пошук  
версія для друку
11.10.2007 | Галина Лебединская

БЕЛАЯ ХАЛАТНОСТЬ

   

По данным экспертов, около 80 процентов врачебных ошибок остаются безнаказанными. Соцопросы показывают, что от 40 до 50 процентов пациентов сталкивались с врачебными ошибками. От них вовсе не застрахованы ни врач, ни пациент. Как известно, больше всего об ошибках медиков знают патологоанатомы.

До сих пор у меня перед глазами стоит картина вскрытия, во время которого известный профессор-патологоанатом извлек из брюшной полости умершего несколько марлевых тампонов, забытых впопыхах хирургами. При этом он иронически заметил, что доволен уже тем, что не обнаружил на этот раз пинцет или зажим. В его многолетней практике такое бывало. Подобные ситуации не относятся к разряду черного юмора. «Страшилки» про врачей из уст в уста передаются пациентами хирургических клиник, родильных домов, стоматологических кабинетов и даже психиатрических отделений. Несмотря на то, что права пациента защищены нашим законодательством, врачам почему-то удается избегать ответственности, а пострадавшим больным практически невозможно добиться справедливости.

Обычно врачи не хотят говорить на столь щекотливую тему, как врачебные ошибки. «Разборы полетов», как любят называть медики свои внутренние консилиумы, проводятся обычно за закрытыми дверьми. И хотя над каждым врачом стоит закон, по данным экспертов, около 80 проц. врачебных ошибок остаются совершенно безнаказанными. У пострадавшей стороны, как правило, нет ни моральных, ни физических сил довести «дело белохалатных врачей» до логического конца.

В этой ситуации можно понять и самих медиков. Количество претензий к ним бывает неимоверным, а требования — завышенными и совершенно необоснованными. Очень часто больные и их родственники ждут от медицины чуда, а когда оно в силу объективных причин не происходит, сразу же ищут виноватого. Конечно, это врач, а кто же еще? Кроме того, все врачи «берут взятки», ничего «не могут», и это все потому, что дипломы «купили». В подобных обывательских рассуждениях содержатся обида, злость, неудовлетворенность ситуацией.

В случае плохих исходов пациент и медик находятся по разные стороны баррикад. Вот, например, история одной тридцатидвухлетней киевлянки: «Я пережила ад. Мой второй ребенок умер на пятый день после рождения в родильном доме. Добиться от врачей внятных объяснений я так и не смогла. Девочку мне не показали, а во врачебном заключении было написано, что она родилась с врожденными пороками развития. Но как это может быть? Ведь на тот момент я уже имела здоровую семилетнюю дочь. Мы с мужем не пьем, не курим, не наркоманы. Мы оба нормальные, здоровые люди, а вся моя беременность протекала хорошо. Не могу забыть равнодушия врачей, этого холода, доходящего до цинизма». Историй, подобных этой, довольно- таки много. В Украине показатель смертности детей до года — один из самых высоких в мире. Но сегодня для того, чтобы привлечь к уголовной ответственности врача, нужен приговор суда. При таком подходе вся система государственного здравоохранения встает на дыбы и пытается «отмазать» доктора. Есть масса случаев, когда медики переписывали заключения, вставляли в истории болезни новые страницы, заменив ими старые описания, собственные неверные назначения, диагнозы. И такая «корпоративная этика» считается повсеместной и общепринятой.

А вот как прокомментировал ситуацию заведующий женской консультацией акушер-гинеколог Алексей Клименко:

— Врач должен нести ответственность не «после», а «до». Желательно, чтобы с этим чувством ответственности он не только работал, но и жил. Хотя это очень трудно. Наши коллеги — акушеры-гинекологи — ходят по «лезвию бритвы», поскольку профессия сопряжена с очень высоким риском. Ведь врач отвечает не только за здоровье женщины, но и новорожденного. Трагические случаи были, есть и будут, пока медицина будет находиться в таком состоянии, в каком она находится сегодня. Ведь и частные клиники не гарантируют того, что с человеком ничего не случится. Страховая медицина в этой ситуации могла бы разрубить этот гордиев узел.

Кстати:

В США огромные суммы компенсационных выплат по выигранным судебным искам пациентов приводят к увеличению стоимости медицинской страховки и удорожанию медицинских услуг. Растет и количество необоснованных исков. Страхование ответственности врача является обязательным для получения им лицензии на врачебную практику в развитых странах. В Украине уже несколько лет существует Лига по защите интересов пациентов. И хотя судебные дела по нарушению прав больных все еще весьма редки и, в общем-то, безденежны по сравнению, например, с хозяйственными спорами, большая часть адвокатов понимает, что поток жалоб на медиков со временем будет лишь возрастать

(" Столичные новости", №37, 9-16 октября 2007 г.)

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори