пошук  
версія для друку
14.03.2007 | Валерия Ленская, для Главреда

Бомж государственного значения

   

Апелляционный суд Запорожской области закончил допрос троих обвиняемых в убийстве Юрия Вередюка – человека, которого в свою очередь несколько лет назад осудили за убийство Игоря Александрова. На скамье подсудимых оказалось десять человек - бывшие милиционеры, бизнесмены и бандиты. Среди совершенных ими преступлений помимо эпизода с Вередюком - фальсификация убийства журналиста Игоря Александрова, похищения и убийства нескольких местных предпринимателей.

Материалы этих уголовных дел насчитывают более 120 томов. Обвинительное заключение подсудимым состоит из трех томов, и зачитывалось оно в суде в течение двух недель! Десять подсудимых – выходцы из Донецкой области. Четверо из них на момент совершения преступления занимали высокие милицейские чины. Двое - имели солидные должности на уровне начальников РОВД в Донецкой области. Еще двое на момент задержания уже получили повышение.

Досье «Главреда»

Наиболее громкими делами, сделавшими журналиста из Славянска Игоря Александрова известным не только в Донбассе, но и в Украине, были его прямые эфиры с бывшими сотрудниками краматорского ОБОПа Михаилом Сербиным и Олегом Солодуном. В прямом эфире программы Александрова «Без ретуши» офицеры публично, с экрана, обвинили своего начальника в связях с организованной преступной группировкой. Наиболее веские тому доказательства - аудиокассеты с записями разговоров - офицеры должны были предоставить на прямом эфире программы 13 июля. Но до эфира директор телерадиокомпании «ТОР» Игорь Александров не дожил. Он умер 7 июля в 2001 году в больнице после того, как неизвестные жестоко избили его у входа в телекомпанию. В начале октября 2001 года Генпрокуратура заявила, что раскрыла убийство Александрова и нашла его убийцу - Юрия Вередюка. Но, как оказалось позже, обыкновенный бомж Вередюк не имел к убийству никакого отношения. Есть версия, что его попросту подставили, пообещав небольшой срок, квартиру и машину. В мае 2002 года суд в Славянске его оправдал, считая вину не доказанной. А 19 июля Юрий Вередюк умер, по заключению врачей, от сердечной недостаточности. После неоднократной эксгумации, эксперты дали заключение: в костях Вередюка якобы были обнаружены остатки отравляющего вещества.

Найти и уничтожить

По делу, связанному с псевдо-убийцей Игоря Александрова Юрием Вередюком, проходят трое основных обвиняемых. Бывшего начальника Уголовного розыска шестого отделе МВД Донецкой области Андрея Воробья обвиняют в покушении на убийство Вередюка. По этой же статье обвинения проходит его экс-подчиненный Владимир Шишкин, который к тому же якобы участвовал в задержании несчастного бомжа.

Судя по материалам дела, Воробей и Шишкин покупали отравляющее вещество фтористый натрий для убийства «важного» бомжа. А действовали они, исполняя указания экс-начальника шестого отдела МВД Донецкой области Виктора Галкина. Последнего обвиняют в должностном подлоге и убийстве Вередюка. Сейчас Шишкин и Воробей отказываются от этих показаний. А до этого…

Из протокола допроса Шишкина во время досудебного следствия: «Галкин говорил мне, что с Вередюком что-то не складывается. Стал поговаривать, что Вередюка надо ликвидировать. В мае 2002, года его оправдали и освободили из- под стражи в зале суда, Галкин встретил меня и Воробья в коридоре. Попросил найти врача, который смог бы проконсультировать по поводу отравляющего вещества для Вередюка. Чтоб отравился, и эксперты не смогли это обнаружить».

Согласно этим показаниям, Шишкин все же выяснил, каким должно быть это вещество: лучший вариант - фтористый натрий. Выяснил, что купить его можно в магазинах бытовой химии или на химскладе.

Из протокола допроса Шишкина в ходе досудебного следствия: « Я все рассказал Воробью, и мы пошли на склад Научно-исследовательского центра (НИИ), Он находится в Донецке возле здания СБУ Донецкой области… Порошок мы отдали Галкину, и рассказали, как им пользоваться. Потом я уехал в отпуск и там узнал, что Вередюк умер. Галкин рассказал, что подсыпал часть порошка в майонез и полил им пиццу Вередюку. Вторую часть подсыпал в какой-то напиток… В мае скончался сотрудник нашего отдела Сторожук. На похороны приехал Галкин и сказал: «Если будет допрос по убийству Александрова, все что касается Вередюка – валите на Сторожука».

Из протокола допроса Воробья в ходе досудебного следствия: «Когда Галкин уже работал начальником Отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в Киевской области, он неожиданно позвонил мне. Попросил встретиться в Донецке. При встрече рассказал, что в Интернете появилась информация о том, что к отравлению Вередюка причастны высокие милицейские чины. Но потом все утихло, и через несколько дней информация исчезла».

«Меня просили дать фальшивые показания, мотивируя необходимостью политической ситуации», - так заявил Запорожскому суду Галкин. С первых слов он отказался от показаний, которые имеются в протоколах его допроса в ходе досудебного следствия. Галкин заявил, что его допрос грубо сфальсифицирован. На вопрос прокурора гособвинения, какие именно ложные показания его заставили дать, Галкин ответил:

- Речь шла о показаниях в отношении руководства Донецкой области, прокуратуры и УВД области. А также первого лица государства. Якобы они давали указания сфабриковать уголовное дело по убийству Игоря Александрова. Один из следователей по особо важным делам Генпрокуратуры сказал: «руководство поручило мне с тобой договориться». В обмен – пообещали вывести мою семью под Киев. Если нет – обещали, что жену, которая работает врачом, посадят за взятку. «Вот когда в СИЗО окажется твоя жена, и дети останутся сами – тогда поймешь, что с нами нужно было договариваться,- угрожали они.

По словам Галкина, его похитили рано утром возле подъезда собственного дома и перевезли в Киев. Целые сутки, по его словам, семья не знала где он и что с ним. Сутки Галкин числился без вести пропавшим, ему не давали адвоката и он отказывался от дачи показаний. По его словам, ему угрожали, и показаний на руководство Донецкой прокуратуры он не давал:

- Мне просто показывали показания Воробья, где было сказано, что я в сговоре с экспертами, которые проводили вскрытие Вередюка. Кстати, фтористый натрий в деле появился только тогда, когда «захлебнулась» версия следствия с первоначальным вариантом – фосфатом натрия. Когда поняли, что обнаружить фосфор при вскрытии не удастся, то изменили название на фторид натрия. На очную ставку с Шишкиным и Воробьем меня приносили. Я почти месяц был с одной стороны парализован. Мне говорили: «Давай показания. Власть поменялась, и 10 лет ничего не изменится».

В суде Галкин поведал, что в камеру Вередюку принесли телевизор – сделал это якобы первый заместитель начальника славянского горотдела милиции по команде замминистра. Передавали ему и продукты, но бывший милиционер категорически отказался назвать имена людей, которые это делали. При этом бывший милиционер категорически отрицал, что Вередюк оставался в камере один.

Из-за Вередюка судья ушла к Карпачевой?

В общем, все трое обвиняемых заявили, что показания на досудебном следствии, они давали под давлением. После инструктажа, который проводили два следователя Генпрокуратуры.

Шишкин: «В кабинете один из них кричал: «Я тебе навешаю все, что можно… Вы (имеется в виду Шишкин и Воробей – прим. авт.) нам не нужны! Ты – разменная монета. Дашь те показания, что нам надо – посидишь недолго. СИЗо ты не переживешь. Здесь сейчас 17-ый сидит (криминальная группировка Краматорска). Я тебе сделаю сладкую жизнь! Твою семью прессуют со стороны руководства милиции. Ты лучше дай на это руководство показания». Я подписывал протоколы допроса по согласованию с этими двумя следователями по особо важным делам Генпрокуратуры. А также показания согласовывались с Воробьем. Я боялся расправы со мной и моей семьей со стороны СБУ и Генпрокуратуры. Тем более я работник милиции и если бы меня кинули в обычную камеру…».

Воробей: «Показания я давал под давлением сотрудников Генпрокуратуры. В частности двух следователей по особо важным делам. Перед допросом они со мной проводили беседу. Протоколы наших с Шишкиным допросов практически идентичны, так как нас в Генпрокуратуре допрашивали одновременно. И Шишкин приходил ко мне консультироваться, что и как говорить. Мне обещали, что я буду проходить свидетелем по делу. О том, что это пустые обещания я понял, когда мне стали продлевать арест».

По мнению адвоката одного из подсудимых Романа Пирожанского, во время следствия были допущены многочисленные процессуальные нарушения, на подсудимых оказывалось давление. Конечно, о «методах работы», которые могут применять правоохранительные органы, наслышаны все. Но и попытки подсудимых «уйти в отказ» в суде и отказаться от своих первоначальных показаний – тоже «классическая» ситуация. В тоже время, в последнее время появляется все больше «оборотней в погонах». Но решить, кто же находится сейчас на скамье подсудимых – оборотни или невинно оговоренные, может только суд. В любом случае, учитывая то, что в заседаниях участвуют 16 адвокатов, 10 потерпевших и более 100 свидетелей, можно предположить: рассмотрение дела затянется надолго.

Кстати, по нашим данным, судья, который оправдал Вередюка, вскоре был вынужден написать заявление об уходе по собственному желанию. Сейчас он работает помощником Нины Карпачевой - Уполномоченной Верховной Рады по правам человека.

PS. От "Острова". Иван Корчистый умер в сентябре 2006 года.

http://ostro.org/shownews_tema.php?id=997&lang=ru

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори