пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200701
15.01.2007 | В Харута

Как нам обустроить нашу армию?

   

Я отец погибшего в 1986 году при исполнении служебных обязанностей курсанта ХВВАУЛ Харуты Владислава (он погиб в воздушном учебном бою).

За моими плечами остались 30 календарных лет воинской службы. Служил я в «несокрушимой и легендарной…», а уволился уже из армии независимой Украины. На моих глазах происходил процесс деградации и развала армии, об этом больно и неприятно вспоминать. Жизнь в армейской среде мне известна не по сводкам и рассказам, которые преподносились угодниками от армии своим государственным и политическим покровителям, а из реальной жизни. Потеряв сына, я узнал еще одну сторону реальной жизни, безразличие и жестокость со стороны государства и общества новой, независимой формации - Украины. Но это тема особого разговора. Работая по созданию и формированию Харьковского областного союза солдатских матерей (ХОССМ), я провел анализ причин гибели военнослужащих во время службы в армии. Наряду с так называемой гибелью военнослужащих при исполнении служебных обязанностей, поражает процент гибели (смерти) от заболеваний и самоубийств, что, по сути, тоже заболевание. Каждый десятый погибший военнослужащий умирает в период от 1-го до 3-4-го месяцев службы. Почему этот вопрос никого не насторожил, в чем причина такой трагедии в армии? Можно обвинять медкомиссии в плохом отборе призывников, и это факт, но есть и другой момент, который может вполне здорового юношу привести к смертельному исходу. Самый тяжелый период службы молодого воина – это первые полгода. Юношу отрывают от привычного уклада его жизни, от родных, от друзей. Кто сейчас попадает на службу в Вооруженные Силы Украины? Те, кто не сумел «увильнуть» от службы и лишь немногие идут добровольно, в надежде после армии найти свой путь в жизни. В бытность СССР, служба в СА для простых парней считалась неизбежным и необходимым элементом их жизни. Воспитанные на примере предыдущего поколения, подвиг которого воспевался в литературе, в кинофильмах, песнях, в рассказах фронтовиков. Сейчас же к вопросу службы в армии подход совершенно иной. Каждый родитель мечтает и постоянно мыслит о том, как защитить сына от службы в армии, которая потеряла не только престиж воина, но и сам смысл ее назначения. Во имя чего служить, кого и от кого защищать?

В государстве разгул беззакония, сплошное воровство и коррупция, сплошная ложь и беспредельщина. И самое страшное в том, что и армия поражена той же болезнью взяточничества, невежеством, некомпетентностью в военных вопросах и т.д. и т.п.

Но парня все же призвали на службу. С первых же дней между призывниками идет естественный раздел на «крутых» и «лохов». В разряд «лохов» попадают те, кто скромен, наивен, не научился лжи и наглости, туда же попадают и юноши с каким-либо физическим недостатком. По прибытии в воинскую часть, слава «лохов» за ними сохраняется. «Старики» начинают учить молодежь уму-разуму, «крутые» сразу же становятся «шестерками» стариков и в угоду им начинают издевательство над теми, кто показал им свою слабинку. «Лохи» становятся изгоями, жизнь становится невыносимой, на них ложится двойная, а порой и тройная нагрузка выполнять работы за себя и тех парней, они становятся рассеянными, неопрятными, за что и получают от тупоголовых командиров взыскания и подвергаются дополнительному моральному унижению. В итоге, не видя выхода из сложившейся ситуации, устав от физического и морального издевательства, они идут на крайние меры и пополняют ряды самоубийц. Те же, кто не решается на такой шаг, изможденные, попадают в лазареты, санчасти с «сопроводиловкой», что это сачок и разгильдяй, «волынящий» от службы. Как итог, они умирают от побоев, заражений, истощения, осложнений.

Виновных в их смерти, как правило, нет! Винить личный состав – это, значит, винить себя, а какой командир пойдет на это? Кто признается, что он не способен навести порядок в своем подразделении?

Я думаю, что подобные мысли уже не раз приходили к вышестоящим отцам – командирам. Но им ведь тоже нет смысла открыто говорить об этом, ведь могут неправильно понять и турнуть с насиженного, с таким «трудом» добытого места. Уж лучше пусть родители забирают прах своего ребенка, а наш мундир с «позолотами» останется чист. А совесть и честь командира поменяем на «доляры» в виде должностных окладов.

Если у вас хватило терпения прочесть все изложенное выше, у меня после долгих раздумий над проблемой повышения уровня нравственной, физической и, главное, душевной адаптации призывников, родилась идея, с которой я хочу с вами поделиться и думаю, тот, кто искренне хочет помочь молодым воинам, найдет в ней крупицу, достойную внимания. Суть вот в чем.

Для выявления среди призывников ошибочных заключений медкомиссий районных и областных военкоматов необходимо время для наблюдения и проверки призывников на способность переносить нагрузки воинской службы, необходимо время для их закалки в физическом плане и контроля за их психическим и моральным состоянием. Необходимы меры пресечения попыток наносить моральные и физические травмы. Необходимо знать индивидуальные возможности каждого призывника, его положительные и отрицательные стороны, его склонности и его нравственность. Необходимо четко представлять, на что, к какой службе готов тот или иной призывник, и только после этого отправлять его в войска для прохождения службы, к условиям которой он больше всего пригоден. На первый взгляд все это понятно и «бобику», вопрос только в том, как это осуществить? На мой взгляд, довольно просто. После «капитальной перестройки» в Вооруженных силах Украины, которая длится и по сей день, у Минобороны имеются все еще не »приватизированные» полигоны, казармы, военные городки. На одном из таких объектов в областных центрах или вблизи от них возродить жизнь, подчинить их облвоенкоматам, и направлять туда всех призванных на службу в армии призывников. Там они должны пройти курс молодого бойца под пристальным надзором медиков, психологов и других специалистов, а не штатных единиц, которые не только проконтролируют их состояние, но и помогут им адаптироваться к условиям армейской службы, научат их азам армейского быта.

Изобилие боеприпасов дает возможность научить призывников обращению с оружием всех видов, произвести пробные стрельбы, «обкатать» взрывами боевых снарядов на полигонах (меньше будут взрываться на складах), дать им ощутить рев и мощь танков, самолетов, боевых машин и тому подобное. Разумеется, за месяц этого всего не проделаешь. Значит, пребывание молодого солдата в «учебке» должно длиться ровно столько, сколько потребуется для подготовки парней к армейской службе. И только после всего этого, отбраковав непригодных к службе по тем или иным параметрам, после принятия военной присяги, молодых воинов направлять в воинские части для прохождения срочной службы, учитывая индивидуальные способности каждого призывника. Возникает вопрос о средствах на содержание школ призывников. А разве каждая воинская часть не предоставляет помещения, медпункты, столовые и людей на проведение курса молодого бойца? Предоставляет, но результат, как это всем известно, от таких курсов весьма плачевный. Как правило, курс молодого бойца заключается в использовании их, как дармовой рабочей силы для командиров всех рангов. В итоге – цинковые гробы родным.

Лучшие, наиболее подготовленные, могут быть по разнарядке оставлены в школе для подготовки младших командиров. Это обломает в какой-то мере зубы «старикам», подготовленные ребята смогут защитить свою честь и достоинство. Кроме того, они более квалифицированно будут обучены армейскому делу и, даже если они в дальнейшем по месту своей службы будут видеть свое табельное оружие только во время чистки, у них будет опыт его применения, пусть малый, но все же опыт.

Возможно, подобная подготовка потребует увеличения срока службы на месяц или два, но любая мать согласится ждать своего сына дольше на месяц или два, лишь бы он вернулся домой здоровым, как телом, так и душой.

И еще одно, школа призывников не должна быть политизирована под какую-то партию, стоящую у власти. Воины должны воспитываться на патриотических подвигах героев войны, а не тех, кто стрелял им в спину со всевозможных схронов и засад. Предательство, во имя чего бы оно ни осуществлялось, всегда остается предательством, в какую бы форму и окраску оно не облачалось.

Ветеран Вооруженных Сил, Отец погибшего военнослужащего В Харута  

Коментар «ПЛ»: Ознайомившись із статтею п. Харути, я умовно поділила її на дві частини: проти першої частини повстала уся моя сутність, моя душа.

А от з другою частиною, стосовно підготовки солдат я цілком погоджуюсь. Заслуговують на увагу пропозиції п. Харути щодо спостереження за новобранцями протягом кількох місяців з метою більш якісного відбору та контролю за станом їх не тільки фізичного, але й психічного здоров’я, здатністю адаптування, тощо.

Так, це дуже слушна думка, бо в результаті цього додаткового ретельного і більш фахового спостереження, юнак або буде комісований, якщо з’ясується, що він має хвороби, які приховав при призові (про причини такого явища ми вже неодноразово писали), або він виконуватиме таку роботу, на яку він здатен. В усякому разі, до звичайної частини потраплятимуть не жовтороті пташенята, а солдати, які, принаймні, вже ознайомлені з солдатським побутом, трохи звиклі до служби, до труднощів.

Я цілком підтримую таке нововведення в армії і вважаю, що Міноборони варто би звернути увагу на пропозицію пана Харити та втілити її у життя.

Марія Шутальова

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори