пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200622
04.08.2006 | Наталья Лигачева
джерело:
«Телекритика»

Нас не должны любить. Нас должны остерегаться

   

Нынешняя ситуация «мягкой» цензуры может быть еще более опасной, чем ситуация с цензурой жесткой.

Чем отличается власть Виктора Ющенко от власти Леонида Кучмы в отношении свободы прессы? Конечно, прежде всего, отсутствием «темников» как способа навязывания СМИ тех или иных интерпретаций событий. Но не следует забывать, что «темник» – это, по сути, самый допотопный способ цензуры, его «ценность» была лишь в том, что материально существующие инструкции (даже при условии их распространения исключительно электронной почтой) предполагают возможность системного контроля за их выполнением – и то, как показали события 2002-2004 годов, только при отсутствии организованного и массового сопротивления журналистов.

Но разве отсутствие «темника» означает отсутствие цензуры со стороны власти? Разве не возможна цензура телефонным правом? Личными контактами с редакторами и журналистами? Комбинацией телефонного права и личных контактов?..

На самом деле сегодня, через полтора года после «оранжевой» революции, можно констатировать четыре уровня свободы медиа в Украине.

1-й уровень – полностью свободные от политического влияния и давления власти СМИ, к которым в Украине принадлежат, фактически, только интернет-издания. Да, там попадается немало черного пиара, слива компромата, но не следует забывать, что первые журналистские расследования типа «Сына Бога» или «Мерседеса» Ивченко» появились именно там. Да, пока что интернет не затрагивает куда более значительных – как с точки зрения финансовой стороны, так и с точки зрения социальной значимости, и даже влияния на уровень национальной безопасности – злоупотреблений властью. Но, думается, это не связано с давлением власти – а лишь с уровнем профессионализма журналистов, работающих в интернете, а, шире говоря, профессионализма интернет-СМИ, уровнем их культуры и неразвитостью рынка интернет-СМИ в смысле его качественного форматирования: пока рейтинги посещаемости можно зарабатывать на примитивной «жарености», серьезных журналистских расследований в массовом количестве ждать не приходится.

В какой-то мере к интернет-СМИ приближается телеканал СТБ. Исключительно в силу специфического симбиоза между Виктором Пинчуком, владельцем канала, и руководителем информационной службы СТБ Алексея Мустафина. Мустафин, с одной стороны, имеет возможность некой фронды по отношению к власти в связи с мягкой оппозиционностью к «оранжевым» и своего хозяина. С другой стороны, Алексей имеет достаточный профессиональный вес и достаточный негативный опыт работы в условиях эсдековской цензуры, чтобы достаточно успешно противостоять попыткам прямого влияния собственника на новости в его корпоративных интересах. В результате в новостях СТБ появляется некоторая критичная объективность, по отношению к которой возникает единственный вопрос: надолго ли?

2-й уровень свободы СМИ – печатная журналистика. Самые толковые исследования теневых сторон «РосУкрЭнерго» появились в «Зеркале недели». При этом следует особенно обратить внимание на то, что за полтора года «оранжевой» власти ни один телеканал так и не провел ни одного СОБСТВЕННОГО расследования злоупотреблений лиц из новой власти. Даже СТБ. Все телерасследования (скажем, в «Закрытой зоне» 5 канала) касались только политических конкурентов власти. Да и эти расследования можно пересчитать по пальцам – как для почти десятка претендующих на общенациональное покрытие телеканалов. Не говоря уже о том, что лица, чьи интересы при этом затрагиваются, отнюдь не первого эшелона.

3-й уровень свободы – политически заангажированные телеканалы и пресса. Газета «Сегодня» регулярно поднимает  темы семьи Президента, что потом подхватывает заангажированный командой Ю.Тимошенко интернет-сайт «Обозреватель». Газета «Без цензуры» – пишет о котминальной жизни Донецка.

Телеканалы НТН и «Украина», контролируемые «Регионами», свободно говорят на все возникающие в медиа пространстве темы, касающиеся новой власти, но никогда не смогут себе позволить дать синхрон Виктора Януковича об «Анне Ахметовой». 5 канал с пропагандистской целью дал этот синхрон в предвыборной кампании-2006 несколько раз, что поддерживалось и избирательным штабом «Нашей Украины».

Но при этом ясно, что новая власть имеет рычаги влияния и на НТН, и ТРК «Украина» – к примеру, всегда может пригрозить отобрать квоты на экспорт металла собственникам этих телеканалов. Очевидно, этим да еще диким стремлением регионалов хоть каким-то боком зацепиться за власть, хоть с «оранжевыми», хоть с серо-буро-малиновыми, хоть с самим чертом – и объясняется непродуцирование и этими телеканалами собственных расследований, имеющих качество не «погавкиваний из подворотни» с целью отхватить кусок добычи в политических и финансовых кулуарах, а претендующих на серьезный общественный резонанс.

И, наконец, 4-й уровень свободы прессы – это общенациональные телеканалы Первый национальный, «1+1», «Интер». Здесь влияние власти является наиболее значительным.

Да, «Интер» стоит в этой троице немного особняком, позволяя себе фронду и выпендреж. Правда, пока трудно понять, то ли под внешним влиянием неких оппонентов власти (в том числе через «джинсу»), то ли под своеобразно понимаемыми руководителями ньюз-рума журналистскими стандартами, а иногда, создается такое впечатление – и просто из-за непрофессионализма, при которой расхлябанность порой можно принять за смелость (последний пример – освещение событий в Феодосии вокруг захода американского корабля в итоговых «Подробностях» за 4 мая сего года).

И все же, единство именно трех каналов в освещении важных для «любых друзив» и президентской семьи вопросов – по тому же «РосУкрЕнерго» или скандалу с прокурором Кузовкиным – демонстрирует наличие рычагов влияния со стороны определенных лиц из Секретариата Президента и на этот канал...

В целом же мы имеем нынче в стране «мягко» контролируемые властью общенациональные СМИ и практически не контролируемые ею СМИ региональные. При этом региональные, увы, чаще всего не относятся к независимым медиа – они просто полностью зависят от местных ФПГ, слившихся с местной властью, которая нынче на Востоке и Юге страны – сплошь «бело-голубая».

И самой большой опасностью для принципов свободы прессы в Украине, наверное, является возможность сближения 1-го и 4-го зафиксированных нами уровней. Попытки власти контролировать интернет не прекращаются – как имеет тенденцию к успешному воплощению и ее желание «держать руку на пульсе» ньюз-румов общенациональных каналов.

Впрочем, будем честны и справедливы. Стремление контролировать СМИ всегда было, есть и будет присуще ЛЮБОЙ власти. И «оранжевая» власть в этом смысле и не могла, да и не должна была стать исключением из правила.

Другое дело, что даже немасштабное, но имевшее место быть журналистско-корпоративное движение против цензуры 2002-2004 годов – с одной стороны. А с другой – тот факт, что в это движение большой вклад внесли и тогдашние политики-оппозиционеры, чьи интересы совпадали в те времена с интересами медийщиков – значительно сузили рамки возможностей «оранжевых» «рулить» СМИ после своего прихода к власти.

Украинским журналистам категорически нельзя расслабляться.

Нынешняя ситуация «мягкой» цензуры может быть еще более опасной, чем ситуация с цензурой жесткой. Чем больше и наглее давление – тем сильнее желание ему сопротивляться. Когда же все по-дружески и «по-человечески», исключительно с пожеланиями во благо государства не «раскачивать лодку» (помните ситуацию раннего Кучмы, которому бороться с «реакционным» парламентом помогали мы же, журналисты) – не войти в положение «оранжевых» друзей из власти намного сложнее. Стенания «бело-голубых» и коммунистов о свободе слова и «чистых руках» не могут не выглядеть чистой воды лицемерием, причем нередко – лицемерием с особым цинизмом.

Выход? В одном – в укреплении журналистского сопротивления всем попыткам, как власти, так и оппозиции, в том числе из числа собственников СМИ, влиять на политику СМИ с целью нарушения теми профессиональных стандартов. Власть хочет сблизить по контролируемости два нынешних медийных полюса – интернет-СМИ и общенациональные каналы? Так давайте ответим тем, что в интернете будем прикладывать гораздо больше усилий для проверки информации, а в телевидении не будем избегать острых тем.

Власть и политики, с помощью своих специалистов «по коммуникации», стремятся влиять на СМИ через неформальные контакты с топ-менеджерами и наиболее влиятельными журналистами? Так давайте такие же стойкие и мощные контакты установим между собой и мы, журналисты – с целью согласованных и оперативных действий при любой попытке нажима. И не обязательно только в рамках официальных структур по типу профсоюза – опыт молниеносного ответа журналистским сообществом Президенту в конфликте с Сергеем Лещенко из «Украинской правды» показал, что чаще всего нужна только чья-то активная инициатива…

Власть и политики хотят нам вновь навязать под видом принципов взаимной ответственности СМИ и власти принцип политической целесообразности? Так давайте мы станем жесткими лоббистами формализации в каждом СМИ принципов редакционной политики, которые закрепят на бумаге как ответственность СМИ за сбалансированность, адекватность и достоверность информации, так и ответственность владельцев СМИ за невмешательство в деятельность редакций при условии соблюдения теми журналистских стандартов…

Нас не должны любить – нас должны остерегаться. А мерилом нашей ответственности является только ПРАВДА, которая является таковой только тогда, когда к распространению ее у нас нет иных побудительных мотивов, кроме как рассказать своим согражданам о том, что им НЕОБХОДИМО ЗНАТЬ. Необходимо для того, чтобы, в свою очередь, также быть в полной мере ответственными за будущее свое, своих детей и своей страны.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори