пошук  
версія для друку
22.06.2007
джерело: www.hro.org

Памяти Нины Петровны Лисовской

   

Умерла Нина Петровна Лисовская…

В мире стало намного меньше света, участия бескорыстия. Но это поймут, вероятно, лишь те, кто знал Нину Петровну лично. На шаг дальше, - и те, кто не имел счастья соприкоснуться с этим ровны, неубывающим источником деятельного и спокойного добра, вряд ли сумеют в полной мере понять, кого мы потеряли. Она не была "общественным деятелем" в том смысле, в котором это определение связано с публичностью, известностью, громкими поступками и заявлениями. Она просто всегда делала то, что считала нужным и важным для других людей. Для ближних: для любимого, рано умершего брата, для обожаемой ею племянницы Татьяны и ее семьи. Для дальних: не для себя, а в первую очередь для других она с начала 1960-х отдавала свое свободное время перепечатке самиздатских рукописей; для других, а не для себя она хранила чужие лагерные мемуары, которые благодаря ей в конце концов увидели свет. Для вовсе незнакомых: первый, кажется, диссидентский поступок Нины Петровны - письмо в "Известия" в январе 1966 года с протестом против клеветнической кампании в советской прессе вокруг дела арестованных, но еще не осужденных писателей Синявского и Даниэля (ни с тем, ни с другим она не была знакома). Она не считала это письмо "открытым", оно не вошло в правозащитный канон; просто она сочла нужным сделать это - и сделала.

Позднее, когда Нина Петровна вошла в круг участников правозащитного движения, она подписала еще довольно много протестов. Но не это стало основным "профилем" ее диссидентской деятельности, а другое: постоянная работа по организации помощи политическим заключенным. В своем институте, среди коллег и знакомых, она занималась сбором денег для семей арестованных по политическим мотивам задолго до образования Общественного Фонда помощи политзаключенным и их семьям и сама вкладывалась в эту помощь: посылками, перепиской с узниками, общением с их родственниками, заметной частью своей небольшой зарплаты научного работника. А когда в 1974 году был образован Общественный Фонд помощи, она стала его активным сотрудником. В Фонде Нина Петровна работала почти до самого прекращения его деятельности; никогда - первых ролях, и всегда - на незаменимых.

Нина Петровна любила свою научную работу, отдавала ей много сил и, насколько нам было известно, добилась в ней заметных успехов. Но, когда в 1970 году перед ней встал выбор: прекратить сою "крамольную" деятельность или уйти из Института биохимии, в котором она проработала 28 лет, - она выбрала последнее. К счастью, ей удалось не вовсе расстаться с наукой и продолжить свою работу в другом институте.

Она не была заметным диссидентом. Она не совершала героических поступков. Сама ее жизнь была подвигом - не в расхожем советском значении этого слова, а в том смысле, в котором это слово употребляется в христианской религии: подвиг труда и служения, подвижничество. Кажется, Нина Петровна не была религиозным человеком; нам, во всяком случае, об этом ничего не известно. Тихий свет добра, исходивший от этой замечательной женщины, не казался отсветом какого-то внешнего, высшего сияния: это был ее собственный внутренний свет, не основанный ни на каких надеждах и упованиях. Он был самодостаточен, и всякому вольно было трактовать его источник в соответствии с собственными убеждениями.

Наверное, мы не совсем правы: с уходом Нины Петровны в мире не стало меньше добра, солидарности и бескорыстия. Совершенное ею осталось в мире и в нас, знавших и не знавших ее.

Общество "Мемориал"

20.06.2007

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль