пошук  
версія для друку
14.06.2007
джерело: www.grani.ru

Программа защиты осужденных

   

Суд заочно признал капитана Эдуарда Ульмана виновным в убийстве мирных жителей Чечни и приговорил к 14 годам тюрьмы. По мнению экспертов - Юлии Латыниной, Григория Шведова, Александра Верховского Олега Орлова, - дело носит политический характер, а скрываться Ульману помогают спецслужбы. Читайте подробности.

Юлия Латынина, журналист:

С того момента как Ульман смотался, было понятно, что приговор будет обвинительный. Но Ульмана об этом предупредили заранее. Вынесение приговора должно было накормить и волков, и овец: с одной стороны, продемонстрировать Чечне, что в России есть правосудие: "Вот, видите, мы посадили капитана Ульмана", - а с другой стороны, все российские патриоты должны быть спокойны, потому что Ульман не сидит, а где-то бегает.

Насколько я понимаю, приказание посадить Ульмана было дано с самого верха, чтобы продемонстрировать чеченцам, что в России есть закон и порядок. Но в результате чеченцам продемонстрировали, что в России нет ни закона, ни порядка: Ульмана предупредили, он сбежал, и в России не исполняются даже указания с самого верха.

Видимо, президент Путин дал указание продемонстрировать, что у нас все равны перед законом, но военные на это наплевали. Хотели как лучше, а вышло как всегда. Хотели показать, что у нас есть закон, а вышло, что у нас нет ни закона, ни вертикали.

Григорий Шведов, главный редактор сайта "Кавказский узел":

Я думаю, что это дело носит политический характер, хотя трудно говорить о том, кто именно принимал участие в судьбе Ульмана. Мне кажется, в этом деле у разных силовых ведомств есть свои интересы. Именно этим обусловлено то, что он находится в неизвестном для нас месте. Вероятно, это связано с отсутствием у силовых структур возможности повлиять на решение суда.

Я думаю, что дело Ульмана надо ставить в один ряд с делом Буданова - кстати, где он сейчас находится? И где находятся люди, которые причастны к убийству в Яндарбиева Катаре? Похоже, что существует некая профильная структура, своего рода профсоюз, обеспечивающий безопасность в случае, если судебные органы демонстрируют свою независимость.

Александр Верховский, директор центра "СОВА":

Приговор может быть вынесен заочно, если подсудимый в бегах. Что касается решений судов присяжных, то формально они отклонялись по процессуальным признакам, потому что решение суда присяжных нельзя оспаривать по существу. Если бы под этим делом не было политической подоплеки, не было бы многократного отклонения.

Все такие дела в каком-то смысле политизированы, но это вовсе не отменяет того факта, что Ульман и сотоварищи виновны; собственно, они этого даже и не отрицали. Но вот что действительно вызывает недоумение с правовой точки зрения, так это то, что Ульман осужден, а люди, отдавшие приказ, – нет. Ульман ссылался на приказ (хотя это было неправомерно – был приказ или нет, он не имел права убивать мирных граждан), но тем не менее люди, отдавшие, приказ не только не пострадали, но и дела-то нет. Это по меньшей мере очень странно.

Олег Орлов, председатель "Мемориала":

Безусловно, это дело имеет политическое значение. Я не хочу сказать, что оно политическое в плане рассмотрения и вынесения приговора (я, конечно, не считаю Ульмана политзаключенным), но дело настолько громкое, настолько важное и настолько влияет на общественное мнение в Чеченской Республике, что, естественно, оно приобрело важность, громкость и политическое значение.

У меня пока нет оснований считать, что судьи, принимая решение по делу Ульмана, принимали в расчет политическую составляющую (может, принимали, может, нет, я не располагаю такими сведениями). И я не знаю никаких фактов нарушения прав человека в отношении Ульмана. На мой взгляд, решение Конституционного суда о том, что пока нет суда присяжных в Чечне, подобные дела не должны рассматриваться судом присяжных, вполне обосновано.

Помогают ли Ульману скрываться? Я думаю, да. Рассмотри аналогичные случаи: например, омоновцы из Ханты-Мансийска, объявленные прокуратурой Чеченской Республики в розыск, или сотрудник ОМОНа Санкт-Петербурга, который подозревается в причастности к массовым расстрелам мирных жителей в поселке Новые Алды и тоже объявлен в розыск, - все они спокойно скрываются, без проблем. Коллеги из силовых органов их всячески защищают и чинят препятствия сотрудникам чеченских правоохранительных органов, которые приезжают в эти регион. Я думаю, то же самое и в деле Ульмана. Очевидно, что ему помогают сотрудники силовых структур.

14.06.2007 17:33

 

Анна Карпюк

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори