пошук  
версія для друку
15.05.2007

Бончковский и другие против Польши (пресс-релиз)

   

Перевод Константина Дегтярева, юриста программы стратегических тяжб Польского Хельсинкского Фонда, магистра права

Факты

Заявителями являются Фонд Равенства и пять его членов, а именно Томаш Бончковски, Роберт Бедронь, Кшистов Клищински, Инга Костжева и Томаш Шипула, а также иные негосударственные организации, которые действуют от имени лиц гомосексуальной ориентации.

В рамках кампании, названной «Дни Равенства», которая проводилась Фондом Равенства с 10 по 12 июля 2005, заявители намеревались организовать марш по улицам Варшавы. Целью марша было привлечение общественного внимания к дискриминации меньшинств, женщин и лиц с отклонениями. Заявители также хотели организовать 12 июня на семи различных площадях в Варшаве митинги, которые планировалось посвятить протестам против дискриминации женщин, меньшинств.

Заявители подали заявку на проведение марша 12 мая 2005 г. и на проведение митинга 3 июня 2005 г.

20 мая 2005 года газета «Выборча» (польская ежедневная газета) опубликовала интервью с Мэром Варшавы, который, отвечая на вопросы о заявке на проведения демонстрации, сказал, что не разрешит ее проведение в любом случае, и, что, по его мнению, “пропоганда гомосексуализма не может сводиться к свободе собраний”.

3 июня 2005 года представитель Мэра Варшавы не дал разрешение на проведение марша. Причиной такого решения стало непредоставление заявителями “плана организации дорожного движения”, который необходим в соответствии со ст. 65 (а) Правил дорожного движения. Завители указали, что у них никогда не требовали предоставления подобного документа.

9 июня 2005 года Мэр издал решение, запрещающее митинги организаторами которых выступили Томаш Бончковски, Роберт Бедронь, Кшистов Клищински, Инга Костжева и Томаш Шипула. В своем решении Мэр основывался на том, что согласно положениям Акта о Собраниях от 1990 года, митинги должны быть организованы вдалеке от дорог, используемых для автомобильного движения, и то, что более строгие требования должны применяться в случае использования таких дорог во избежании затруднений.

В тот же самый день было разрешено проводить митинг против дискриминации женщин. Подобное разрешение было выдано различным демонстрациям, посвященных таким темам как: “Против пропаганды (гомосексуального) партнерства”, “Христиане, которые уважают божьи и естественные законы, - граждане высшего сорта” и “Против усыновление детей гомосексуальными парами”.

Несмотря на решение от 3 июня марш (организованный заявителями) состоялся 11 июня 2005 года. В нем участвовало примерно 3000 человек, полиция охраняла участников. Митинги других организаций, которые были разрешены, были проведены в этот же день.

17 июня и 22 августа апелляционная инстанция отменила решения от 3 и 9 июня на основании того, что они не были достаточно мотивированы и были признаны незаконными. Эти решения от 17 июня и 22 августа были объявлены уже после даты, когда заявитель планировал проведение демонстрации.

18 января 2006 года Конституционный Суд рассмотрел заявку, представленную Омбудсманом, о соответствии Конституции некоторых положений Правил дорожного движения. Суд постановил, что положения Правил дорожного движения, которые были применены в деле заявителя, не соответствуют конституционным гарантиям права на собрания.

Жалоба

Заявители отметили, что их право на мирные собрания было нарушено тем, каким образом применялось соответствующее национальное законодательство. Они также отметили, что у них не было возможности воспользоваться какой-либо процедурой, чтобы получить финальное решение до даты планируемой демонстрации. Они также обратили внимание суда на то, что они стали объектами дискриминации, так как не получили разрешение на проведение демонстрации, в то время как другии организации такое разрешение получили. В своих требованиях заявители основывались на статьях 13 и 14 в связи со статьей 11 Конвенции.

Решение Европейского Суда

Статья 11

Суд еще раз отметил, что он уделяет особое внимание плюрализму и толерантности. Плюрализм базируется на истинном признании и уважении различий и изменений в культурных традициях, этнических и культурных общностях, религиозных верованиях, художественных, литературных и социо-экономических идеях и концепциях. Гармонизация взаимодействия людей и групп, относящихся к различным общностям, была необходимым условием достижения социального единства. Естественным является то, что там, где есть здоровое гражданское общество, вовлечение граждан в демократические процессы происходит, главным образом, через участия в собраниях, в которых они могут достигать общих целей коллективно. Позитивное обязательство государства, заключающееся в том, чтобы охранять истинное и эффективное уважение свободы на собрания, особенно важно в случаях, когда речь идет о не популярных взглядах или меньшинствах, потому как велика вероятность ущемления их прав.

Суд установил, что демонстрация все же была проведена в планируемые сроки. Однако заявители рисковали в связи с тем, что официальный запрет может быть введен в силу в любой момент. Суд установил, что национальный суд пытался воспрепятствовать заявителям участвовать в несанкционированных мероприятиях из-за того, что охрана шествия от агрессивных противников демонстрации в таком случае не гарантирована.

Эта ситуация не могла быть исправлена средствами правовой защиты, предоставленными заявителю из-за того, что решение было вынесено уже после даты планируемого мероприятия.

В связи с этим Суд пришел к выводу, что было допущено вмешательство в права заявителя, гарантированные статьей 11 Конвенции. Более того, в решениях от 17 июня и 22 августа, которыми были аннулированы первоначальные решения, указано, что вмешательство не было “предписано законом”.

Это заключение также подтверждается решением Конституционного Суда от 18 января 2006.

Поэтому Суд признал нарушение статьи 11.

Статья 13 в связи со статьей 11

Суд считает, что время проведения публичных выступлений существенно влияет на политический и социальный вес мероприятия. Выступление, организованное по определенной социальной проблеме, проведенное по прошествии некоторого времени, может потерять актуальность и важность для социальных и политических дебатов, влияние такого выступления может серьезно уменьшиться. Свобода собрания, если собрание разрешено не в необходимое время, может считаться бессмысленной. Поэтому эффективными средства правовой защиты можно признать только в случае, когда решение можно получить до даты планируемого мероприятия.

Организаторы предупредили власти о планируемой акции заранее (12 мая о марше и 3 июня 2005 о митингах): в соответствии с частью 7 Акта о Собраниях просьба о проведении демонстрации должна быть подана в срок не ранее 30 дней и не позднее 3 дней до планируемого мероприятия. Власти обязаны принять окончательное решение до того, как демонстрация начнется.

Суд не считает, что средства правовой защиты, доступные впоследствии, могут предоставить адекватную компенсацию заявителю. Суд постановил, что по этой причине, заявители были лишены эффективных средств правовой защиты. Поэтому государством нарушена статья 13 в связи со статьей 11.

Статья 14 в связи со статьей 11

Суд указал, что первые решения не содержали очевидной дискриминации, т.к. они были ориентированы на технические аспекты организации демонстраций.

Отказ в проведении марша основывался на том, что заявитель не предоставил плана организации дорожного движения”, хотя у организаторов других мероприятий такие планы не требовались.

Что же касается митингов, то они не были разрешены из-за риска столкновений между демонстрантами. Это, в свою очередь, не помешало властям разрешить контр-демонстрации в тот же день.

Суд не может оценивать наличие мотивов иных, чем представлены в административном решении, однако Суд не может не рассмотреть интервью Мэра, в котором он выразил личное мнение о свободе собраний и “пропоганды гомосексуальности” и указал, что не даст согласие на проведение демонстрации.

Суд подтверждает, что ограничение свободы слова в политической речи и политических дебатах возможно лишь в исключительных случаях. Однако эта свобода относительно избранных политиков, занимающих управленческие посты, должна осуществляться с особой ответственностью. Необходимо учитывать, что то или иное заявление может быть воспринято, как руководство для служащих, карьера которых зависит от такого политика.

Суд установил, что решение по поводу заявления о проведении демонстрации было принято муниципальными властями от имени Мэра и уже после того, как он высказал свое мнение по этому поводу.

Суд пришел к выводу, что можно с достаточной долей уверенности считать, что мнение Мэра повлияло на процесс принятия решения и, как результат, нарушило право заявителя на свободу собраний и заявители оказались объектами дискриминации.

Суд установил нарушение статьи 14 в связи со статьей 11.

 

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори