пошук  
версія для друку
07.11.2005 | Янина Зеленько

Без бумажки журналист букашка? Минюст решил превратить нашего брата в курьеров по доставке запросов

   

Ох, и любят чиновники всех мастей пить журналистскую кровушку! Их стойкое нежелание делиться какой-либо информацией подчас просто поражает. Такое впечатление, что после оранжевой революции власти решили не общаться напрямую с неугодными им СМИ (особенно по телефону). А если и выдают скудные сведения, то исключительно через пресс-службу, и то после обязательного оформления официального запроса.

E-mail и факс? Забудьте!

С недавних пор Минюст пошел еще дальше, “усовершенствовав” для медиа процедуру диалога. Вот какой любопытный разговор состоялся у нас на днях с руководителем тамошней пресс-службы. Мы, наивные, всего-то и хотели, что получить грамотное разъяснение от кого-либо из министерских чинуш (в виде односложного ответа “да” или “нет”) по одной заинтересовавшей нас правовой коллизии. Каемся, не знали, что в этом ведомстве наступила пора закручивания гаек.

— Оформите на бланке официальный письменный запрос от лица редакции за подписью главного редактора — как это полагается по закону, — и привезите его к нам, поскольку ответ будет утверждать первый замминистра, — пропел елейный голос на том конце провода. — По электронной почте или по факсу вопросы не присылайте. Замминистра ведь не покажешь то, что пришло по факсу.

— Почему не покажешь? И зачем нужно привозить?

— Ничего страшного, все так делают.

— Но ведь прежде вы принимали по факсу или по “электронке”…

— Да, было, шли прессе навстречу. Однако получили за это очень большой нагоняй…

Из журналиста — в курьеры

Интересно, эти “цэу” исходили от недавно назначенного министра юстиции Сергея Головатого лично? Это что, новые веяния европейской бюрократии, современные западные технологии работы с документами и медиа, подсмотренные министром в бытность его сидения в ПАСЕ? Извольте, дескать, господа-журналисты, забыть про “электронный” документооборот и плодите “бумажный”, доставляя запросы старым дедовским способом — почтой, на перекладных и обязательно на гербовой бумаге. А как же один из главных китов журналистской работы — оперативность?

А может, расчет делается на то, чтобы лишний раз заставить нас унижаться и в конечном счете чувствовать себя обязанными за то, что нам милостиво позволили выполнить свои профессиональные обязанности? Чтобы мы, звоня в какое-либо министерство, начинали не иначе как: “Извините, господа хорошие, за чисто журналистское любопытство...”

P.S. Мы поинтересовались у коллег, что они думают об открытости и доступности новой власти, а также о работе всевозможных пресс-служб. Результат получился неоднозначный и весьма показательный.

Комментарии

Осман Пашаев, журналист телеканала “НТН”:

— Все в точности, как было раньше. Полагаю, это проблема профессионализма, а не открытости. Пресс-службы вроде бы тоже хотят быть открытыми, а превращаются лишь в рекламистов своих боссов. “Обломов” в последнее время у меня с ними не возникало. Есть проблемы только с пресс-службой Президента. Их, как и во времена Кучмы, раздражает моя настойчивость. Мне объясняют, что Президент — это ПРЕЗИДЕНТ, а не избранный всеми, в том числе и мной, в том числе и на мои деньги, работающий менеджер страны. Мне опять-таки объясняют, что это сакральная фигура в этой стране...

Наталья Лигачева, редактор медиа-проекта “Телекритика”:

— Конечно, новая власть более открыта, чем была при Кучме. С другой стороны, у “Телекритики” случались недоразумения с пресс-службами отдельных политиков, не буду называть их имен, когда предъявлялись претензии к тем или иным публикациям нашего интернет-сайта. Правда, все ограничилось словесными спорами и ни к каким санкциям не привело. Сегодня добывать информацию журналисту в принципе стало легче, хотя проблема открытости и доступности власти остается. Очень часто бывает невозможно понять “высочайшие” мотивы, почему принимаются те или иные решения. Но это проблема не столько пресс-служб, сколько проблема самой власти, которая не хочет объяснять подоплеку своих действий.

Савик Шустер, ведущий передачи “Свобода слова” на телеканале ICTV:

— Я не могу сравнивать, я до оранжевой революции тут не был. Могу лишь сказать, что по сравнению с Россией здесь гораздо больше свободы слова, хотя при Ельцине журналистам было легко, это при Путине стало сложно. У вас мне работается нормально, с пресс-службами тоже идет достаточно нормальный диалог. Журналистом в Украине сейчас можно работать. Ваша власть, по крайней мере, понимает, что она должна отчитываться перед народом. Хотя легко и просто журналисту не бывает никогда, это исключено в нашей работе.

Олег Ляшко, главный редактор еженедельника “Свобода”:

— Добывать информацию легче не стало. Так, пресс-служба Секретариата Президента отказывает в аккредитации на свои мероприятия нашим представителям, мотивируя это тем, что мы, видите ли, не такие популярные, как им бы хотелось. Они, дескать, приглашают наиболее рейтинговые СМИ. Такое с нами проделывали и раньше, причем не только с нами, но и с телеканалом “НТН”. Отказывают ли нам в комментариях? Так ведь ни до кого нельзя дозвониться. Почему у некоторых коллег с этим делом все нормально? У кого-то, может, и так. А у тех, кто эту власть приводил к власти, — иначе. На мой взгляд, объясняется это тем, что власть, как сказал сам Ющенко, осталась той же: те же лица, те же повадки, то же пренебрежение к праву общества знать то, что его интересует.

(“Вечерние вести”, 7 ноября 2005 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори