пошук  
версія для друку
Публікації › Бюлетень "Права Людини"200620
25.07.2006 | Анна Шерман, «Профиль»
джерело: www.pravda.com.ua

Зеркало контрреволюции

   

История украинской демократии и украинского телевидения – неотделимы. Именно в тот момент, когда Майдан был поддержан журналистским бунтом против «темников» и цензуры, «оранжевая» революция приобрела необратимую победоносность...

Сначала рухнула телевизионная империя Медведчука. «Ресурс правды» оказался самым мощным фактором общественного протеста, на волне которого новая власть, собственно, и обрела себя и страну.

Казалось бы, здоровье медийного климата, поддержка общественной ориентированности послереволюционных СМИ должны были стать главной заботой получившей власть команды, а создание института общественного телевидения – ее главной задачей. Впрочем, команды, как выяснилось, и не было.

А распри в пропрезидентском лагере оказались и главным содержанием эфира, и главным рычагом перераспределения медиарынка.

Телевизор, захлебнувшийся свободой слова, свободой «слива» и отсутствием общественных ориентиров, – вот тот медиаресурс, который получил президент в пакете с политреформой и парламентским кризисом.

Отсутствие внятных представлений о целях, смысле и ценностях действующей государственной политики на фоне невразумительных и неприглядных персональных политических жестов – вот то телевидение, которое было предоставлено обществу в пакете с «антикризисной» коалицией.

Ровно год назад, в середине лета 2005-го, отечественный медиарынок всколыхнули сначала неподтвержденные, а после вполне оправдавшиеся сведения об изменениях в составе собственников сразу нескольких телеканалов.

Непрозрачность как самой медиасобственности, так и схем, по которым осуществлялось ее перераспределение, обусловили почти детективную драматургию процесса со многими неизвестными.

Ясно было одно – новая власть, опираясь на послереволюционные общественные ожидания и подстегнутая приближающейся парламентской кампанией, вплотную занялась перераспределением медиаресурсов доступными способами.

Способов оказалось всего два, в зависимости от формы собственности телеканала. Посредничество при перепродаже для частных компаний и лоббирование топ-менеджмента – для государственной.

В результате в течение прошедшего телесезона на три общенациональных телеканала пришли новые хозяева и распорядители.

«1+1»

Слухи о том, что Игорь Коломойский покупает у Александра Роднянского его долю в «1+1» стали фигурировать, едва улеглись послереволюционные телеволны. Все выглядело так, будто переживший катарсис Роднянский готов пожертвовать своим детищем на благо родины и «оранжевых» демократов.

Из источников в «Нашей Украине» уже тогда стало известно, что вопросы медиасобственности от «любых друзив» регулирует на тот момент первый помощник президента Александр Третьяков.

Он же, по слухам, организовал прошлым летом встречу президента Ющенко и медиамагната Рональда Лаудера, основного инвестора «1+1».

Третьяков же привел на канал Коломойского в качестве потенциального покупателя. Он же и притормозил сделку, несвоевременно сообразив, что медиаресурс группы «Приват» автоматически попадет в распоряжение тогдашнего премьер-министра Юлии Тимошенко.

И именно эти, как оказалось, не такие уж мимолетные договоренности стали предметом нешуточного судебного разбирательства, которое вот-вот закончится таки победой Коломойского де-юре.

А де-факто управление «плюсами» уже сегодня осуществляют «приватовцы» и американская компания СМЕ, которой принадлежит 60% акций телеканала.

С той только разницей, что намерение Коломойского предоставить канал под действующего премьера не изменилось. Изменится премьер.

Собственно, вся медийная купля-продажа и рассматривалась в контексте большой игры по перераспределению крупной промышленной собственности, в которой телеканалы выступали как бонусы.

И сегодня, по сути, СМЕ выдавливает из бизнеса Александра Роднянского в пользу Игоря Коломойского при содействии все того же Третьякова.

Вместо ушедшей в парламент Ольги Герасимьюк информационным вещанием на «плюсах» заправляет новоназначенный Владимир Карташков – гражданин России, принимавший участие в создании информационной службы НТН.

В медийных кругах не стало секретом, что о его назначении Александр Третьяков советовался с Эдуардом Прутником (собственник телеканала НТН, бизнес-опора Виктора Януковича, один из руководителей его президентской кампании).

Два других телеканала, которыми СМЕ владеет совместно с Третьяковым («Гравис» и 7-й), вместо заявленных гуманитарных концепций гонят в эфир порнуху пополам с отработанным кинопоказом «1+1».

Примечательно и то, что 19 июля на последнем перед каникулами заседании Нацсовета по теле- и радиовещанию срочно и досрочно лицензия «плюсов», действительная до ноября, была продлена на 10 лет.

«Интер»

В начале июня 2005-го СМИ захлестнула информация о грядущей смене собственников на «Интере».

Сообщалось о посредничестве Петра Порошенко и Александра Третьякова в сделке, в результате которой большая часть акций, принадлежавших ныне покойному зампреду СДПУ(О) Игорю Плужникову, должна перейти российскому бизнесмену, лояльному к «оранжевой» власти.

Им стал младший партнер Александра Абрамова по группе «Евраз» Валерий Хорошковский, который приобрел 61% акций «Интера».

Так самый мощный телевизионный ресурс страны оказался в руках иностранного собственника за $250 млн. И уже сегодня эксперты оценивают капитализацию «Интера» в $1 млрд.

Остается только надеяться, что на канале, контролируемом российским олигархом, зритель почерпнет достаточно взвешенной информации по вопросам вступления Украины в НАТО и ЕС, а также все узнает об энергетической независимости страны.

Первый национальный

В судьбе этого самого многострадального и единственного государственного телеканала должно было измениться многое. Казалось, сама революция определила его участь быть преобразованным в Общественное ТВ.

Государственная власть, провозгласившая приоритет общественного интереса и свободу слова как его фундамент, казалось, не могла не осознавать, что время целесообразности карманных медиа закончилось навсегда.

Впрочем, борьба за создание общественного ТВ – а это была чуть ли не буквальная многолюдная схватка – закончилась не так быстро, как внезапно – назначением на должность президента НТКУ Виталия Докаленко, симпатии которого к идее общественного телевидения не просматривались никогда.

Нежелание президентского окружения выпустить из рук государственный канал накануне парламентских выборов проявилось в этом назначении сполна.

Как известно, Виталий Докаленко принимал участие в съемках предвыборных роликов Ющенко во время президентской кампании. Кроме того, в прессе фигурировала информация о близости Докаленко к семье президента.

Как написала тогда главный редактор «Телекритики» Наталья Лигачева, «Докаленко... должен стать глазами и ушами самого Ющенко, он должен привнести на экран Первого канала дух Ющенко, логику Ющенко, интересы Ющенко, мораль Ющенко...

Редакционная политика Первого канала должна стать независимой – от любых других интересов, кроме интересов самого Ющенко».

Насколько эффективной оказалась эта ставка на «своего человека» на «своем» телеканале – продемонстрировали 13% процентов, полученные президентской «НУ» на парламентских выборах.

Главный президентский медиаресурс, который обязан был оставаться ресурсом народного доверия, в результате превратился в сомнительной прибыльности бизнес-контору, в которой ее руководитель трудоустроил едва ли не всех своих родственников.

Как будто в этом и заключалась политика тогда еще правящей партии.

***

Этот беглый взгляд на перемены в структуре управления общенациональных телеканалов дает представление о наследственной архаичности и нелепости медиастратегии власти, в очередной раз, как и в эпоху единой информационной политики имени Медведчука, проколовшейся в главном – в способности к диалогу с обществом.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори