пошук  
версія для друку
30.03.2007 | Ольга СКРИПНИК

СИНДРОМ ПРОВИНЦИАЛЬНОСТИ МЕДИЦИНЫ

   

Отец всматривается в лицо младшей, любимой доченьки. Ее серые глаза смотрят на мир открыто, с улыбкой. Даже на фотографии видно, что Виктория мечтательна и искренна. Еще совсем недавно подруги, поздравляя с наступающим Новым годом, желали ей успехов в школе и осуществления мечтаний. Крепкого здоровья и долголетия — как обычно желают взрослым — в таком возрасте не желают, ведь в двенадцать лет девочки зачастую тайно мечтают о первой любви.

Однако ни дружеские пожелания, ни романтические мечты уже никогда не осуществятся — Виктория Харапудько умерла третьего января в Лубенской детской больнице.

— Говорят, что от воспаления легких, — объясняет отец, не отрывая взгляда от фотографии дочери. — На вскрытие мы ее не отдали, так что диагноз остался тот, что ей поставили, пока она еще была жива. Вита немного приболела именно перед новогодними праздниками, лечили ее традиционно, не очень волновались, ведь простуда у детей часто бывает. В новогоднюю ночь дочери стало хуже, так что в пять утра мы решили вызывать «скорую помощь», хотя и не очень надеялись, что в это время кто-то серьезно ее будет лечить. Вите сделали укол, после чего ей стало труднее дышать, но фельдшер не захотел объяснять, что он уколол и зачем. Дочку положили в больницу. Мы немного успокоились — все-таки под надзором врачей, надеялись, что ей станет легче. Но через некоторое время дочь позвонила по телефону домой, плакала: «Я задыхаюсь, мне больно, спаси меня, папа!»
 

Мы обратились к дежурному врачу с просьбой, чтобы девочку освидетельствовал лор. «Завтра, возможно, посмотрит, сегодня выходной», — услышали в ответ. Дочь плачет в больнице, мы плачем дома и не знаем, чем можно ей помочь. Дождались следующего дня. В конце концов нам сказали, что немедленно нужен антибиотик фортум. Объехали все аптеки — в Лубнах такого нет. Умоляем: «Назначьте другой, купим за любую цену». Врачи утверждают, что нужен только этот препарат. Позвонил старшей дочери, которая живет в Чернигове: «Спасай сестренку!». Она нашла фортум, автобусом передала в Киев и договорилась, что оттуда будет лекарства отправлять в Лубны. До вечера как на иголках ждали этот антибиотик, но, к сожалению, он уже ничего не мог изменить. Врачи нас упрекают: «Вы слишком поздно купили фортум». Неужели свет клином сошелся именно на этом препарате? Из Полтавы второго января вызывали на консультацию специалистов, говорят, что сделали это еще утром, но в больницу они приехали только после обеда, хотя расстояние не такое уж и большое, за полтора-два часа можно добраться. Почему специалисты не привезли с собой фортум, если педиатры убеждены, что он действительно был необходим для спасения нашей дочери? Не бесплатно, я бы вернул деньги! Врачи обвиняют нас, что мы очень поздно обратились за медицинской помощью, даже в документах пишут, что Виктория дома болела целую неделю. На самом деле простуда дала о себе знать за два дня до Нового года, на третий мы вызывали «скорую». А что изменилось для больной? Кроме дежурного врача в больнице все равно никого не было, даже горло некому было посмотреть, не говоря уже о рентгене и анализах. Всем известно: когда приходят праздники и подряд идут несколько выходных — в больницу лучше не попадать, кроме дежурного врача там никого нет, все откладывается на завтра. Но не все доживают до этого завтра, вытирает слезы отец.
 

От его тихого рассказа у меня мурашки по коже — пусть бы уж обвинял, возмущался, кричал. А он никак не может оторвать глаз от фотографии дочери, и, кажется, еще до сих пор не верит, что она ушла в мир иной.

Откровенно говоря, даже не предполагала, что в наше время ребенок так быстро может сгореть от воспаления легких. Этот недуг успешно лечили даже в те времена, когда аптечные полки были пусты, а о современном диагностическом оборудовании и антибиотиках сильного действия только мечтали. Считается, что пневмония опасна прежде всего для грудных детей, а в Лубнах от нее за одну неделю умерли двое подростков. За три дня до трагического случая с Викторией оборвалась жизнь восьмилетнего Артема Кузьмина. Педиатры считают, что в обоих случаях виноваты прежде всего родители, которые поздно обратились за медицинской помощью.

Жители Лубен в свою очередь убеждены, что у врачей до критического уровня снижены профессиональный уровень и ответственность. В очередях под кабинетами люди рассказывали о том, что качественную медицинскую помощь в местной больнице получить почти невозможно. По разным причинам. Был случай, когда потерпевший в автокатастрофе с переломами конечностей два часа ждал внимания медиков, истекая кровью на каталке в коридоре. Молодые женщины, имеющие проблемы с репродуктивным здоровьем, считают лучше ехать в Полтаву, Черкассы или Киев, поскольку дома, может, и дешевле обойдется, тем не менее проку все равно не будет. Понятное дело, на настроение людей очень повлияла смерть Артема и Виктории. Говорят, возбуждены уголовные дела, а нескольких врачей уволили. Об этом вроде сообщил через местную газету сам городской голова. На самом же деле главного врача центральной городской больницы П.Корниенко и его заместителей В.Пушко и С.Наталенко отстранили от работы всего на неделю, пока длилась проверка причины смерти детей, сейчас они снова выполняют свои обязанности. Но, по всей видимости, очень недовольны ситуацией и возмущены поведением городского головы В.Коряка.

— После его заявления о том, что «лубенская медицина стала нечеловеческой», опубликованной в городской газете, все стали... вытирать ноги о медиков, — считает Юрий Палига, главный врач станции скорой медпомощи. — Пациенты нас начали «посылать», незаслуженно шельмовать. Когда у медика от оскорбления дрожат руки, а он вынужден идти к пациенту — кому от этого лучше?

— Это все последствия большой депрессии в медицинской области, — подчеркнул после знакомства с документами вице-президент Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов Виктор Сердюк. — Государство махнуло рукой на потребности медиков, а те в свою очередь махнули рукой на пациентов. Если те платят — определенный интерес еще есть, а в другом случае врачи найдут способ заработать. Заложником ситуации остается пациент, он никому не нужен — ни власти, ни медикам. О чем и свидетельствуют трагические события с детьми, когда всю вину перекладывают на родителей, когда не анализируют методов лечения, не ищут собственных ошибок, а спорят по поводу того, когда привезли пациента. Уже известно много случаев, когда визит врача к больному заканчивается взаимными оскорблениями, а иногда и потасовкой. И определить, кто прав, кто виноват, кто кого первый начал оскорблять — невозможно. Чтобы ситуация не заострялась и дальше, есть смысл создавать в городах и райцентрах советы защиты прав пациентов, которые смогут решать немало конфликтных ситуаций. В Европе этим занимаются пациенты-лидеры, которые сами пострадали от несовершенной системы здравоохранения и знают, как поддержать других. Врачи тоже создали не одно общественное объединение, чтобы вместе с юристами не только защищать свои права, но и прикрывать собственные ошибки и бездеятельность. К сожалению, в нынешних условиях медики не заинтересованы в изменении ситуации. Поэтому пациенты тоже должны объединяться, учиться отстаивать свое право на качественную и доступную медицинскую помощь.

Немало фактов свидетельствуют о том, что в наших больницах профессионализм и ответственность заменяют корпоративной порукой. В течение трех дней в детском отделении умерли двое детей, но в больнице делали вид, что ничего чрезвычайного не случилось, комиссию для изучения причин смерти создали не врачи, а городской голова В.Коряк.

— Это были праздники, — объясняет Павел Корниенко. — У нас раньше тоже умирали дети — и до года, и старшие, и каждый раз создавали соответствующие комиссии, а на этот раз немного не успели, так что городской голова вскипел и утвердил соответствующее решение. Родители занялись самолечением, а всю вину свалили на медиков.

— Городской голова упрекает хирургов, что те употребляют алкоголь на рабочем месте. Говорят, что проверяющие встретили одного из них совсем «тепленького», за что и уволили.

— Нельзя обвинять безосновательно. Если из десяти хирургов кто-то один и выпивает, то это вовсе не означает, что пьют все. Кстати, уволили совсем не хирурга, а гастроэнтеролога. Просто такое стечение обстоятельств, после смерти детей в больнице комиссия за комиссией, а он напился, случайно попался на глаза. А теперь очень раскаивается.

— Значит, хирургов оговорили?

— Да. За последние пять лет за употребление алкоголя мы уволили всего семь или восемь человек. Попросили — они написали заявление и ушли.

— И это не вызывает недоверия пациентов?

— Нет, недоверия нет. Пациентов у нас много — 800 тысяч посещений за год. Только в стационаре пролечены 14 тысяч больных.

— Сколько средств выделяется на одного пациента?

— Для неотложной помощи в хирургии, травматологии и реанимации необходимый набор лекарств есть, время пребывания там больному обойдется бесплатно. На роды выделяется 100 гривен, если нет осложнений — хватает. А в других случаях — списочек пациенту в руки… и в аптеку. Поскольку в сутки на лекарства имеем всего две гривни и гривня сорок копеек на питание.

— Негусто. Похоже, городская власть не проникается проблемами здравоохранения.

— Нельзя так сказать. В.Коряк несколько лет назад уже был городским головой, тогда он много сделал для больницы — в частности, нашли новое просторное помещение для станции скорой помощи, отремонтировали, хорошо оборудовали. Детская больница получила замечательное помещение (там прежде была земская больница). А в прошлом году он начал с того, что распорядился сделать современный ремонт в детском стационаре. Оборудование для центральной городской больницы (ЦГБ) уже закупили — на миллион тридцать тысяч гривен. Это втрое больше, чем за 2005 год. Но резкие высказывания городского головы подрывают авторитет врачей. А наша больница — одна из мощнейших в северном регионе Полтавщины.

Лубенская городская больница действительно на хорошем счету в области. Если взять показатели детской смертности, то в Лубнах она составляет 4,5 случая на 10 тысяч населения, между тем на Полтавщине — 7,2, а в целом по Украине — более десяти. В прошлом году здесь умерли трое детей — двое от врожденного порока сердца. Их лечили и в областном центре, и в столице, но, к сожалению, безрезультатно. У третьего ребенка была тяжелая перинатальная патология. Это именно те случаи, когда медицина действительно бессильна. Но невозможно смириться с тем, что случилось с детьми старшего возраста. В справке служебного расследования есть вся медицинская информация об Артеме и Виктории. Они родились здоровыми, каждый по шкале Апгар получил достаточно высокую оценку — 7—8 баллов. В медицинской карточке девочки расписана схема лечения — среди препаратов указан и фортум (два раза в день по 2,5 г), который пытались приобрести родители. Попробуй теперь понять — выполнялись назначения врача или это были только рекомендации. Отмечено, что состояние пациентки ухудшалось, а график инъекций не изменялся — в 12, 16 и 20 часов. Ей также рекомендуют сдать анализы и пройти рентгенографию. После 35 минут госпитальной бездеятельности, как видно из документов, все эти меры, по-видимому, воспринимались как интенсивная реанимация. Согласно записям, в 21 час 45 минут пациентку освидетельствовал лор. Откуда он взялся в это время — первого января — неизвестно. Или просто обнаружили свободную строчку на странице медицинской карточки и втиснули туда нужную запись? Врачи акцентируют внимание на том, что девочке в 2000 году была оформлена инвалидность. Да, у нее был врожденный недостаток зрения. Но понятно, что не это стало причиной трагедии. Вопрос совсем не в том, кто виноват и кого накажут. Вопрос в другом — как дошло до такого?

По мнению Василия Коряка, в этом системном кризисе виновата прежде всего власть. Последние две каденции эту должность занимал представитель Коммунистической партии, для которого, очевидно, проблемы здравоохранения не были первоочередными — медикам ничего не давали, однако с них и не спрашивали. По крайней мере, об этом свидетельствует справка, согласно которой к середине 2005 года планировалось сократить в ЦГБ 153 должности. Уже на первом этапе было сокращено 76, не пожалели даже дежурных педиатров в стационаре. Больницу из горрайонной превратили в центральную городскую, закрыв ее для сельского населения района. Новая власть многие вопросы уже пересмотрела, но отдельные отрицательные явления в больнице так глубоко укоренились, что их воспринимают как традицию, а с этим, как известно, бороться труднее всего.

— Первое распоряжение как городской голова я подписал публично — выделить 300 тысяч гривен на аппарат ультразвукового исследования, — хвалится Василий Коряк. — В городе он есть, но в частном кабинете. Люди законно возмущались — у частных лиц нашлись деньги на такой аппарат, а власть города таких средств найти не смогла? Купили заграничный аппарат, дающий трехмерное цветное изображение, такого ни в одном другом городе в нашей области нет. Лубенцы были недовольны и тем, что все анализы нужно оплачивать: выстоит больной очередь перед кабинетом, а его посылают в банк — пойди сначала заплати, а тогда уже придешь сдавать анализы. Лаборатория открывается рано, а банк еще закрыт, нужно ждать. Мы попросили подсчитать, сколько денег на все это нужно. Оказалось, 80 тыс. грн. Разве мы не можем выделить такие копейки из бюджета, чтобы люди не мучились?

Сейчас делаем большой ремонт в детском отделении, ищем спонсоров, чтобы помогли сделать для детей все как можно лучше, завозим современную мебель в палаты, оборудуем боксы. И вдруг такая трагедия на новогодние праздники. Четвертого января я вызывал главного врача: «Какие результаты работы комиссии?» Он удивился: «Какой комиссии?» — «В больнице умерли двое деток, а вы даже не расследуете причины? Это же не лампочка в палате лопнула и не стул сломался, хотя это точно списывала бы целая комиссия. Решил отстранить главного врача и его заместителей от выполнения обязанностей, поскольку не хотел, чтобы с медицинскими карточками происходили всяческие метаморфозы. Вызывали специалистов из Киева и Полтавы, чтобы те дали объективную оценку тому, что случилось. (Но предупредил: «Не дай бог, узнаю, что были какие-то тайные ужины или какое-то иное общение, которое бы повлияло на выводы, — добьюсь, чтобы карьеру вам испортили».) Комиссия, пожалуй, впервые пришла к выводу, что наши врачи не все делали как положено. Прокуратура возбудила уголовное дело, ведется расследование.

После этого случая завели правило — я или мои заместители поздно вечером заезжаем в больницу. Однажды мой заместитель заходит в отделение, а навстречу ему врач, пьяный как на свадьбе. На следующий день его уволили. Пришла делегация просить за коллегу. Спрашиваю их: «А вы бы хотели, чтобы такой врач осматривал вашего ребенка и назначал лечение?» — «Да нет, он больше не будет». Сейчас, кажется, осознали — достаточно запаха спиртного, чтобы вылететь с работы.

— Мы не только требуем, но и поддерживаем бюджетников как можем, — продолжает В.Коряк. — Раньше врачам не выплачивали командировочных, то есть едет специалист на какой-то семинар или курсы, а ему говорят, зачем, дескать, тебе деньги, возьмешь из дому кусок сала. Сегодня мы выплатили все долги — и врачам, и учителям. Предлагаю им — если государство не поднимает бюджетникам зарплату до уровня средней по промышленности, давайте сами менять ситуацию. Хорошим специалистам повышайте категорию, доплачивайте за дежурство, вводите дополнительные ставки. А врачей, которым не за что поднимать жалованье, увольняйте по профнепригодности. Город пойдет на то, чтобы зарплата медиков была максимальной, но с пациентов брать — не сметь!

Стоматологи и гинекологи имеют частную практику — пусть работают. Будет конкуренция — надеюсь, что и уровень медпомощи будет улучшаться. Частная практика это хорошо, но нужна и социальная политика — медицина должна быть доступной для всех наших жителей. Но этого непросто добиться. Увольняется главный врач кожвендиспансера, а из Полтавы уже сообщают, что нужно назначить врача М. Но он имеет единственный в городе частный кабинет такого профиля, и я хорошо понимаю, чем это назначение закончится — всех больных будут направлять только туда, а в городской больнице им будут отвечать: то врача нет, то оборудования не хватает.

— Злые языки говорят, что апартаменты городского головы оборудованы по-столичному — за рабочим кабинетом уютная комната отдыха, а за ней — ванна с итальянской душевой.

— Если бы вы приехали сразу после выборов, то увидели бы это великолепие, которое для себя компартийный голова устроил. Поначалу я не знал, куда все девать, а однажды зашел в роддом, осмотрел палаты, кабинеты, спрашиваю: «А где у вас молодые мамы душ принимают?» «Да сколько ж они здесь лежат! Им родственники ковшики передают, чтобы водичкой обливались». Через час это оборудование из моего кабинета убрали и поставили в роддоме.

— Ремонты, конечно, хорошо, но для качественной медпомощи этого слишком мало. Недаром же лубенцы ездят на консультацию в столицу.

— Очень хочу добиться, чтобы в Лубны приезжали специалисты из разных институтов — кардиологии, онкологии, урологии и тому подобных, чтобы проводили мастер-классы с нашими врачами. Обещаю: будем их гостеприимно принимать, чтобы только побывали на приеме, поделились опытом, чтобы посмотрели на нашу больницу, подсказали, как изменить что-то к лучшему. Пусть это будет не только для лубенских врачей, но и для соседних районов. Радуюсь, что уже откликнулись на наше предложение Киевский институт урологии и Одесский институт офтальмологии. А пока что главнейшая задача — найти хорошего главного врача, поскольку нынешний скоро идет на пенсию. Нам нужен человек инициативный, небезразличный, который интересы дела сумеет поставить выше корпоративных.

* * *

Боюсь, что найти такого — дело слишком непростое. Особенно после того, как городской голова инициировал расследование причины смерти маленьких пациентов...

Лубенцы снова голосовали на выборах за В.Коряка. Если за минувшую каденцию он успел навести порядок в детской поликлинике и станции скорой помощи, то есть надежда, что и другие важные для города объекты будут благоустроены.

Ситуации, подобные лубенской, эксперты называют проявлением синдрома провинциальной медицины. Именно лечение пневмонии у детей специалисты рассматривают как лакмусовую бумажку, которая показывает уровень предоставления медпомощи. В Лубнах он, к сожалению, скатился до самой земли, ниже — только могильные ямы.

P. S. Как стало известно, Министерство здравоохранения еще никак не отреагировало на трагические события в Лубнах, поскольку узнало о них... после редакционного звонка. Записали фамилии детей, возраст, а когда дошло до диагноза, оказалось, что недавно и в столичной больнице от пневмонии умер шестилетний ребенок. А виновата мама, которая неправильно лечила дочку...

 

"Зеркало недели", № 12 (641) Суббота, 31 Марта - 6 Апреля 2007 года

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори