пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200731
19.06.2007 | Богдан Бондаренко

Как гаранту гарантировать права человека?

   

Когда я был начинающим юристом, на Школе Прав Человека, организованной ХПГ, у меня состоялась дискуссия с В. Речицким по поводу «мертвых норм» Конституции Украины. По мнению этого ученого, необходимо откорректировать Конституцию Украины и исключить из нее «мертвые нормы». То есть положения, которые невозможно в обозримом будущем наполнить реальным содержанием. В основном это касается так называемых социально-экономических прав человека, закрепленных во втором разделе Конституции Украины.

Такой шаг, несомненно, может вызвать определенный накал страстей в обществе («лишают прав»). Но обосновывался  В. Речицким на том, что присутствие «мертвых норм» в Конституции Украины делает ее «необязательной». Так как может привести к опасной логической цепочке: «одни нормы не исполнялись ранее – сейчас и другие не можем исполнить по политическим мотивам». То есть это подрывает незыблемость и обязательность норм Конституции. И дает возможность ее «широко» или «узко» толковать, в зависимости от политических раскладов и потребностей лиц, находящихся у власти.

Частично эта тенденция имеет место и при нынешнем политическом кризисе в стране:

- нужно распустить Верховную Раду – найдем основание, «которое прямо не прописано» в Конституции, но «вытекает из…»;

- нужно перехватить контроль над судебной властью у Президента – из очень глобального принципа разделения властей выведем толкование, приводящее к неконституционности норм ЗУ «О судоустройстве» о назначении руководящего состава судов Президентом Украины;

- нужно «приостановить» действие Указа Президента Украины о роспуске ВРУ –приостановим, хотя такого права нигде не прописано, а п. 2 ст. 19 Конституции Украины запрещает должностным лицам делать то, что прямо не установлено законом и Конституцией;

- нужно отменить обязательный к подписанию закон (о моратории на повышение тарифов на ЖК-услуги после преодоления вето Президента 4.10.2006) – отменим Постановление ВРУ, которым этот закон был принят в целом (по аналогии не нужны Морозу поправки в Конституцию Украины – достаточно отменить 226 голосами Постановление ВРУ от 28.06.1996 г. о принятии в целом Конституции Украины и еще ряд других постановлений – и вернуться к старой советской Конституции без Президента Украины и всевластием Председателя Верховного Совета);

- нужно уволить должностное лицо государства без наличия законных оснований – отменим Указ (Приказ, Постановление...) о его назначении;

Но меня заинтересовала другая «мертвая норма» Конституции Украины:

«Стаття 102. …

Президент України є гарантом… прав і свобод людини і громадянина.»

Одна из причин – неэффективность деятельности Уполномоченного ВРУ по правам человека. В частности, многие правозащитники, недовольны «третьим сроком» Н.И. Карпачевой. И одно из основных обвинений в ее сторону – это несамостоятельное рассмотрение жалоб пострадавших. А пересылка основной массы жалоб на рассмотрение другим органам государственной власти.

То есть работа Уполномоченного ВРУ по правам человека в основном сводится к направлению жалоб компетентным органам государства и, возможно, контролю за соблюдением законодательства при их рассмотрении.

Ситуация еще хуже – Секретариат Президента Украины вообще не в состоянии реально рассмотреть ни одну жалобу. Или даже обратиться в суд от имени пострадавшего (а Уполномоченный ВРУ по правам человека изредка все же обращается, и правами наделен!). Фактически вся деятельность «гаранта» и его аппарата по рассмотрению индивидуальных жалоб о нарушении прав и свобод человека и гражданина сводится к «пересылке» жалоб компетентным органам для рассмотрения.

То есть приходим к двум возможным выводам из этой ситуации:

1.  Норма о «гаранте прав и свобод» является «мертвой» и подлежит исключению из Конституции Украины как такая, которая не может быть наполнена реальным содержанием (если не считать таковым политическую и кадровую деятельность Президента Украины);

2.  Норма о «гаранте прав и свобод» является «мертвой» и ее необходимо срочно наполнить реальным содержанием – то есть создать механизмы, на которые мог бы опираться Президент Украины.

Первый вывод практически нет смысла анализировать – если он победит «в умах и сердцах», то в процессе внесений поправок в Конституцию Украины ее урежут. И имеются реальные предпосылки – одно из наиболее сильных политических течений в Украине («антикризисная коалиция») реально заинтересовано в настоящий момент сократить полномочия Президента Украины. Или даже ликвидировать эту должность. Или сделать ее декоративной, церемониального характера, без значимых полномочий.

Второй вывод уже интересен правозащитникам. Так как может стать одним из способов улучшения ситуации с соблюдением прав и свобод человека и гражданина в Украине. Разумеется, если такой механизм будет создан и будет иметь хоть какую-то эффективность на выходе.

Похоже, этой проблемой заинтересовалась весной и команда Президента В. Ющенко. Очутившись в ситуации резкого сужения «поля влияния» Президента и необходимости искать механизмы его расширения или стабилизации. Поэтому был издан Указ Президента Украины № 276/2007 от 5.04.2007 «Про Повноважного Представника Президента України з питань додержання прав і свобод людини і громадянина».

Видимо не совсем конституционные действия Президента Украины по роспуску Верховной Рады и сопутствующим событиям не позволили реализовать план создания механизма защиты прав и свобод человека Президентом Украины командой известных правозащитников.

Я не согласен с таким подходом наших правозащитников – Президенты всех стран нарушают Конституции. Так, Б. Клинтон врал под присягой. А Д. Буш издал при подписании более 800 оговорок к законам, позволяющих их не выполнять. Что посягнуло на полномочия законодательной ветви власти США. И что же, получается никогда нельзя сотрудничать с высшими должностными лицами государства?

Я сторонник другой модели поведения – отделения «мух» от «котлет». А именно поддерживать «правильные» действия и бороться с «неправильными» действиями. Но никак не ждать «идеальных» политиков и чиновников. Впрочем, это не основная тема статьи.

В общем, насколько мне известно, должность Полномочного Представителя Президента Украины по вопросам соблюдения прав и свобод человека и гражданина остается вакантной. А механизм его работы – не разработан даже теоретически. По поводу этого механизма я и хочу высказать несколько идей.

Очевидно, что наиболее эффективным механизмом защиты прав человека может быть тот, который на выходе будет иметь право касаться любых правоотношений и в результате принимать акт, обязательный к исполнению всеми. Велосипед изобретать не нужно – такой механизм давно создан и разработан теоретически. Это так называемая «судебная власть». В принципе это отображено и в Конституции Украины:

«Стаття 55. Права і свободи людини і громадянина захищаються судом.

Кожному гарантується право на оскарження в суді рішень, дій чи бездіяльності органів державної влади, органів місцевого самоврядування, посадових і службових осіб.

Кожен має право звертатися за захистом своїх прав до Уповноваженого Верховної Ради України з прав людини.

Кожен має право після використання всіх національних засобів правового захисту звертатися за захистом своїх прав і свобод до відповідних міжнародних судових установ чи до відповідних органів міжнародних організацій, членом або учасником яких є Україна.

Кожен має право будь-якими не забороненими законом засобами захищати свої права і свободи від порушень і протиправних посягань.»

То есть судебная власть должна быть основным механизмом защиты прав и свобод человека и гражданина. Но как любой «земной» механизм, она всегда будет иметь недостатки. Один из основных недостатков рождается из базового принципа правосудия – состязательности судебного процесса.

Когда формально (юридически) стороны равны перед судом и законом, а на практике имеют различные шансы доказать свою правоту. Государственные органы, к примеру – имеют, как правило, большие кадровые, властные, организационные, финансовые и другие возможности. И этот недостаток никогда не удастся полностью устранить, хотя его действие стараются ограничить. К примеру – возложением обязанности доказывания на ответчика в административном процессе.

Всегда будут ситуации, когда для реальной защиты прав и свобод конкретного человека простого (формально-юридического) равенства сторон недостаточно. На его стороне должен выступить определенный отлаженный и имеющий определенные ресурсы механизм. То есть орган государства, который окажет помощь в защите прав и свобод человека. А именно выступит на стороне человека в суде, оказав ему помощь в сборе доказательств, их анализе, изучении законодательства и прецедентной практики, других аспектах.

Законодательство Украины предусматривает несколько таких механизмов (органов). Это и полномочие органов прокуратуры представлять интересы гражданина в суде. И полномочие Уполномоченного ВРУ по правам человека обращаться в суд за защитой прав и свобод конкретного гражданина.

Первый механизм никогда не будет в этом аспекте эффективным. Потому что органы прокуратуры фактически имеют приоритет – защиту интересов государства. А они совпадают с интересами конкретного человека только в теории. На практике, совмещение интересов государства и защиты прав и свобод человека и гражданина слишком маловероятно. Это чувствуют сотрудники органов прокуратуры и крайне неохотно реализуют вышеописанное полномочие.

Второй механизм не будет никогда сильным, ввиду его природы. Техническая составляющая всегда сильная у исполнительной, а не законодательной власти. Да и широкое кадровое влияние законодательной власти не может иметь место. Создавать же мощного государственного конкурента системе адвокатуры просто нет смысла (имеется в виду вариант увеличения аппарата и создания региональных структур). Нарушение правил конкуренции всегда приводит к снижению эффективности того либо иного вида деятельности. Тогда уж лучше внедрить оплату государством услуг адвокатов для тех граждан, которые по финансовым причинам не могут воспользоваться правовой помощью.

Но что могут сделать адвокаты или представители аппарата законодательной власти при расследовании, для примера, злодеяний спецслужб? А именно – политических убийств, информационных атак, стратегических спецопераций? Поднять шум, основываясь на догадках и предположениях? Попросить несуществующие документы? Опросить «не работающих» в спецслужбах лиц? А возьмем глубже – если дело касается иностранной спецслужбы?

Такая деятельность под силу только высшему руководству государства, которое имеет мощные кадровые полномочия. И практически неограниченно в доступе к информации и праве распорядится «специальными» возможностями.

Теоретически, Уполномоченный ВРУ может обратиться к Президенту и при его содействии… Но извините, эффективный механизм не может предполагать слишком много независимых условий его действенности («Президент согласится»...).

На мой взгляд, конкретные действия (обращение в суд и т.п.) должны быть характерны механизмам, привязанным к исполнительной власти. А законодательной власти должна быть характерна аналитическая деятельность. То есть Уполномоченный ВРУ по правам человека должен собирать информацию о нарушении прав человека и анализировать ее. По результатам анализа – предлагать Верховной Раде принятие новых законов или изменение действующих с целью улучшения ситуации. То есть не «гасить пожар», а разрабатывать методики его «профилактики» в будущем.

Соответственно, функцию обращения в суд в интересах человека (как и другие связанные с этим действия), права которого нарушены, должно стать прерогативой Президента Украины. Как гаранта конституционных прав и свобод человека и гражданина.

  Промежуточные выводы:

1) необходимо изъять у органов прокуратуры полномочие по представительству интересов граждан в судах, как в принципе неэффективное в условиях защиты органами прокуратуры интересов государства;

2) необходимо изменить основные направления деятельности Уполномоченного ВРУ по правам человека, сместив акценты с индивидуальных жалоб и действий по ним, на аналитическую деятельность и разработку положений законодательства, которые бы устраняли возможности нарушения прав и свобод человека в конкретных ситуациях в будущем;

3) необходимо наполнить реальным содержанием норму Конституции о том, что Президент Украины – гарант конституционных прав и свобод человека и гражданина, создав специальный механизм реализации этого полномочия;

Проанализируем дальше третий промежуточный вывод. Я думаю, что Президент Украины не должен создавать какой-то мощный и имеющий серьезную региональную структуру аппарат. Потому, что:

- такой аппарат будет конкурировать с институтом правовой помощи (адвокатурой), что в целом будет делать его менее эффективным и затратным (лучше внедрить через органы исполнительной власти в сфере юстиции механизмы доступности правовой помощи);

- в корне неправильно лишать граждан необходимости затрачивать усилия для реализации своих прав и свобод (то есть сводить к написанию заявления – а там пусть все сами за меня сделают и «проблему» разгребут), так как это ведет к безынициативности и безответственности;

- такой аппарат неминуемо приведет к политической конкуренции Президента с исполнительной ветвью власти, так как будет вынужден касаться ряда смежных задач и фактически противостоять ее действиям, представляя граждан;

  Как тогда реализовать полномочие?

Мой вариант:

1.  Аппарат Президента Украины должен заниматься только стратегическими (имеющими серьезные последствия) нарушениями прав и свобод человека, добиваясь в результате изменения существующей практики и при необходимости – законодательства;

2.  Соответственно целям, такой аппарат должен быть ориентирован на ведение судебных процессов в защиту потерпевшего и связанную с этим деятельность (сбор информации и доказательств; защита жертв до окончания процесса; правовой анализ; предложения по кадровой вопросам и изменению процедур; подготовка законопроектов; специальные методы сбора информации и доказательств о нарушениях прав человека со стороны «секретных» структур /ОРД и следствие/);

Однако предложенная мною структура будет требовать не только издания специальных Указов Президента Украины, а и внесения изменения в действующие законы и принятие новых, а именно:

- внесение изменений в процессуальное законодательство («аппарат Президента –представитель»);

- внесение изменений в Закон об ОРД и в УПК касательно органов следствия;

- внесение изменений в Закон о защите участников уголовного судопроизводства (право Президента временно переводить человека из мест ограничения свободы под юрисдикцию своего аппарат до окончания собственного следствия о пытках и иных нарушениях прав и свобод);

- внесение изменений в Закон о СБУ (создание спецотдела, находящегося в прямом оперативном подчинении Президента Украины и занимающегося фактами нарушения прав и свобод человека спецслужбами государства или связанного с серьезным распространением мафиозных структур);

Нынешняя политическая ситуация не располагает к внесению каких-либо изменений в законодательство, не направленных на сокращение полномочий и влияния Президента Украины. Но это не значит, что он должен и дальше бездействовать. Согласно ст. 8 Конституции Украины:

«Норми Конституції України є нормами прямої дії. Звернення до суду для захисту конституційних прав і свобод людини і громадянина безпосередньо на підставі Конституції України гарантується

Соответственно, ничто не мешает уже сейчас, ссылаясь на ст.ст. 8, 55, 102 Конституции Украины Секретариату Президента Украины инициировать судебные процессы в защиту нарушенных конституционных прав и свобод человека и гражданина. И затем уже требовать, чтобы такую деятельность более детально урегулировали законодательно. Было бы желание защищать права человека…

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори