пошук  
версія для друку
15.06.2007 | Инна РОГОМАН

КОГДА Я СКАЗАЛ ДОКТОРУ, ЧТО ОН НЕПРАВИЛЬНО ЛЕЧИЛ МЕНЯ, ТОТ СПОКОЙНО ОТВЕТИЛ: НАПИШУ В ТВОЕЙ МЕДИЦИНСКОЙ КАРТЕ ВСЕ, ЧТО ЗАХОЧУ, И ТЫ НИЧЕГО НЕ ДОКАЖЕШЬ

   

44-летний мужчина, которому столичный хирург-стоматолог неудачно провел имплантацию зубов, подал иск и выиграл дело в суде. Теперь больница должна выплатить ему семь тысяч гривен в качестве компенсации морального ущерба

- Имплантировать зубы посоветовал стоматолог, у которого я лечился, он и порекомендовал хирурга, - рассказывает 44-летний киевлянин Илья Гершойн. - У меня не было двух боковых зубов. Чтобы сделать обычное протезирование, нужно обточить соседние. Это меня и останавливало. И вот врач сказал, что разработаны современные технологии, благодаря которым не приходится портить здоровые зубы. Если нет корня, штифт вживляют в кость на его место и уже на него надевают коронку.

Я сразу пошел на прием к хирургу в Центральную городскую клиническую больницу Киева. Врач сделал операцию. Лечение должно было проводиться в два этапа. Сначала хирург проделал отверстия в кости, вкрутил штифты. А ставить коронки собирался через три месяца, когда раны окончательно заживут и импланты приживутся. Но уже через три недели один штифт выпал, а второй врач сам удалил, полости закрыл искусственной костной массой. Я остался ни с чем после дорогостоящего и болезненного лечения, ведь отек долго не проходил, болела кость.

Отправился в библиотеку - почитать, что пишут об имплантации ученые. Наверное, нужно было сделать это перед тем, как идти на операцию. Потому что выяснил: меня неправильно лечили, не обследовали, раньше времени сняли швы. Позвонил врачу и сказал об этом. На что он спокойно ответил: "Напишу в твоей медицинской карте все, что захочу, и ты ничего не докажешь". И вдруг я вспомнил, что не видел, как доктор заводит карточку, да и нет у меня никаких документов, в которых было бы расписано, какое он назначал лечение! Однако этот факт не испугал меня. Наоборот, я решил сделать все, чтобы восстановить справедливость. Труднее всего было подтвердить фальсификацию медицинской карты, но именно благодаря этому я выиграл дело в Печерском районном суде.

Илья принес в редакцию четыре толстые папки. В них собраны документы - история судебного процесса между пациентом и больницей, продлившегося три года.

- Знаю, многие в подобной ситуации не решаются затевать судебный спор с медиками, считая его проигрышным, ведь доказывать вину врача будут его коллеги, - продолжает мужчина. - Люди утешают себя, что пощадят свои нервы и деньги. Ведь нужны немалые средства на проведение экспертиз, услуги адвоката. Например, стоимость судмедэкспертизы - 2 тысячи 229 гривен. Но мой случай доказывает обратное. Я действовал без адвоката. Оценил моральный ущерб в 20 тысяч гривен, суд решил, что "для восстановления душевного состояния истца достаточно 7 тысяч, эта сумма соответствует разумности и справедливости", а также обязал больницу возместить 2 тысячи 229 гривен.
"Если бы решил ставить импланты в заграничной клинике, мне бы согласились делать операцию только через два месяца после того, как брошу курить"

- Доказать врачебную ошибку очень сложно, медики солидарны друг с другом, и когда им приходится готовить заключение для суда, многие руководствуются мыслью, что на месте коллеги может оказаться каждый из них, - говорит Илья Гершойн. - Я большую часть времени провожу в Германии, работаю там, поэтому знаю: немецкие специалисты, наоборот, дорожат своей репутацией и стараются не допускать к практике врачей, которые продемонстрировали некомпетентность. А Ярослава Горицкого, хирурга, оперировавшего меня, не лишили лицензии. Несмотря на то что суд признал его вину. Даже компенсацию присудили выплатить не ему, а больнице. Доктору халатность сошла с рук. Понятно, какие выводы он может сделать из этой ситуации.

Обычно в подобных случаях медики стараются не доводить дело до судебного разбирательства, договариваются с пациентом: либо исправляют ошибку, либо возвращают деньги. Стоимость медикаментов (тысяча гривен) хирург Илье не возместил...

Первый суд пациент проиграл, но обжаловал решение. Тогда рассматривали медицинскую карту, которую предоставил доктор. Ее копию мужчина показывает и мне.

- Врач заполнил карту без моего участия, - продолжает Илья Гершойн. - Поскольку он меня ни о чем не расспрашивал, то не отметил в соответствующей графе, что я перенес гепатит. У меня есть медицинская справка. (Илья показывает этот документ. - Авт.) В графе "С перечнем медицинских услуг, которые мне предложили, согласен" нет моей подписи. Казалось бы, документ уже не может быть действительным. Но его рассматривал суд, делал выводы на основании вымышленных записей врача о том, когда я приходил к нему на прием и какие манипуляции он мне делал. Самое важное, что заменил хирург, - это дата, когда он снял швы. Дело в том, что врач провел эту манипуляцию на четвертый день после операции, хотя можно было не раньше, чем через неделю. Доктор снимал швы в воскресенье и пригласил меня в стоматологический кабинет его коллеги в гостинице "Турист". Разумеется, вместо этого написал, что снял швы на девять дней позже. Милиции Печерского района Киева удалось доказать: медицинская карточка фальсифицирована. Одним из доказательств стала аудиозапись разговора с врачом из этого кабинета, подтверждающая, что именно на четвертый день мой лечащий доктор снимал мне швы в гостинице.

- Значит, импланты отторглись потому, что слишком рано сняли швы?

- Это была не единственная ошибка. Есть множество факторов, способствующих отторжению. Я консультировался со специалистами немецкой стоматологической клиники, показал им рентгеновский снимок, который сделал врач перед операцией. Они диагностировали у меня пародонтит второй степени. Заболевание, которое является противопоказанием к имплантации. Мой лечащий доктор в карточке написал, что у меня пародонтит первой степени, более легкая форма. Кроме того, у курильщиков выше риск отторжения, поэтому в Германии таким пациентам рекомендуют отказаться от вредной привычки и проводят вмешательство лишь спустя пару месяцев после того, как человек бросил курить!

Врач, который неудачно сделал операцию, уволился с работы

и поменял место жительства

Ко второму суду Илья подготовился более основательно. Поскольку врач не назначал до операции обследование, благодаря которому можно было определить, имеет ли смысл проводить имплантацию, мужчина решил сделать все необходимые анализы задним числом.

- Оказалось, нужно было провести иммунологическое исследование, анализ крови на свертываемость, определение уровня сахара, оценить состояние костной ткани, - рассказывает пациент. - Выяснилось, что у меня снижен иммунитет, в том числе антиинфекционная защита. А значит, риск того, что имплант не приживется, был высок. К тому же диагностировали ускоренные темпы разрушения костной ткани. Иными словами, если бы врач сделал все исследования, то смог бы предупредить меня о возможных осложнениях. Я бы сам выбирал, рисковать здоровьем или нет. Теперь знаю мельчайшие нюансы имплантологии и жалею, что не разобрался в этом вопросе до операции, а доверился доктору.

Проконсультировавшись с несколькими специалистами, Илья сделал мостовидный протез. К сожалению, поговорить с доктором нам не удалось. Он уволился по собственному желанию. Как сообщили в больнице, по адресу, указанному в личном деле, он не проживает, а новых координат у сотрудников нет. Однако руководству больницы таки придется его разыскать. После того как суд обязал медучреждение выплатить истцу денежную компенсацию, ответчик попросил отсрочку исполнения решения. Руководство мотивирует свою просьбу тем, что больница финансируется за счет бюджетных средств, а в бюджете на 2007 год не предусмотрены затраты на возмещение морального или материального ущерба. Когда же деньги будут выплачены Илье, больница подаст иск на врача, по вине которого понесла убытки, и потребует, чтобы он их компенсировал.

Мы предложили главному врачу и юристу Центральной городской клинической больницы высказать свое мнение, направили официальное письмо. Ждем ответа.

Прокомментировать ситуацию "ФАКТЫ" попросили председателя правления Киевского городского отделения Ассоциации стоматологов Украины Светлану Коломиец.

- Я была в составе комиссии экспертов, готовившей заключение для суда по делу господина Гершойна, - рассказывает Светлана Коломиец. - Врач небрежно вел медицинскую документацию, не выполнил необходимых юридических действий. Прежде чем начинать протезирование зубов, между клиникой и пациентом заключается договор. В этом документе оговаривается, какие виды услуг окажет доктор, какие обследования проведет, какие материалы и медикаменты будут использованы. И пациента обязательно предупреждают о возможных осложнениях. Разумеется, человек ставит свою подпись, если согласен с планом лечения. В данном случае даже медицинская карта заполнена с нарушениями.

Конечно, утверждать наверняка, что именно послужило причиной отторжения имплантов, нельзя. Нет стопроцентных противопоказаний к имплантации, возможно, при правильной тактике лечения импланты прижились бы. Повлияло множество факторов: раннее снятие швов, неправильная противовоспалительная терапия в послеоперационный период, высокая реакция организма пациента на инородные тела. Взвесив все "за" и "против", этому пациенту нужно было порекомендовать обычное протезирование. Что он и сделал впоследствии.

("Факты и комментарии", 15/6/2007)

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори