пошук  
версія для друку
22.03.2007 | Ирина ДЕСЯТНИКОВА

ПЯТЬ ЛЕТ НАЗАД КРЫМСКОГО ЖУРНАЛИСТА ВЛАДИМИРА ЛУТЬЕВА ОБЪЯВИЛИ ЗАКАЗЧИКОМ УБИЙСТВА ДЕПУТАТА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА КРЫМА КОЛИ-КОТЛЕТЫ

   

Верховный суд Украины отменил решение Апелляционного суда Севастополя, приговорившего редактора газеты "Евпаторийская неделя" и интернет-издания "Крымский майдан. Зона противостояния" к восьми годам лишения свободы

Эта еще не законченная история (по решению Верховного суда дело Лутьева будет рассматриваться новым составом того же, Севастопольского, суда) началась почти пять лет назад. Тогда правоохранительные органы объявили журналиста заказчиком убийства Николая Котляревского, в то время депутата Верховного Совета Крыма. В определенных, близких ему, кругах депутата называли Коля-Котлета.

Лутьев был осведомлен о связях правоохранителей и представителей власти с криминалитетом

"ФАКТЫ", как и многие другие СМИ, в ноябре 2002 года сообщали об инсценированном местной милицией исчезновении Котляревского. Как позже выяснилось, Евпаторийский горотдел по борьбе с организованной преступностью таким образом пытался убедить общественность в том, что депутату угрожает реальная опасность, исходящая от Лутьева. Несмотря на то что Котляревского никто и не пытался убивать, журналиста обвинили в заказе убийства из корыстных мотивов. Для верности - "чтоб два раза не вставать", - к этому обвинению приплюсовали еще и мошенничество. О мошенничестве и говорить не будем. В Верховном суде даже представитель гособвинения предложил забыть об этом эпизоде. Правда, из-за давности лет. Хоть обвинение в мошенничестве, как выяснилось, и по сути явно высосано из пальца.

Что же произошло в ноябре 2002 года в Евпатории? Владимир Лутьев, по специальности врач-дерматолог, дважды избираемый в Евпатории депутатом горсовета, человек в городе популярный в первую очередь благодаря своей издательской и журналистской деятельности. Он сам выпускал, писал и редактировал "Евпаторийскую неделю". По словам крымского журналиста Лилии Буджуровой, эта газета представляла собой "сводку с фронта личной борьбы Лутьева и его товарищей с коррупцией, живописание достоверных подробностей из жизни местной братвы, часть которой перебралась в органы городской и республиканской власти".

Лутьев был опасен не только своей активностью, но и осведомленностью о связях правоохранителей и представителей власти с криминалитетом. По заявлениям и материалам журналиста не раз возбуждались уголовные дела, в том числе и против нескольких работников и начальников Евпаторийского горот-дела по борьбе с организованной преступностью. Такова краткая предыстория "преступления", совершенного Владимиром Лутьевым.

Журналиста полтора года держали в подвале, без света

"Я на этой войне 10 лет", - заявил сам журналист в зале Верховного суда. И это не преувеличение. Прокуратура родного города не раз пыталась криминализовать его жизнь, арестовывая Лутьева и возбуждая против него уголовные дела, которые закрывались, когда была достигнута цель выбить его из выборов в горсовет.

На этом война не закончилась. К 2002 году у многих депутатов и правоохранителей было достаточно оснований, создав Лутьеву репутацию "городского сумасшедшего", упрятать этого человека за решетку надолго.

Вскоре по заявлению экс-сотрудника Евпаторийского горотдела по борьбе с организованной преступностью Грачева, уволенного из органов по компрометирующим обстоятельствам (за связь с убийцей пяти человек, расстрелянным по приговору суда), Лутьева обвинили в том, что он заказал Грачеву убийство героя своих многочисленных критических публикаций, депутата Верховного Совета Крыма Николая Котляревского и даже заплатил экс-милиционеру наперед тысячу долларов.

"Кстати, в 1994 году я спас жизнь Котляревскому. Ведь я врач", - рассказал в суде Лутьев. Адвокат Лутьева Виктор Овечкин сообщил, что единственным доказательством вины издателя "Евпаторийской недели" стали аудио- и видеозапись беседы Лутьева с Грачевым в салоне автомобиля, во время которой они обсуждали, что Котляревского необходимо убить. Инициатором встречи был Грачев, что явно видно по записи. Как рассказывал на суде Лутьев, он решил встретиться с Грачевым, несколько раз предлагавшим обсудить тему убийства депутата, поскольку осознавал, что это провокация и, заручившись поддержкой сотрудников СБУ, хотел записать беседу с экс-боповцем на диктофон для последующей передачи записи столичным эсбэушникам. Никаких денег он Грачеву не давал, да и "в лицо" этих денег за все время суда и следствия никто не видел. Деньги появились у Грачева (если, конечно, такое было), скорее всего, за те 20 минут, которые прошли с момента осмотра уволенного милиционера в горотделе, где у него не было денег, и до посадки в машину Лутьева. Правоохранители делали запись осмотра Грачева до выхода на встречу и сразу после нее. Однако в записи отсутствуют те 20 минут, когда Грачев дворами добирался к Лутьеву.

С момента возбуждения уголовного дела и до июня 2005 года журналист находился на подписке о невыезде, исправно посещая следователей. Однако после того, как он, заподозрив фальсификацию протоколов осмотра Грачева, начал добиваться графологической экспертизы, его посадили в СИЗО, где он находился полтора года - вплоть до освобождения в зале Верховного суда на прошлой неделе. Как рассказала на суде Уполномоченный Верховной Рады по защите прав человека Нина Карпачева, известного журналиста, инвалида II группы держали фактически в камере пыток, одной из наихудших камер Севастопольского СИЗО, в подвале, без света. Кислород в нее доставляется принудительно, по вентиляции, а прогулок не бывает вообще. Когда представители украинского омбудсмена посетили журналиста в этой камере, кроме него, там находились еще 20 человек, а волосы на его голове были вырваны клоками.

Омбудсмен обратила внимание на судьбу журналиста после обращения его крымских коллег Лилии Буджуровой и Владимира Притулы. После вмешательства Нины Карпачевой начальника изолятора уволили, но, по убеждению омбудсмена, на судьбе Лутьева, преследуемого за профессиональную деятельность, это не слишком отразилось. Апелляционный суд Севастополя, в предвзятости которого убедился присутствовавший при рассмотрении дела Лутьева представитель г-жи Карпачевой, ныне покойный известный судья Иван Корчистый, не заметив аргументов защиты, приговорил евпаторийского журналиста к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества. Этот же суд обязал его компенсировать Коле-Котлете моральный ущерб - 100 тысяч гривен.

Кстати, Нина Карпачева утверждает, что сам г-н Котляревский давно в бегах и находится в розыске Интерпола. А судью Евпаторийского суда, решением которого ныне разыскиваемому депутату компенсировались миллионные суммы морального ущерба, за нарушение судебной присяги уволила с должности Верховная Рада Украины. По словам Нины Карпачевой, исполняющий обязанности начальника УБОП Крыма Плавьюк написал председателю Верховного суда Украины Василию Онопенко письмо, в котором настаивает на грубых нарушениях, допущенных при расследовании дела Лутьева.

И только поддерживающая обвинение Генеральная прокуратура Украины до сих пор продолжает настаивать, что собрано достаточно доказательств, подтверждающих вину журналиста. Увы, Верховному суду таковых она не представила...

Всегда находятся возможности списать дела о нападении на сотрудников СМИ на "бытовуху"

На следующий день после своего освобождения в зале Верховного суда Владимир Лутьев заявил на пресс-конференции, что сидел в тюрьме за свой характер, за то, что говорил то, о чем думал.

- Я искренне благодарен всем, кто поддержал меня в этой тяжелой ситуации, - говорит Владимир Лутьев. - Тем, кто морально и материально помогал моей семье. Особо благодарен Нине Ивановне Карпачевой - ей я обязан жизнью, председателю Национального союза журналистов Украины Игорю Лубченко, первому заместителю главы МВД Михаилу Корниенко. И многим другим, иногда совершенно незнакомым людям, коллегам-журналистам, пришедшим мне на помощь. Мое дело передано на новое рассмотрение. Надеюсь, что на этот раз меня услышат, и решение будет справедливым. Тогда я с документами в руках готов рассказать даже о том, о чем сейчас говорить не могу.

Поблагодарив журналиста за мужество, за то, что он выдержал и не сломался, не поступился своими принципами и совестью в непростой ситуации, в которой оказался, председатель Национального союза журналистов Украины Игорь Лубченко заявил, что профессия журналиста по-прежнему остается не только одной из самых престижных, но и одной из самых опасных в нашей стране.

- К сожалению, давление на сотрудников СМИ продолжается, - считает Игорь Лубченко. - А расследования преступлений против них ведутся из рук вон плохо. Всегда находятся десятки возможностей списать дела о нападении на сотрудников СМИ на "бытовуху", а затем спустить их на тормозах.

Глава журналистского союза перечислил последние и до сих пор нераскрытые преступления против работников СМИ.

- Меня постоянно спрашивают: "Когда перестанут избивать и убивать журналистов?" - сказал Игорь Лубченко. - Отвечаю: "Тогда, когда на скамью подсудимых посадят тех, кто заказывает эти убийства, и их исполнителей". Еще Пушкин говорил: "Я журналист - значит человек государственный!" Если государство об этих государственных людях не будет заботиться и защищать их, то беспредел, творящийся в отношении сотрудников СМИ, будет продолжаться.

 

"Факты и комментарии", 22/3/2007

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори