пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200726
01.10.2007 | Александр Копелиович
джерело: maidan.org.ua

Конституция: о вреде прописей

   

Должен сразу признаться, что являюсь совершенным дилетантом в вопросах государства и права. Но, вращаясь в политических средах, давно поражаюсь неосновательности суждений на эти темы как у политической публики, так и среди специалистов. Бытуют общераспространенные заблуждения, которые считаются аксиомами; попробуй, возрази. Перед принятием Конституции в 1996 году нередко слышал в обсуждениях вопрос: а какая форма демократичнее? Мало кому приходило в голову, что соревнования в степени демократичности для нас смерти подобны, что нам нужна та форма демократии, которая имеет надежду выжить именно у нас. Уверен, что сочетание инфантильности мышления одних и своекорыстной лжи других и привело к тем непреодолимым недостаткам Конституции 1996 года, а особенно поправок к ней, принятых в 2004-м, которые сделали необходимыми принятие Конституции новой. По-этому, рискуя услышать обвинения в невежестве, считаю своим долгом покуситься на священных коров.

Глубоко уважаемый мною журналист Сергей Рахманин озаглавил свою статью в «Зеркале недели» (№34, 15 сентября) «Конституция: не делайте под себя». Верно, слышали мы уже где-то, что демократия – это не личности, а процедуры, что Конституция должна создаваться на века и поэтому конкретная фамилия Президента для нее не существенна. Но не по вопросу ли фамилии Президента вспыхнула наша Оранжевая революция? Так давайте же откроем глаза и поймем: мы живем во времена в высшей степени трудного, местами революционного становления в нашей стране начал демократии и законности. Поэтому лицемерны попытки перещеголять лучшие европейские образцы. Поэтому если бы удалось создать и принять Конституцию, наилучшим образом подходящую под наличных сегодня лидеров, то, действуй она хоть только пять лет их каденции, она в громадной степени послужила бы продвижению и, возможно, спасению нашей демократии и государства. Сегодня рассуждения типа, а если под каждого Президента…, совершенно неуместны. Когда оперируют опасно больного, на время забывают, что лучшей гарантией здоровья является правильное питание и спорт. И от личности врача зависит слишком много.

К «аксиомам», оказавшим трагически вредное влияние на общественное сознание, я отношу чуть ли не общее суждение о том, что преступления режима Кучмы явились прямым следствием слишком больших полномочий, определенных Президенту Конституцией 1996 года. Во-первых, не было слишком больших полномочий. Та Конституция избавляла Президента от прямой ответственности за исполнительную власть, чем Л. Кучма постоянно и пользовался, нещадно ругая поставленных им пре-мьеров, сам оставаясь, как бы в стороне. А полномочий «папы» Конституции не дают, режимы возникают вопреки Конституциям. И вот, возмущение преступлениями этого режима вылилось в убеждение, что нам необходимо, беря пример с Европы, двигаться в сторону большего парламентаризма. Отсюда проистекли поправки к Конституции, поддержанные всеми, кроме БЮТ, политическими силами. И что же, получилось, как в Европе?

Бытуют и всеми признаваемые прописями лжепрописи. Как общее место повторяют, что президентская форма правления – это диктатура. К этому приводят сильные доводы: в Европе чисто президентских республик почти нет, а примеры России и Беларуси говорят сами за себя. Но пусть меня кто-нибудь убедит в том, что в США диктатура. А что говорит классическая теория? По Ш.Л. Монтескье тирания – это правление по произволу одного лица вместо правления по закону. Законным может быть признано то правление, при котором имеет место разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную ветви. Так в какой из демократических систем классический принцип разделения властей реализован более четко, чем в президентской республике? В парламентской законодатели сами из себя формируют исполнительную ветвь, то есть, фактически, имеют место непрямые выборы главы исполнительной власти. Так что демократичнее, где ветви власти независимее? Кроме того, в президентской республике Президенту может противостоять большинство парламента, если большинство в нем принадлежит не президентской партии; в парламентской же системе премьер-министру оппонирует меньшинство законодательного органа.

А у нас в Украине принцип сдержек и противовесов доводят до абсурда: противовесы вставляются внутрь исполнительной ветви. Вероятно, составителям украинских Конституций очень хочется видеть благостную картину: Президент вместе с премьер-министром и со всей Верховной Радой собираются, мирно обсуждают и к общему согласию решают все вопросы. А на деле случаются столкновения силовых структур, разделенных между Президентом и правительством. Насколько нужно было быть безответственным, чтобы отделять силовые структуры от других органов исполнительной власти и не понимать последствий!

Я совершенно согласен с Ю. Тимошенко, что самыми гибельными для Украины являются смешанные конституционные системы. Они предполагают высокую способность представителей власти договариваться друг с другом, а что видим в родном отечестве? Так что предлагаю выбирать между надежно испытанными чисто президентской и чисто парламентской формами. Определенно предпочитаю президентскую для Украины. Но прежде чем говорить о преимуществах, необходимо сказать о еще некоторых въевшихся представлениях, препятствующих наиболее эффективному для Украины выбору.

Иногда кажется, что составители наших Конституций не желают, чтобы власти могли что-либо решать, особенно не терпят решений единоличных. Отсюда следуют все эти многочисленные процедуры: одни решают, другие подписывают и непонятно, обязаны подписать или нет. Как-то закрепилось в сознании, что если решает один – это самодурство. Но ведь личный элемент по необходимости обязан присутствовать в исполнительной власти – этой ветви должна быть присуща оперативность принятия и исполнения решений. Кроме того, курс исполнительной власти должен быть цельным и последовательным (хотя бы на период жизни Кабинета), а эти качества воплощаются только личностью. Почему же у нас так любят коалиционные правительства? По-моему, для Украины хуже не придумаешь. Разумный премьер (или Президент в чисто президентской системе) посоветуется с министрами, а примет решение сам. И горе тому народу, у которого отдельные министры из своих партийных соображений будут проводить собственную политику.

Проанализируем недостатки парламентской системы, имея в виду местные условия и обычаи. У нас ведь во все времена власть олицетворяет «Главный» независимо от его титула; наличие нескольких Главных приводит к раздвоению народного сознания и чувству нестабильности. Конечно, Главным может быть и премьер-министр. Но создание парламентской коалиции, ставящей премьера, и в странах устоявшейся демократии представляет собой торг. В наших же условиях это торг в буквальном смысле слова, еще и с элементами предательства. Будет ли созданное торгашами-предателями правительство пользоваться авторитетом у народа, будет ли оно устойчивым?
Для меня очевидно, что в тот исторический период, когда народ еще не определился в отношении перспектив развития своей страны, когда почти равные его части желают двигаться в почти противоположных направлениях, государственный курс должен осуществлять Президент, получивший на это мандат всего народа. Пусть даже его перевес на выборах был бы незначительным, но определенность и последовательность действий лучше, чем метания из стороны в сторону. Если Президент, глава государства, является одновременно и главой исполнительной власти, то Кабинет министров – это и есть администрация президента и исчезает все это дублирование-противостояние. Повторяю, не означает президентская система единовластие в стране – парламент остается единственным органом, издающим законы, и уже эта функция парламента делает его мощным противовесом Президенту.

Понимаю и опасности большой власти Президента для Украины: у нас на популистских обещаниях к власти может прийти ловкий демагог, свою ошибку народ поймет только после выборов. Имею для этого случая предложение, не обычное для существующих Конституций. Почему Президента можно отстранять от должности только в случае совершения им преступлений (в порядке импичмента)? А если парламент четко осознал опасность для страны проводимого им курса? Парламент должен получить возможность отстранять Президента по решению квалифицированного большинства депутатов, но эта возможность должна дорого стоить парламенту. После выражения недоверия проводится референдум, который поддержит одну из сторон конфликта, полномочия же другой будут досрочно прекращены. Естественно, симметричным правом должен обладать и Президент. Вот так, хочешь устранить оппонента, ставь на кон и свою судьбу.

Понимаю значительную трудность прохождения проекта президентской республики – мы идем в Европу, а там такого нет. Вот и еще одна «аксиома»: идем в Европу, а почему не в Америку? Сознание бывшего советского человека уже почти смирилось с той истиной, что Европа – это даже неплохо; но, вот, Америка… Между тем, по ряду параметров нам ближе должен быть опыт Америки. США как государство и демократия моложе многих демократий Европы. Европейский парламентаризм постепенно внедрялся в борьбе с властью королей, в этих реалиях трудно себе представить еще и фигуру сильного Президента. В Украине короля нет, а необходимость сильной исполнительной власти налицо. И избирательная система США кажется мне наиболее удачной сейчас для Украины (только право выдвижения кандидатов нужно бы четко закрепить за партиями). Думаю, что успешно действующая президентская форма демократии не явится для Европы серьезным препятствием для принятия Украины в ЕС.

В чисто президентской республике премьер-министра нет, Президент лично руководит Кабинетом. Нужен ли этот пост Украине? Не постесняюсь примерить эту проблему к известным в Украине личностям. Президента Тимошенко откровенно боюсь несмотря на поддержку мною многих ее хороших идей. Президент Ющенко нередко проявляет нерешительность и непоследовательность. На мой взгляд, лучшей моделью было бы их сотрудничество, ведь была же плодотворна их совместная деятельность в правительства Ющенко в 1999 г.! Поэтому хотелось бы предусмотреть в Конституции возможность для Президента иметь или не иметь премьера, но в любом случае вся ответственность за исполнительную власть должна лежать на Президенте.

Прописи, они для первых учеников, а такие часто оказываются неспособными действовать в предлагаемых жизнью обстоятельствах.

17.09.07

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори