пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200607
09.03.2006 | Евгений Захаров

«Только ты неизменна, измена...»

Схожі повідомлення

Конституційна реформа 2004 року і права людини

Права людини в Україні - 2006. XXI. Основні проблеми порушення прав людини в торгівлі людьми

Аналіз деяких аспектів змін до Кримінально-виконавчого кодексу

ВЕРХОВНИЙ СУД УКРАЇНИ СУДОВА ПАЛАТА У ЦИВІЛЬНИХ СПРАВАХ УХВАЛА від 5 листопада 2003 року

22. ПРАВА ЖІНОК ТА ҐЕНДЕРНА ДИСКРИМІНАЦІЯ

Виклад фактів №13. Міжнародне гуманітарне право і права людини

Право на повагу до приватного життя відповідно до статті 8 Європейської Конвенції захисту прав людини та основних свобод

Проект Конституції України (2012) із постатейними коментарями

Концепція оновлення розділу ІІ Конституції України про права і свободи людини і громадянина

ПРОСЛУШИВАНИЕ ТЕЛЕФОНОВ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ОДИННАДЦАТИ ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАН(ВЕЛИКОБРИТАНИЯ, ГЕРМАНИЯ, ФИНЛЯНДИЯ, ФРАНЦИЯ, ШВЕЙЦАРИЯ, ШВЕЦИЯ, ВЕНГРИЯ, ПОЛЬША, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ, РУМЫНИЯ, УКРАИНА)

   

Эта строка из давних, 1974 года, стихов Наташи Горбаневской прочно всплыла в памяти – наверное, потому, что лучше всего передает ощущение от недавней передачи украинскими властями узбекским десяти узбеков. Измена – поскольку  эти люди искали в Украине приют и убежище, а их отдали на пытки, издевательства и многолетние муки в узбекских лагерях. Измена – потому что власти говорят о приверженности демократии, о правах человека, о европейском выборе, а сами бессовестно предали эти ценности. Измена – потому что значительная часть украинского общества оправдывает эти действия: мол, надо идти на компромиссы во имя национальных интересов Украины. И еще много таких «потому». В результате страна по уши в говне, и не понимает этого, и не думает отмываться!

Но все же обо всем по порядку.

7 февраля около 6 часов утра группа вооруженных бойцов спецназа в масках ворвалась в узбекское кафе на рынке Нижнегорска и с применением силы задержала четырех этнических узбеков. Еще двое работников кафе были задержаны при посадке в поезд, выезжавший в Киев, где они собирались подать заявление о получении статуса беженца.

В тот же день около 14 часов дня пять узбеков, работавших в узбекском кафе в  Белогорске, были задержаны, когда возвращались после интервью в местной  миграционной службе. 9 февраля вооруженные спецназовцы из Симферополя провели обыск дома в Белогорске, где была расположена минипекарня. По словам хозяина кафе, сдававшего помещение в аренду, все мешки с мукой были разорваны, матрасы в комнате отдыха распороты.

Задержанные содержались в приемнике-распределителе в Симферополе. 9 из 11 узбеков обращались в период 1-6 февраля в крымское отделение Государственного комитета по делам национальностей и миграции (Госкомнацмиграции) за получением статуса беженца, а также в киевский офис УВКБ ООН. Остальные двое узбеков подали заявления, находясь под стражей.

Родные и близкие задержанных сразу же обратились в УВКБ ООН, которое в тот же день, 7 февраля, передало ноту Госкомнацмиграции о том, что выдача задержанных в Узбекистан будет означать нарушение Украиной своих международных обязательств. В ответ представитель Госкомитета сообщил, что о выдворении до завершения процедуры не может быть и речи.

14 февраля УВКБ ООН снова обратилось с нотой в Госкомнацмиграции, в которой выразило свою обеспокоенность, и получило ответ, что вопрос изучается в соответствии с законодательством.  Однако, как выяснилось позже, 13 февраля всем задержанным было вручено постановление крымской миграционной службы об отказе в предоставлении статуса беженца. 14 февраля их тайно доставили в Киевский районный суд города Симферополя, который, как будто, принял решение о выдворении 10 из 11 узбеков с территории Украины. Задержанные якобы представили суду письменное согласие на возвращение в Узбекистан. В ночь с 14 на 15 февраля они были  доставлены самолетом из Симферополя в Ташкент.

Судьба 11-го задержанного точно неизвестна. Как будто, он избежал высылки и был освобожден, поскольку имел близкого родственника на Украине. Однако никаких контактов с  ним после освобождения не было.

УВКБ ООН узнало о высылке узбеков из газет. То же самое утверждает председатель Госкомнацмиграции Сергей Рудык.

Пресс-центр СБУ сообщил Интерфаксу, что «в ходе мероприятий, проведенных в рамках борьбы с нелегальной миграцией, СБУ при взаимодействии с органами МВД 7 февраля задержала 10 граждан Узбекистана. В связи с тем, что эти лица пребывали на территории Украины незаконно,  14 февраля суд Киевского района Симферополя принял решение об их принудительной высылке».

Общество узбекских политических беженцев утверждает, что в узбекском запросе о выдаче сказано, что задержанные узбеки были причастны к андижанским событиям 13 мая 2005 года, когда правительственными силами были расстреляны сотни мирных граждан (по разным данным погибло от 180 до 700 человек). В то же время только трое из десяти были свидетелями событий в Андижане, а другие вообще приехали в Украину в феврале-марте прошлого года.

В 2001 году в Узбекистан были высланы из Украины четверо политических беженцев. Их пытали, и они находятся в тюрьмах до сих пор. В августе 2005 года из Украины были депортированы 18 членов партии «Бирлик», поступали сообщения, что они подвергаются пыткам. И вот новая высылка.

Действия украинских властей резко осудили такие межгосударственные институции как УВКБ ООН и ОБСЕ, Госдепартамент США, авторитетные международные правозащитные организации Human Rights Watch и «Международная Амнистия», многие российские и украинские правозащитные организации, в том числе Международное общество «Мемориал», Московская Хельсинкская Группа, Институт прав человека, Украинский Хельсинский союз по правам человека. Все они указывали на нарушение процедуры рассмотрения заявления о предоставлении статуса беженца, предусмотренной Конвенцией ООН «О статусе беженца», запрета экстрадиции в страны, в которых допускаются пытки и жестокое обращение, который налагается Конвенцией ООН «О статусе беженца», Конвенцией ООН против пыток и жестокого обращения, Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Немецкая правозащитная организация Pro Asyl, которая занимается правами беженцев, призвала Европейский Союз и правительство Германии немедленно прекратить сотрудничество с Украиной в этой сфере.

О диктаторском режиме в Узбекистане, который особенно усилился  после кровавых событий 12-13 мая в Андижане, хорошо известно во всем мире. Массовое применение пыток и внесудебных казней, отсутствие независимого правосудия в этой стране отмечалось Верховным Комиссаром ООН по правам человека Луизой Арбур и Верховным комиссаром ООН по правам беженцев Антониу Гутерришем, «Международной Амнистией» и Human Rights Watch. В прошлом году в Узбекистане были закрыты ряд правозащитных организаций и независимых СМИ, в том числе Би-Би-Си, радио «Свобода» и Freedom House. В начале 2006 года известный узбекский правозащитник Саиджахон Зайнабитдинов, благодаря которому стало многое известно о трагедии в Андижане, был приговорен к 7 годам тюремного заключения.

По словам председателя Демократического форума Узбекистана Исмаила Дидиджанова, отношение к узбекам в Украине изменилось после 30 января, когда встретились Президенты Украины и Узбекистана. «Виктор Ющенко обменял узбеков на газ», – считает Дидиджанов. По его информации, в Киев приехали представители узбекских спецслужб со списком из 51 фамилии людей, которых Узбекистан требует выслать. И вот высылка первой группы людей из этого списка уже состоялась.

Жесткая критика западных стран и правозащитников заставила официальный Киев объясняться, но делалось это крайне неуклюже. Руководитель пресс-службы МИД Василий Филипчук 21 февраля заявил, что узбеки пребывали в Украине без оформления правового статуса и нарушали правила пребывания. Им отказали в предоставлении статуса беженцев, поскольку их заявления были необоснованны, а от права на обжалование этого решения в судебном порядке они отказались в письменной форме. Он заявил также, что действие Конвенции о статусе беженцев не распространяется на узбеков, поскольку она касается только лиц, имеющих статус беженца, поэтому в данной ситуации речь идет не об экстрадиции узбекских граждан, а об обоснованном отказе в предоставлении статуса беженца. Последний тезис почти дословно повторил первый заместитель Главы Секретариата Президента Анатолий Матвиенко. А тезис этот – очевидная глупость, поскольку согласно той же Конвенции лицо, подавшее заявление о получении статуса беженца, имеет те же права, что и лица, получившие статус беженца, и находится под охраной УВКБ ООН в течение всего периода рассмотрения заявления. Процедура предполагает 7-дневный срок для обжалования в Госкомнацмиграции отказа местной миграционной службы в предоставлении статуса беженца, а в случае отказа Госкомнацмиграции дается год для обжалования этого отказа в суде. Отказ от обжалования и согласие на высылку в Узбекистан, на которые ссылается Филипчук, не могут рассматриваться как имеющие юридические силу и не отменяют грубого нарушения процедуры, прописанной в Конвенции.

28 февраля появляется новое объяснение высылки: оказывается, узбеки были членами организации «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ), признанной ООН террористической.  Эту версию без каких-либо доказательств озвучила в эфире 5-го канала пресс-секретарь СБУ Марина Остапенко. Она представляется по меньшей мере надуманной, поскольку ИДУ считается уничтоженной в ходе возглавляемой США военной операции в Афганистане.

В целом можно констатировать, что была заранее спланирована незаконная экстрадиция,  осуществленная совместно СБУ, МВД, Госкомнацмиграции, судом и другими ведомствами. Украинские органы власти на каждом шагу в этой истории допустили грубые нарушения внутреннего законодательства и международных обязательств Украины.  

Незаконным было содержание под стражей в приемнике-распределителе. Ведь все задержанные имели национальный паспорт, 9 из 11 – справки  УВКБ ООН с фото и «зеленые» свидетельства миграционной службы, т.е. личность их была установлена, и оснований для содержания их в приемнике-распределителе не было. Остальные двое обратились за получением статуса беженца после задержания, и милиция передала их заявления в миграционную службу, откуда им передали такие же «зеленые» свидетельства. Таким образом, этих людей никак нельзя было считать нелегалами и нарушителями порядка проживания иностранцев в Украине, никаких оснований для их задержания не просматривается, оно было незаконным и проведено без санкции суда.

Что происходило с задержанными в приемнике-распределителе, каким образом от них добились письменного согласия на возвращение в Узбекистан – совершенно неясно. Ведь они проделали долгий путь, спасаясь от преследований на родине, искали убежище в чужой стране и не могли добровольно согласиться вернуться и подвергнуться новым издевательствам и мучениям. Значит, их принудили подписать эти бумаги, возможно, применив физическое насилие. В связи с этим настораживает странное освобождение и пропажа 11-го узбека. О его местонахождении до сих пор ничего не известно. И поэтому версия о его гибели под пытками в связи с отказом подписать согласие на возврат в Узбекистан имеет право на существование и должна быть тщательно проверена. В любом случае необходимо провести служебное расследование всех обстоятельств задержания и содержания под стражей, выяснить роль в этом СБУ и МВД, установить, есть ли основания для возбуждения уголовных дел в связи с незаконными действиями силовиков.

Также необходимо выяснить, какова роль Госкомнацмиграции. Представляется очевидным, что этот Госкомитет морочил голову УВКБ ООН, а сам готовил экстрадицию. В любом случае он несет ответственность за допущенные грубые нарушения процедуры получения статуса беженца. Неясна роль суда, какое именно решение он в данном случае принял, непонятно, было ли обеспечено право на защиту и другие стандарты справедливого правосудия. Иными словами, необходимо инициировать проверку решения суда, а для начала получить доступ к самому решению и протоколу судебного заседания.

Одной из причин возможности незаконных действий является отсутствие в законе процедуры судебного рассмотрения вопроса об экстрадиции и иной принудительной передаче лиц другому государству с приостановкой исполнения какого-либо решения исполнительной власти до вступления решения суда в законную силу. Необходима разработка соответствующего закона и принятие его парламентом.

Но прежде всего нужно прекратить прятать голову в песок, признать допущенные грубые нарушения прав человека и дать надлежащую оценку действиям украинских органов власти. Поспешность, с которой было принято решение об экстрадиции, незаконность этого решения, невозможность его обжалования в нарушение международных договоров очевидны всем и должны быть признаны на высшем уровне. Это необходимо также для предупреждения подобных историй в будущем. Невнятный комментарий Президента в ответ на просьбу журналистов объяснить высылку узбеков («Безусловно, в Украине нужна ревизия внешней и внутренней политики. Украина еще должна понять демократические ценности, приобретенные во время «оранжевой революции». Это дорога, которую необходимо пройти») никак нельзя считать таким признанием.

Схожі повідомлення

Конституційна реформа 2004 року і права людини

Права людини в Україні - 2006. XXI. Основні проблеми порушення прав людини в торгівлі людьми

Аналіз деяких аспектів змін до Кримінально-виконавчого кодексу

ВЕРХОВНИЙ СУД УКРАЇНИ СУДОВА ПАЛАТА У ЦИВІЛЬНИХ СПРАВАХ УХВАЛА від 5 листопада 2003 року

22. ПРАВА ЖІНОК ТА ҐЕНДЕРНА ДИСКРИМІНАЦІЯ

Виклад фактів №13. Міжнародне гуманітарне право і права людини

Право на повагу до приватного життя відповідно до статті 8 Європейської Конвенції захисту прав людини та основних свобод

Проект Конституції України (2012) із постатейними коментарями

Концепція оновлення розділу ІІ Конституції України про права і свободи людини і громадянина

ПРОСЛУШИВАНИЕ ТЕЛЕФОНОВ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ОДИННАДЦАТИ ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАН(ВЕЛИКОБРИТАНИЯ, ГЕРМАНИЯ, ФИНЛЯНДИЯ, ФРАНЦИЯ, ШВЕЙЦАРИЯ, ШВЕЦИЯ, ВЕНГРИЯ, ПОЛЬША, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ, РУМЫНИЯ, УКРАИНА)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори