пошук  
версія для друку
28.02.2007
джерело:
Мария ВАСИЛЬ "ФАКТЫ"

Суд приговорил старшину линейного отделения внутренних дел на станции Щорс в Черниговской области к двум годам и двум месяцам лишения свободы

   

В конце февраля прошлого года старшина патрульно-постовой службы линейного отделения милиции на станции Щорс Юго-Западной железной дороги Сергей Сливянко (имя изменено, поскольку приговор еще не вступил в законную силу) пришел на работу весь в синяках и пожаловался коллегам, что по дороге домой его избили и ограбили. Заявление об ограблении он отнес в Щорский районный отдел милиции. Старшина сообщил подробности преступления, указав место, где на него якобы напали подростки-мотоциклисты, и даже описав их приблизительные приметы.

Сотрудники железнодорожной милиции, сочувствуя коллеге, рьяно взялись за дело - благо, подростков, имеющих мотоциклы, в районе немного. 27 февраля они доставили в отдел 18-летнего учащегося ПТУ Сергея Федорчука (фамилия изменена) - инвалида 2-й группы по диабету. К тому времени Сережа болел уже четыре года. 14-летний мальчик впал в кому после похорон старшего брата. Врачи установили у Сергея тяжелейшую форму диабета, уровень сахара в крови превышал норму в десять раз.

Подросток пролежал в диабетической коме девять дней. Благодаря усилиям врачей его удалось спасти, но с тех пор Сергей стал больным человеком, чья жизнь зависит от инсулиновых инъекций. Ему полагалось делать пять инъекций в день.

Получить от паренька признательные показания было нетрудно. Как рассказал Сергей Федорчук корреспонденту "ФАКТОВ" (в нашей газете материал об этом происшествии был опубликован в марте 2006 года), в течение двух часов милиционеры били его кулаками по голове, с хрустом впечатывая лицо в столешницу, лупили сапогами в живот.

- Какое-то время один милиционер стоял надо мной и каждые пять секунд ронял на затылок свою дубинку, - рассказывал пострадавший. - Голова раскалывалась от боли. Но я все равно твердил, что мне не в чем признаваться и я никого не грабил. Тогда они сказали, что отправят меня в Чернигов, в СИЗО, где посадят в камеру к уголовникам. Или наденут наручники и подвесят в кочегарке. Там, мол, у всех языки развязываются. Потом снова пришел начальник: "Все еще молчишь, быдло?" Капитан схватил со стола лист бумаги, приложил его к моему окровавленному лицу - чтобы не испачкать себе руки! - и впечатал затылком в стену. И так три раза.

Сережа сдался, когда пришло время укола. Юношу зазнобило, резко захотелось пить, и он, понимая, что вот-вот может вновь провалиться в кому, взмолился, чтобы его отпустили домой. Ради этого паренек, не так давно уже переживший одну смерть, согласился под диктовку написать явку с повинной.

Казалось бы, дело было сделано: преступник найден, ограбленный милиционер отомщен. Однако через несколько дней выяснилось, что старшина Сливянко, мягко говоря, приврал, строча заявление в РОВД. На самом же деле, получив 1300 гривен отпускных, милиционер, ранее три раза кодировавшийся от пьянства, в предвкушении отдыха выпил рюмку и, по его словам, "сорвался". В тот же вечер он проиграл все деньги на автоматах, а потом, когда ему стало стыдно возвращаться домой, придумал версию об ограблении. Приперли к стенке его просто: вначале нашли мобильный телефон, ранее принадлежавший старшине и якобы украденный вместе с деньгами, затем его новый владелец убедительно доказал, что мобильник продал ему сам... Сливянко. Причем купля-продажа состоялась на следующий день после того, как постовой написал заявление об ограблении.

На днях Щорский районный суд приговорил бывшего старшину Сливянко (из милиции его уволили сразу после инцидента) к двум годам и двум месяцам лишения свободы - за превышение служебных полномочий и заведомо неправдивое сообщение о совершении преступления.

- Прокуратура просила три года, но суд был гуманен, - вздохнул черниговский транспортный прокурор Александр Городничий. - Тем более что сам пострадавший просил строго не наказывать своего обидчика, не потребовал возмещения ни материального, ни морального ущерба.

- А как же те трое сотрудников милиции, которые избивали мальчишку?

- На суде Федорчук уже не подтвердил этих показаний...

- Но ведь в уголовном деле имелось заключение из Щорской районной больницы, подтверждающее, что Сергей Федорчук был жестоко избит. Ему был поставлен диагноз: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, а также ухудшение здоровья, связанное с диабетом. Возможно, в ходе следствия милиционеры сумели договориться с пострадавшим?

- Не исключаю этого.

"ФАКТЫ" связались со старшей сестрой Федорчука, которая в телефонном разговоре подтвердила, что бывшие милиционеры "сделали семье предложение, от которого нельзя было отказаться". "Жизнь есть жизнь", - резюмировала женщина. В милиции эти люди уже не работают, они были уволены сразу после возбуждения уголовного дела и назад не вернулись...

 

("Факты и комментарии", 28/2/2007)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори