пошук  
версія для друку
27.07.2006
джерело: www.grani.ru

Россия проиграла в Страсбурге первое дело об исчезновении человека в Чечне

   

Европейский суд по правам человека в Страсбурге признал, что Россия нарушила право на жизнь чеченца Хаджимурата Яндыева, пропавшего без вести 6 лет назад. Текст решения опубликован на сайте "Правовая инициатива по России". Это первое решение такого рода по делам пропавших без вести в Чечне.

25-летний Яндыев пропал в январе 2000 года и до сих пор не найден. Иск подали от имени его матери Фатимы Базоркиной члены организации "Правовой проект". Базоркина признана перенесшей жестокое обращение в связи с полной неизвестностью судьбы ее сына. Москва должна выплатить ей компенсацию в размере 35 тысяч евро.

Суд также постановил, что Россия нарушила запрет на произвольное задержание и не расследовала дело об исчезновении должным образом (прокуратура отказала ей в возбуждении уголовного дела и не установила личность офицера, отчетливо снятого на видео).

Основным доказательством в суде стала видеозапись CNN, на которой российский генерал, опознанный как генерал-полковник Александр Баранов, отдает приказ о расстреле Яндиева.

Фатима Базоркина узнала о задержании сына из телевизионной программы новостей. В указанный период времени один из журналистов телекомпании CNN передвигался в составе российских федеральных сил и снял на видео то, что произошло при встрече Яндыева и генерала.

Базоркина обращалась в местные и федеральные органы прокуратуры и ряд других государственных и правоохранительных органов России, однако власти отказались провести надлежащее расследование по ее делу. Поняв, что в России не будет проведено надлежащего расследования, Базоркина с помощью британского адвоката Гаррет Пирс подала жалобу в Европейский суд по правам человека.

 

 

Базоркина против России

http://www.srji.org/legal/bazorkina/decision Решение

Решение Европейского Суда по правам человека по данному делу вынесено 27 июля 2006 года и вступит в силу в соответствии со ст. 44 § 2 Конвенции

 Анализ решения ЕСПЧ по делу Базоркина против России (27 июля 2006 г.)*

 

1.                   Статья 2 Конвенции

Нарушение права на жизнь Хаджи-Мурата Яндиева

Суд выделил несколько обстоятельств, которые позволяют говорить о смерти Яндиева и об ответственности представителей государства за эту смерть.

Во-первых, государство не отрицало, что Яндиев был задержан в ходе спецоперации в селении Алхан-Кала 2 февраля 2000 года. В этой связи Суд подтвердил, что задержанные лица находятся в уязвимом положении, и обязанностью государства является их защита. Государство обязано предоставить отчет, если задержанный умер или исчез после помещения его в полицейский участок.

Во-вторых, Суд принял во внимание, что видеозапись и многочисленные свидетели подтвердили, что Яндиев был допрошен старшим офицером, генералом А. Барановым, который в конце допроса приказал расстрелять его. Очевидно, что в сложившихся условиях существовала угроза жизни Яндиева.

В-третьих, с этого момента не было никаких достоверных новостей о сыне заявительницы. Государство не представило никаких разумных объяснений относительно того, что случилось с Яндиевым после его задержания.

В отсутствие разумных объяснений государства и учитывая отсутствие информации о судьбе Яндиева уже более шести лет, Суд признал Яндиева погибшим в результате задержания. Власти не нашли никакого оправдания для применения представителями государства силы, повлекшей смерть Яндиева. Следовательно, ответственность лежит на государстве, которое нарушило право на жизнь, защищаемое Статьей 2 Конвенции.

 

Неэффективность расследования

Суд отметил, что рассследование было открыто спустя год и пять месяцев после исчезновения Яндиева и сопровождалось приостановлениями.

Кроме того, большинство следственных действий было предпринято только после декабря 2003 года, когда жалоба была коммуницирована Судом. Суд установил, что неоправданные промедления в период расследования негативно повлияли на его эффективность.

Суд также отмечает серьезные ошибки в расследовании, в частности, невозможность установить и допросить военнослужащих, причастных к задержанию. В частности, генерал-полковник А. Баранов, который допрашивал Яндиева при задержании, был допрошен сам только в июне 2004 года.

Многие недостатки следствия были выявлены прокуратурой в период расследования, однако указания прокуроров либо игнорировались, либо выполнялись с неприемлемой задержкой.

Несмотря на то, что есть основания полагать, что Яндиев был убит, следственные органы продолжали придерживаться версии, что он мог скрыться после задержания.

Суд также отметил, что в период с июля 2001 года по февраль 2006 года следствие приостанавливалось и возобновлялось шесть раз. При этом заявительницу об этих шагах следствия не информировали должным образом, хотя она была признана потерпевшей по делу.

Учитывая вышеизложенное, Суд установил, что расследование было неэффективным, что образует нарушение Статьи 2 (в процессуальном аспекте).

 

2.                   Статья 3 Конвенции (в отношении заявительницы)

Суд подчеркнул тот факт, что заявительница является матерью Яндиева. Она испытала страдания в связи с исчезновением ее сына, увидев на видеозаписи, как его допрашивали и потом увели военнослужащие, получив приказ расстрелять его. Кроме того, заявительница не получила никаких разумных объяснений по поводу того, что случилось с ее сыном после задержания. Она обращалась в различные официальные инстанции с запросами по поводу своего сына, но не получила никакой достоверной информации в ответ. Ответы, полученные заявительницей, либо отрицали причастность представителей государства к задержанию и исчезновению Яндиева, либо просто сообщали, что расследование продолжается. Суд считает, что реакция властей на жалобы заявительницы является бесчеловечным обращением, что образует нарушение Статьи 3.

 

3.                   Статья 5 Конвенции

Суд пришел к выводу, что хотя и было установлено, что сын заявительницы был задержан 2 февраля 2000 года представителями государства, задержание не было документально зафиксировано, и нет официальных сведений о дальнейшей судьбе и местонахождении Яндиева. Суд считает, что государству надлежало более тщательно и полно провести расследование по жалобам заявительницы. Суд заметил, что до декабря 2000 года власти продолжали отрицать участие федеральных сил в задержании Яндиева. В итоге Суд установил несоблюдение гарантий Статьи 5 и признал ее нарушение.

 

4.                   Статья 13 Конвенции

Заявительница должна была иметь в своем распоряжении доступные и эффективные средства защиты, которые должны вести к установлению и наказанию виновных лиц и к присуждению компенсации. Однако, так как  расследование было неэффективным, в свете своих выводов по Ст. 2 и 3 Суд установил, что государство нарушило Статью 13 Конвенции.

 

Компенсация

В соответствии со Статьей 41 Конвенции Суд присудил заявительнице 35 000 евро за моральный вред, а также 12 241 евро представителям заявительницы в качестве компенсации судебных издержек и расходов.

 

*Анализ решения подготовлен юристом Правовой Инициативы, Андреем Николаевым.

 

В настоящее время готовится перевод текста решения на русский язык. Для загрузки решения на английском языке щелкните на ссылку:

 

Bazorkina v. Russia (Базоркина против России)

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори