пошук  
версія для друку
11.04.2007 | Лариса Нарыжная
джерело: kh.ura-inform.com

Конституция, которую мы так и не увидели

   

С момента последних парламентских выборов прошел год. Кто-то все эти двенадцать месяцев упивался победой. Кто-то более или менее философски переживал поражение – в диапазоне от злобных выпадов типа «сам дурак» до глубокомысленных рассуждений о благе отечества.

К последним примкнули члены «Украинского клуба», независимой экспертной структуры, объединившей политологов, социологов и других спецов из смежных областей. На очередное заседание, прошедшее недавно в Харькове, они вынесли очень-очень больной вопрос: «Какое государство нам нужно?»

По мнению сопредседателя Харьковской правозащитной группы (ХПГ) Евгения Захарова, нынешний кризис обусловлен тем, что мы так и не смогли преодолеть тяжелую наследственность советской системы. Уже почти 20 лет маемся, а все никак не поумнеем…

Вот, например, приняли в 1996 году Конституцию. Сей немаловажный документ, по мнению Евгения Ефимовича, обладал массой недостатков. И, плюс ко всему, не устраивал правящую элиту, которая все время старалась привести Основной закон в соответствие со своими представлениями о жизни.

Все это привело к конституционной реформе, принесшей, по мнению правозащитника, больше вреда, чем пользы. Новшества фактически создали два центра власти в рамках одной ее ветви – исполнительной, усилили влияние крупных финансовых структур, отдали власть лидерам парламентских фракций… Короче, самый настоящий «заговор богатых против бедных».

В общем, как утверждает Захаров, оставлять Конституцию в таком виде нельзя, точнее – невозможно. В качестве альтернативы ХПГ предлагает свой проект Основного закона, разработанный еще несколько лет назад, но по каким-то причинам так и не удостоившийся должного внимания.

По мнению одного из авторов проекта Всеволода Речицкого, если право традиционно регулирует общественные отношения с целью создания порядка, то Конституция – это как бы другой центр власти в правовой системе, который фактически обеспечивает гарантии для свободы. Поэтому и предлагаемый проект явно имеет «крен» в сторону обеспечения гражданских свобод.

Еще одна исходная посылка – все нормы Конституции должны быть такими, чтобы их можно было защищать в суде. Поэтому авторы сознательно отказались от прописывания социально-экономических прав. По мнению Речицкого, они просто-напросто дискредитируют конституционный текст и позволяют всегда сослаться на то, что раз уж социально-экономические права не работают, то почему должны работать какие-то другие? К тому же, «их как нельзя было защитить раньше, так нельзя и сегодня»…

Авторы также считают, что судебная власть – это не просто ветвь государственной власти, а некая особая власть, которая реализует закон. И говорить нужно не о власти судов, а о власти закона, которую эти самые суды и должны надежно обеспечивать. Они должны быть неприкосновенными, автономными, и государство для них – не более чем один из субъектов, который может как обвинять, так и быть обвиняемым.

Больше всего в новом проекте повезло свободе слова. Создатели проекта уверены, что раз уж она предшествует любой конституции, то ее не может регулировать даже парламент. А потому, как утверждает Всеволод Речицкий, свобода слова в этом Основном законе абсолютна…

В целом, по мнению создателей проекта, современная конституция должна обеспечивать несколько главных ценностей: во-первых, уже упомянутую свободу. Во-вторых, плюрализм (в смысле – мозаичность общества и государства). В третьих – толерантность (единственное исключение – «нетерпимость к самой нетерпимости»). Наконец, поскольку общество должно быть гораздо более индивидуалистичным, большая роль отдается личной ответственности каждого человека за его действия.

Ну, а дальше идет совсем уж глубокая философия.

«В современных условиях нужно исходить из того, что мы живем в двойной реальности – природно-технической и символической, которая состоит в основном из той же самой свободы слова. И если говорить дальше, то нужно исходить из того, что контекст, в котором все это происходит, определяет постмодерн. То есть, то, что традиционно связывают с постмодерном, все его признаки, его раздражающие черты – это не придуманная схема, а то, что есть в реальной жизни», – рассказывает Речицкий.

Откровенно говоря, не совсем понятно, как можно сочетать строгость конституционных положений со всеми «странностями» постмодерна. Но раз авторы считают, что это реально – то почему бы и нет? Во всяком случае, готовый проект Конституции – это уже лучше, чем пустые разговоры.

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори