пошук  
версія для друку
07.02.2007 | Владимир Овдин
джерело: www.news2000.com.ua

Полет над гнездом кукушки

   

Харьков традиционно называют «ментовским» городом. И не потому, что по количеству юридических вузов на душу населения он впереди Украины всей.

Масса, превышающая критическую, нарушений УПК, ГПК и других законодательных актов сотрудниками всех ветвей правоохранительных органов Харьковщины давно стала притчей во языцех. Одновременно увеличивается число нераскрытых резонансных преступлений, включая убийства. Чтобы снять социальную напряженность и улучшить статистику, органы досудебного следствия прибегают к откровенным инсинуациям. Под пресс попадают даже сами правоохранители.

 

«Пипл схавает»

...Технология «приведения» заданной личности в погонах к точке, соответствующей статье УК, скажем, в Харькове, несложная. Фабрикуется внешне безупречное обвинение, затем следует изоляция в СИЗО. Последний этап – озвучивание в СМИ. Тем самым убиваются сразу два зайца: ай, какие молодцы – поймали оборотня (звездочка на погоны – минимум) и формируется общественное мнение в отношении нежелательного элемента, главную роль в котором должны играть масс-медиа.

Увы, как показывает практика, журналисты редко утруждают себя проверкой полученной информации, тем более – от правоохранительных органов.

В сентябре 2005 года «Факты» на первой странице (№178) приводят информацию, полученную от начальника следственного отдела прокуратуры Харьковской области Олега Годуева: «29- и 33-летнему бывшим сотрудникам отдела по борьбе с организованной преступностью предъявлено обвинение по целому ряду злодеяний: превышение власти, злоупотребление служебным положением, умышленное уничтожение чужого имущества, незаконное обращение со взрывчатыми веществами».

Далее журналистсообщала читателям, что: «свое первое преступление злоумышленники в погонах совершили в октябре 2004 года. Тогда милиционеры, сводя личные счеты с одним из своих знакомых (причину конфликта в прокуратуре не разглашают), подложили под его «Мерседес» взрывчатку и с помощью дистанционного управления уничтожили автомобиль.

Спустя два месяца правоохранители снова «отличились». Как-то поздним вечером они превысили скорость на своем автомобиле и врезались в стоявшую на обочине легковую машину. Три человека, находившихся в легковушке, опасаясь взрыва, быстро выбрались из автомобиля и отбежали на безопасное расстояние. Разъяренные милиционеры начали их преследовать. Один из них достал оружие и несколько раз выстрелил по людям резиновыми пулями. Потом правоохранители избили пассажиров автомобиля и, дав выход своей агрессии, скрылись с места происшествия. Сейчас обвиняемые и их защитники знакомятся с материалами дела, после чего оно будет передано в суд».

Дело сделано. Теперь вся Украина узнала о безымянных, правда, «врагах народа» и славных его защитниках.

А затем 7-й телеканал, одним из реальных хозяев которого является нынешний секретарь харьковского горсовета Геннадий Кернес, выдает в эфир цикл репортажей о харьковских «оборотнях в погонах». «Оборотнями» называются офицеры УБОП в Харьковской области – ЕвгенийЖилиниЕгор Барышев.

В первом телерепортаже рассказывалось о том, что сотрудниками УБОП был обнаружен подпольный цех по производству оружия. Оперативникам удалось задержать не только производителей, но и реализатора – некоего гр-на Винника.

Задержанный Сергей Винник дал показания о том, что он продал пистолет марки «Макаров» с глушителем капитану Жилину. Этот же пистолет был обнаружен у несостоявшегося киллера, взорвавшего по неосторожности самого себя (?), гр-на Григорова. На основании показаний Винника против Евгения Жилина было возбуждено уголовное дело. И на основании этих показаний еще до окончания следствия Жилина во всеуслышание объявили с экранов 7-го телеканала «оборотнем в погонах».

В следующем телерепортаже из цикла «Оборотни в погонах» на 7-м телеканале была озвучена информация о том, что в отношении сотрудников УБОП Жилина и Барышева возбуждено уголовное дело по факту ДТП. Что, по мнению создателей репортажа, лишний раз подтверждало их выводы об «оборотнях».

 

Очевидные факты, которые следствию невозможно доказать

Редакция «2000» получила письмо родителей одного из «оборотней в погонах», офицера УБОП Егора Барышева. Расследование, проведенное собкором «2000» после получения этого письма, позволяет сделать однозначный вывод об отработанной системе подавления инакомыслия в милицейской среде.

Судите сами. По утверждению следствия, автомобиль «Шкода», в котором Жилин и Барышев в 10 вечера 15 декабря 2004 года перевозили задержанного уголовника из Чугуева в Харьков, на скорости 130 км/час столкнулся со стоящим на обочине «Москвичом». После чего пассажиры последнего выскочили и бросились наутек.

Оперативники их догнали, избили и... скрылись. Элементарным вопросом «что останется от машины и пассажиров при подобном столкновении?» озадачить себя ни облпрокуратура, ни коллеги-журналисты нужным не сочли.

Автору этих строк удалось пообщаться с сотрудниками ГАИ, прибывшими после ДТП на место происшествия. Оказалось, что «Москвич» стоял не на обочине, а на осевой линии посреди трассы. Прав у несовершеннолетних водителей не было. А скорость «Шкоды», естественно, была намного ниже.

Отнюдь не оправдываю, но понимаю опера Жилина, который в темноте гнался за пассажирами «Москвича», стреляя в них из пистолета резиновыми пулями. Окажись в такой ситуации инкассатор банка, он бы не раздумывая открыл огонь на поражение. И не резиновыми пулями. А тут ночь, уголовник в салоне и неосвещенная машина, стоящая в неположенном месте...

Собственно, Липецкая районная прокуратура Харьковской области эти обстоятельства вполне резонно учла, отказав в возбуждении уголовного дела против оперов. Инцидент, казалось, исчерпан... до марта 2005 года. Но затем события приняли непредсказуемый, на первый взгляд, оборот.

В конце марта 2005 г. Егор Барышев был задержан и 26-го числа препровожден в следственный изолятор. Его обвинили в умышленном подрыве 26 октября 2004 года Мерседеса-джипа, на котором по доверенности ездил известный харьковский бизнесмен с «криминальным прошлым», депутат горсовета Геннадий Кернес. Вспомнили и декабрьское ДТП, обвинив Барышева и Жилина в превышении служебных полномочий.

Обвинение строилось на показаниях солдата-дезертира Андриянова, который жил на чердаке одного из домов рядом со стоянкой джипа. Правда, вначале он опознал другого, гражданина – Цисарука. Отсидев несколько месяцев в СИЗО, последний сумел доказать свое бесспорное алиби, и его отпустили.

Мотивировка обвинения следствия Барышева в подрыве джипа следующая: по мнению следователя по особо важным делам Харьковской областной прокуратуры Виктории Литвиновой, Егор стоял у «неустановленного серебристого БМВ» в нескольких метрах от джипа, звонил по мобильному телефону и, «не отходя от кассы», нажал на кнопку «неустановленного» дистанционного устройства взрывателя. Профи, ничего не скажешь.

«Опознал» Андриянов Барышева исключительно по спортивной куртке «Адидас», которую изъяли во время обыска в квартире родителей Егора. Правда, владельцем ее оказался брат Алексей, куртка была подарена ему невестой спустя месяц после подрыва, а размер не позволял «преступнику» ее надеть. Но и этот «вещдок» странным образом пропал впоследствии из камеры хранения прокуратуры.

Из письма в редакцию «2000» официального представителя на следствии Егора Барышева, его матери Веры Барышевой (язык оригинала): «...молоденький военнослужащий Андриянов заявил, что в Харьковском следственном изоляторе №27 Анатолий Хворостян (начальник харьковского УБОП. – Авт.) вместе со своими подчиненными оперуполномоченным Порхуном, следователем Каменяром неоднократно, в том числе в кабинете начальника СИЗО в присутствии следователя Литвиновой, применяли к нему пытки, издевательства, насилие, угрозы и шантаж, другие незаконные методы воздействия и принудили сначала оговорить в причастности к повреждению автомашины Кернеса гражданина Цисарука, а затем такими же методами заставили оговорить в совершении этого преступления оперативного работника УБОП Харьковской области Жилина и Барышева...

...Свидетель Андриянов полностью разоблачил преступные действия этих должностных лиц, сообщил о фальсификации ими уголовного дела и применяемых к нему в условиях СИЗО насилии и других незаконных методах, в результате чего он предпринимал попытку покончить жизнь самоубийством и вскрывал вены...»

Автору этих строк удалось выяснить, что Андриянов как важный свидетель помещен сейчас под усиленную охрану в СИЗО другого региона Украины.

В показаниях Сергея Винника следствию значится, что он не помнит дату и время продажи пистолета Жилину, сумму сделки, место передачи оружия (!) (одним словом – самого важного) и уж тем более не знает номер самого оружия или его деталей.

Винник пояснил следствию, что из отличительных признаков оружия, которое он передал капитану УБОП, он помнит только его вес (около килограмма), цвет пистолета (серый), цвет и форму глушителя (цилиндрический серый), цвет рукоятки (красно-коричневый, характерный для всех пистолетов Макарова). Никаких других отличительных признаков он не помнил. Тем не менее, как следует из материалов следствия, гр-н Винник безошибочно опознал пистолет, найденный у подорвавшего себя киллера Григорова, как тот, что был передан им офицеру УБОП.

 

Следствие ведут знатоки

Конечно, заявление дезертира и мелкого воришки Андриянова в отношении применения незаконных методов следствия «важняком» Литвиновой и операми УБОПа можно было бы воспринимать скептически, если бы не одно «но»...

Судя по всему, прилежность г-жи Литвиновой кое-кому пришлась по вкусу. Вот что писало харьковское «Время» (№37, 2.04.02):

«14 апреля 1989 года преступники совершили умышленное убийство из корысти с особой жестокостью гр. Князевой Н.Г. (проживающей по ул. Светлой в Харькове). Расследованием убийства Князевой занималась следователь В.Литвинова. В свое время она сфабриковала дело против Романа Бутенко, Елены Лаптевой и Алексея Полушкина, обвинив их в убийстве... Литвинова, пересаживаясь из кресла в кресло (из городской прокуратуры она перешла в областную), похоже, продолжает «шить» дела».

Достаточно сказать, что Егор Барышев при последующих продлениях ему срока содержания под стражей так ни разу перед судьей не предстал. При этом, по словам Веры Барышевой, госпожа Литвинова требовала от нее подписать обвинительное заключение, не читая!

Мотив для задержания и содержания под стражей самого Егора следующий – «может скрыться от следствия». Почему? Без всякой аргументации...

«Не нашлось» никакой возможности отпустить под залог милиционера Барышева, которого уважают не только коллеги в Украине, но и в России, где тамошнее МВД наградило его медалью. И в Египте, где единственный представитель-антитеррорист от Украины капитан Барышев несколько лет назад демонстрировал уникальные возможности сотрудника ОБР «Сокол». И на Кипре, где его давно ждет благодарный хозяин крутого «Мерседеса», угон которого совершенно случайно в апреле 2003 года, возвращаясь по ночному Харькову домой, предотвратил офицер Барышев, скрутив вооруженного бандита.

Жилин и Барышев имеют отличный послужной список от лейтенанта до капитана. За весь срок прохождения службы не имели ни одного взыскания, только награды, премии, поощрения и благодарности...

 

«Паны дерутся, а у холопов чубы трещат»

Почему же один за другим возникают уголовные дела в отношении их? Почему так настойчиво один из телеканалов Харькова вешал на милиционеров ярлык «оборотней», не дожидаясь результатов следствия?

По одной, имеющей право на существование версии, два года назад Евгений Жилин проводил проверку благополучного во всех отношениях предприятия, 51% акций которого принадлежало Кернесу Г.А., а все имущество предприятия оценивалось в 130–250 миллионов долларов США.

В ходе проведения проверки были выявлены серьезные нарушения закона и возбуждено уголовное дело на председателя правления. Как итог – контроль над предприятием Геннадий Адольфович фактически утратил.

Между тем Геннадий Кернес давно конфликтовал с когда-то начальником УГРО Харьковской области Николаем Черемухиным, которого в 1998 году уволили из органов внутренних дел. В апреле 2004 года, спустя 6 лет отсутствия в системе правоохранительных органов, Черемухина назначили на должность заместителя начальника УБОП УМВД Украины в Киеве. Спустя сутки Николай Петрович занял должность заместителя начальника УСБУ Харьковской области, а позднее стал первым заместителем начальника этого учреждения.

После чего пригласил на работу в «контору» давнего подчиненного Евгения Жилина, который стал проходить стажировку на предполагаемом новом месте работы.

«Обозреватель» (13.02.05) утверждает, что Черемухин является гражданином Чехии и России, а также руководит и числится соучредителем двух коммерческих структур: ООО «Дуплет Ч» (регистрационный номер С.70805, выдан Пражским судом, инд. номер 25793608) и ООО «Никол-Ч» (регистрационный номер С.70803, выдан Пражским судом, инд. номер 25793586).

Можно допустить, что всесильный первый зам УСБУ использовал служебное положение, насылая проверки на различные предприятия нынешнего секретаря Харьковского горсовета, чтобы «наклонить» Геннадия Кернеса, который, разумеется, тоже не святой.

После ухода Николая Черемухина из УСБУ в 2004 году «в никуда» ситуация кардинально изменилась. Влиятельный депутат Кернес, телеканал которого единственный публично поддержал в Харькове будущего президента, стал секретарем горсовета.

«Достать» и растоптать бизнес Черемухина стало возможным, строя показания на откровениях его доверенных лиц, к которым, надо полагать, принадлежит Евгений Жилин. Дальше – дело вышеописанной «техники».

Причем здесь друг Жилина, оперуполномоченный отряда быстрого реагирования «Сокол» капитан милиции Егор Барышев, в функции которого входят исключительно задержание преступников и охрана физических лиц, но отнюдь не расследование и поиск криминала?

Именно через Барышева следствие пытается воздействовать на оказавшегося крепким орешком Жилина: «Дай показания на него и будешь на свободе».

К слову, из информированных источников автору этих строк известно, что офицера Барышева еще до ареста принуждал дать негативные показания на Жилина начальник УБОП в Харьковской области Анатолий Хворостян.

Ввиду отсутствия в Харькове Николая Петровича Черемухина встретиться с ним не удалось. Впрочем, г-н Черемухин в своем майском интервью «Обозревателю» отмел все обвинения (язык оригинала):

«У мене є підстави вважати, що це черговий наклеп з боку мера Харкова Добкіна М. М. До наклепницької кампанії по відношенні до мене причетний Кернес Г.А. та ін. Інформація, що кривдить мене, розповсюджується Кернесом Г.А. з метою помститися через викриття мною в період роботи в органах внутрішніх справ м. Харкова його злочинної діяльності в 1985 – 1989 роках у складі організованої злочинної групи, у зв’язку із чим Кернес Г.А. (був на обліку в ОВС як кримінальний авторитет «Гепа») був притягнутий до кримінальної відповідальності й засуджений Судовою колегією по кримінальних справах Харківського обласного суду 14.08.1992 р. за ст. 143 ч. 2 КК України до трьох років позбавлення волі з конфіскацією всього майна, що є його особистою власністю.

Крім того, зазначена інформація поширена з метою дискредитації й формування негативної думки про мене в очах громадськості, оскільки Кернес Г.А. знає, що я маю у своєму розпорядженні велику оперативну інформацію про його злочинну діяльність і його корумповані зв’язки, реалізації якої він боїться».

Объективности ради стоит отметить, что Кернес осужден был все-таки условно.

Геннадий Адольфович, вне очереди приняв собкора «2000», подчеркнул в диктофон: «Все это, простите, блевотина. Я связываю деятельность Жилина и Барышева с деятельностью одного человека – Николая Петровича Черемухина. Черемухин имеет паспорт гражданина России. Я имею подтверждение президента Ющенко на информационный запрос».

Геннадий Кернес принципиально не стал комментировать, почему «уничтоженный взрывом автомобиль» на деле получил только повреждение задних крыла и бампера – «дело следствия». К слову, ни охрана у дома, ни камеры видеонаблюдения ничего подозрительного до и после «подрыва» джипа не зафиксировали.

 

«Когда люди будут жить лучше, их подобные сообщения будут меньше интересовать»

Издевательские мотивы ареста, прогрессирующая после полученного несколько лет назад пулевого ранения болезнь и полное равнодушие всех, кому по долгу службы положено надзирать и контролировать, подвигли Егора Барышева написать заявление в Европейский суд, который документ принял и зарегистрировал 5 мая 2006 года.

Еще одно заявление в прокуратуру Харьковской области и Харьковский районный суд написал 5 июля нынешнего года автор этих строк:

«...4 июля 2006 года выполняя редакционное задание, связанное с обращением в газету, в коридоре Харьковского районного суда открыто и с разрешения Е.Барышева, которое он передал через своего защитника Барышеву В., я пытался его сфотографировать во время конвоирования, поскольку после окончания судебного заседания судья Г.Бершов уединился в своем кабинете со свидетелем, следователем прокуратуры по особо важным делам В.Литвиновой, которая вела досудебное следствие по уголовному делу Е.Барышева, и я не имел возможности получить разрешение или отказ для съемки в зале судебного заседания.

После совершенно открытой съемки на цифровой фотоаппарат и предъявления редакционного удостоверения начальник конвоя, в нарушение закона «О милиции», в присутствии многочисленных свидетелей, не представившись мне, потребовал у сотрудников подразделения «Грифон» арестовать меня и изъять фотоаппарат. Только вмешательство медиа-юриста Храковской И.В., предъявившей сотруднику «Грифона» соответствующие статьи УК, КоАП, законов Украины «О прессе», «Об информации», ГК Украины избавило меня от самоуправства представителей правоохранительных органов...»

Спустя пять дней председатель Харьковского райсуда В.Калиновский официально сообщил, что заявление переслано для реагирования в Харьковский РОВД, а суд к этому инциденту никакого отношения не имеет.

Прокуратура Харьковской области до сих пор, как и РОВД, молчат, игнорируя закон «Об обращении граждан». Не отвечает и телефон пресс-службы прокуратуры (771-41-92).

На недавней пресс-конференции харьковские журналисты поинтересовались, как реагирует прокурор Харьковщины Василий Синчук на ежедневные сообщения в новостных программах по телевидению о возбуждении все новых и новых уголовных дел. Василий Людвигович ответствовал:

«Лично я это не смотрю, выключаю телевизор, но если показывают, значит, обществом востребовано. Когда люди будут жить лучше, их подобные сообщения будут меньше интересовать».

Между тем длительное время остаются нераскрытыми громкие уголовные дела, в частности, убийство В.Копыла – помощника народного депутата А.Фельдмана, убийство инкассатора...

Создается впечатление, что поток жалоб в прокуратуру просто не доходит до прокурора. А телевизор он не смотрит и, наверное, газет тоже не читает...

Суд над Барышевым и Жилиным начался в октябре 2006 года. Во второй раз, поскольку председательствующего Геннадия Бершова перевели в другой район. Геннадий Евгеньевич, по слухам, радостно перевел дух...

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори