пошук  
версія для друку
11.09.2007 | Сергей КАРНАУХОВ

МИЛИЦИОНЕРЫ РАССТРЕЛИВАЛИ НАШУ МАШИНУ ПОЧТИ В УПОР: СНАЧАЛА УБИЛИ СИДЕВШЕГО СЗАДИ ПЕТРА, ПОТОМ ПУЛЯ ПРОБИЛА МНЕ ПОЗВОНОЧНИК И ЛЕГКОЕ, ЕЩЕ ОДНА - ПОПАЛА В ГОЛОВУ ВОДИТЕЛЯ

   

В Дрогобыче сотрудники киевского спецподразделения "Кобра", бросившиеся в погоню за начинающим водителем, открыли по нарушителю огонь. В результате один из случайных пассажиров машины был убит, а 17-летняя девушка стала инвалидом. Прокуратура не усмотрела в действиях правоохранителей "состава преступления"

Этот случай произошел еще 13 февраля 2005 года, однако "разборки" по нему, несмотря на решение суда(!), продолжаются до сих пор... Утро этого дня у 25-летнего Игоря - жителя одного из сел Дрогобычского района Львовской области - складывалось более чем удачно. Сначала он получил долгожданные водительские права, а чуть позже купил хоть и старенькую, но еще крепкую иномарку "Ауди". Вечером выпил по этому поводу с друзьями граммов 100 водки, но не больше, поскольку спустя пару часов поехал в село Унятичи, чтобы забрать с дискотеки и отвезти по домам свою сестру Оксану, ее подружку Иру и случайного попутчика-односельчанина Петра. Усадив молодых людей в салон, решил похвастаться машиной перед девушками и, невзирая на их протесты, помчался в расположенный неподалеку Дрогобыч. Начинающий водитель не подозревал, какой трагедией обернется эта поездка.

"Я решил, что меня сейчас догонят, отберут водительские права и автомобиль. И попытался скрыться"

В райцентре Дрогобыч на улице Самборской "Ауди" Игоря начала преследовать машина ГАИ с киевскими номерами, включив сирену и мигалки.

- Я тогда очень сильно испугался и был в каком-то стрессовом состоянии, - рассказывает водитель Игорь. - Все же начинающий водитель! Почему они гонятся за мной?! Видно, что-то нарушил, к тому же немного выпил. Докажи потом, что не пьян! Решил: сейчас догонят, отберут водительские права, автомобиль. Тут и пришла в голову шальная мысль попытаться скрыться. Сколько времени продолжалась погоня, не помню. Возле какого-то моста гаишники заблокировали меня двумя машинами, но мне удалось вырваться - проехать между ними. Опять погоня, началась стрельба. Девушки что-то кричали. В конечном итоге я остановился...

- На улице Самборской около 23.20 мы заметили неуверенно ехавший автомобиль белого цвета "Ауди", водитель которого проигнорировал взмах жезла, приказывающий остановиться, - утверждают в своих показаниях сотрудники киевского специального отряда особого назначения "Кобра" при МВД Украины, которые в тот день проводили "отработку" Дрогобыча. - Неизвестный водитель своим движением создавал угрозу жизни пешеходам и другому транспорту, поэтому мы организовали погоню. Были включены мигалки, сирена, но пытавшийся скрыться нарушитель пытался даже таранить наши машины. В одном месте "Ауди" заблокировали, но водитель, чуть не сбив подходивших милиционеров, выскользнул.

По громкоговорителю мы несколько раз предупреждали, что будем применять оружие, однако эти увещания водителем игнорировались. Старший лейтенант милиции Олег П. сделал два предупредительных выстрела из табельного пистолета в воздух, а потом начал стрелять по колесам с интервалом в одну-две секунды. Машина нарушителя проехала 50 метров, свернула с главной дороги, проехала еще метров 100, съехала в кювет и остановилась. В машине был обнаружен труп убитого 31-летнего пассажира Петра Иосифа, легко раненный водитель, 20-летняя пассажирка и 17-летняя тяжело раненная Ирина Усик. Мы остановили случайную машину и отправили Ирину в больницу...

"Нас не предупреждали, что будут стрелять"

Чтобы узнать подробности происшествия, корреспондент "ФАКТОВ" отправился в село Унятичи. Ира Усик встретила нас, сидя на диване. Рядом инвалидная коляска и костыли, на которых она иногда пытается пройти хоть несколько метров по комнате. Девушка напоминает перепуганного и взъерошенного воробышка. Огромные карие глаза смотрят тоскливо и с надеждой: "Может, хоть "ФАКТЫ" помогут?!"

- В январе я сдала экзамены в училище, где училась на компьютерщика, готовилась к защите диплома, - медленно и с трудом рассказывает теперь уже 19-летняя Ирина Усик - дает себя знать плохо заживающее легкое, пробитое милицейской пулей. - Ко мне на три дня погостить приехала подружка Оксана, с которой мы вместе учились. Вечером пошли с ней на дискотеку в сельский клуб, где собирается вся местная молодежь. За Оксаной приехал на машине брат Иван, который в этот день получил водительские права и купил себе автомобиль. Иван предложил подвезти нас с Оксаной и своего знакомого Петра домой.

Моя подружка и Петр сели на заднее сиденье, а я устроилась в кресле возле водителя. Только в салоне почувствовала, что от Ивана немного пахнет алкоголем, но пьяным он не был. Тут Оксана сказала, что хочет по дороге на пару минут заехать к своему отцу. "Тогда давайте заодно прокатимся и в Дрогобыч!" - предложил Иван. Я заволновалась: "Туда не поеду! Уже слишком поздно, я не предупредила маму, и она будет волноваться. Высадите меня по дороге, сама доберусь, а вы езжайте куда хотите". Они начали уговаривать: "Да чего ты волнуешься! Через час вернемся!" Я попыталась выскочить из салона, но двери оказались заблокированными. Ничего не оставалась, как ехать вместе с ними.

Уже в Дрогобыче на улице Самборской я увидела стоявшую на обочине машину ГАИ с киевскими номерами. Мы проехали мимо, никто из правоохранителей нас не останавливал, никакими жезлами не махал. Милицейская машина просто неспешно поехала за нами. Говорю Ивану: "За нами почему-то милиция едет. Может, на всякий случай остановишься, пусть они проедут дальше?" Однако водитель, кажется, испугался и увеличил скорость. Я хотела просунуть ногу и нажать на тормоза, но Иван зло оттолкнул меня: "Не мешай!" Я испугалась и сжалась в кресле. Между тем милиция включила сирену с мигалками и начала нас преследовать. Не очень точно помню, что происходило дальше. Нас догоняли, останавливали...

Никто нас по громкоговорителю не предупреждал, что будут стрелять. Просто я услышала выстрелы. Оксана закричала: "Петра ранили! Нет, убили!" Наш водитель на это ничего не ответил. Я еще больше испугалась, кричу ему: "Остановись! Уже один труп есть!" Но он только скорость увеличил. А выстрелы все продолжались. Тут у меня вдруг полностью онемело все тело - не могу двинуть ни руками, ни ногами, а боли... не чувствую. Даже не подумала, что одна из пуль угодила в меня. Но в голове в тот момент почему-то промелькнуло все детство...

Еще одна пуля ранила Ивана в голову. После этого прошло три-четыре минуты, и мы, наконец, остановились. Мне помнится, что, когда милиционеры подходили к нашей машине, они еще продолжали стрелять - последняя пуля попала в подголовник кресла. Ивана правоохранители вытащили из автомобиля и положили на снег, Оксана вышла сама. Старший группы (лейтенант Олег П. - Авт.) попытался открыть мою дверцу, но не смог. Тогда он выбил стекло: "Вылезай, сука!" Отвечаю: "Не могу сама выйти - ни рук, ни ног не чувствую! Помоги мне!" Тогда он схватил меня за шиворот дубленки и вытянул силой через окно, да так, что разодрал мне нос, и я сильно ударилась головой о раму. Швырнул меня на снег. Ко мне подошла Оксана: "Ира, поднимайся! Пошли!" Отвечаю: "Не могу! Ноги не работают!" И потеряла сознание... Очнулась через пять дней в реанимации Дрогобычской центральной районной больницы.

"Ходить ты не будешь никогда!"

Как потом определят врачи, милицейская пуля попала в правое плечо несовершеннолетней Ирины, раздробила ребро, повредила кости грудной клетки, пробила правое легкое, спинной мозг и тазовые органы... То есть, выражаясь протокольным языком, огнестрельным ранением было нанесено тяжелое телесное повреждение.

- Уже во Львове ко мне приходили следователи и допрашивали, несмотря на то, что из-за простреленного легкого мне было очень трудно говорить, - продолжает Ира. - Я рассказала им все, что помнила. Мне же не сообщили, что произошло, кто виноват. Просто пообещали, что "все будут хорошо, мы поставим тебя на ноги". И ушли. Между тем меня из реанимации перевели в обычную палату, но ноги вообще не шевелились, хотя я и чувствовала их. Врачи сначала успокаивали дежурными фразами: "Ты после реанимации, у тебя нет сил, но потом все будет хорошо!" А однажды во время осмотра лечащий врач проговорился: "Телом со временем ты полностью овладеешь, а ходить не будешь никогда!" Когда я это услышала, был не просто шок - потрясение! Паника!..

Глаза Ирины наполняются слезами, и она совсем по-детски закрывает свое лицо ладошкой. Несколько минут девушка пытается справиться с волнением.

- Потом ко мне приехали в больницу двое сотрудников из киевской "Кобры", среди которых был и стрелявший в нас старший лейтенант Олег П., - немного успокоившись, продолжает Ира. - Кричу им: "Мне врачи сказали, что ходить не буду! Делайте хоть что-то! Я же ни в чем не виновата, как и тот пассажир, которого вы убили!" Они успокаивают: "Не волнуйся, мы тебе поможем!" А потом принялись упрекать: "А зачем вы убегали?" Спрашиваю: "Разве я убегала?! Разве я была за рулем?! Неужели нельзя было иным способом задержать машину? Да рано или поздно Иван все равно остановился бы!" Они отмолчались и уехали. Три месяца до моего совершеннолетия Олег П. действительно помогал - дал деньги (хотя брать их нам было очень стыдно), на путевку для прохождения реабилитации. Но как только мне исполнилось 18 лет, он совсем исчез...

- Дочка пошла на дискотеку и домой ночью не вернулась, - до сих пор не может отойти от произошедшего мама Ирины, Мария. - По поводу случившегося нам никто не звонил. Помню, утром отправила сына на поиски Иры по ее знакомым и подругам. Его на улице встретил какой-то приятель: "Твоя сестра попала в серьезную автомобильную аварию. Сейчас в больнице". Я была потрясена. Но все же взяла себя в руки, обзвонила родственников, помчалась в реанимацию.

С утра до вечера стояла под дверями. Вы не представляете, что пережила! А тут еще подходит врач: "Вы мама? Готовьтесь к худшему!" У меня ноги подкосились. Но Бог пожалел невинное дитя! Однако, когда дочку перевели из реанимации в палату, легче не стало. Спала Ирочка беспокойно - боли мучили. Среди ночи проснется, заплачет: "Мама, переверни меня на другую сторону!" Я вскакиваю с маленькой скамеечки, на которой спала возле дочки, и переворачиваю. Так мы по больницам и мучились больше месяца. Немного легче стало, когда поехали в Крым на реабилитацию.

Никто из милиции перед нами не извинился, не объяснил, что произошло, кто виноват в том, что моя дочь стала инвалидом. Олег П. действительно сначала помог купить путевку в Саки - дочери помогает лечение грязями. Но потом он пропал. Мы к нему звонили. Он сначала отмалчивался, потом вообще перестал подходить к телефону! А дочери надо опять ехать лечиться в Саки, платить за лекарства, массажи, витамины...

Прокуратура твердит: "Никто не виноват в произошедшем! Так получилось!" Следователи, несмотря на постановление суда, не вернули Ире джинсы, дубленку, свитер, сапожки. А ведь она, собираясь на дискотеку, надела на себя все самое лучшее! Не добившись справедливости, мы обращались за помощью к Катерине Ющенко, чтобы она помогла нам хотя бы получить в собесе путевку на лечение. Нам ответили: "Ждите своей очереди!" Я ездила на прием к Президенту Виктору Ющенко. Не пустили. Написала ему письмо - без ответа. Обращалась к Юлии Тимошенко, к ее советникам - тоже никакого ответа. Как, впрочем, и от других народных депутатов и очень богатых земляков - львовян, к которым от отчаяния писали письма...

Сразу после произошедшей трагедии межрайонная прокуратура Дрогобыча возбудила уголовное дело, но вскоре его закрыла "из-за отсутствия в действиях служебных лиц признаков преступления". Мол, киевские милиционеры действовали в соответствии со статьей 15 Закона Украины "О милиции", согласно которой правоохранителям дано право как крайнюю меру применять оружие для остановки транспортного средства путем его повреждения, если нарушитель создает своими действиями угрозу другим людям. К тому же во время погони дорога была скользкая из-за мокрого снега, плохо освещенная, автомобиль-нарушитель маневрировал, стекла в нем были тонированные, и никто из правоохранителей не знал, что в салоне сидят пассажиры. По версии следствия, милиционер стрелял по колесам иномарки, но в силу перечисленных причин, попал "не совсем туда". А посему, дескать, никто не виноват! Прокуратура Львовской области сначала было возмутилась такими выводами и потребовала дорасследования. Однако спустя десять месяцев дело было закрыто повторно, и львовяне согласились с мнением своих коллег из Дрогобыча.

- Подобные выводы следователей просто абсурдны! - утверждает в своих комментариях "ФАКТАМ" адвокат Фома Грига, который защищает интересы Ирины Усик. - В законе "О милиции", на который ссылается следователь, четко говорится: "Разрешается применять оружие только для повреждения автомобиля" (и только его!), а не для убийства, ранения людей. Кроме того, тот же закон запрещает применять оружие при значительном скоплении народа, если от этого могут пострадать посторонние лица. Утверждение милиционеров о том, что, стреляя с расстояния пять метров, они якобы не видели пассажиров в салоне, не выдерживает никакой критики. Во-первых, они были обязаны(!) предвидеть то, что в салоне могут быть люди. Как и учесть то, что дорога плохая и "Ауди" маневрирует, поэтому пули, возможно, попадут не в колесо, а в салон. Во-вторых, на следственном эксперименте, которого мы добились, выяснилось, что окна у "Ауди"... не тонированные, как это утверждали милиционеры, а значит, силуэты сидящих в ней людей были видны в свете фар других машин и уличных фонарей. Более того, когда "Кобре" все же удалось ненадолго заблокировать (еще до стрельбы) "Ауди", они не могли не заметить, что в салоне сидят люди. Задержание происходило в ночное время за чертой города, где нарушитель не нес "угрозы жизни и здоровью посторонних людей".

Мы стремимся не столько привлечь к судебной ответственности правоохранителя, виновного в инвалидности Ирины Усик, сколько через УМВД Украины получить средства на лечение невинно пострадавшей девушки, обеспечить ее достойной пенсией. Если нужно, дойдем в этой борьбе и до Европейского суда...

Практически все доводы адвоката подтвердили выводы Дрогобычского горрайсуда Львовской области: "Следователи неправильно трактуют закон "О милиции" в части разрешения применять оружие. Бесспорно установлено, что милиционеры видели пассажиров в салоне, милиция имела в своем распоряжении несколько современных машин и могла задержать нарушителя без применения оружия". Суд подчеркивает: "Выводы следствия не соответствуют требованием законодательства, в них нет ссылок на конкретные доказательства. Доводы и выводы являются необоснованными, сделанными исключительно на показаниях сотрудников милиции, которые непосредственно заинтересованы избежать ответственности". А посему суд отменил постановление прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Олега П. и обязал прокуратуру направить дело на доследование. Однако, несмотря на выводы и решение суда, уголовное дело в очередной раз... закрыто.

Сейчас у Иры I группа инвалидности, пенсия -

520 гривен.

- Самое страшное, что у меня почти не осталось никаких надежд, - тихонько признается девушка, провожая меня на коляске до порога. - Меня перестал навещать мой парень, исчезли друзья и подружки. Все обо мне забыли! Так одна и сижу сутками дома в четырех стенах. Никому я, кроме своих родителей, не нужна...

("Факты и комментарии", 11/9/2007)

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори