пошук  
версія для друку
10.11.2005 | Валерия Чепурко, "Сегодня"

"Публикацию в "Сегодня" мне передали в СИЗО, как "маляву". Обвиненный в убийстве парень, которого в день преступления не было в городе и в защиту которого выступила наша газета, оправдан судом

   

Защищать человека, находящегося под следствием и судом, непросто для журналиста. Во-первых, доводы обвинения доминируют над доводами в защиту, во-вторых, гложет мысль: а вдруг он действительно виноват? Но дело Руслана Шишковского, о котором "Сегодня" писала дважды, в этом смысле составляло исключение. Оно содержало столько нелепостей и несоответствий, что не оставалось сомнений в том, что молодой человек был привлечен к ответственности без всяких на то оснований. На днях мнение газеты подтвердил суд. От обвинения до оправдания прошло три года. Вместо поиска настоящего убийцы милиция и прокуратура потратили такую уйму времени на то, чтобы добиться наказания для невиновного! Даже на последнем заседании суда, когда все было ясно как божий день, прокурор цеплялся за соломинку и просил для Руслана 10 лет лишения свободы.

Милиционер был пьян

Руслана задержали 29 августа 2002 года в родных Черновцах. До этого дня он и подумать не мог, что приятный отдых у моря в Белгород-Днестровском районе Одесской области окончится такой бедой. И знать не знал, что в те сутки, когда он вместе со своей девушкой возвращался домой из курортной Затоки, там при загадочных обстоятельствах исчез 37-летний гражданин Польши Лешек Бендеш, которого нашли убитым четверо суток спустя — 18 августа. Руслана брали в "пакете" из шести человек. На свою беду ранее он имел судимость, и это был единственный повод для подозрений. Не было ни улик, ни мало-мальских доказательств. Более того, у Руслана имелось железное алиби, но доблестные правоохранители вцепились в "добычу" мертвой хваткой.

Первым подозреваемым по делу был друг погибшего Лешека — поляк Ришард Вятр, с которым они вместе приехали на отдых в Затоку. Несколько дней Ришард искал друга по городу, расспрашивая о нем всех и каждого, а 18 августа внучка квартирной хозяйки сообщила, что его вызывают в милицию. Кроме горького известия о гибели друга, поляку пришлось там немало других трудных минут. 18 января 2005 года по запросу Белгород-Днестровского суда он был допрошен в качестве свидетеля районным судом в Снарженске-Каменной (Польша) и рассказал, в частности, следующее:

— В участке мой паспорт забрали, а сам я был задержан. Когда я спросил, почему, мне сказали: "Так надо". После я узнал, что Лешека нашли случайные прохожие то ли в канаве, то ли в колодце. Его ноги были связаны моим брючным ремнем. В тот вечер, когда пропал, Лешек действительно надел мой ремень. Мой допрос начался в 9.00 утра и длился до 16.00... Я имел много претензий к тем, кто меня допрашивал. Милиционер, который делал это, находился в нетрезвом состоянии. Его звали Руслан. Он принуждал меня признаться в убийстве, угрожал пистолетом, перезаряжал этот пистолет, направляя ствол в мою сторону... Я сегодня не все помню, больше деталей я написал в жалобе, которую передал правозащитнику.

Но самое главное Ришард помнил: Лешек Бендеш пропал и погиб в ночь с 13 на 14 августа. То же самое подтвердила в своих показаниях и официально допрошенная в Беларуси Анжелика Куприян, и многие другие свидетели по делу. Тогда как обвинительное заключение гласило: Руслан Шишковский убил поляка в ночь... с 12 на 13 августа.

"Легкая" поправка в деле

Если в поселковом отделении милиции не церемонились с иностранцем, нетрудно представить, как там поступали со "своими". В приговоре Белгород-Днестровского горрайсуда от 29 сентября, копия которого имеется в редакции, со ссылками на тома уголовного дела, приводятся показания тех, кто давал угодные следствию свидетельства. В частности, один из задержанных наравне с Русланом несовершеннолетний К. "...подтвердил суду, что во время дознания и следствия он вынужден был давать неправдивые свидетельства, которые под пытками, под сильным физическим давлением от него требовали правоохранители..." Таким же нехитрым, но действенным способом добывались показания и от других изначально задержанных. Упорствовал только Шишковский, которому также о-о-очень крепко досталось от "дедуктивного метода". В конечном итоге его собратья по несчастью один за другим уходили в свидетели по делу, а Руслан оставался обвиняемым.

— Когда мать Руслана обратилась к нам с просьбой оказать правовую помощь, — рассказывает адвокат Вадим Попович, — мы с коллегой прежде всего стали выяснять, есть ли у него алиби. Оказалось, что есть. Шишковский уехал из Затоки днем 13 августа, а около восьми вечера сел в Одессе на автобус, следующий до Черновцов. Как минимум восемь человек подтвердили нам, что видели его в салоне. Опознали Руслана и двое водителей рейса, подтвердив свои слова в прокуратуре.

И что было делать с обвинительным заключением от 30 августа 2002 года, в котором черным по белому значилось, что Руслан Шишковский 14 августа около часу ночи, находясь в состоянии алкогольного опьянения, совместно с Т., К., Ш., Г. и еще одним Ш. на почве личных неприязненных отношений избил Лешека Бендеша до смерти? На выручку следствию пришел, как будем считать, случай: в ночь с 13 на 14 ноября 2002-го в Белгород-Днестровскую прокуратуру проникли неизвестные и выкрали из сейфа два уголовных дела. Одно из них касалось убийства Лешека Бендеша. Материалы на скорую руку восстановили, внеся в "обвиниловку", которую Руслану предъявили 29 ноября, небольшую коррективу: преступление, дескать, произошло в ночь с 12 на 13 августа. Не важно, что бедного поляка цинично похоронили на день раньше срока. Зато Шишковский в это время наверняка был в Затоке!

Свет погас — суда не будет

Адвокатам, взявшим Руслана под защиту, самим пришлось разыскивать Ришарда Вятра и Анжелику Куприян, чтобы взять у них показания о точной дате убийства, поскольку следствие упорно отказывалось это делать. Дескать, у вас свои свидетели, у нас — свои. Но и в прокуратуре работают люди. Надо отдать должное бывшему старшему следователю Алексею Жорняку, который, приняв на определенном этапе дело и внимательно изучил его, усомнился в виновности Шишковского. Об этом он сказал в суде, что обернулось нешуточным стрессом. "После этого мне пришлось долгое время провести в больнице, — рассказывал Жорняк корреспонденту "Сегодня". — Там и созрело решение подать в отставку". В поддержку Руслана, хоть он и не из местных, выступили правозащитные организации Одесской области, несколько народных депутатов. Рассмотрение дела откладывалось по несколько раз, адвокаты вынуждены были мотаться из Киева в Белгород-Днестровский и обратно.

— Доходило до смешного, — вспоминает Михаил Колос, один из защитников Руслана, — Мы приехали, а нам заявляют, что в суде нет света. У меня как раз разрядился мобильник, я машинально включаю его в розетку — заряд идет! Еще нам говорили, что свидетели по делу не появляются, а потом мы узнавали, что их просто не вызывали.

В конце концов здоровый смысл одержал верх: 26 февраля 2004 года Апелляционный суд Одесской области отменил постановление Белгород-Днестровского городского суда и направил дело на рассмотрение в новом составе. Но только 19 мая ходатайство адвокатов об изменении меры пресечения было удовлетворено: Руслана выпустили из СИЗО, учтя его положительное поведение и резко ухудшившееся состояние здоровья.

— Судья Петр Кучерявый, который вел новый процесс, очень внимательно исследовал дело, обратил внимания на все противоречия, которые были в трех предъявленных Руслану обвинениях, на то, что показания против него давались под сильнейшим психологическим и физическим давлением. А главное, он сделал то, в чем раньше нам отказывали прокуратура и предыдущий суд: в соответствии с законом о правовой помощи обратился в органы юстиции Польши и Беларуси с тем, чтобы официально были допрошены основные свидетели — Ришард Вятр и Анжелика Куприян. Все показания были в пользу того, что Руслан невиновен.

Признать невиновным!

Цитата из приговора: "Суд убежден, что позиция Шишковского Р.Л. отвечает действительности, а его показания правдивы и обоснованы материалами уголовного дела, которые были исследованы в судебном заседании".

— Честно говоря, я уже и не рассчитывал на оправдание, думал, что восторжествует беззаконие и мне придется отсидеть долгие годы за чужую вину, как это со многими случается в нашей стране, — говорит Руслан. — Но я продолжал надеяться, день и ночь молился Богу. Я бесконечно благодарен судье Петру Кучерявому за то, что он вернул мне веру в справедливость. Благодарен адвокатам, которые не оставили меня, как бы долго ни тянулось дело. Благодарен газете "Сегодня", которая поддержала в трудную минуту. Сидя в СИЗО, я узнал, что была статья в мою защиту, просил принести газету, но мне отказали. Публикацию передали нелегально, через третьи руки — как записку с воли, "маляву".

Сам Петр Кучерявый назвал процесс "кошмаром, который длился в течение года", имея в виду не свою работу, а те факты, с которыми пришлось разбираться.

— За свою практику, а она у меня очень большая, такие "экземпляры" встречались крайне редко. Я имею в виду качество следствия, — говорит Петр Иванович. — Как можно были принимать на веру показания людей, к которым при дознании применялась сила, и это было подтверждено медицинскими освидетельствованиями? Совершенно очевидно и несоответствие в датах между первым предъявленным Шишковскому обвинительным заключением и двумя последующими. Остановившись на одной версии, следствие не рассматривало ту, что убийство Лешека Бендеша могло быть совершено из корыстных побуждений. Ведь когда он отходил от столика, при нем были деньги, часы, ключи от квартиры, которые исчезли. Приговором суда уголовное дело по факту убийства гражданина Польши Лешека Бендеша направлено прокурору Белгород-Днестровска для организации нового расследования.

(“Сегодня”, 03.11.2005)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори