соответствие суждения о "помазании" истине?"

Из журналистов в управдомы?

Добросовестный журналист оказался полностью беззащитен перед всесильной судейской машиной, и теперь не он один имеет повод горько задуматься.

Во-первых, потому, что любые доказательства, которые мы в силах добыть самостоятельно, судом в качестве таковых заведомо не принимаются. Ибо, как сказал в своем решении Петровский райсуд, доказательства имеют силу только в случае, если они подтверждены определенными способами доказывания — и эти способы находятся в полномочиях правоохранительных органов и того же суда.

Во-вторых, затрагивать вопросы коррупции в хозяйственном судопроизводстве представитель истцов (вероятно, сведущий юрист, если судить по гонорарам) "разрешил" только после обвинительного приговора в отношении судей. Хотя оказавшись за решеткой (само собой, мы говорим гипотетически), коррупционеры уже не смогут вредить обществу — в этом случае расследовать нечего, и максимум, что мы сделаем, — сообщим о неотвратимости наказания.

И в-третьих, представитель истцов, с которым солидарен Петровский суд, обосновал свою позицию тем тезисом, что любая негативная информация является недостоверной — такая абсурдная статья присутствует в новом Гражданском кодексе. Журналист понес ответственность за все, что было сказано его собеседником (основываясь на еще одной, "заботящейся" о свободе слова законодательной новации, превращающей источник информации в соавтора).

Соответственно упаси нас Боже выступать в чью-либо сторону с критикой (а в сторону представителей судейства — прежде всего, так как им же и вершить наши судьбы).

(“Донбасс”, №203, 3 ноября 2005 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори