пошук  
версія для друку
13.03.2007 | Вера Васильева
джерело: www.hro.org

Прессинг политзаключённого?

   

12 марта 2007 года в Москве, в Независимом пресс-центре, состоялась пресс-конференция "Общественного комитета в защиту Михаила Трепашкина" в связи с ужесточением осужденному режима заключения.

Напомним, что 9 марта 2007 года судья Тагилстроевского районного суда города Нижний Тагил Дмитрий Ильютик удовлетворил ходатайство администрации колонии ИК-13 о переводе Михаила Трепашкина из участка колонии-поселения на общий режим. Формальной причиной для этого решения послужили "систематические нарушения режима", якобы допущенные Михаилом Трепашкиным.

Адвокаты Михаила Трепашкина считают подобную мотивировку надуманной, а вердикт незаконным и намерены обжаловать его в вышестоящих судебных инстанциях - вплоть до Европейского суда по правам человека. Правозащитники, в частности, глава движения "За права человека" Лев Пономарев и координатор "Комитета в защиту Михаила Трепашкина" Михаил Кригер, назвали произошедшее "жестокой, циничной и демонстративной расправой над оппонентом системы, лишь оформленной в форме судебного решения".

"Общественный комитет в защиту Михаила Трепашкина" указывает на имевшие место при принятии решения о переводе заключенного на общий режим нарушения закона. Так, в нарушение закона (решение суда не только не вступило в силу, но и не была написана его мотивировочная часть) тяжело больного Трепашкина в тот же вечер (пятницы, 9 марта) перевели в участок следственного изолятора внутри колонии (так называемое ПФРСИ - помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора). То есть, по утверждению Льва Пономарева, в условия куда более тяжелые, чем даже на общем режиме.

На ангажированность процесса, считают участники Комитета, указывает целый ряд фактов. Во-первых, представители прокуратуры уже в феврале уверенно говорили, что Трепашкин будет в марте переведен на общий режим. Во-вторых, из числа подававших на Трепашкина докладные (пользуясь которыми администрация и налагала взыскания) в суд явился лишь один человек. Но и он, находясь под подпиской об ответственности за заведомо ложные показания, заявил, что ничего не помнит. В-третьих, все свидетели, давшие показания, опровергли обвинения в адрес Трепашкина - но суд их слова не учел. В четвертых, в решении суда уже было указано на необходимость помещения Трепашкина именно в ПФРСИ №3 (между тем судья не должен был знать, сколько таких "помещений" в колонии и какова их нумерация). Как сообщил Михаил Кригер, присутствовавший на судебном заседании, это стало неожиданностью даже для представителя администрации, который сказал, что ПФРСИ №3 попросту не готово к приему заключенного. Несмотря на это судья Ильютик уже отдельно - категоричным тоном - настоял на немедленном помещении Трепашкина в указанный изолятор.

Примечательно, что требования "Общественного комитета в защиту Михаила Трепашкина" о направлении заключенного на стационарное медицинское обследование, которое необходимо для уточнения его диагноза (согласно закону, третья и четвертая степени бронхиальной недостаточности служат основанием для освобождения из мест лишения свободы), уже поддержали президент Адвокатской палаты г. Москвы Генри Резник и Уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори