пошук  
версія для друку
04.11.2005

Огляд публікацій української преси за темою «Права людини» (17 вересня-31 жовтня 2005 р.)

   

Ogljad11-05

Політика і права людини

До старих зневажених прав додалися нові

Володимир Руденко, Львів

Думалося так: ось прийде нова, справедлива влада і разом з іншими добрими змінами в Україні будуть реально забезпечені права і свободи людини. Або, принаймні, зведено до мінімуму їхні порушення. На жаль, не так сталося, як гадалося.

І надалі у нас надмірно практикується арешт, хоча цей запобіжний захід є винятковою мірою й доцільний лише у випадку вчинення тяжкого або особливо тяжкого злочину. Не зменшується кількість затриманих громадян, до яких у міліції застосовують катування. Суттєво потерпають від зневажання їхніх прав інваліди, діти, військовослужбовці, ветерани минулих воєн. Є випадки побиття, пограбування, залякування, арештів та переслідування журналістів.

І всі ці біди — здебільшого від нашої бідності, з якою безрезультатно, переважно на словах, боролися мало не всі попередні уряди. Нині нарешті пенсіонери почали отримувати виплати не нижчі за прожитковий мінімум. Водночас навіть підвищена мінімальна зарплата трудящих до цього злиденного мінімуму суттєво недотягує. А враховуючи зростання цін, інфляцію, можна сказати, що віз і нині там. Тобто, він загруз у болоті все тієї ж бідності, оскільки до категорії убогих, враховуючи право кожного на достатній рівень життя, експерти зараховують 70 відсотків населення.

І ось на цьому вкрай далекому від оптимізму тлі виринає цілий сонм нових порушень прав і свобод громадян. Йдеться, перш за все, про таке сумнівне ноу-хау нової влади, як звільнення з роботи, переслідування та цькування за політичними мотивами людей, за те, що під час президентських виборів вони голосували за іншого кандидата. Доречно навести такі слова з проголошеної 6 липня 2005 року в українському парламенті щорічної доповіді уповноваженої ВР України з прав людини Ніни Карпачової: “Торік я разом з лідером опозиції Віктором Ющенком зустрічалася з тодішнім Президентом України Леонідом Кучмою у зв’язку з політичними переслідуваннями працівників бюджетних установ міста Мукачевого після виборів міського голови. Тоді я визначила ці дії як звільнення за політичною ознакою. Але сьогодні ми бачимо, що так само чинять і представники нової влади”.

Недарма в народі кажуть, що нове — це добре забуте старе. Хоча в цьому конкретному випадку скоріше варто говорити про спадкоємність. А ось що справді нове у нинішньої влади, так це виклики окремих громадян через ЗМІ на допити до прокуратури та міліції. При цьому міністр внутрішніх справ Юрій Луценко, відмовляючись від пальми першості, каже, що так роблять і в більш цивілізованих країнах. Може, десь такий метод і справді прийнятний. У нас же, коли силові органи ще з радянських часів зберегли стійку репутацію винятково каральних, такий тотальний розголос сприймається не інакше як беззастережне обвинувачення без суду і слідства.

А що таке “чорні списки” та люстрація, яка фактично триває на місцях? А невідомо ким створені “трійки”, які, знову ж таки без суду й слідства, публічно звинувачують людей? Водночас під гаслом адмінреформи ліквідовано ряд відомств, діяльність яких пов’язана з державним контролем саме за дотриманням прав людини, — це комітети у справах ветеранів, з нагляду за охороною праці та у справах релігій.

(“Свобода”, 12-09-2005)

Право на справедливий суд

Европейский суд на стороне экс-прокурора

Крымчанин Николай Гурепка, некогда занимавший пост старшего прокурора отдела прокуратуры АРК, выиграл дело против Украины в Европейском суде по правам человека.

В 1998 году он был кандидатом в народные депутаты Украины и баллотировался по одному избирательному округу с нынешним депутатом Львом Миримским. Не согласившись с его победой, Николай Гурепка подал жалобу в Центризбирком страны. Лев Миримский в ответ подал иск к своему недавнему конкуренту за распространение сведений, не соответствующих действительности. В ходе последовавшего разбирательства Гурепка был подвергнут административному аресту на семь суток (якобы за неуважение к суду), а потом уволен из органов прокуратуры за дискредитацию своего звания, хотя административный арест не является основанием для увольнения.

Николай Гурепка подал в Верховный суд Украины жалобу на постановление суда и иск о восстановлении в должности, но даже не получил ответа. В 1999 году он обратился в Европейский суд по правам человека. Шесть лет спустя суд признал, что в случае с Николаем Гурепкой была нарушена статья 2 протокола №7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (каждый осужденный имеет право на то, чтобы его приговор или наказание были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией). Суд обязал правительство Украины компенсировать истцу моральный ущерб, сумма которого пока не разглашается.

Как заявил журналистам Николай Гурепка, он рассчитывает, что Верховный суд Украины вскоре устранит допущенные в отношении него нарушения, а правительство компенсирует ему моральный ущерб в соответствии с решением Европейского суда.

(“Киевские ведомости”, №197, 22 сентября 2005 г.)

Нет правды в своем отечестве. Так считают наши сограждане, первые обратившиеся в Европейский Суд и выигравшие его

Лариса и Евгений Полторацкие, из Ивано-Франковска

Не найдя защиты и правды в своем государстве, люди стремятся найти их в Европейском Суде по правам человека. И это оправданно, ведь для обиженного национальным судом Европейский Суд является символом справедливости и беспристрастия. Мы не были исключением из правила, придерживались такого же мнения, но лишь до недавнего времени. Нет-нет, мы никоим образом не разочарованы в Европейском Суде, это действительно образец правосудия. Вопрос в другом: а что приобретает человек, кроме сатисфакции, выиграв тяжбу у государства в Европейском Суде по правам человека?

Напомним, что Европейский Суд рассматривает жалобы граждан против государства только в том случае, когда заявитель исчерпал все национальные способы защиты, в данном случае, суды. Решение Европейского Суда определяет, какие права человека, гарантированные Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, были нарушены государством, и назначает справедливую сатисфакцию, которую государство-ответчик обязано ему выплатить. Но если государство нарушило права человека, то решается ли проблема лишь деньгами?

Общественная организация "Батьківский комитет "Порятунок", учредителями которой мы являемся, обратилась в Министерство юстиции Украины и в Комитет по вопросам правовой политики Верховной Рады Украины с вопросом: какие последствия несет для заявителя решение Европейского Суда по правам человека, кроме выплаты сатисфакции, если этим решением признаны нарушения Конвенции в отношении заявителя?

Нам ответили однозначно: меры индивидуального характера, направленные на восстановление нарушенных прав заявителя, а также общего характера, принятые государством для предупреждения новых нарушений; приведение в соответствие с решением национальной судебной практики; внесение изменений в законы и нормативно-правовые акты, разработка новых. Забегая вперед, скажем, что в Украине до сих пор отсутствует Закон "Об исполнении решений Европейского Суда по правам человека".

Следовательно, если Европейский Суд признал нарушения Украиной прав заявителя, то государство обязано выплатить назначенную сумму сатисфакции, восстановить его в правах, предотвратить нарушения в отношении заявителя, чтобы они не повторялись в будущем, в том числе и меры в пределах всего государства.

Именно так и должно быть в цивилизованном, демократическом государстве. Так должно поступать государство-ответчик, в данном случае — и Украина. На деле же Украина проявляет откровенное пренебрежение к своим гражданам, выигравшим Европейский Суд, что является неуважением к самому Европейскому Суду и, в конечном счете, к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которую Украина ратифицировала еще в 1997 году.

Это была лишь "присказка", а теперь настало время поведать нашу трагическую историю.

Все началось в 1995 году, когда нашего 18-летнего сына Борислава и его друга-ровесника Михаила Кузнецова областной суд по сфабрикованному уголовному делу приговорил к смертной казни. Мы не будем рассказывать о том, что пережили мы, родители и мама Миши Кузнецова. Добиться справедливого рассмотрения дела в суде при прежнем режиме было невозможно. Потеряв всякую надежду на справедливость в родном отечестве, в 1997 году мы обратились в Европейский Суд по правам человека. Наше заявление оказалось первым в истории Европейского Суда, зарегистрированным от граждан Украины. А в это время в Ивано-Франковском следственном изоляторе №12, где в камерах "смертников" содержались оба юноши, их подвергали жестоким пыткам, избиениям и издевательствам, требуя отказа от заявления в Европейский Суд и нового признания вины в убийстве, которого они не совершали. 2 сентября 1998 года обоих осужденных жестоко избили. 4 сентября мы сразу же обратились к прокурору Ивано-Франковской области с жалобой о применении пыток к нашему сыну, а затем, 10 сентября, — к Генеральному прокурору Украины, тогда — Потебенько. Однако, нам было отказано в рассмотрении жалоб. Обращались мы и к Президенту Украины Кучме, к Уполномоченному по правам человека Верховной Рады Украины Карпачевой — никто не принимал никаких мер. К сыну нас не пускали, маму Кузнецова — тоже. Мы не знали, что с нашими детьми, живы ли они. В отчаянии послали несколько факсов в Страсбург, в Европейский Суд. Нашу жалобу Европейский Суд признал приемлемой к рассмотрению, но, к сожалению, не по уголовному делу, а лишь по режиму содержания. Причина та, что заявителей осудили в 1995 году, а Украина стала членом Совета Европы только в 1997 году.

Следовательно, Украина в 1995 году еще не имела обязательств перед Советом Европы. В ноябре 1998 года впервые в Украину в Ивано-Франковск прибыла Европейская Комиссия по правам человека, чтобы разобраться на месте. Через 4 года, 29 апреля 2003 года, Европейский Суд по делу №38812/97 (Борислав Полторацкий против Украины) и №39042/97 (Михаил Кузнецов против Украины) вынес решение, которым признал нарушения их прав, гарантированных статьями 3, 8, 9 Европейской Конвенции, и назначил каждому выплату сатисфакции в размере трех тысяч евро. Названные суммы были выплачены из госбюджета Украины обоим осужденным.

Для непосвященных объясним, что ст.3 Конвенции запрещает пытки и унижение достоинства. Эту статью в Европе считают особенно важной. Ст.8 — право на личную жизнь и тайну переписки (в данном случае — запреты видеться с родными, цензура писем). Ст.9 — право на вероисповедание: бесчеловечно, не по-христиански запрещать "смертнику" пообщаться со священником. Однако в решении Европейского Суда в части, где признается нарушение статьи 3 Конвенции, сказано: "Суд: ... 2. Постановляет, что статья 3 Конвенции нарушена в части отсутствия эффективного официального расследования жалоб заявителя об избиении в СИЗО Ивано-Франковской области". В мотивирующей части решения сказано, что медицинское обследование заявителей было проведено почти через 2 месяца после заявления родителей прокурору Ивано-Франковской области о жестоком обращении с заявителями, когда следы избиений исчезли. Подробных причин отказа провести расследование применения пыток решение власти (в данном случае прокуратуры) не содержало. Никаких материалов расследования, достаточного количества одинаковых записей, которые показали бы суть проведенного расследования применения пыток, представлено не было. Европейский Суд пришел к выводу, что расследование было небрежным, поверхностным, не свидетельствовало о серьезных усилиях, направленных на выяснение того, что же на самом деле произошло в СИЗО в сентябре 1998 года".

А вот как описывали события в СИЗО №12 сами осужденные.

Из заявления Борислава Полторацкого, которое он подал европейской Комиссии по правам человека во время ее пребывания в СИЗО 24 ноября 1998 года.

"2 сентября 1998 года у меня было свидание, на котором я заявил родителям, что меня ударил ногой заместитель начальника тюрьмы по режиму и обозвал скотиной. В это время я находился на карцерном положении и поэтому не мог написать ни жалобу, ни заявление. Я пообещал на свидании родителям, что обо всем напишу жалобу. На свидании присутствовал представитель администрации. После свидания меня завели в кабинет "режима", и за мною еще зашли три контролера с резиновыми палками и корпусной. За то, что я заявил, что воздержусь от объяснений (в соответствии со ст.63 Конституции Украины), меня начали бить палками по спине и ногам. Я далее продолжал утверждать, что воздержусь от объяснений. А меня продолжали бить. Потом показали заявление Михаила Кузнецова, где он утверждал, что убивал, а о своей невиновности оговорился. Меня продолжали бить, и я согласился рассказать все, что они хотели. Я обещал написать все. Поскольку я был в карцере, мне дали четыре листа и ручку, чтобы я мог писать. С утра я должен был отдать их корпусному на проверке... Когда меня вели 2 сентября с первого этажа в камеру, то постоянно били по плечам, потом завели в клуб на четвертом этаже и еще там били ногами и палками. Меня били еще 10, 14, 22 сентября (все одна и та же смена, другие смены относились ко мне хорошо). 2 сентября я хромал на левую ногу, она была красно-синего цвета. 2 сентября уже после разговора с "режимом", когда меня били уже на четвертом этаже, то спрашивали, буду ли я еще когда-либо жаловаться, спрашивали, убивал ли я. На следующий день, 3-го сентября, Кузнецов повесился приблизительно в 9 часов 20 минут. Его откачали, слава Богу! Но почему он так поступил и кто его до этого довел? Всего я палками принял на себя где-то около ста ударов".

А это уже из заявления Михаила Кузнецова, которое он направил Генеральному прокурору в июне этого года. Раньше у него не было такой возможности, его умышленно содержали 10 лет все в том же СИЗО №12 с целью не обнародовать правду, ведь птичка, вылетевшая из рук, уже не будет петь песенку под диктовку.

"Я, Кузнецов Михаил Сергеевич, 1976 г. рождения, был избит работниками СИЗО №12 1 сентября 1998 года по приказу начальника. Как мне объяснили, меня как-будто били за то, что я в дворике для прогулок перебросил записку другому заключенному, а также сигареты. Били меня жестоко три человека резиновыми палками. Я написал объяснительную по записке и сигаретам. 2 сентября 1998 года, когда я был уже сине-черного цвета, поскольку проявились все синяки, меня продолжали бить в клубе СИЗО по причине, мне не известной. Однако причина прояснилась после того, как меня привели (а точнее, дотащили) в полусознательном состоянии в кабинет начальника. Он приказал снять с моей правой руки наручник (потому что я должен что-то писать) и прикрепил левую руку к столу. Потом положил передо мною конверт и листок, сказал работникам СИЗО выйти за дверь, а мне сказал: "Пиши!" На мой вопрос, что я должен писать, он сказал писать в Европейский Суд по правам человека, что я отказываюсь от своих предыдущих показаний по уголовному делу и подтверждаю показания, по которым меня приговорили к высшей мере — смертной казни. Я очень удивился и спросил, какое отношение имеет начальник к моему уголовному делу, и объяснил, что писать ложь я не стану. Тогда начальник пригласил работников СИЗО, которые ждали за дверью, и они снова меня избили. На мне живого места не было от предыдущих побоев, я был психически сломлен еще и потому, что вспомнил издевательства, которым подвергался на предварительном следствии в марте-апреле 1995 года. Не выдержав пыток, я написал под диктовку письмо в Европейский Суд, в котором подтвердил показания по уголовному делу 1995 года. Далее меня завели в камеру "смертников", в которой я содержался. Я понял, что единственный способ привлечь к себе внимание своих родных, которые ничего не знали о пытках в СИЗО, — совершить попытку самоубийства. Перед этим я написал предсмертную записку, в которой сообщил о причине такого поступка. Однако меня спасли. Причем спасли потому, что я был весь побит, сине-черного цвета по всму телу. Это уже было похоже на убийство, поскольку после описания моего трупа (если бы я умер) было бы отмечено в протоколе осмотра, что я избит с ног до головы. Однако когда я после длительной комы пришел в себя, надо мною продолжали издеваться, унижали мое достоинство, держа голого в лежачем положении в клубе на обыске по 20-30 минут, а было очень холодно. Соревновались, кто сильнее ударит меня кулаком в грудь, и били по очереди. Назначили 15 суток холодного карцера, где приковывали наручниками к нарам и продолжали бить кийками сзади и по ногам. За это время я лишь один раз встретился с психиатром, который потом написал чепуху, делая меня по документам психически ненормальным, чтобы оправдать начальника. Никто из фельдшеров больницы СИЗО меня не осматривал. У меня на всю жизнь остались шрамы на ступнях ног от наручников, которыми меня приковывали к нарам. Создается впечатление, что я много лет носил кандалы..."

Имея решение Европейского Суда, мы наивно думали, что теперь украинские власти проведут объективное расследование применения пыток, привлекут к ответственности должностных лиц следственного изолятора и прокуратуры, пересмотрят уголовное дело и фальшивый приговор.

26 сентября 2003 года мы обратились к Генеральному прокурору Украины г-ну Пискуну с заявлением о привлечении к ответственности должностных лиц прокуратуры Ивано-Франковской области. Однако 1 октября 2003 года начальник отдела надзора за исполнением законов во время исполнения судебных решений по уголовным делам Генеральной прокуратуры В. Недилько отказал в удовлетворении нашей просьбы. При этом сообщил, что "изучением материалов ранее проведенных проверок по Вашим жалобам и жалобам сына по указанному делу установлено, что они проведены объективно, полно и в рамках действующего законодательства".

Очевидно, господин Недилько потерял чувство времени, поскольку не заметил, что следствие как раз проводилось до решения Европейского Суда, вернее, проводилось бутафорно, что и отметил Европейский Суд.

16 декабря мы повторно обратились к Генеральному прокурору Украины, тогда Г.Васильеву. Ответ получили аналогичный первому все от того же господина Недилько.

Прошло два года с тех пор, как Европейский Суд вынес решение, в стране поменялся Президент. 9 июня нынешнего года мы обратились к новому Президенту Украины с жалобой на действия работников Генеральной прокуратуры. Но секретариат Президента нашу жалобу направил во все ту же Генеральную прокуратуру, откуда 3 августа мы получили ответ, подписанный самим заместителем Генерального прокурора г-ном Шокиным. Нам сообщали: "Установлено, что проверка прокуратурой области проведена полно, всесторонне и объективно, решение об отказе в возбуждении уголовного дела принято согласно требованиям действующего законодательства. 05.02.1999 года Генеральной прокуратурой Украины в возбуждении уголовного дела отказано из-за отсутствия в деяниях должностных лиц прокуратуры области состава преступления. 6 октября 2000 года Генеральным прокурором Украины на основании ст.12 Закона Украины "О прокуратуре" производство по Вашим жалобам по этим вопросам в органах прокуратуры прекращено, о чем Вам неоднократно сообщалось.

Доводы о применении пыток к Вашему сыну не нашли своего подтверждения также в соответственном решении Европейского Суда". И ни единого слова о непроведенном следствии.

Так есть ли смысл украинцам искать защиты в Европейском Суде, если украинские чиновники пренебрегают его решениями? В Бельгии, например, человек, выигравший Европейский Суд, кроме восстановления нарушенных прав, приобретает права на пересмотр всего дела. Англия неоднократно приводила свое законодательство в соответствие с нормами Европейской Конвенции именно в связи с решениями Европейского Суда.

Мы — не политики, мы — родители. Нам совершенно непонятно, почему в Украине отсутствует Закон "Об исполнении решений Европейского Суда по правам человека". Верховная Рада дважды принимала этот закон, и дважды Президент Кучма не подписывал его. А ведь 29 ноября 2001 года Верховная Рада Украины преодолела вето Президента двумя третями от конституционного состава. Однако в 2004 году проект этого закона был снят Верховной Радой с регистрации.

Но мы уверены, что отсутствие закона не снимает ответственности с государства и лиц, выступающих от его имени.

И очень хочется задать вопрос Генеральному прокурору Украины: "За что Украина выплатила двоим "смертникам" из госбюджета 36 тысяч гривен?"

("Правда Украины" 2005.10.13)

Екологічні права

Число жертв занижается

Экологи обвиняют ООН в намеренном занижении количества жертв Чернобыльской катастрофы. Об этом говорится в открытом письме природозащитных организаций “Бахмат” (Артемовск), “Голос природы” (Днепродзержинск), “ЭкоКлуб” (Ровно), “Экология и мир” (Крым), “Наш дом” (Ивано-Франковск) и “МАМА-86”. Авторы подчеркивают, что отчет экспертной комиссии ООН, озвученный 5—7 сентября на “Чернобыльском форуме” в Вене (Австрия), ставит под сомнение катастрофическое влияние радиационного излучения на здоровье человека, сообщают “Українськi Новини”.

По данным Министерства по вопросам чрезвычайных ситуаций и по делам защиты населения от последствий Чернобыльской катастрофы, количество пострадавших от аварии на ЧАЭС в Украине на 1 января составляло около 2,646 млн. человек. Эксперты же ООН называют другую цифру — около 600 тыс. По мнению экологических организаций, отчет комиссии ООН необъективен. Демографические и эпидемиологические исследования проводились без дозиметрических замеров. Эксперты интерпретировали последствия аварии на Чернобыльской атомной электростанции произвольно, не учитывая отдаленное негативное влияние малых доз радиации на геном человека. По мнению экологов, ООН лоббирует таким образом интересы компаний, занимающихся строительством ядерных электростанций.

Природозащитники призывают Кабинет министров публично высказать свою позицию относительно выводов “Чернобыльского форума”. Стоит напомнить, что в июле 2004 года СНБО инициировал обращение Верховной Рады к парламентам стран “большой семерки” по поводу недостаточного выполнения ими и странами-донорами своих обязательств по финансированию и реализации проектов по Чернобыльской АЭС

(“Киевские ведомости”, №197, 22 сентября 2005 г.)

Права дітей

Так бил или не бил? Директора интерната обвиняют в издевательствах над учениками. Он требует независимого расследования

Мирослава Шершень для "Сегодня" (Ривненская область)

Впервые, как рассказала учитель Острожской школы-интерната для детей с проблемами слуха Валентина Тымчук, на неэтичное поведение директора школы ей и еще двум учителям — Галине Базилишиной и Ирине Сосовской пожаловались дети еще в феврале этого года. Предварительно спросив, можно ли классному руководителю и ее коллегам доверять, один из учеников 8 класса рассказал о директоре, который преподает у них информатику, вещи, от которых учителя ужаснулись.

Расследование продолжается до сих пор

В частности, дети поведали, что директор в общении с ними использует неприличные жесты и слова, которые спокойно можно было бы трактовать как развращение несовершеннолетних: указывание на интимные места, имитация онанистических движений и другие. Такое поведение руководителя школы подтвердили учителям и другие восьмиклассники, добавив, что в лексиконе учителя информатики довольно часто проскальзывают слова "вспомогательник", "баран", "болван", а одним из педагогических методов воспитания является битье линейкой по пальцам, голове и ушам.

Выслушав рассказ детей и посоветовавшись с коллегами, Валентина Тымчук решила поначалу не выносить сор из избы, но сделать все для того, чтобы директора наказали. Тем более, что поводов для этого, по ее словам, было предостаточно. Учительница утверждает, что руководитель иногда не проводил уроков, школьники на соревнования ездили за собственные средства, в то время как на это выделялись деньги, подделывал внутришкольные документы и тому подобное. Она пожаловалась в управление образования.

Проверка не выявила серьезных нарушений, и за промахи директору дали только выговор. Тогда Валентина Тымчук помогла школьникам оформить жалобы на преподавателя, поскольку, по ее словам, те не могут самостоятельно связно высказать свои мысли на бумаге, и школьные завучи, которым учительница все рассказала, отвезли их в апреле в управление образования. Позже они обратились также с заявлением в Острожскую межрайонную прокуратуру, которая поручила управлению образования провести служебное расследование. В июле в управление были вызваны пять учеников с родителями, которые рассказали о поведении директора. С помощью независимого сурдопереводчика из товарищества глухих была проведена беседа с детьми, которые все написанное ранее подтвердили. Этот разговор был зафиксирован на видеопленку.

Как объяснил корреспонденту начальник областного управления образования Иван Ветров, служебное расследование этого дела еще не завершено. Посему от комментариев он пока воздержался, заметив, правда, что "нельзя устранять человека с должности лишь на основании чьих-то слов".

Директор считает, что детей легко подговорить

Сам директор школы Владимир Костюк полностью опровергает все обвинения.

— Я считаю, что это просто сговор педагогов, которые решили снять меня с должности и привлекают к разборкам детей, — рассказал нам руководитель школы. — Все это началось еще два года назад, когда Валентина Тымчук выступила против назначения меня директором школы, поскольку я верующий баптистской церкви. С тех пор и посыпалась на меня обвинения. Валентина Тымчук была заместителем директора по воспитательной работе. Но когда она начала меня всячески оскорблять в связи с моим вероисповеданием, я написал докладную в управление образования. Валентина Тымчук ушла с должности заместителя, но стала еще больше подстрекать коллектив против меня. Наконец, стала жаловаться в управление образования. Оттуда приезжала комиссия, и, не найдя серьезных недостатков, мне просто сообщили о том, что я должен освободить должность по собственному желанию. Тогда я обратился в суд с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации. Суд принял решение в мою пользу. Но Тымчук продолжала жаловаться. Позже завуч Лидия Драчук подала заявление в Острожскую межрайонную прокуратуру о том, что я развращаю несовершеннолетних. Когда меня вызвали туда и я прочитал, что написали обо мне дети, был в шоке. Потом понял, что наши ученики — специфические, они инвалиды, и их очень легко подговорить. Тем более, они сами признавались, что Валентина Тымчук заставляла подписывать их какие-то бумаги. Сначала рассказали об этом психологу, потом воспитателям. Моя задача нынче требовать независимого расследования.

Устами младенца?

Одна из учениц школы, которая свидетельствовала против директора, 17-летняя Татьяна Гусева тоже согласилась поговорить с нами. Она опровергает то, что Валентина Тымчук заставляла школьников клеветать на директора.

— Все рассказанное нами — правда, — рассказала корреспонденту девушка. — Мои одноклассники, зная, что я немного слышу, уже давно просили меня защитить их и пожаловаться в управление образования на директора. Нам было противно смотреть, как он лгал журналистам о том, что он ничего такого не делал. Мы его боимся и опасаемся возвращаться в школу на учебу.

Кстати, от имени директора в доме Гусевых недавно побывала школьный психолог. Она приезжала к девочке не для того, чтобы разобраться в ситуации или оказать психологическую поддержку, а, пригрозив судом, требовала... забрать из управления образования жалобу.

Редакция газеты планирует следить за дальнейшим развитием событий.

(“Сегодня”, 06.09.2005)

Міжетнічні взаємини

Министерство внутренних дел извинилось перед еврейской общиной Украины за "недостаточную работу" по предупреждению преступлений

Инф. "Фактов"

Нападение на студента еврейского университета в Киеве, убийство гражданки Израиля в Красноперекопске (Крым) и нападение на раввина Житомирской области, по предварительным данным милиции, не связаны с антисемитизмом, а являются обычными уголовными преступлениями. Об этом заявил заместитель министра внутренних дел Украины Геннадий Москаль на встрече с послом Израиля Наоми Бен-Ами. Как сообщает Департамент общественных связей МВД Украины, в ходе встречи замминистра проинформировал посла о том, что все эти преступления раскрыты, подозреваемые в их совершении арестованы и привлекаются к уголовной ответственности.

Г. Москаль извинился перед всей еврейской общиной Украины за недостаточную работу по предупреждению подобных преступлений и заверил посла Израиля в том, что МВД будет прилагать все усилия, чтобы в дальнейшем подобные случаи стали невозможными.

(“Факты и комментарии”, 2/9/2005)

Молодчики, совершившие нападение на евреев в столице, объявили себя борцами за освобождение Украины от "инородцев и иноверцев"

Четвертый из хулиганов, напавших в центре столицы на студентов ешивы ("Факты" рассказывали об этом происшествии и ходе расследования по возбужденному уголовному делу в предыдущих номерах), был задержан в ночь на пятницу, сообщил "Фактам" начальник Центра общественных связей ГУ МВД Украины в Киеве Владимир Полищук. 17-летний киевлянин в этом году окончил школу. Поначалу он отказывался общаться с правоохранителями, но вскоре сознался в своем участии в избиении Мордехая М.

Как сообщали "Факты", в нападении сознались и остальные задержанные. Об организации его скинхедовской группой говорить пока рано, но известно, что один из задержанных еще в прошлом году состоял в организации скинхедов, другие водят знакомство со скинхедами. По словам милиционеров, задержанные считают себя борцами за освобождение Украины от "инородцев и иноверцев".

Между тем Мордехай М. по-прежнему находится в реанимации больницы скорой медицинской помощи в тяжелом состоянии.

Напомним, ранее на встрече с послом Израиля заместитель министра внутренних дел Геннадий Москаль отрицал антисемитскую подоплеку нападения.

(“Факты и комментарии”, 3/9/2005)

Виктор Ющенко: "Антисемитизма в Украине нет"

Инф. "Фактов"

Президент во время своего визита в США заявил, что в нашей стране не стоит вопрос антисемитизма или других проявлений ксенофобии

"Я внимательно и ответственно отношусь к проблеме антисемитизма. Такой подход мы будем демонстрировать к любой другой нации, потому что Украина — европейское государство и по-европейски реагирует на проблемы, возникающие в обществе", — цитирует Виктора Ющенко пресс-служба Президента Украины. Глава государства заявил, что недавние нападения на евреев в Киеве были совершены исключительно из хулиганских мотивов, а не на почве этнического противостояния. В. Ющенко напомнил, что подозреваемые по этим делам арестованы, против них возбуждены уголовные дела. Президент выразил уверенность, что следствие и суд по этим делам будут справедливыми.

Напомним, 28 августа в столице были избиты двое студентов иудейского университета (один из них, находившийся в реанимации в критическом состоянии, позже был переправлен на лечение в Израиль), а 11 сентября нападению молодчиков подверглись 57-летний раввин (гражданин Израиля) и его 14-летний сын. В первом случае нападавшие подтвердили, что избили студентов только потому, что одежда и внешность выдавали в них евреев. Установлено также, что юнцы имели некоторое отношение к скинхедовскому движению.

Руководитель Ассоциации национально-культурных объединений Александр Фельдман, который обратился к МВД и Генеральной прокуратуре с просьбой самым тщательным образом изучить обстоятельства данных преступлений, отметил в своем комментарии журналистам, что "все подобные правонарушения, как правило, квалифицировались ранее как обычные хулиганские проступки, а не как преступления на почве расовой и религиозной нетерпимости". "Главная тому причина — нежелание признавать сам факт существования настроений ксенофобии у части граждан в нашей стране и откровенное попустительство тем силам, которые разжигают межнациональную рознь. Произошедшее должно послужить серьезным сигналом для всех руководителей страны, иначе ситуация может выйти из-под контроля. Давайте не забывать, что мы живем в многонациональной стране. И с ксенофобией должны бороться не только милиция и прокуратура", — сказал А. Фельдман.

(“Факты и комментарии”, 20/9/2005)

Проблема есть. Милиция знает, чем скинхеды отличаются от уличных хулиганов

Валерия Чепурко, "Сегодня"

Несмотря на то, что скинхеды были в Киеве и раньше, милиция долгое время отказывалась признавать, что это течение существует и может нести в себе некую социальную опасность. Правду говоря, и инциденты, связанные с представителями скинов, случались редко, поэтому их расценивали как рядовое хулиганство. К примеру, в случае с битием стекол в синагоге после футбольного матча официальный комментарий сводился к тому, что пошалили "фаны". Первый "тонкий" намек на то, что идеи скинов витают в молодежной среде, был сделан осенью прошлого года, когда задержали подозреваемых (ныне осужденные) в организации взрывов на рынке "Троещина". Среди изъятых вещдоков, выставленных напоказ журналистам, присутствовала вперемешку "оранжевая" символика, агитки за Виктора Ющенко, рисунки с крестами, свастиками и несколько книг, якобы проповедующих неофашизм. Но все это, как помнит читатель, преследовало сугубо предвыборную цель. Устроителей взрывов объявили "подрывниками существующего политического строя", давая понять, что вот они какие экстремисты — сторонники оппозиции.

Однако после того, как группа парней в специфическом "прикиде" избила на Андреевском спуске чернокожего гражданина США, наличие проблемы пришлось признать. После нападения на учеников иешивы в подземном переходе возле "Мандарин-Плаза" начальник ГУ МВД Украины в Киеве Виталий Ярема дал "Сегодня" следующий комментарий:

— Следует признать присутствие в Киеве некоторого количества соответственно одетых и ведущих себя молодчиков, проявляющих нетерпимость к представителям иных рас. Мы стали систематизировать сведения о них, пополнять созданную базу данных, что и позволило нам быстро раскрыть это преступление.

(“Сегодня”, 16.09.2005)

Кто станет жертвой киевских скинхедов?

Игорь Оноприенко, "Сегодня"

По словам нашего собеседника, в эту категорию попадают иранцы, пакистанцы и даже цыгане. Именно от них, по мнению скинов, исходит "зло наркотиков" и другой чумы "расстлевающей нацию"

Многие уже видели на улицах Киева бритых парней в берцах с красными и белыми шнуровками, в куртках-бомберах и джинсах с подкатами. Это и есть те сами скины, о которых в последнее время говорят в Киеве.

В конце прошлого месяца, 28 августа, поздно вечером в подземном переходе около торгового комплекса "Мандарин-Плаза" в центре Киева группа неизвестных напала на двух студентов Еврейского университета "Ешива". Один из них — 32-летний киевлянин Мордехай Моложенов, ученик иешивы Центральной синагоги Бродского, сейчас находится в коме, и его состояние не улучшается.

А 11 сентября были избиты раввин и его сын, граждане Израиля. По одной из версий — пьяными подростками, по другой (неофициальной) организованной группой скинхедов. В любом случае, они — скинхеды — это не миф, они в Киеве есть, и они действуют.

"Сегодня" встретилась с одним из участников такой полуподпольной группы, который на основании анонимности рассказал нам, кто такие киевские "скины", чем они живут и за что "воюют".

Но сначала немного предыстории.

Истоки

Говорят, первые скинхеды — от английского ski head "кожаная голова" — появились в 1969-м в Великобритании, которая в те годы проводила политику открытых дверей, распахнув свои просторы иммигрантам. Они, естественно, хлынули на британскую землю бурным разноцветным потоком. В основном это были выходцы из прежних британских колоний — Пакистана и Индии. Приезжие "забили" собой десятки тысяч рабочих мест, поскольку соглашались трудиться за минимальное жалование. Молодым англичанам, естественно, это не понравилось — им угрожала массовая безработица. Белые аборигены возмутились, обрили головы и принялись сражаться за место "под фунтом стерлингов", а именно — "мочить паков", то бишь пакистанцев, "советуя" ехать обратно.

Через 10 лет, в конце 70-х, в Англии, продолжавшей страдать от экономического кризиса, активизировались неофашисты, винившие во всех бедах исключительно "цветных". Их идеи понравились достаточно большой части скинов, которым "фаши" с удовольствием давали деньги на создание скин-клубов и скин-групп. Тогда-то и произошло разделение бритоголовых на "белых" (НАционал-соЦИалистов, сокращенно "наци") и "красных" (антифашистов).

Сегодня в скин-движении, по словам моего киевского собеседника — скина Вальдемара, все эти традиции сохранились. Единственно, что изменились определенные приоритеты. Основная идея — пресекать распространение наркотиков.

— Но настоящих "антифа" в Киеве сейчас нет. А вообще они, по сути, борются с нами, считая нас фашистами и нацистами, продолжателями дела Гитлера. И ссылаются на то, что его войска убивали наших прадедов и дедов. Но ведь и в Украине во время войны существовали подразделения, которые воевали за Гитлера. Но они не поддерживали фашизм, просто они хотели свободы, стать независимыми от России и от режима.

Главное оружие — руки!

Говорят, первые скины обрили головы, подражая "Великим Белым" — римлянам, которые избавлялись от шевелюры перед боем. Кроме того, стрижка "под ноль" была "объективной необходимостью": отсутствие волос не давало возможности противнику оттаскать тебя за прическу. К тому же молодым рабочим скинам приходилось коротко стричься, чтобы "растительность" не затягивало в станки.

С той же целью — подспорье в потасовке — и у высоких "армейских" ботинок (Мартинсов, Гриндерсов). Но главным оружием все равно остаются руки.

Куртки-бомберы тоже довольно "комфортны" в драке (за них проблематично ухватить соперника как следует).

Немаловажную роль играют шнуровка ботинок и нашивки на бомберах. По ним различают своих и чужих. Как нам удалось выяснить, прямая красная шнуровка может означать две вещи: перед вами либо неонацист, либо скин-коммунист. Символизирует кровь, пролитую за белую расу, и кровь, которую "носитель" готов пролить. Белая шнуровка — признак принадлежности к антифашистам. Еще одно значение — перед вами человек убивший негра.

Традиции и приоритеты

На сегодня Гитлер для скинхеда не является идеалом или авторитетом, только некоторые из его идей составляют арсенал приоритетов киевских скинов. В частности, идея арийской расы. Согласно философии Вальдемара, славяне тоже являются таковой, и украинский народ нужно защищать от "засорения" ненужными элементами, а именно, наркотиками и людьми, которые их привозят сюда и приводят нашу расу к деградации.

— К тому же, скинхед никогда не тронет туриста, это бизнес, который приносит деньги в нашу страну. Кроме того, туристы, откуда бы они не были, не несут вреда, — поясняет он, — они просто хотят познать мир, и в этом нет ничего плохого. Многие говорят, что скины бьют ни в чем неповинных людей. Мы так никогда не делаем, это разные хулиганы могут избить первого встречного ради развлечения или наживы, для нас же это не является ни тем, ни другим.

"Жертвами" же этих парней могут стать негры, иранцы и пакистанцы. По словам моего собеседника, именно от них исходит зло наркотиков, в эту категорию попали и цыгане с нелегалами из разных стран. И чем же они не нацисты после этого? А как же "белые", которых более чем достаточно среди наркоторговцев? Как говорит Вальдемар, и белый человек, замеченный в наркоторговле, не избежит встречи с ними. С единственной разницей, что на первый раз с ним могут просто поговорить.

Что касается евреев, то взгляды кивеских скинов на них совпадают с гитлеровскими. При этом, наш собеседник не отрицает, что жукое преступление в центре Киева с избиением еврейских студентов в конце августа совершили именно его единомышленники.

— Относительно 28 августа, когда избили двух евреев, то это дело рук скинхедов, но раздутое СМИ их большое количество — абсурд! Их количество не могло превышать преимущества в одного человека, — рассказывает Вальдемар.

Некоторые из его собратьев причисляют к арийской расе и население Индии, мирно живут и с Кавказом.

— Мы боремся против наркотиков. И хотели бы стать официальной организацией, полезной для общества.— говорит он. — Мы говорили с ППСниками, чтобы сотрудничать, указывать на "точки", где расцветает торговля наркотиками, помогать вычислять торговцев и их места обитания. Но нам отказывали. Наверное, это им выгодно, ведь мы никогда не берем взяток.

В планах скинхедов есть и создание партии, чтобы на официальном уровне бороться с наркотиками, но это в далеком будущем. Финансовая же основа для существования, что-то вроде "партвзносов", каждый, при необходимости, сбрасывается в казну по мере возможности. Но если человек не может внести свою лепту, то презирать за это его ни кто не будет.

— Еще одна идея — листовки. Мы хотим объяснить людям, кто мы и за что боремся, что нас не стоит бояться и чтобы в обществе уменьшилось давление на скинхедов, — говорит Вальдемар.

Образ жизни

Становятся скином по своей воле, и нет никакого обряда посвящения или чего-то подобного. Есть три категории людей: "Кузьмичи", "Молодые" и "Алдовые" скины. К первой относятся люди, не имеющие никакого понятия в каком-либо деле, и в философии скинхедов тоже, они могут выглядеть как скин, потакать скину, но не являются истинными представителями этого движения.

"Молодые" — новоприбывшие, которые пребывают полгода-год среди "Алдовых" — стариков группирований. Стать "алдовым" можно прежде всего за достижения, но это не значит, что если молодой "накажет" кого-то из "врагов нации", то станет авторитетом. Главное быть полезным для движения, сделать для него что-то значительное.

— Мы не пьем водки, она ведет к деградации расы, и не употребляем наркотиков: ни легких, ни каких-либо других. Единственный алкоголь — это пиво, его мы употребляем, — говорит Вальдемар, — не запрещается и курить сигареты.

Дружат из скинхедами из Польши, России, Белоруссии, но видятся, как правило, на концертах, специальных встреч не организовывают.

— Кстати, польские скинхеды — это здоровенные парни, почти что один в один и очень растатуированные, у нас же есть и маленькие, и щупленькие, — говорит он. — Наши скины делают татуировки, как правило, в виде свастики и кельтского креста. Но это не является отличием и обязаловкой. Менее распространены нашивки, например: "За Русь святую".

Вальдемар, так себя назвал уличный солдат, лидер организации скинхедов "SS 88"-стрельцов, утверждает, что сейчас ни "прикид", ни стрижка не имеют большого значения, главное, что у человека в голове.

Многие учатся в вузах Украины, среди них есть и юристы, и инженеры, есть и рабочий класс. Ребята занимаются спортом, слушают музыку, как правило, WP Rock ("Коловрат", "Молот", "Білий шквал"). По сути, тот же панк-рок, но с текстами, где более выражена философия борьбы за нацию.

— В этом году мы ездили на гидропарк, там хотели позаниматься на тренажерах, но приехал наряд милиции и попросил нас уйти, — жалуется Вальдемар. — Рядом занимались и негры, но там никто никого не трогал. По их мнению, мы пугаем всех своим присутствием, потому как мы скинхеды.

Вообще с милицией у киевских скинов, по словам Вальдемара, отношения хотя и не простые, однако и войны нет.

— Милиция несправедлива к нам, может продержать в участке ни за что, потом отпустить. Но это все равно неприятно. Мне как-то в участке утверждали, что я "накуренный", а мое предложение взять мою кровь на анализ проигнорировали, но потом отпустили, — говорит он.

(“Сегодня”, 16.09.2005)

Один из лидеров столичных скинхедов: "В Верховной Раде Украины уже есть несколько наших представителей"

Михаил Сергушев, "Факты"

По словам руководителя национал-социалистической организации "Третья сила", они готовят в Украине "белую революцию", на проведение которой потребуется всего... 30 тысяч долларов

Уж очень активизировались в последнее время в столице бритоголовые молодчики, похожие на скинхедов. Сначала поздно вечером 28 августа в Киеве в подземном переходе возле торгового центра "Мандарин-Плаза" группа парней напала на двух студентов ешивы (высшее учебное заведение при синагоге). Один из пострадавших в результате избиения в тяжелейшем состоянии попал в больницу. Другой студент, который смог давать показания сотрудникам милиции, утверждает, что их избили скинхеды, так как у нападавших были гладко выбриты головы и они носили ботинки с высокой шнуровкой.

К чести правоохранителей, уже на следующий день были задержаны 18-ти и 20-летний киевляне, а также 21-летний житель Херсонской области, которых обвиняют в нападении на студентов ешивы. Вот только являются ли они скинхедами, пока не известно. Также следствию предстоит установить, было ли избиение евреев в столице спонтанным или его все же спланировали.

И вот спустя две недели, 11 сентября, поступило еще одно тревожное сообщение.

"Нам выгодно, чтобы "солдаты" действовали стихийно"

Одиннадцатого сентября средь бела дня группа молодых людей напала на двух евреев в районе Национального комплекса "Экспоцентр Украины" (раньше ВДНХ). Пострадавшими были 57-летний раввин, гражданин Израиля (бывший киевлянин), и его 14-летний сын. В различных интернет-изданиях появилась информация о том, что молодчики избивали отца и сына специально приготовленными цепями (позже милиция наличие цепей опровергла), а при задержании подтвердили свою принадлежность к движению скинхедов, заявив: "Ради чистоты нации мы будем бить жидов".

— Этих ребят мы не знаем, — заявил "Фактам" руководитель национал-социалистической организации "Третья сила" Эдуард (свою фамилию Эдуард, преподаватель одного из столичных университетов, просил не называть, хотя нам она, конечно же, известна). — Но они засветились, и мы теперь обязательно постараемся их разыскать.

— Что, хотите завербовать?

— По большому счету, мы никого не вербуем. Как правило, в драках, подобной той, что произошла возле "Мандарин-Плаза", участвуют малолетки, которых мы называем "солдатами". Для того, чтобы подняться на более высокий уровень, им необходимо сначала отличиться в таких операциях.

— То есть вы одобряете действия "солдатов"?

— Скажем так: мы их не координируем. Нам выгодно то, что юные скинхеды действуют стихийно. О них постоянно говорят. Это же очень хорошая реклама для нас.

— Для чего вам реклама?

— Мы готовим "белую революцию". "На Майдане мы поддержали "оранжевых", так как опасались прихода к власти Януковича"

— Уже сейчас в Верховной Раде есть несколько наших представителей, — рассказывает Эдуард. — Со временем нас будет больше. Мы, правда, не можем пока выступать как национал-социалисты. Наши люди вливаются в партии и движения, которые вы называете иногда экстремистскими.

— Так что такое "белая революция"? Вы собираетесь выйти на Майдан во всем белом?

— Просто однажды мы получим большинство в Верховной Раде.

— Вы считаете, что к этому есть предпосылки? Вас поддержат?

— Еще как! После 2010 года начнется колоссальный мировой кризис. Во многих странах количество инородцев превысит число местных жителей. Это уже сегодня наблюдается во Франции. Соединенные Штаты закончат все межрасовой войной у себя. Вот тогда-то и вспомнят о наших идеях. Поэтому уверен, что "белая революция" нам удастся. Для нее, по нашим подсчетам, потребуется всего 30 тысяч долларов.

— Неужели так трудно достать такие деньги? Продайте, наконец, свою квартиру...

Здесь мой собеседник немного смутился. Было видно, что со своей жилплощадью даже ради "высокой" идеи ему расставаться явно не хочется.

— Итак, вы рассчитываете на поддержку украинских граждан. Но ведь при слове "скинхеды" у многих возникают ассоциации с такими словами, как "фашизм", Гитлер...

— Гитлер был патриотом Германии! Вы знаете, что 540 тысяч украинцев воевали на его стороне во время Второй мировой войны?.. Хотя мой прадед воевал за Советскую Армию.

— Вы подтверждаете, что движение скинхедов в Украине все же существует, несмотря на заявления некоторых политиков и правоохранителей?

— Конечно, существует! И наша цель — приход к власти. К тому времени, когда это произойдет, "солдаты", участвующие сегодня в избиениях инородцев, подрастут и вольются в наши ряды. Ну и, кроме того, скинхеды — это молодежная субкультура. Такая же, как и многие другие. Ребята собираются вместе, слушают свою музыку, ходят на футбол.

— А кого скинхеды поддержали во время "оранжевой" революции? Ходили слухи, что к Киеву тогда стягивались большие силы бритоголовых из всех регионов страны.

— На Майдане мы поддержали "оранжевых", потому что боялись прихода к власти Януковича. Он показался сильной личностью и мог оторвать нам яйца, если бы стал президентом.

С начала 2004 года столичные скинхеды совершили более десяти "силовых зачисток" иностранцев

Первое упоминание о киевских скинхедах датировано 1989 годом. Тогда группа бритоголовых под руководством Демьяна спровоцировала драку с хиппи на улице Большая Житомирская в центре столицы. По нашим данным, в результате этого столкновения погиб один человек. Но из участников драки так никто и не был наказан.

В 1994 году некоторые представители музыкального направления "панк-рок" заявили о своем присоединении к идеям скин-движения, а их лидер по прозвищу Железяка организовал первую в Украине скин-группу "Бульдог". После этого музыканты, игравшие жесткий и динамичный рок с шовинистическими текстами, стали центром притяжения столичной молодежи соответствующей ориентации.

К 1998 году вышеупомянутый лидер киевских скинхедов по прозвищу Демьян стал руководителем украинской секции международной скин-группировки "Blood and Honour" ("Кровь и честь"). В то время именно Демьян начал организовывать концерты скинхедовских рок-групп в киевском клубе "Скиф" (Голосеевский парк), вытеснив оттуда обычных рок-музыкантов.

Потом после небольшого бума об украинских скинах ничего не было слышно, пока 13 апреля 2002 года не произошло следующее событие. Группа футбольных болельщиков после окончания матча, проходившего на стадионе "Динамо", совершила нападение на синагогу, расположенную на улице Шота Руставели. Нападение произошло под конец вечерней службы. Был избит один из руководителей синагоги раввин Цви Каплан и 13-летний Йоэль Асман — сын главного раввина Киева и Киевской области, главного раввина Всеукраинского еврейского конгресса Моше-Реувена Асмана. Кроме того, легкие телесные повреждения получил охранник, находившийся в момент нападения у главного входа в здание. В самом же здании синагоги были разбиты все окна.

Долгое время основной версией событий у правоохранительных органов были хулиганские действия футбольных фанатов. О том, что это нападение было организовано фашиствующими молодчиками, начали говорить после того, как были задержаны все подозреваемые. В результате организатором был признан Демьян. Печерский райсуд Киева приговорил его к четырем годам лишения свободы. Суд признал вину Демьяна по нескольким статьям УК. И впервые за годы независимости Украины была применена статья 161 ч. 2 УК — "умышленные действия, направленные на разжигание национальной и религиозной вражды и ненависти, на унижение национальной чести и достоинства и унижение чувств граждан в связи с их религиозными убеждениями, соединенные с насилием". Двое других его товарищей, проходящих по этому делу, были осуждены на два с половиной и два года лишения свободы. Судом было признано, что нападение на синагогу спланировали заранее.

После того как Демьяна осудили, киевские скинхеды распались на отдельные автономные группировки, которые формировались сугубо по территориальному принципу. Большинство пришедших молодых скинхедов вошли в конфликт с "ветеранами", не признавая авторитета "старых скинов", которые утверждали, что молодняк является приверженцем движения только вследствие "силового фактора" и с помощью этого желает самоутвердиться в жизни.

По данным интернет-изданий, сегодня в столице Украины существует около десяти отдельных скинхедовских группировок, не связанных иерархически между собой. Наиболее радикальными из них можно считать "Петровских тигров" и "Дозор-88". Они сплочены между собой по территориальному принципу: в каждом районе города есть отдельные группировки, которые имеют постоянные места сбора на массивах.

С начала 2004 года небольшими группами (по 10-15 человек) скины совершили более десяти "силовых зачисток" иностранцев. Акции проводились без согласия с "авторитетами" и никак не контролировались. В основном, в зачистках участвовал молодняк. Планы погромов "инородцев" возникали спонтанно.

Группировка "Петровские тигры", наиболее многочисленная в Киеве, насчитывает в своих рядах более ста человек. Их лидеры собираются объединить свои силы со скинами, которые тусуются на майдане Незалежности, и создать молодежное объединение "Национальный фронт". Члены "Петровских тигров" — наиболее "продвинутая" часть киевских скинов — поддерживают тесные связи с единомышленниками из Харькова, Николаева, Херсона, Сум, а также получают идеологическую литературу из Москвы и Санкт-Петербурга.

Среди прочих существующих в столице Украины группировок можно назвать "Сокиру Перуна" и "Третью силу".

(“Факты и комментарии”, 27/9/2005)

Русины хотят автономии

Русины, проживающие в Подкарпатье, требуют от руководства Украины признать их отдельной национальностью. Об этом пойдет речь на конференции “Карпатская Русь — духовность и культура” 25—27 сентября в Ужгороде, сообщил “Новому Региону” организатор конференции, настоятель ужгородского храма Христа Спасителя Димитрий Сидоров.

“Права русинов нарушаются на протяжении 15 лет, в течение которых нас не признают как отдельную национальность и хотят выдать за ветвь украинского народа. Однако мы — отдельный народ со своим языком и своей культурой”, — подчеркнул протоиерей Димитрий.

В работе конференции примут участие около 50 ученых, политологов, юристов, представителей Православной церкви из Украины, России, Чехии, Польши и Словакии.

(“Киевские ведомости”, №199, 24 сентября 2005 г.)

Міжконфесійні взаємини

Раскол. Жители Липовой Долины с подачи районных властей оказались в “пламени” межконфессионного противостояния

Богдана Александрова

В редакцию ВШ обратились прихожане Троицкого храма Украинской Православной Церкви поселка Липовая Долина и попросили помочь защитить их права, гарантированные Конституцией, которые, по их мнению, так грубо попирают. Они рассказали, что их приход был зарегистрирован в начале 90-х как Украинская Православная Церковь. Все эти годы она была подчинена Сумской епархии...

“Мы, прихожане канонической веры, все это время ходим на службу в эту церковь и хотим и в дальнейшем исповедовать веру, избранную нашими предками, но нас (несмотря на коллективные обращения к председателю РГА) без какого-либо на это права лишают такой возможности. В воскресенье, 23 октября, в нашу церковь (при содействии зампредседателя РГА Молошного А.П.) приехали священники УПЦ Киевского патриархата... и начали проводить там службу. Мы вынуждены были покинуть помещение церкви, и таким образом были лишены возможности участвовать в воскресной литургии. Как нам быть дальше? Куда ходить на службу? В поселке говорят, запугивают тем, что вроде бы возле церкви будет дежурить милиция и прогонять верующих УПЦ МП. Уже и так большая часть истинно верующих, и не только взрослых, но и много детей, вынуждены ездить в другие города и села в канонические церкви. Разве же это справедливо? Ведь сколько лет мы тоже жертвовали и на нынешнюю церковь, и на строительство новой... Мы были основателями нашей парафии, мы ее открывали, имеем соответствующий устав и хотим, чтобы она существовала и теперь, и в дальнейшем.

Конечно, мы не имеем права осуждать тех, кто сделал раскол среди верующих нашего тихого, мирного поселка... Но все же мы хотим знать, имел ли право А. Молошный, занимая государственную должность и зная ст.35 Конституции Украины, распространять листовки (прилагается) среди жителей района и сеять вражду между верующими. И имеем ли мы право проводить службы и требы в помещении, которое нам в свое время было выделено решением власти?.. Еще более обидно нам оттого, что все это делается не из-за глубоких религиозных убеждений, а только ради денег, которыми покупают нашу церковь. Но зачем нам такая церковь? Ведь в нее нельзя будет ходить, потому что она не каноническая, не благословенная”.

Письма, рассказывающие о ситуации в приходе, были направлены жителями и епископу Сумскому и Ахтырскому Марку, и начальнику Липоводолинского райуправления юстиции, и районному руководству.

Выехав на место и побеседовав с жителями, мы узнали, что началом конфликта послужила ситуация вокруг помещений церкви: старой — бывшего яйцесклада, и новой, которую строили всей общиной, собирая деньги 2-3 раза в год. На сегодня ее строительство практически закончено, но еще нет куполов. А ведь приближается зима, и если ее не покрыть, работа трех лет может пойти насмарку. По этой причине церковная община обратилась к райгосадминистрации с просьбой помочь закончить строительство. Местная же власть нашла “подходящий” выход — обратилась, в свою очередь, за финансовой помощью к Киевскому патриархату, общины которого до этого в поселке никогда не было. Договоренность была достигнута. Правда, представители Киевского патриархата пообещали помощь только при условии, что новый храм власти отдадут им. По разным оценкам, в достройку храма надо вложить до 300 тыс. грн. Можно почти с уверенностью сказать, что у Сумской епархии УПЦ КП на этот момент таких денег нет и в помине. Ведь даже кафедральный Воскресенский собор УПЦ КП в самом центре Сум не первый год стоит с обвалившейся штукатуркой. И тем не менее отдельные представители районной власти, видно, забыв о том, что церковь у нас отделена от государства, с завидным рвением стали убеждать липоводолинцев переходить в УПЦ КП.

К сожалению, эту позицию поддержало и церковное руководство православной общины. Пользуясь религиозной необразованностью отдельных прихожан, священник Богдан Илькив, который и ранее отличался, мягко говоря, оригинальным толкованием смысла Православной веры, начал “проповедовать” своим поклонникам, что, в принципе, нет никакой разницы между канонической УПЦ и УПЦ КП. А если и есть, то разве только в том, что УПЦ — это церковь московская, а УПЦ КП — родная, украинская. Ту же линию в своих агитационных “проповедях” проводила и местная власть, распространяя агитлистовки собственного сочинения. Все закончилось тем, что часть “просвещенных” таким образом прихожан подписали просьбу перевести их в Киевский патриархат.

Однако после приезда в Липовую Долину архиепископа Сумского и Ахтырского Марка ситуация для многих верующих прояснилась и многие отозвали свои подписи.

Свою роль сыграл и сон, приснившийся одному из подписавшихся о переходе в КП: икона Иисуса Христа, завешенная грязным полотенцем...

Казалось бы, местным чиновникам стоило бы успокоиться и вспомнить о своих обязанностях. Но не тут-то было. В адрес липоводолинцев полетели воззвания, подписанные зам. главы РГА А. Молошным, в которых он излагал свои, мягко говоря, оригинальные взгляды на Библию, на Церковь, на вопросы объединения православных.

Из предоставленной нам переписки с липоводолинцами явственно следуют и пропаганда “правильной” веры, и разжигание межконфессионной вражды. А уж почему госчиновник считает своим долгом (со ссылками на Библию, составляющими большую часть текста) пропагандировать определенное вероисповедание в ущерб остальным, вообще непонятно. Кроме того, все в один голос говорят об игре на национальных чувствах, противопоставлении “украинской” и “московской” церквей.

Между тем для рассмотрения возникшей ситуации в поселок прибыл на встречу с жителями начальник отдела по вопросам религий ОГА Анатолий Ярош:

— Эта ситуация выхода части общины из канонической церкви для области не нова. У нас есть документы о регистрации общины, а у вас — те, согласно которым земля и здание действующей церкви переданы общине Украинской Православной Канонической Церкви. Поэтому, согласно Закону о свободе совести и религиозных организациях, если часть людей хочет переходить в Киевский патриархат, они должны оставить эту общину, создать и зарегистрировать свою организацию и обратиться к местной власти с просьбой предоставить помещение для богослужений. Они во главе с о.Богданом уже готовят документы для регистрации. Ваша же община останется в действующей церкви. Никаких претензий к ней со стороны ни власти, ни вышедших из общины быть не может.

— А как вы оцениваете пропаганду Киевского патриархата местной властью?

— Это будут рассматривать отдел кадров и отдел жалоб и предложений ОГА. Я не уполномочен это делать. Я могу только выслушать вас и доложить областному руководству.

Нам удалось побеседовать и с главным “виновником торжества”, которого единогласно обвиняют в разжигании конфликта, — Анатолием Молошным.

— Почему вы как представитель власти заняли сторону одной конфессии?

— Я не занимал ничью сторону.

— Но вы распространяли листовки с призывами, не зная канонов Православной веры, убеждали людей в том, что думали сами...

— Я сам человек верующий, и для меня разницы между патриархатами нет. Нам хотели помочь, когда никто не интересовался нашими проблемами.

— Разве приход канонической церкви собирал деньги и строил церковь для Киевского патриархата?

— Единственное, что нами руководило, — желание выйти из сложной ситуации со строительством. Если бы я знал, что оно так обернется... Пусть бы еще сто лет строились. Не имеет значения, каким способом человек молится...

— Позволительно ли представителю власти заставлять людей менять веру?

— А вы отвечаете за эти слова, что я кого-то заставлял? Я как представитель власти вообще ничего не делал, что противоречило бы моим полномочиям.

— А распространение писем?

— Да, это я признаю, но если вы внимательно его читали, это письмо направлено на примирение.

— Не на переход в другую церковь?

— Почему другую? Это одна церковь, один Бог.

А можно узнать содержание письма администрации РГА в милицию? (От ред.: — Это письмо было составлено А. Молошным и направлено начальнику РО УМВД Украины в Сумской области Е. Пилипенко за подписью председателя РГА С. Греся. В нем была просьба привести личный состав в готовность, установить дежурство возле храма во время богослужений, для чего уточнить график у Б. Илькива и прекратить все попытки силового варианта развития событий, видимо, подразумевая под этим законные основания прихожан отстоять свой храм. Копия письма — в редакции).

— Эта информация о письме — только слухи, не имеющие основания. Это письмо (!) никаким службам не передавалось. Когда возникла конфликтная ситуация, я просто испугался, не знал, что делать... Но никаких мер не предпринимал, просто переговорил с людьми, которые мне посоветовали не вмешиваться, это не входит в мои полномочия. Поверьте, это все слухи, им не надо верить. И не надо копаться, стараться что-то выудить, чтобы сделать громогласную статью, доказать, какой я плохой.

— Да мы, вообще-то, в этом не заинтересованы...

— Ну вот и не надо копаться. Ну вот я сегодня подам заявление — кому-то станет лучше? Исправится ситуация? Я на это место пришел с одной целью — служить людям, и если мне сегодня хотят доказать что-то другое, они абсолютно неправы, вот и все.

Не менее содержательной оказалась наша беседа с о.Богданом.

— Будет ли община Киевского патриархата переселяться в другое помещение, раз действующая церковь юридически передана общине Канонической Православной Церкви?

— Фактически приватизации общиной какой-то определенной церкви не было. Это помещение висит в воздухе.

— Но ведь есть документ о передаче в пользование.

— А приватизации нет. Если бы здание передавалось церковной организации, оно было бы приватизировано. А раз нет, значит, оно передавалось просто человеческой общине, так я понимаю.

— Но ведь передавалось оно общине канонической церкви.

— А что такое каноническая и неканоническая церкви? Каноническая церковь была Киевская, Киевской Руси.

— Это же не национальный вопрос.

— А какой? (Далее следует диспут о происхождении веры.)

— А как вообще священник может оставить свою веру и перейти в другую, какой бы она ни была?

— Я не оставляю веры.

— А церковное руководство тоже так считает? Что можно быть священником одного патриархата и править службу другого?

— А я не правлю другой службы. Моя служба пока идет по канонам.

— А в это воскресенье?

— Приехали люди и правили. Община хотела увидеть, к чему она идет, это ее решение, а не священника или власти. Люди захотели и пригласили Киевский патриархат. При чем тут священник? Церковь — это община.

— А пастырь общины кто?

— Я не знаю, кто пастырь общины. Их много, община сама выбирает себе пастыря.

Не нам, конечно, судить, но мы почему-то думали, что священник должен учить людей, объяснять и наставлять, оберегать от греха, а не водить от патриархата к патриархату. А по желанию — к более мелким организациям христиан или и вовсе... А если община скажет: “Хотим быть сатанистами!”, — священник должен их возглавить и там, раз уж община сама решает, к какой вере присоединиться?.. Но это внутрицерковные вопросы.

А теперь о “мирских” проблемах зданий... На эту тему, как и об оценке ситуации в целом, мы попросили высказаться председателя РГА Сергея Греся:

— Каждая община имеет право на свое помещение. Разделение общины в Липовой Долине, конечно, неприятно. Для большинства людей патриархат не важен, лишь бы церковь была. Но раз уж так получилось, и те, и другие имеют право на помещение. Раз зарегистрирована первой парафия Московского патриархата, они останутся в церкви. А выходцы во главе с Богданом Николаевичем тоже получат помещение. Это будет решать поселковый совет, ведь помещения — не в нашей компетенции. Недостроенная церковь будет строиться, сейчас работы понемногу идут за деньги, собранные общиной и предприятиями. Представители Киевского патриархата к нам пока не обращались, и оснований говорить о том, что они готовы нам помочь в строительстве церкви, у меня нет.

В минувшее воскресенье прихожане Троицкой церкви, защищающие каноны, придя в свой храм, нашли его запертым. Несмотря на морозное утро и то, что среди собравшихся было немало пожилых людей и детей, воскресную службу было все-таки решено провести под открытым небом. Благочинный района отец Андрей представил собравшимся нового настоятеля храма протоиерея Константина, назначенного архиерейским указом вместо освобожденного Богдана Илькива. Сторонники последнего в службе участия не принимали, но зато регулярно вступали в спор со священниками, доказывая, что Москва и Россия грабят Украину.

Как Москва грабит нашу украинскую церковь, узнать не удалось. Правда, один противник “московской” церкви вспомнил, как лет пять или шесть назад что-то перечислялось из их прихода, правда, не в Москву, а в Сумскую епархию. Как потом сказал благочинный района, за последние годы епархия получила с этого прихода аж 6 (!) гривен. Тем не менее некоторые сторонники перехода в УПЦ КП заявили: только церковь Киевского патриархата истинно украинская, национальная и, несмотря ни на что, за своим смещенным батюшкой они пойдут хоть в Киевский патриархат, хоть в огонь, хоть в воду, видимо, забыв о том, что дорога в огонь — не самый лучший путь для христианина, который, прежде всего, должен искать дорогу к спасению, в Царство Небесное. Особо поразило то, что молящиеся, несмотря на явно недружелюбный характер выступлений сторонников отстраненного отца Богдана, сохраняли полное спокойствие.

Попытки прихожан и священства убедить бывшего настоятеля Троицкой церкви отдать ключи от храма и передать церковные дела новому настоятелю не увенчались успехом. Дверь в квартиру, где проживает Богдан Илькив, представителям общины не открыли, более того, пообещали вызвать милицию.

Кстати, несмотря на все заверения о том, что вмешиваться в дела общины райгосадминистрация не будет, буквально накануне все тот же А. Молошный присутствовал на сессии Липоводолинского поселкового совета и, не стесняясь, убеждал местных депутатов провести разъяснительную работу среди населения в поддержку бывшего настоятеля Богдана Илькива и его стремления перейти в УПЦ КП. Эта позиция районных чиновников вызывает, мягко говоря, недоумение. Ожидаем на нее адекватную реакцию со стороны области. Какой она будет — мы обязательно проинформируем читателей ВШ.

P.S. А прихожане храма, выступившие против раскола, сказали нам, что они молятся за вразумление своего бывшего настоятеля. Ведь это уже не первая его попытка уйти в раскол...

P.P.S. В понедельник, 31 октября, родственнице корреспондента ВШ, работавшего над этим материалом, поступил звонок с явными угрозами в адрес нашей сотрудницы и ее семьи (фамилия и должность сторонницы УПЦ КП нашей газете известны). Как раз в это время в ее кабинете находился бывший настоятель Троицкой церкви. Случайно ли? Редакция ВШ, упреждая нежелательные провокации как с ее стороны, так и со стороны других приверженцев КП, направила письма на имя начальника УМВД в Сумской области и начальника СБУ в Сумской области с просьбой не допустить любых проявлений религиозного экстремизма.

(“Ваш шанс”, г. Сумы, №44, 2 ноября 2005 г.)

Практика правозахисту

Украину берут под контроль

Маша Ъ-Цуканова

Члены Украинского Хельсинского союза рассказали, как украинская власть ущемляет права человека. По их мнению, демократическому развитию Украины мешают, в первую очередь, конституционная реформа и сотрудники силовых структур, в массовом порядке контролирующие телефоны и электронную почту граждан. Правозащитники считают, что в стране формируется общество тотального контроля.

Председатель правления Украинского Хельсинского союза по правам человека Евгений Захаров сразу признался, что требования к новой власти союз сформулировал еще в день инаугурации Виктора Ющенко. Но ни одно из них за истекшие девять месяцев выполнено не было. Вчерашние предложения господина Захарова действительно практически не отличались от предложений, выдвинутых им же в январе. Основной проблемой в сфере прав человека на Украине Евгений Захаров вновь назвал конституционную реформу. По его мнению, она ухудшит работу власти, уменьшит гарантии обеспечения прав и свобод человека, а также замедлит принятие судебной реформы. Правозащитник заявил, что внесение поправок в Конституцию противоречит обязательствам, взятым на себя Украиной при вступлении в Европейский Союз. Более того, господин Захаров уверен в том, что проголосовавшие за реформу депутаты “грубо нарушили процедуру”: изменения в Конституции были одобрены между турами президентских выборов, голосование не было свободным, реформа была принята в пакете с другими законами, а Конституционный суд это проигнорировал.

Еще одной помехой на пути к демократии господин Захаров счел чрезмерный контроль со стороны спецслужб. По его данным, Украина является мировым лидером по количеству выданных разрешений на прослушивание телефонов: “Украина в год выдает 40 тысяч разрешений на снятие информации со всех каналов связи”. При этом, по расчетам господина Захарова, только через один канал связи можно контролировать 100 человек, а значит, силовые структуры контролируют четыре миллиона украинцев. “Эффективность этих прослушиваний не превышает у нас 10 процентов, в то же время в США, как только эффективность снятия информации опустилась ниже 50 процентов, директора ФБР уволили”, – сообщил председатель правления Хельсинского союза. Сославшись на данные СБУ, Евгений Захаров заявил, что наибольшее количество разрешений на снятие информации берет налоговая милиция. Правозащитник предложил ввести публичные отчеты о количестве прослушанных каналов связи и количестве тяжких и особо тяжких преступлений, раскрытых этим путем, иначе “Украина может превратиться в полицейское государство”.

Общество тотального контроля может образоваться на Украине, по прогнозам Евгения Захарова, и в том случае, если будет одобрено предложение бывшего министра внутренних дел Юрия Луценко ввести новые пластиковые паспорта, где под одним номером будет собрана вся информация об обладателе документа. О недемократичности власти свидетельствуют, по мнению господина Захарова, и документы президента (43 указа), Кабмина (16 решений), Генпрокуратуры и прочих органов власти с грифами “Не для печати”, “Публикации не подлежит” и “Для служебного пользования”. Правозащитник напомнил, что при прежней власти такие грифы прикрывали взяточничество, кулуарные договоренности и льготы для представителей власти.

У официальных лиц слова председателя правления Хельсинского союза интереса не вызвали – представители пресс-службы МВД и заместитель начальника департамента гражданства, паспортной и иммиграционной службы МВД Сергей Радутный комментировать заявление господина Захарова вчера категорически отказались, отослав корреспондента Ъ друг к другу. А пресс-секретарь начальника СБУ Марина Остапенко заявила, что ей данная информация незнакома, однако все разрешения на снятие информации СБУ получает строго в соответствии с законом.

("Правое дело", г. Одесса, №101, 21 сентября 2005 г.)

"Опубликованию не подлежит"

Н. Печененко, Интернет — издание "Полит—террор"

Председатель правления Украинского Гельсинского союза по правам человека Евгений Захаров напомнил всем, что "после инаугурации правозащитники требовали от Президента и правительства незамедлительного осуществления реформ, направленных на обеспечение реализации прав человека и основных свобод". До сих пор, по его словам, ни одна из поднятых проблем не решена.

По мнению правозащитников, новая власть должна еще до выборов провести расследование деятельности организаторов массовых нарушений прав человека, происходивших в прошлом, в частности во время выборов, завершить расследование экономических и других резонансных преступлений того времени.

Достаточно значимой проблемой, по мнению Е. Захарова, являются "колоссальные масштабы снятия информации с каналов связи оперативными подразделениями спецслужб и силовых структур, прослушивание телефонов и контроль над Интернетом". Выступающий подверг критике Указ №122 Госкомитета связи, который обязывает интернет-провайдеров устанавливать у себя оборудование для мониторинга пользователей, в том числе, для доступа к их электронной почте. Поскольку власть не спешит отменить данный указ, Е. Захаров сделал вывод, что "наша власть хочет сохранять за собой полномочия контролировать коммуникации "всех и вся" в этой стране. "Необходимо,—заявил он,—принять новый закон в отношении перехвата коммуникаций, который давал бы серьезные гарантии для прав человека". По его мнению, нужно узаконить публичный отчет относительно использования оперативно-поисковых мероприятий".

Присутствующий на пресс-конференции директор программ УГС Владимир Яворский подчеркнул необходимость завершения расследования всех прошлых экономических преступлений, "большинство которых даже не планируется передавать в суд". Это, по его словам, подрывает доверие населения к правоохранительным органам, власти и дает повод для разговоров о существовании политических репрессий. "Мы считаем,—заявил он,—что политрепрессий нет, поскольку еще не завершено следствие по тем или иным делам. Если будет доказано, что подследственные не совершали этих преступлений, очевидно, тогда можно будет говорить о преследовании этих лиц по политическим мотивам. Потому власть, возможно, и боится переводить дела в судебную плоскость и завершать их до выборов".

Реприватизация, заметил В. Яворский, "проходит хаотично, существует ряд нарушений, исходящих от обеих сторон. Важно при этом, чтобы органы государственной власти наверху действительно остановили выборочное применение законодательства. Если человек работает на власть или конкретную политическую силу — это не значит, что он не должен отвечать за какие-то свои преступные деяния".

По мнению правозащитников, в Украине необходимо ввести общественное телерадиовещание, поскольку существует угроза того, что некоторые телеканалы, радиостанции, газеты будут выполнять конкретные заказы своих владельцев. Сегодня, заметил выступающий, это понимают все — "и Президент, и другие органы власти, но политической воли нет... В этом есть одна причина: власть, получив медийный ресурс, не заинтересована в плюрализме мнений. Других препятствий для создания общественного телерадиовещания, кроме политического решения некоторых лиц, нет".

Изменения к Закону о выборах, заявил правозащитник, ограничивают права граждан — участников избирательной кампании, а также являются просто катастрофическими для журналистов, так как запрещают им комментировать любые политические события, поскольку это будет расцениваться как политреклама.

(“Слава Севастополя”, №177, 24 сентября 2005 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори