пошук  
версія для друку
30.05.2007 | Татьяна Чуйкова
джерело: www.objectiv.tv

Что происходит в Темновской колонии?

   

Накануне Медиа-группе «Объектив» стало известно, что в колонии голодают 7 заключенных, а один совершил попытку самоубийство, вскрыв лезвием шею.

Начальник колонии Юрий Никулин предоставил возможность журналистам проверить эту информацию. Что на самом деле происходило за колючей проволокой?

Из семи голодающих в сотой Темновской колонии только один, Алексей Бутенко, находится на участке усиленного контроля. Но и он не подтвердил своего официального отказа от пищи. Остальных, якобы голодающих, не было вообще. Такой версии придерживается начальник Темновской ИК (Харьковская обл. – «ПЛ») №100 Юрий Никулин.

На усиленном участке контроля находятся заключенные, которые систематически нарушают режим колонии. Как говорит Юрий Никулин, они это делают осознанно. В большинстве, это молодежь не старше 25 лет. Сроки они получили не большие: до 5 лет лишения свободы. Когда садились, чаще всего не имели ни профессии, ни семьи, ни близких. За год до выхода из тюрьмы такие мужчины пытаются обеспечить себе будущее на воле.

Алексей Бутенко, один из заявленных голодающих, с журналистами общаться отказался. Но подтвердил, что не голодал, а просто отказывался от пищи. В правилах исправительного заведения существует официальное подтверждение голодовки с заявлением, обследованием у врача, беседой с начальником колонии и изоляцией. Эти условия, по утверждению руководства колонии, соблюдены не были.

Юрий Никулин, начальник колонии:

- Он получил просто-напросто посылку, что-то хотелось есть, что-то не хотелось – не ел. Я посещаю этот участок ежедневно, никаких с его стороны заявлений не было. Он никому не говорил, первый человек, которому он это сказал – Вы.

Руслану Щербине осталось находиться за колючей проволокой всего 23 дня. Его пятилетний срок за угон машины истекает. В сотой колонии он находится чуть больше года. До этого отбывал срок наказания в колонии в Донецкой области. Причина перевода – Щербине добавили срок по 391 статье Уголовного кодекса. Эта статья за злостное нарушение режима. Однако, по мнению Руслана Щербины, все проблемы начались именно в «сотке».

Руслан Щербина, заключенный:

- Администрация проявила ко мне предвзятое отношение. Выражалось в том, что я пошел в промзону работать и, когда меня встречали, говорили, ты приехал по 391-ой, должен сидеть в Дизо. Были такие нюансы по подъему: меня ногами, нары поднимали. Вскрывал вены на руках сейчас на шее. Лезвием со станка. Они доводят до такого состояния, когда я это совершаю, я не соображаю: что, почему?

Как говорит начальник сотой колонии Юрий Никулин, заключенный Щербина приехал к ним уже с определенными проблемами.

Юрий Никулин, начальник колонии:

- Он стоит у нас как склонный к суициду. Он допускал такие порезы, будучи в Луганской области в колонии. Был поставлен у нас на профилактический учет. Это была своего рода имитация, показуха, ровно через 20 минут пришел, раскаялся.

Начальник больницы Юрий Бичев говорит, что повреждения у Щербины были незначительными. Его даже не положили в больницу. Заключенному наложили швы и отправили назад в отряд.

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль