пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200622
04.08.2006 | Олег Перегон
джерело:
"Вечерний Харьков"

Смерть, жизнь и правосудие

   

Почти два месяца длилось слушание этого дела в Апелляционном суде Харьковской области. Два месяца правосудие пыталось разобраться в витиеватостях семи томов следственных и судебных бумаг, пришедших из Коминтерновского райсуда. В конце концов Фемида оказалась бессильной и отправила дело судмедэкспертам. А некоторые слуги слепой богини в очередной раз «потирали руки». Самое страшное в этой истории то, что она может произойти в каждом доме, в каждой семье...

Страшный праздник – Новый год...

Все случилось в первый день нового, 2003 года. Вернее, в первую посленовогоднюю ночь. В одной из квартир дома №183 на проспекте Героев Сталинграда разворачивалась праздничная вечеринка: подростки с разрешения родителей отмечали Новый Год второй день, так как у них осталась еда с предыдущей ночи. Четверо юношей и одна девушка находились не сами — в квартире были взрослые, но они под вечер отправились спать...

Дальнейшие события заслуживают внимания всех родителей детей подросткового возраста. Да и детям нелишне было бы задуматься над тем, что случилось в ту роковую ночь. Бьюсь об заклад, что ни одна статья, кроме, разве что этой, в средствах массовой информации за последний год не сообщала о вреде вдыхания «Момента» и об опасности, связанной с этой разновидностью наркомании. А вот «плюсов» для детей – сколько угодно: дешево, доступно, нет заметных для взрослых последствий (следов от уколов, запаха изо рта или четко выраженного «похмелья»), а еще – «очень весело». Только веселье это может дорого стоить — один из участников той вечеринки в 2003 году покинул праздник через окно восьмого этажа. У него не было ни одного шанса выжить после падения...

«Момент» истины

Проходя мимо чумазых бродяжек, шляющихся по переходам метро с полиэтиленовыми пакетиками в руках, мы уверены в том, что «клей» – удел детей из неблагополучных семей. Мы просто убеждены, что наши нормально воспитанные ребята никогда не возьмут в руки такую гадость. Уверен, точно так же думали и родители пятерых подростков, собравшихся три года назад в квартире на проспекте Героев Сталинграда. Они были спокойны, ведь на столе у ребят имелась только пластиковая бутылка пива, все остальное спиртное было выпито накануне. Да и дети собрались серьезные – будущие выпускники, гордость школы...

Трое детей на кухне стали нюхать «Момент» – два Димы и Артем, участник похода за клеем. А двое других – парень и девушка (они были старше своих 16-летних друзей на 2 года) – остались смотреть телевизор в комнате у стола, заставленного едой. Вдруг раздался звон разбитого стекла – Дима Субботин ушел навсегда через закрытое кухонное окно.

Ребята вызвали «Скорую», но помочь другу уже были не в силах. На заседаниях Апелляционного суда Харьковской области председательствующий судья Чижиченко один за другим прочитывал документы, приобщенные к делу. Первый из них – протокол осмотра места происшествия судмедэкспертом, который описывал тело сразу же после трагедии. Специалист назвал видимые травмы и продиктовал следователю, как лежало тело погибшего мальчика. А в своих показаниях отметил он и то, что побывал на кухне, откуда выпал ребенок. Там эксперт не нашел ни следов борьбы, ни крови, ни каких-либо иных подозрительных вещей, свидетельствующих о том, что в помещении произошло преступление.

Отвратительное правосудие

Судья Чижиченко раз за разом зачитывал один и тот же текст – перечень травм и ран, обнаруженных экспертами на теле погибшего Димы Субботина. Этот страшный список вызвал настоящий шок у присутствующих. Автор перечня – судмедэксперт Надежда Яковцова, которая проводила вскрытие тела мальчика и две судмедэкспертизы. Ее вывод был однозначным: смерть наступила в результате падения с высоты. Каких либо следов, говорящих о насильственной смерти, обнаружено не было. У специалиста не возникло никаких сомнений в том, что ребенок разбился, самостоятельно выпрыгнув из окна и пробив собой двойное оконное стекло.

Тем временем следователь Коминтерновского РОВД возбудила уголовное дело «О доведении несовершеннолетнего до самоубийства неизвестным лицом». Обычно такие дела сдаются в архив под различными формулировками вроде «ввиду отсутствия состава преступления», поскольку обвинить кого-то по данной статье очень сложно, почти невозможно, – так что чаще всего никто и не пытается. Данный случай был бы погребен под слоем пыли среди десятков подобных, если бы не одно обстоятельство. Отец Димы Субботина не поверил в самоубийство сына. Он стал писать жалобы, возмущаться следственной волокитой, требовать тщательной работы. Когда узнал о клее – не поверил и этому. Через полгода дело передали в Московскую прокуратуру, и правоохранители наконец начали его по-настоящему расследовать. Только теперь уже не как несчастный случай, а как убийство.

Комиссионная экспертиза Харьковского областного бюро судебно-медицинских экспертиз провела эксгумацию трупа погибшего мальчика и обнаружила на его черепе еще один перелом, не замеченный никем ранее. Эксперты пришли к выводу, что этот перелом мог образоваться от удара предметом закругленной формы, напоминающим бутылку из-под шампанского. Суд Коминтерновского района, как говорится, «с плеча» рубанул школьника Зозулю максимальным приговором – 11 лет лишения свободы за убийство.

Казнить, помиловать нужное подчеркнуть...

Если семья Субботиных благодаря «содействию» разнокалиберных доброжелателей приложила колоссальные усилия по данному делу, то усилия семьи Зозуль нельзя не назвать «титаническими». Говорят, отец Димы Субботина ежедневно приходил на прием в прокуратуру Харьковской области и разослал жалобы на некачественное и необъективное ведение следствия во все инстанции. Он действительно добился возобновления следствия и переквалификации дела.

Вадиму Зозуле удалось разорвать порочный круг, найдя выход: оказывается, в нашей стране существует и возможность обратиться к независимым судмедэкспертам. Лучшие специалисты страны (доктора и кандидаты медицинских наук), изучив все материалы дела, пришли к выводу, что все имеющиеся на теле погибшего травмы получены при падении с высоты и нет ни одного основания говорить об ударе по голове какими-то предметами. И вообще, рана, найденная при повторной экспертизе, не ушибленная, а рваная.

Как гром среди ясного неба прозвучали для служителей Фемиды признания эксперта Владимира Фесенко, который возглавлял две из шести экспертиз по данному делу. Специалист и публично через СМИ, и в своем заявлении, приобщенном к делу апелляционным судом Харьковщины, признавал, что экспертизы трупа Димы Субботина грубо сфальсифицированы, что, по его мнению, и привело к предъявлению обвинения старшекласснику Зозуле. Называл эксперт даже конкретную сумму вознаграждения (5 тысяч долларов), которую якобы заплатили за фальсификацию.

Вся эта информация была озвучена на заседаниях Апелляционного суда Харьковской области. В результате суд вынужден был прервать свою работу, приняв определение о проведении очередной экспертизы: на этот раз выводы предстоит делать работникам Головного бюро в Киеве. Их выводы могут стать приговором для харьковских специалистов.

Эксперт слуга Фемиды или человек над законом?

Чтобы разобраться в ситуации, я обратился за разъяснением к председателю ассоциации родных убиенных Алексею Кашубе:

– Алексей Иванович, неужели действительно от того, кто именно проводит экспертизу, могут зависеть ее результаты?

– К сожалению, да. Судмедэкспертиза в Харьковской области, как, впрочем, и во многих других регионах страны, не является точной наукой. В данном деле, например, эксперты установили, что тело погибшего, падая свободно, не могло отлететь от стены дальше, чем на 1-1,5 метров. А при ускорении (в случае самостоятельного прыжка в закрытое окно) – около двух метров. А мой сын, убийство которого произошло в 1995 году, лежал за 10 метров от моста. И это не смутило харьковских экспертов, которые классифицировали дело как самоубийство. Вообще, в тот момент, когда следователь направляет материал экспертам и пишет им задачу, к примеру «доказать самоубийство» или «подтвердить факт убийства тупым тяжелым предметом», – происходит начало фальсификации дела. Когда экспертиза «выполняет поставленную задачу» – все, истину установить уже практически невозможно. Есть множество примеров, когда причиной смерти человека признается «сердечная недостаточность», «ДТП» или «самоубийство», а даже ежу понятно, что человека нагло, безжалостно и абсолютно безнаказанно убили. В данном случае все первичные материалы говорили о том, что мальчик выбросился сам. Получив задачу из несчастного случая сделать убийство – нет проблем, выполнили. Получи они приказ доказать, что он умер среди зимы от жары – и это сделали бы. Меня просто поразило, что, по мнению экспертов, причиной возникновения разрывов на свитере (возникших, скорее всего, во время контакта с оконным стеклом) стали... обычные медицинские носилки, – это заявил эксперт высшей врачебной категории!.. А травма головы признается «результатом удара предположительно бутылкой», хотя на пути полета мальчика был козырек, на котором укреплен ограничитель, имеющий как раз дугообразные формы!

– То есть истину установить невозможно?

– Можно и нужно. Сдается мне, что экспертиза – это именно та отрасль, в которой срочно необходимо наводить порядок: ведь именно из-за нее поломанными оказываются десятки невинных судеб, и в то же время действительно страшные люди – убийцы, насильники, грабители – остаются на свободе...

Прочитайте детям:

Давая экспертные разъяснения по данному поводу на запрос адвоката обвиняемого Димы Зозули Главный токсиколог МОЗ Украины Феликс Шейман сообщил, что примерно в 40% случаев употребления паров клея у токсикоманов возникают галлюцинации более или менее «приятного» содержания – цветные картинки, «мультики» и так далее. Но в 60% случаев галлюцинации носят страшный, агрессивный, пугающий характер – токсикоману кажется, что на него бросаются змеи, хищные животные, человек ощущает угрозу смерти. У токсикоманов со стажем галлюцинации возникают через час-полтора после начала вдыхания клея. У начинающих – почти сразу же. При появлении галлюцинаций люди могут совершать неконтролируемые действия, опасные для их жизни и жизни окружающих.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори