пошук  
версія для друку
20.10.2007

Отчет украинскому правительству о визите в Украину, организованном Европейским Комитетом по предотвращению пыток и бесчеловечного или унизительного обращения или наказания (КПП)

   

9-21 октября 2005
Украинское правительство дало согласие на публикацию этого отчета и ответа правительства.
Страсбург, 20 июня 2007

Копия сопроводительного письма к отчету КПП

Анатолию Лагоде
Первому заместителю главы
украинского государственного департамента исполнения наказаний
ул. Мельникова, 81
04050 Киев
Украина

Страсбург, 12 апреля 2006

Уважаемый господин Лагода,

В соответствии со статьей 10, пункт 1 Европейской Конвенции для предотвращенияпыток и бесчеловечного или унизительного обращения или наказания, я прилагаю к данному письму отчет украинскому правительству, составленный Европейским Комитетом по предотвращению пыток и бесчеловечного или унизительного обращения или наказания (КПП) после визита в Украину 9-12 октября 2005 г. Отчет был принят КПП на 59-м заседании 6-10 марта 2006.

Различные рекомендации, комментарии и информационные запросы, сформулированные КПП, приведены в Приложении 1. Что касается рекомендаций КПП, то, согласно статье 10 Конвенции, Комитет просит украинское правительство предоставить, в течение шести месяцев, ответ, содержащий полный отчет о мерах, принятых для исполнения данных рекомендаций. КПП надеется, что украинские власти также смогут отразить, в вышеупомянутом ответе, реакцию на комментарии, сформулированные в приложении 1 к отчету, а также ответы на информационные запросы.

Кроме того, я хочу привлечь ваше внимание к тому, что  Комитет просит украинское правительство предоставить ответ на информационный запрос, сделанный в пункте 73 отчета, в течение одного месяца. Что касается рекомендаций, изложенных в пунктах 42, подпункт 3, и 103, подпункт 2, Комитет просит украинское правительство предоставить ответ в течение трех месяцев.

В случае предоставления ответов на украинском языке, Комитет будет просить сопровождать их переводом на английский или французский язык. Было бы хорошо, если бы украинское правительство предоставило копию ответа в электронном виде.

Если у вас возникнут какие-либо вопросы относительно отчета о визите КПП или относительно будущей процедуры, я в вашем полном распоряжении.

Искренне ваша, Сильвия КАСАЛЬ

Президент Европейского Комитета по предотвращению пыток и бесчеловечного или унизительного обращения или наказания

 

 

I.  ВВЕДЕНИЕ

II. Факты, выявленные во время визита, и предлагаемые действия

   А. Учреждения, подчиненные Министерству Внутренних Дел

    B. Иностранные граждане, задержанные в соответствии с законодательством об иностранцах

    C. Пенитенциарные учреждения Службы Государственной Безопасности и охраняемые отделения больниц

    Д. Учреждения, подведомственные Государственному департаменту исполнения наказаний

Приложение 1  (список рекомендаций кпп, комментарии и информационные запросы)

Приложение 2 (государственные и другие органы,международные и неправительственные организации,с которыми проводила консультации делегация КПП)

 

 

 

 

I.  Введение

А. Даты визита и состав делегации

1. В соответствии со статьей 7 Европейской Конвенции для предотвращенияпыток и бесчеловечного или унизительного обращения или наказания (в дальнейшем именуемой «Конвенция»), 9-21 октября 2005 г. делегация КПП посетила Украину. Визит проводился в рамках программы периодических визитов Комитета в 2005 г. Это был пятый визит КПП в Украину[1].

2. В визите принимали участие следующие члены КПП:

- Марк НЕВЕ, второй вице-президент КПП (глава делегации)
- Вероника ПИМЕНОФФ
- Хуан-Мигель РАСКАГНЕРЕС
- Пьер ШМИТ

при поддержке Женевьевы МАЙЕР, заместителя исполнительного секретаря КПП, Иоганн ФРЕЙШТЕДТ и Элвин АЛИЕВ из секретариата КПП.

Им ассистировали:

- Дэн ДЕРМЕНГИУ, глава Иностранного медицинского отдела. Медицинский факультет "Carol Davila", Бухарест, Румыния (эксперт)
- Тимоти ХАРДИНГ, директор Института иностранной медицины, Женева, Швейцария (эксперт)
- Эрик СВАНИДЗЕ, бывший глава департамента внутренних дел Генеральной прокуратуры Грузии (эксперт)
- Вадим КАСТЕЛЛИ (переводчик)
- Борис КОВАЛЬЧУК (переводчик)
- Василий КРЮКОВСКИЙ (переводчик)
- Викентий ШИМАНСКИЙ (переводчик)
- Лариса СИХ (переводчик)
- Сергей СИЗЕНКО (переводчик)

 

Б. Посещенные учреждения

3. Делегация посетила следующие места заключения:

Министерство Внутренних Дел

 

Киев

- Изолятор временного содержания Министерства Внутренних Дел, ул. Косогорная

- Отдел внутренних дел Днепровского района, отделение №4, ул. Каунасская

- Отдел внутренних дел Голосеевского района, ул. Голосеевская

- Центр приема и распределения бродяг и специальный центр для содержания под стражей, ул. Ремонтная

 

Херсон

- Отдел внутренних дел Комсомольского района, ул. Филатова

 

Львовская область

- Изолятор временного содержания Министерства Внутренних Дел, ул. С. Бандеры, Львов

- Отдел внутренних дел Шевченковского района, ул. Академика Кучера, Львов

- Отдел внутренних дел Железнодорожного района, ул. Городоцкая, Львов 

- Центр приема и распределения бродяг, ул. Сенная, Львов

- Центр приема и распределения несовершеннолетних, ул. Шевченко, Львов

- Отдел внутренних дел, ул. Будзиновского, Мостиска

 

Полтава

 - Изолятор временного содержания Министерства Внутренних Дел, ул. Маршала Бирюзова

- Отделение внутренних дел Октябрьского района, ул. Комсомольская

 

Закарпатская область

- Изолятор временного содержания Министерства Внутренних Дел и Городской отдел внутренних дел, ул. Ярослава Мудрого, Мукачево

- Отдел внутренних дел, ул. Московская, Мукачево

- Центр приема и распределения бродяг, ул. Другетив, Ужгород

 

 

  Государственный Департамент исполнения наказаний

Харьковская область

- Темнивская мужская колония № 100, включая отделение для мужчин, приговоренных к пожизненному заключению

- Центр временного содержания для женщин, приговоренных к пожизненному заключению, при харьковской колонии № 54

 

Херсонская область

 - Херсонская колония № 61 для заключенных, больных туберкулезом

 

Полтавская область

- Божкивская женская колония № 65

 

 

Пограничная служба

Львовская область

- Изолятор временного содержания подразделения пограничной службы №2144, ул. Личакивская, Львов

- Изолятор временного содержания при пограничном контрольно-пропускном пункте «Прикарпатье», ул. Ярослава Мудрого, Мостиска

 

Закарпатская область

 - Изолятор временного содержания подразделения пограничной службы №2142, ул. Недеций, Мукачево

- Центр временного содержания для мужчин в Павшино

- Изолятор временного содержания при пограничном контрольно-пропускном пункте «Закарпатье», ул. Главная, Чоп

- Подразделение пограничной службы №9, ул. Собринецкая, Ужгород

 

Служба государственной безопасности

- Изолятор Службы государственной безопасности, Ул. Аскольдова, Киев

 

Министерство здравоохранения

- Тюремное отделение Городской клинической больницы неотложной помощи, Киев


 

 

В. Консультации, проведенные делегацией, и сотрудничество

4. Делегация КПП провела плодотворные дискуссии с представителями украинской власти, в частности, с В. КОЩИНЦОМ и А.С. ЛАГОДОЙ, главой и первым заместителем главы Государственного Департамента исполнения наказаний, В.М. РУДИКОМ, заместителем министра внутренних дел, С.П. БЕРЕЖНОВЫМ, заместителем министра здравоохранения, А.В. МУДРОВЫМ, заместителем главы Государственной Службы Безопасности и В.М. МАРЧЕНКО, исполняющим обязанности главы Пограничного департамента Пограничной Службы. Члены делегации также встретились с Н. КАРПАЧЕВОЙ, Уполномоченной Верховной Рады Украины по правам человека. На местном уровне делегация также проводила дискуссии с районными судьями и прокурорами.

Кроме того, делегация провела консультации с представителями международных и негосударственных организаций, работающих в сферах, связанных с деятельностью КПП.

Список представителей правительства, других официальных лиц, а также международных и негосударственных организаций, с которыми делегация проводила консультации, приведен в Приложении 2 к данному отчету.

5. Что касается сотрудничества на местном уровне, Министерство внутренних дел проинформировало подчиненные ему учреждения о задаче и привилегиях Комитета. Этот шаг достоин одобрения. Однако, в некоторых случаях дополнительное требование к местным представителям власти, ответственным за районные отделения милиции, запрашивать разрешение своего руководства перед допуском делегации, задерживало доступ последней в упомянутые учреждения. В своем письме от 23 января 2006 украинские должностные лица уведомили, что офицеры, ответственные за описанные инциденты, «были привлечены к ответственности (к ним были применены дисциплинарные санкции)». В этой связи КПП хотел бы подчеркнуть, что наказание лиц, которые выполняли инструкции вышестоящих чиновников - не та реакция, которая ожидалась. Представители украинской власти должны были разъяснить своим подчиненным их обязанности согласно статье 8 Конвенции.

Комитет надеется, что в будущем украинские должностные лица будут указывать в своих инструкциях что, как только делегация КПП пребывает врайонное отделение милиции, она должна быть немедленно допущена в помещение (то есть без необходимости ожидать прибытия старшего офицера, ответственного за посещение данного отделения).

6. Что касается Пограничной Службы, оказалось, что список учреждений, где могут содержаться лица, лишенные свободы, был неполон, особенно с учетом контрольно-пропускных пунктов и подразделений, расположенных на границе. Инструкции Пограничной Службы[2] предусматривают доступ КПП только в изоляторы временного содержания, но не в тюремные учреждения, предназначенные специально для Пограничной Службы. Наконец, во время посещения подразделения №9 в Ужгороде, делегации была намеренно дана неверная информация о камере заключения при подразделении, ее использовании и учетных записях. Делегация получила доступ в эту камеру и к регистрационным записям только после долгих настойчивых требований. Такое поведение несовместимо с принципами сотрудничества, изложенными в статье 3 Конвенции.

В соответствии с пунктом 2 статьи 8 Конвенции, Комитет снова требует от украинского правительства  предоставить, в должный срок, полный и соответствующую действительности информацию обо всех учреждениях, где могут содержаться лица, лишенные свободы. КПП также рекомендует дополнить соответствующие инструкции Пограничной Службы для обеспечения безотлагательного и неограниченного доступа делегаций КПП во все учреждения, где лица, лишенные свободы, содержатся данной Службой, а также для обеспечения доступа ко всей информации, необходимой для выполнения задач делегаций.

7. Что касается Государственного Департамента исполнения наказаний, в двух учреждениях делегация столкнулась с поведением, которое можно рассматривать как нарушение принципов сотрудничества, изложенных в статье 3 Конвенции.

 Так, в Божкивской женской колонии № 65 заключенные явно получили инструкции описывать, в разговорах с членами делегации, ситуацию в колонии как идиллическую. Хуже того, было абсолютно очевидно из бесед членов делегации с заключенными, что последние были запуганы репрессиями. В Темнивской мужской колонии № 100 некоторые заключенные были намеренно спрятаны внутри помещений, чтобы предотвратить их общение с делегацией. Например, двое заключенных колонии переводились из одного отделения учреждения в другое, и вернулись в отделение для заключенных только вечером, после отъезда делегации. Кроме того, делегация получила явные свидетельства, что многие заключенные колонии №100 не могли разговаривать свободно, они получили совет не жаловаться и боялись репрессий. Фактически, делегация была вынуждена вмешаться, чтобы прекратить записывание персоналом имен заключенных, которые беседовали с членами делегации.

Комитет хочет подчеркнуть, что любые формы запугивания или репрессий против этих лиц, перед или после интервью с делегацией КПП, несовместимы с обязательствами Сторон Конвенции. Такое поведение может побудить Комитет к рассмотрению вопроса об обнародовании публичного заявления относительно ст. 10, пункта 2 Конвенции.

8. Что касается сотрудничества, направленного на улучшение ситуации в свете рекомендаций КПП, Комитет отмечает некоторые очень обнадеживающие признаки позитивных перемен, такие как улучшение материальных условий заключения в изоляторе временного содержания Министерства Внутренних Дел в Киеве и изоляторе временного содержания Пограничной службы в Мукачево. Более подробно эти изменения, замеченные во время визита, будут описаны ниже в данном отчете. Однако, по многим пунктам (таким как условия содержания заключенных в районных отделениях милиции), Комитет был вынужден снова изложить свои текущие наблюдения и повторить свои прежние рекомендации.

В соответствии со статьей 3 и статьей 10, п. 2 Конвенции, КПП надеется, что украинские власти сделают теперь все возможное для выполнения всех рекомендаций, изложенных и/или повторенных в данном отчете.

Г. Текущие наблюдения согласно ст. 8, п. 5 Конвенции

9. В конце визита делегация КПП отметила три текущих наблюдения в соответствии со статьей 8, пунктом 2 Конвенции.

Первое текущее наблюдение касалось содержания в районных отделениях милиции лиц, лишенных свободы, в течение длительного времени в невыносимых условиях, равносильных бесчеловечному и унизительному обращению. Задержанные лица содержатся в грязных, переполненных камерах без вентиляции и при полном отсутствии естественного света; у них нет возможности для отдыха или сна, для умывания, а единственная пища, которую они получают, приносится, в основном, родственниками. Делегация КПП попросила украинское правительство немедленно прекратить практику использования районных отделений милиции для содержания задержанных в течение сроков, превышающих нескольких часов. Поскольку это был уже второй раз, когда делегации КПП пришлось обратиться к ст. 8, п. 5 Конвенции, делегация подчеркнула, что отсутствие реакции украинских властей в данном случае может вынудить Комитет рассмотреть возможность применения статьи 10, пункта 2 Конвенции.

Второе текущее наблюдение касалось положению лиц, содержащихся в изоляторе временного содержания для мужчин в Павшино согласно законодательству об иностранцах. Три года спустя после первого визита КПП в это учреждение, помещения остались по-прежнему абсолютно несоответствующими (с точки зрения материальных условий, персонала и медицинского обслуживания) нуждам лиц, содержащихся в изоляторе. Делегация потребовала немедленно прекратить использование этих помещений и безотлагательно создать новые, соответствующие нуждам лиц, задержанным согласно законодательству об иностранцах. Такие меры подтвердят, что орган, который должен заниматься делами иностранцев, функционирует и обеспечен необходимыми, в том числе и бюджетными, ресурсами.

 В третьем текущем наблюдении делегация попросила украинские власти немедленно предоставить женщинам-заключенным колонии №65 один выходной день в неделю и обеспечить полное соответствие трудовому законодательству, в частности касательно количества рабочих часов в день и в неделю, разрешенной переработки и ночной работы. Было подчеркнуто, что предпринятые шаги ни в коем случае не должны ухудшить хорошие материальные условия, отмеченные в этой колонии.

10. В письме, датированном 23 января 2006, украинские должностные лица предоставили информацию о мерах, принятых на основании данных текущих наблюдений. Эта информация, на которую мы будем ссылаться ниже, не соответствует в должной мере основным замечаниям, высказанным делегацией. КПП вынужден подчеркнуть, что неполное соответствие текущим наблюдениям является значительным нарушением принципов сотрудничества, изложенных в статье 3 Конвенции.

 

 


  II. факты, выявленные во время визита, и предлагаемые действия

А. Учреждения, подчиненные Министерству Внутренних Дел

1. Предварительные замечания

11. Нормы Уголовно-Процессуального Кодекса (УПК), регулирующие задержание подозреваемых работниками органов внутренних дел, были описаны в отчете о визите 2002 года[3]. В этой связи необходимо напомнить, что милиция может, своей собственной властью, задержать лицо, подозреваемое в совершении уголовного преступления, на максимальный срок 72 часа, в течение которых следственные органы должны доставить подозреваемого в суд. Судья может вынести решение о содержании подозреваемого под стражей на срок до 15 суток и, впоследствии, продлить этот срок максимум до 18 месяцев[4].

12. Согласно статье 11 (5) Закона о милиции, лицо, подозреваемое в совершении административного правонарушения, может быть задержано милицией на срок до трех суток (с условием, что прокурор будет письменно уведомлен в течение 24 часов с момента задержания) для установления личности подозреваемого и проверки, совершил ли он какие-либо правонарушения. В случае признания виновным, такое лицо может быть приговорено судьей к административному заключению на срок до 15 суток[5].

В соответствии с этой же нормой, лицо, подозреваемое в бродяжничестве, может быть задержано милицией на срок до 30 суток, с одобрения прокурора (т.е. без юридического вмешательства)[6]. В отчете о визите 2002 г. КПП спрашивал, собираются ли украинские власти предпринимать какие-либо шаги для приведения этой нормы в соответствие со статьей  29 Конституции[7]. В своем ответе украинские должностные лица указали, что рассматриваемое положение Закона о милиции не противоречит Конституции, поскольку относится к административному заключению. В свою очередь, учитывая сведения, собранные делегацией во время визита 2005 года относительно административного заключения (см. ниже, в частности, пункты 13 и 17), Комитет считает, крайне желательным применение статьи 29 Конституции в интересах таких лиц. В связи с этим, КПП призывает украинские власти пересмотреть свою позицию по данному поводу.

13. Предосудительная практика использования положений Кодекса об административных правонарушениях и вышеупомянутой статьи 11 (5) Закона о милиции для целей уголовного расследования по-прежнему существует в широком масштабе. Изучение личных дел и регистрационных записей показывает, что, во многих случаях, административные задержанные[8] регулярно допрашивались по уголовным делам без соблюдения базовых гарантий, предоставляемых КПП. Комитет призывает украинское правительство предпринять безотлагательные и решительные шаги для искоренения подобной практики и для установления гарантий, что задержание и допрос лиц, подозреваемых в совершении уголовных преступлений, всегда будут проводиться в полном соответствии с положениями КПП.

14. Ниже Комитет  описывает факты, выявленные делегацией относительно условий содержания в пенитенциарных учреждениях Министерства внутренних дел. В данном контексте, во время визита 2005 года наблюдались меры по улучшению условий содержания в изоляторах временного содержания (ИВС). Министерство начало широкомасштабное обновление и строительство ИВС, оцененное как минимум в 250 миллионов гривен (примерно 40,8 миллионов евро). В 2005 было выделено 11,3 миллиона гривен (примерно 1,85 миллионов евро), и Министерство рассчитывало потратить на 30 миллионов больше (примерно 4,9 миллионов евро); 60 миллионов гривен планировалось выделить на эти цели в 2006 году. Однако представители Министерства внутренних дел подчеркнули, что этих ресурсов явно недостаточно и что прилагаются усилия для развития партнерских отношений с местными (областными) администрациями для их вовлечения в процесс обновления и реконструкции ИВС.

В своем письме от 23 января 2006, украинские власти сообщили КПП, что утверждена новая программа строительства, реконструкции и ремонта пенитенциарных учреждений Министерства внутренних дел на 2006. В частности, это позволит обновить 98 ИВС и построить 21 новый ИВС в 16 регионах.

Комитет отмечает принимаемые меры и еще раз рекомендует, чтобы все государственные институты, связанные с данной проблемой (в частности, Министерство финансов и местные администрации), поддержали действия Министерства внутренних дел, направленные на улучшение условий содержания во всех подчиненных министерству пенитенциарных учреждениях (т.е. ИВС, районные отделы милиции, центры приема и распределения бродяг и специальные центры для содержания под стражей).

 

2. Пытки и другие формы жестокого обращения

15. Со времени первого визита КПП в Украину, обращение с лицами, лишенными свободы, со стороны сотрудников внутренних дел, было поводом для очень серьезного беспокойства. Визит 2005 года выявил небольшое улучшение ситуации, но недостаточное для того, чтобы ликвидировать опасения Комитета. Действительно, в ходе визита-2005 делегация Комитета получила значительное количество заявлений о намеренно жестоком обращении с задержанными (включая несовершеннолетних) со стороны оперативных работников, в частности, во время первичных допросов в районных отделах милиции с целью получения признания в совершении преступления, за которое, собственно, эти лица и были задержаны, или дополнительных признаний, касающихся нераскрытых преступлений. Факты жестокого обращения, о которых было заявлено, заключались в ударах руками, ногами и дубинками. Также поступали жалобы по поводу хлопков по ушам открытой ладонью, болезненное заковывание в наручники (за спиной, с одной рукой через плечо), избиение ремнем или бейсбольной битой. Далее, упоминались и тяжелые металлические предметы, подвешиваемые к различным частям тела, удушение с помощью противогаза, избиение людей в наручниках, с руками и ногами связанными или чрезмерно вытянутыми, введение дубинки в анус. В некоторых случаях жестокость обращения (иногда представляющего собой сочетание нескольких видов жестокого обращения) была таковой, что его можно рассматривать как пытки.

16. Не было получено ни одной жалобы на персонал от лиц, содержащихся в посещенных ИВС, в Киевском специальном центре для содержания под стражей и в Львовском центре приема и распределения несовершеннолетних в Львове. Однако делегация получила несколько заявлений о физическом жестоком обращении и словесных оскорблениях со стороны персонала центров приема и распределения бродяг.

 Кроме того, согласно одному из заявлений, в Ужгородском центре всех заключенных из Африки (и только их) заставляли раздеваться догола в коридоре отделения для заключенных, рано утром, и выполнять физические упражнения перед персоналом. Такие действия, очевидно имеющие расистский характер, абсолютно недопустимы. В своем письме от 23 января 2006 украинские официальные лица указывают, что все заявления были расследованы и что несколько офицеров получили дисциплинарные взыскания.

17. В большинстве случаев заявления о жестоком обращении касались событий, происходивших за несколько недель или даже месяцев до визита делегации. Поэтому любые следы, которые могли бы подтвердить факты жестокого обращения, исчезали за этот период. Однако врачи делегации смогли обнаружить в процессе обследования несколько заключенных с очевидными следами, подтверждающими их жалобы о недавнем жестоком обращении. Для иллюстрации, опишем следующие случаи:

- задержанный, опрошенный делегацией в районном отделении милиции в Киеве заявил, что, за девять дней до визита, на него были надеты болезненно тесные наручники, и несколько милиционеров избивали его руками и ногами, а также били дубинкой по рукам. Он также указал, что во время избиения он потерял сознание. Медик делегации произвел медицинское обследование и обнаружил: поверхностную рану (4.5 x 0.3 см), покрытую коричневато-красной коркой, на переднелатеральной стороне левого локтя и две царапины (5 x 0.2 см; 7 x 0.2 см), частично зажившие, а частично покрытые коричневой коркой; две параллельные ссадины (1.2 x 0.2 см каждая), покрытые тонкой коричневой коркой, на левом предплечье; большой гнойник на боковой стороне левого локтя.

- другой заключенный, находящийся в ИВС, сообщил, что примерно за неделю перед визитом, его били руками и ногами по голове в районном отделении милиции, после чего он в течение двух дней страдал от сильных головных болей и периодических носовых кровотечений. В ходе обследование медик делегации выявил: две линейные поверхностные рваные раны длиной 1.2 см и 1.5 см, покрытые коричневой коркой, на носу; три параллельных красно-коричневых ссадины (0.4 x 0.2 см; 0.5 x 0.2 см и 0.8 x 0.2 см) в области левой брови.

- третий, опрошенный в центре приема и распределения бродяг, заявит, что за шесть дней до визита он получил множество ударов от милиционеров, которые пытались получить его признание. Он рассказал, что через сутки он был переведен в центр приема и распределения бродяг, где он также подвергался избиениям, в том числе и милицейской дубинкой, даже в день прибытия делегации. В ходе обследования данного лица врачом делегации было выявлено впечатляющее количество (16) совсем недавних повреждений (красно-фиолетовых гематом, ссадин и ран) на лице, ушах, грудной клетке, верхних и нижних конечностях, размерами от 0.5 x 0.2 см до 30 x 0.5 см.

18. В свете фактов, выявленных делегацией, Комитета вынужден возвратиться к выводу, сделанному в пункте 20 своего отчета о визите 2002 года. Сейчас, три года спустя, лица, содержащиеся в местах лишения свободы Министерства внутренних дел, по-прежнему подвергаются существенному риску жестокого обращения, а порой и жестокому обращению, граничащему с пытками, со стороны оперативных работников, в частности, во время допросов.

19. КПП принимает к сведению мнение украинских официальных лиц, изложенное в письме от 23 января 2006, в котором они решительно осудили применение пыток и других форм жестокого обращения и заявили, что, несмотря на принятые меры, эта практика еще не искоренена. Комитет также учитывает, что некоторые меры были приняты в этой области со времени прошлого визита: внесение изменений в статью 127 Уголовного кодекса (применение пыток), ужесточающие санкции против лиц, совершающих это преступление; введение должности Советника по правам человека при Министерстве внутренних дел; интенсификация обучения правам человека; образование мобильных групп для предотвращения незаконных действий работников милиции путем надзора над оперативной деятельностью.

Однако с момента принятия многих из этих мер прошло слишком мало времени для того, чтобы они дали какие-либо результаты и, в связи с этим, необходимы другие действия для борьбы с основными причинами жестокого обращения. Некоторые из этих действий соответствуют долгосрочным рекомендациям Комитета, которые еще должны быть выполнены. Только их выполнение явно подтвердит готовность украинских властей положить конец жестокому обращению.

20. В данном контексте очень важным остается тот факт, что политики высшего уровня активно демонстрируют готовность к борьбе с пытками и другими формами жестокого обращения – это будет способствовать деятельности на других уровнях. Комитет приветствует заявление от 26 сентября 2003, сделанное тогдашним Министром внутренних дел по этому поводу. Однако, информация, собранная во время визита 2005 года свидетельствует, что такие заявления следует повторить. Поэтому КПП рекомендует принять на высшем уровне обращение о «нулевой толерантности» к пыткам и другим формам жестокого обращения и регулярно передавать его всему персоналу органов внутренних дел.

21. Это обращение должно распространяться через профессиональное обучение. Не существует более надежной гарантии против жестокого обращения, чем категорический отказ всех работниковвнутренних дел от таких методов; это особенно касается допросов задержанных. КПП приняло во внимание, что украинские власти приняли ряд мер для внедрения международных стандартов прав человека в программы профессионального обучения и для усиления правового компонента этих программ. В то же время Комитет считает, что практическое профессиональное обучение в Украине должно обеспечить превалирование принципа «от свидетельства к подозрению», вместо «от подозрения к свидетельству», в ежедневной практике всех сотрудников, вовлеченных в процесс уголовного судопроизводства (оперативных работников, следователей, прокуроров и судей). В связи с этим КПП призывает украинские власти обратить пристальное внимание на сферу профессионального обучения, особенно на усовершенствование методов уголовного расследования, включая судебные свидетельства. Это необходимо сочетать с принятием подробных правил допроса подозреваемых в уголовных преступлениях (включая первичный допрос оперативными работниками), на основе уже имеющихся директив.

22.  Кроме того, необходимо способствовать развитию уважения к закону и понимания, что сотрудничать с коллегами, склонными к жестокому обращению, непрофессионально и небезопасно с точки зрения карьеры. Отсюда следует необходимость существования системы донесения о нарушениях закона. Во время визита 2005 года делегация отметила, исследуя регистрационные записи в посещенных пенитенциарных учреждениях, случаи, когда заявления заключенных о фактах жестокого обращения не влекли за собой никакой реакции со стороны сотрудников этих учреждений.

В свете вышесказанного, КПП рекомендует украинским властям организовать, в рамках Министерства внутренних дел, систему сообщения информации о жестоком обращении (предполагающую обязанность персонала передавать такую информацию в компетентные органы).

 23. Комитет неоднократно подчеркивал, что одним из наиболее эффективных средств для предотвращения жестокого обращения является тщательное расследование властями всей получаемой ими информации, указывающей на жестокое обращение, независимо от того, носит ли эта информация характер официальной жалобы, или нет. В то же время, если факт жестокого обращения доказан, должно последовать соответствующее наказание. Это – необходимое условие борьбы с безнаказанностью.

24. В 2005 делегация получила ряд заявлений от задержанных, о том, что жалобы судьям на жестокое обращение не повлекли за собой никакой реакции последних. В своем предыдущем отчете Комитет приветствовал изменения в УПК, согласно которым задержанные, к которым применяется содержание под стражей, должны быть доставлены в суд. Это предоставило данным лицам замечательную возможность сообщить, сталкивались ли они с жестоким обращением; такая мера безопасности не должна пропадать зря.

 КПП еще раз рекомендует чтобы, в случае, если задержанный подает судье жалобу о жестоком обращении, эта жалоба фиксировалась письменно, немедленно проводилось медицинское освидетельствование, и предпринимались необходимые шаги для обеспечения должного расследования жалобы (требование статьи 97 УПК). Такой подход должен применяться вне зависимости от того, имеет ли задержанный, подающий жалобу, видимые внешние повреждения. Более того, даже если жалоба на жестокое обращение не подается, медицинское освидетельствование должно быть проведено, если есть какие-либо основания полагать, что данное лицо могло стать жертвой жестокого обращения.

25. Далее, следует подчеркнуть существенную роль прокуратуры в этой сфере, поскольку данный орган обязан производить уголовное расследование заявлений о жестоком обращении со стороны сотрудников правоохранительных органов. Комитет принял к сведению информацию, предоставленную Генеральной прокуратурой[9]. Но данные, полученные делегацией в 2005 году, вызвали множество вопросов относительно конкретных способов проведения таких расследований. Например, в случае с недавней жалобой на жестокое обращение, поданной адвокатом лица, задержанного за административное нарушение, которое впоследствии было переквалифицировано из «административного» в «уголовное», прокурор Мукачевской прокуратуры ограничился опросом сотрудников милиции, связанных с этим делом, и, на этом основании, постановил не открывать уголовное дело.

26. Для того, чтобы расследование случаев жестокого обращения было эффективным, оно должно проводиться тщательно; иначе говоря, в результате следствия должно быть установлено, были ли силовые или другие использованные методы оправданы при данных обстоятельствах, определена личность виновных и, если нужно, наказание. Все разумные шаги должны быть предприняты для получения сведений, касающихся рассматриваемого случая жестокого обращения, включая идентификацию и опрос предполагаемых жертв, подозреваемых и свидетелей (например, дежурных работников милиции, других заключенных и т.д.), изъятие предметов, которые могли использоваться при жестоком обращении, и получение результатов медицинского освидетельствования. Расследование  также должно быть достаточно быстрым и всесторонним, то есть существенные эпизоды и сопутствующие обстоятельства, указывающие на жестокое обращение, не должны игнорироваться.

КПП рекомендует украинским властям распространить, через соответствующие каналы, необходимые инструкции для обеспечения выполнения этих основных принципов прокурорами в их ежедневной практике.

27.  В данном контексте очень важно, чтобы не существовало никаких преград между лицами, жалующимися на жестокое обращение, и врачами, которые могут предоставить прокуратуре и суду отчет о медицинском освидетельствовании. В соответствии с информацией, собранной в 2005 году, такие освидетельствования были доступны только с разрешения милиции, следователя или прокурора.

КПП рекомендует, чтобы лица, жалующиеся на жестокое обращение, или их адвокаты имели право на прямой запрос (без предварительного разрешения милиции, прокурора или судьи) медицинского освидетельствования/заключения от врача с признанной судебно-медицинской квалификацией. В случае необходимости должны быть приняты соответствующие положения.

28. В свете других фактов, выявленных делегацией относительно содержания медицинских справок, выданных лицам с видимыми повреждениями, КПП повторяет свою рекомендацию, приведенную в пункте 26 отчета о визите 2000 года, что медицинские справки должны содержать:

а) отчет о заявлениях, сделанных обследуемым лицом, связанных с медицинским освидетельствованием (включая описание его/ее состояния здоровья и любые жалобы на жестокое обращение);

б) список объективных медицинских данных, основанных на тщательном обследовании;

в) врачебное заключение в свете а) и б). В этом заключении врач должен указать степень соответствия жалоб и объективных медицинских данных; это позволит уполномоченным лицам, в частности, работникам прокуратуры, произвести правильную оценку информации, содержащейся в деле.

Задержанный, а также его/ее адвокат, должны быть снабжены копией такой справки.  

Что касается других аспектов, относящихся к медицинским освидетельствованиям задержанных, см. пункт 57 данного документа.

29. В течение многих лет КПП рекомендует прекратить практику, когда ИВС отказываются принимать заключенных с видимыми повреждениями и возвращает их в районные отделения милиции, откуда они прибыли, или в другие учреждения внутренних дел, если сопровождающий заключенного сотрудник милиции не может предъявить медицинской справки, в которой эти повреждения зафиксированы (см., в частности, пункты 26 и 46 отчета о визите 2002 года). Однако эта практика продолжалась в 2005 году. В свете вышесказанного, КПП призывает украинские власти исполнять в будущем эту важную рекомендацию для предотвращения жестокого обращения. Это подразумевает введение соответствующей процедуры для всех пенитенциарных учреждений внутренних дел, согласно которой, в случае прибытия в учреждение заключенного с видимыми повреждениями, он должен быть немедленно осмотрен врачом.


 3. Основные способы предотвращения жестокого обращения

30. В отчетах о предыдущих визитах КПП представил ряд рекомендаций и комментариев относительно основныхспособов предотвращения жестокого обращения с лицами, лишенными свободы, со стороны сотрудников органов внутренних дел. В связи с этим Комитет напоминает, что он придает особое значение трем правам, а именно праву задержанных уведомить о своем задержании близких родственников или других лиц, праву доступа к адвокату и праву доступа к врачу. Следует подчеркнуть, что этими правами должны пользоваться не только подозреваемые в уголовных преступлениях, но и другие категории лиц, независимо от их законного статуса, с момента лишения свободы, т.е. с момента, когда данные лица вынуждены остаться в учреждении внутренних дел. Также важно, чтобы эти лица, задержанные правоохранительными органами, были немедленно ознакомлены со своими правами, включая вышеупомянутые права, на понятном им языке.

В 2005 г. большая часть этих прав была включена в статью 5 Закона о милиции[10]. Это – шаг в правильном направлении. Однако, информация, собранная делегацией во время визита 2005 года, показала, что законодательная база по-прежнему требует усовершенствования, и что по-прежнему существуют глубокие расхождения между существующими законами и практикой.

31. Что касается права задержанного уведомить о своем задержании близких родственников или других лиц, закон гласит, что о задержании должно быть немедленно, не позднее двух часов после задержания, сообщено родственникам. Во время визита 2005 года заключенные, которые встречались с делегацией, в основном рассказывали, что об их задержании родственники были уведомлены. Однако некоторые заключенные жаловались на неоправданные задержки (до пяти дней). КПП рекомендует украинским властям обеспечить строгое выполнение новых норм.

32. Право на доступ к адвокату было предметом постоянного беспокойства Комитета со времени первого визита в Украину семь лет назад. Ситуация, которая наблюдалась в этой области в 2005 году, была по-прежнему неприемлемой. Очень малая часть подозреваемых по уголовным делам, с которыми общались члены делегации, действительно имели доступ к адвокату. Многие из опрошенных жаловались, что им было отказано в доступе к адвокату, что их заставили подписать отказ от этого права или сказали, что адвокат им не нужен. Лица, задержанные в соответствии с Кодексом об административных нарушениях, по-прежнему не имеют доступа к адвокату во время их задержания милицией.

Конечно, современная редакция статьи 5 Закона о милиции содержит положения, явно предусматривающие доступ к «адвокату защиты» для лиц «задержанных или арестованных (содержащихся под стражей)». То есть, если такие лица просят об этом устно или письменно, милиция должна немедленно (не позднее, чем через два часа с момента задержания) связаться с адвокатом; они должны получать информацию, необходимую для защиты своих прав и интересов […] с помощью адвоката с момента задержания или ареста (содержания под стражей) и могут отказываться давать любые объяснения и показания до прибытия защитника, а также «иметь гарантированную возможность получать правовую помощь адвоката защиты с момента задержания или ареста (содержания под стражей)». Эти дополнения к закону до сих пор не привели к необходимым изменениям в УПК, касающимся доступа к адвокату, вопреки рекомендациям КПП (см. пункт 29 отчета о визите 2002 г.)[11]. Недостаточная прозрачность существующей законодательной базы по-прежнему оставляет простор для частных интерпретаций Закона о милиции в части, касающейся права на доступ к адвокату лиц, лишенных свободы.

КПП призывает украинские власти принять все необходимые меры, чтобы все лица, лишенные свободы правоохранительными органами, имели право на доступ к адвокату с момента, когда эти лица вынуждены остаться в учреждении внутренних дел. Под этим моментом следует понимать время, когда они доставляются или обязываются прибыть (и остаться) в учреждении внутренних дел.

33. В связи с этим, статья 45 УПК предусматривает, что помощь адвоката обязательна, когда лицо, не достигшее 18 лет, становится подозреваемым или получает информацию об обвинении, выдвинутом против него/нее. Однако, значительное количество несовершеннолетних задержанных, встретившихся с делегацией в 2005 году, указали, что они допрашивались сотрудниками правоохранительных органов без участия адвоката. КПП вынужден подчеркнуть, что несовершеннолетние, задержанные милицией, представляют собой, в силу своего возраста, особенно уязвимую категорию задержанных, и поэтому они не должны самостоятельно принимать важные правовые решения. КПП рекомендует украинским должностным лицам принять необходимые меры для того, чтобы несовершеннолетние задержанные не делали никаких заявлений и не подписывали никаких документов, относящихся к правонарушениям, в совершении которых они подозреваются, без присутствия адвоката.

34. В своих отчетах о визитах 1998 и 2000 годов, Комитет изучил проблему доступа к адвокату.

34. По этому поводу Комитет снова подчеркивает, что право на доступ к адвокату должно включать право заинтересованного лица на разговор с ним наедине (то есть в отсутствие сотрудников внутренних дел и/или других представителей администрации пенитенциарного учреждения, следователя, прокурора или судьи). Кроме того, заинтересованное лицо должно также иметь право на присутствие адвоката во время любых допросов, независимо от того, проводятся ли они до официального объявления такого лица подозреваемым или после, и независимо от того, проводится ли допрос представителем органов дознания, следователем, прокурором или судьей.

КПП рекомендует украинским властям предпринять необходимые шаги для обеспечения соответствия права лиц, лишенных свободы, на доступ к адвокату вышеизложенным требованиям.

35. Пока не будет существовать действующей системы квалифицированной и бесплатной правовой помощи для нуждающихся людей, лишенных свободы, право на доступ к адвокату останется, в большинстве случаев, чисто теоретическим. В Украине множество таких людей, и в 2005 г. не существовало системы для обеспечения их услугами назначенного адвоката[12]. КПП рекомендует украинским властям принять, без промедления, необходимые правовые и другие меры для внедрения системы квалифицированной правовой помощи для лиц, лишенных свободы, которые не в состоянии оплатить услуги адвоката; рекомендации, резолюции и мнения экспертов Совета Европы должны быть приняты во внимание.

36. Хотя факты, выявленные делегацией в ходе визита 2005 года, свидетельствуют, что в большинстве случаев сотрудники правоохранительных органов вызывают скорую помощь в случае необходимости, до сих пор не существует законодательных норм о праве задержанного лица на доступ к медицинской помощи. Как видно из изменений, внесенных в Закон о милиции[13], необходимость медицинского вмешательства по-прежнему оценивается работниками правоохранительных органов по их собственному разумению. КПП еще раз рекомендует официально гарантировать это право.

38. Согласно статье 5 Закона о милиции, задержанный должен быть устно проинформирован о его/ее правах и, в то же время, снабжен документом, разъясняющим эти права в письменном виде. Тем не менее, во время визита 2005 года, подавляющее большинство задержанных не были проинформированы об их правах в момент задержания. Позже, когда информация была предоставлена, она содержала лишь ссылки на законные положения (например, соответствующие статьи Конституции и УПК для подозреваемых по уголовным делам, и статья 268 Кодекса об административных правонарушениях для задержанных по административным делам), без дальнейших разъяснений содержания этих статей и предусматриваемых ими прав. Поэтому КПП призывает украинские власти  систематически снабжать всех лиц, содержащихся в учреждениях внутренних дел, документом, разъясняющим их права, с момента задержания. Этот документ должен быть доступен на достаточном количестве языков.

 38. Информация, собранная во время визита 2005 года, показала, что точная и аккуратная регистрация данных о задержаниях остается серьезной проблемой. Факты, выявленные делегацией, свидетельствуют что, во многих случаях, период задержания (от нескольких часов до одних суток) не регистрировался в протоколах задержания. В то же время, регистрационные записи в местах лишения свободы часто содержали неточные данные и даже, в некоторых случаях, неверную информацию. Для примера: в регистрационном журнале одного из районных отделений милиции было записано, что некое лицо было задержано на два часа, в то время как было установлено, что на самом деле, задержанный оставался в отделение милиции в течение трех дней. Украинские власти должны предпринять решительные действия, чтобы положить конец такому положению дел.

КПП рекомендует предпринять шаги для обеспечения безотлагательной официальной регистрации в случае лишения свободы лица правоохранительными органами, независимо от причин лишения свободы. Далее, после помещения задержанного лица в камеру, все моменты его/ее последующего перемещения из камеры также должны быть зарегистрированы; эта запись должна содержать дату и время перемещения задержанного из камеры, место, куда задержанный перемещен, данные должностного лица, ответственного за это перемещение, а также дату и время возвращения.

 

4. Условия заключения в учреждениях Министерства внутренних дел

 a. Районные отделения милиции и изоляторы временного содержания (ИВС)

39. Во время визита 2002 года были выявлены случаи, когда люди задерживались на продолжительный срок – несколько дней, недель или даже месяцев, запертые 24 часа в сутки в переполненных (особенно в Киеве) [14], маленьких, узких[15], грязных, темных и плохо вентилируемых камерах (в некоторых случаях, без надлежащей отопительной системы) в районных отделениях милиции; задержанные могли отдохнуть или поспать только на узких лавках (от 20 до 40 см шириной) без матрасов и одеял. Как и раньше, задержанные выводились из камер в туалет только в определенное время, в остальное время они были вынуждены использовать ведро для отправления естественных надобностей. Нигде, за исключением одного отделения милиции (Шевченковского райотдела внутренних дел в Львове) заключенные не имели возможности помыться. Кроме того, задержанные могли рассчитывать только на пищу, принесенную родственниками, и не всегда имели доступ к питьевой воде.

40. В своем отчете о визите 2002 г. КПП ясно указал, что содержание в таких условиях в течение длительного времени легко может быть квалифицировано как бесчеловечное и унизительное обращение. Это заставило делегацию, в конце визита 2005 г., во второй раз обратиться к статье 8, пункт 5 Конвенции и потребовать от украинских властей положить конец практике содержания задержанных в таких условиях в течение длительного времени.

41. В своем ответе от 23 января 2006 украинские официальные лица указали, что они подготовили, в рамках программы по обновлению и реконструкции временных изоляторов, проект приказа Министерства внутренних дел, включающий необходимые требования к условиям содержания в изоляторах районных отделений милиции.

42. КПП принимает во внимание эту инициативу. Однако ответ украинского правительства не касается основных замечаний КПП, в которых он призывает положить конец неприемлемой практике содержания задержанных лиц в районных отделениях милиции в течение длительного времени.

Пришло время полностью пересмотреть использование районных отделений милиции. До сих пор эти учреждения были забытой частью системы, и власти уделяли мало внимания условиям содержания в таких местах. Как сказано в пункте 38 отчета о визите 2002 года, такие учреждения не предназначены для длительного содержания. Однако, их можно, без чрезмерных финансовых расходов, легко и быстро превратить в места для содержания в течение нескольких часов. Следует подчеркнуть, что Министерство внутренних дел имеет учреждения для продолжительного содержания под стражей (ИВС, центры приема и распределения бродяг, специальные центры содержания под стражей и т.п.)

Следовательно, КПП призывает украинские власти раз и навсегда положить конец содержанию задержанных лиц в районных отделениях милиции на период, превышающий несколько часов; в случае необходимости, соответствующие законы и правила должны быть приняты. Комитет запрашивает подтверждение, в течение трех месяцев, что данное требование выполнено.

Далее, для того, чтобы камеры в районных отделениях милиции имели приемлемые условия для содержания в течение нескольких часов, украинские должностные лица обязаны:

- обеспечить, чтобы все камеры в районных отделениях милиции имели соответствующее искусственное освещение и вентиляцию, и, если нужно, должным образом отапливались;

- укомплектовать камеры санитарно-техническим оборудованием (включая как минимум один унитаз и один умывальник);

- установить для каждой камеры, в зависимости от ее размера, максимальное число содержащихся там людей, которое не должно превышаться ни при каких условиях, и изъять из эксплуатации все камеры размером менее 2 м²;

- обеспечить доступ к питьевой воде;

- дать строгие инструкции, чтобы все задержанные имели беспрепятственный доступ к санитарно-техническому оборудованию;

- поддерживать чистоту в камерах.

43. Напротив, что касается посещенных ИВС, КПП хочет выразить удовлетворение восстановительными работами, проведенными в Киевском ИВС. Камеры имеют достаточное натуральное освещение благодаря увеличению окон, соответствующие вентиляцию и отопление и доступ к проточной горячей и холодной воде. Они снабжены кроватями, чистыми матрасами и постельным бельем. Туалеты в камерах полностью изолированы. Заключенные имеют доступ к душу при поступлении и далее раз в неделю. Кроме того, они имеют возможность смотреть телевизор и читать. Учреждение было оборудовано тремя внешними прогулочными дворами (площадью от 11 до 16 м²), два из них частично закрытые. Однако значительное количество задержанных жаловались, что прогулки не превышают 30 минут и разрешены только два или три раза в неделю.

В Мукачевском ИВС, который был недавно реконструирован, материальные условия также в основном удовлетворительные (т.е. внутрикамерные туалеты, звонки для вызова и проч.). Однако, в камерах с окнами, выходящими на улицу, окна по-прежнему закрыты ставнями, препятствующими достаточному доступу естественного света. Кроме того, было бы желательным увеличить доступ к душу по примеру Киевского ИВС.

Условия заключения в Львовском и Полтавском ИВС оставляет желать лучшего: многие камеры скудно освещены (некоторые из них вообще не имеют доступа к естественному освещению) и плохо вентилируются. В Полтаве туалеты внутри камер не изолированы, а в Львове административные задержанные (в отличие от других категорий заключенных, которые имеют свободный доступ к туалету) вынуждены большую часть времени пользоваться ведрами для отправления естественных надобностей. В Полтавском ИВС заключенные не имеют возможности пользоваться душем. В обоих ИВС не проводятся прогулки (Львовский ИВС вообще не имеет двора для прогулок, а в Полтавском такой двор (площадью около 50 м²) существует, но не используется). Украинские власти сообщили КПП в письме от 23 января 2006, что в Львове в 2006 году будет построен новый ИВС, и что планируется реконструкция Полтавского ИВС. Эти меры приветствуются.

44. В целом, общей чертой всех посещенных ИВС был чрезмерный официальный уровень заполнения камер: например, семь кроватей в 19-метровой камере в Киеве, четыре кровати в девятиметровой камере в Мукачево, четыре кровати на 6 м² в Львове и две кровати в камере 6 м² в Полтаве. Кроме того, в Львове делегация видела камеры площадью менее 5 м², предназначенные для двух человек.

45. Далее, в некоторых посещенных ИВС, доступ к средствам личной гигиены (включая средства личной гигиены для женщин) был затруднен. Фактически, многое здесь зависит от отношения персонала учреждения.

46. КПП рекомендует уделить особое внимание строительству нового ИВС в Львове и реконструкции Полтавского ИВС. Кроме того, Комитет рекомендует:

- принять необходимые меры для обеспечения соответствующего натурального освещения всех камер в Мукачевском ИВС;

- увеличить доступ к душу в Мукачевском ИВС;

- немедленно принять меры для обеспечения беспрепятственного доступа заключенных к туалету во Львовском ИВС;

- обеспечить снабжение задержанных средствами личной гигиены;

- безотлагательно ввести в эксплуатацию прогулочный двор в Полтавском ИВС и предоставить задержанным возможность ежедневной прогулки в течение как минимум часа.

КПП рекомендует значительно снизить максимальный уровень заполнения камер во всех посещенных ИВС, обеспечив как минимум 4 м² жизненного пространства для каждого заключенного. Кроме того, все камеры площадью менее 6 м² не должны использоваться для содержания заключенных.

47. В трех посещенных ИВС, а именно в Киеве, Львове и Мукачево, камеры были оборудованы внутренними системами видеонаблюдения (СВН). В принципе, КПП не возражает против применения средств видеонаблюдения для надзора за заключенными, при условии, если наблюдение за заключенными не ведется во время гигиенических процедур и использования туалета. Кроме того, такие системы не должны препятствовать прямому контакту заключенных с персоналом. Они не должны, ни при каких обстоятельствах, заменять регулярные проверки камер персоналом для обеспечения безопасности заключенных. КПП призывает украинские власти обратить пристальное внимание на вышеприведенные замечания относительно использования СВН в камерах. Комитет также хотел бы получить копии положений, регулирующих использование СВН.

48. Что касается контактов с внешним миром, то, несмотря на усилия, приложенные для увеличения длительности посещений и оборудования ИВС специальными помещениями, очень немногие заключенные получают от следственных органов разрешения на посещения. КПП рекомендует принять меры для обеспечения права заключенных на посещения. Любой отказ следственных органов разрешить такое посещение должен быть специально обоснован нуждами следствия, требует утверждения органом, не связанным с данным делом, и может применяться только в течение указанного промежутка времени.

б. Другие учреждения Министерства внутренних дел

49. Материальные условия в Киевском, Львовском и Ужгородском центрах приема и распределения  бродяг были большей частью неудовлетворительными, принимая во внимание возможную длительность заключения (до 30 суток). Многие камеры были чрезмерно переполнены (например, 38 заключенных в камере площадью 75 м² в Киеве или 7 человек в камере площадью 9,8 м² в Ужгороде). Освещение камер (естественное или искусственное) и вентиляция были недостаточными в большинстве посещенных учреждений, а туалеты были либо не изолированы, либо недостаточно изолированы. В Ужгороде, где камеры не были оборудованы туалетами, доступ к этим удобствам обеспечивался два или три раза в день; в остальное время заключенные были вынуждены пользоваться ведрами. Кроме того, в Киеве заключенные не были обеспечены матрасами и одеялами. В некоторых учреждениях (в Киеве и Львове) состояние душевых было крайне плачевным.

В Киеве делегации сообщили, что учреждение будет расширено на третий этаж здания, занимаемое в то время специальным центром для содержания под стражей (см. пункт 50 ниже). Должностные лица также сообщили КПП, что новый центр для бродяг будет построен в Ужгороде.

50.  В Киевском специальном центре, в котором содержатся лица, приговоренные к административному заключению на срок до 15 суток, материальные условия оставляют желать лучшего, в частности, степень доступа к естественному освещению в некоторых камерах, где окна защищены металлическими решетками. Далее, туалеты в камерах для содержания нескольких заключенных не изолированы. Из сказанного следует, что этот центр должен быть переведен в обновленную часть здания с удовлетворительными условиями содержания, туалеты должны быть полностью изолированы, а металлические ставни с окон удалены.

51. Что касается распорядка дня в центрах приема и распределения бродяг и Киевского специального центра для содержания под стражей, то большинство задержанных проводят день в запертых камерах без предоставления ежедневной часовой прогулки, хотя центры приема и распределения бродяг оборудованы прогулочными двориками. Более того, задержанные не имеют доступа к радио и телевизору.

Кроме того, правила внутреннего распорядка центров для бродяг содержат некоторые абсолютно неприемлемые пункты, такие как запрет контактов с внешним миром и запрет прогулок как дисциплинарное наказание для лиц, содержащихся в этих центрах.

52. В свете вышесказанного, КПП рекомендует украинским должностным лицам:

- значительно уменьшить максимальный уровень заполнения камер во всех посещенных учреждениях до минимальной нормы 4 м² жилого пространства на одного заключенного;

- устранить все упомянутые недостатки, связанные с естественным освещением, искусственным освещением и вентиляцией в Киевском и Львовском центрах приема и распределения бродяг и Киевском специальном центре для содержания под стражей;

- снабдить всех заключенных в центрах приема и распределения бродяг чистыми матрасами и постельным бельем;

- принять безотлагательные меры для обеспечения всех заключенных, независимо от их правового положения, как минимум часовой ежедневной прогулкой, и пересмотреть правила для предотвращения использования запретов на прогулки в качестве дисциплинарного наказания;

- обеспечить доступ заключенных к радио, телевизору и материалам для чтения;

- пересмотреть правила и их практическое применение для обеспечения права заключенных на посещения и получение/отправку писем;

- обеспечить скорейшее сооружение нового центра приема и распределения бродяг в Ужгороде.

Кроме того, КПП желает получить подробные сведения о планируемых изменениях в Киевском центре приема и распределения бродяг и Киевском специальном центре для содержания под стражей.

53. В некоторых случаях делегация наблюдала факты, когда лица, приговоренные к административному заключению, назначались на работы вне пенитенциарного учреждения, не получая вознаграждения за работу. Компании, на которые работали эти заключенные, перечисляли заработную плату администрации центров для содержания под стражей, а те, в свою очередь, направляли полученные суммы на ремонт учреждений. КПП всегда приветствует усилия, направленные на предоставление задержанным работы. Однако, в условиях рыночной экономики, любой труд должен быть оплачен. Комитет хочет получить комментарии украинских властей по этому поводу.

54. Лица, содержащиеся во Львовском центре приема и распределения несовершеннолетних, могут быть задержаны там на срок до двух месяцев. Материальные условия в спальнях могут считаться, в целом, удовлетворительными, если не принимать во внимание максимальный уровень заполнения (например, 7 кроватей в комнате площадью 18 м²). К тому же, состояние туалетов в карантинном отделении и душевых крайне плохое.

Несмотря на скудные финансовые возможности, прилагаются усилия для организации свободного времени несовершеннолетних (образование, доступ к ТВ/радио, материалам для чтения, настольным играм). Задержанные имеют возможность прогулки в прекрасном внешнем дворе (до 3 часов в день). В то же время, лица, содержащиеся в карантинном отделении (обычно в течение пары дней, а в исключительных случаях – до 15 дней) не имеют возможности прогулок. Также обеспечены контакты с внешним миром (посещения, телефонные звонки).

55. Комитет рекомендует предпринять шаги для: 

- уменьшения максимального уровня заполнения комнат для обеспечения соответствующего жилого пространства на каждого человека (как минимум 4 м²);

- переоборудовать туалеты в карантинном отделении и душевые;

- обеспечить для заключенных, содержащихся в карантинном отделении, как минимум один час прогулки ежедневно.

 Кроме того, КПП призывает украинские власти приложить все усилия для предоставления заключенным широких возможностей для времяпрепровождения.

В.  Охрана здоровья и туберкулез в учреждениях внутренних дел

56.  Вопрос о праве на врачебную помощь для лиц, лишенных свободы персоналом правоохранительных органов, был поднят выше в пункте 36. Охрана здоровья таких лиц в ИВС остается предметом беспокойства Комитета, поскольку в большинстве посещенных учреждений нет фельдшеров. КПП снова призывает украинские власти обеспечить регулярное присутствие фельдшера во всех ИВС. Естественно, часы посещения должны назначаться с учетом различных особенностей каждого ИВС (размер, степень заполнения, оборот и т.п.). В любом случае, каждое поступающее в ИВС лицо должно быть обследовано квалифицированным медицинским персоналом в течение 24 часов после его/ее прибытия.

57. Кроме того, в посещенных ИВС, где присутствие фельдшера было обеспечено, центрах приема и распределения бродяг и специальном центре для содержания под стражей медицинское обследование после поступления в учреждение проводилось поверхностно, даже без должного физического осмотра прибывших лиц. Это очень серьезная проблема, не только с точки зрения охраны здоровья, но и с точки зрения предотвращения жестокого обращения. В реальности, такое обследование сосредоточено, в первую очередь, на выявлении лиц с видимыми повреждениями для предотвращения возможных обвинений персонала пенитенциарного учреждения в жестоком обращении. К тому же, все медицинские освидетельствования и записи компрометируются тем, что они систематически проводятся в присутствии сотрудников милиции.

КПП рекомендует разработать строгие инструкции, чтобы любое медицинское обследование проводилось тщательно и включало в себя соответствующий физический осмотр обследуемого. Затем Комитет в очередной раз рекомендует, чтобы все обследования проводились вне зоны слышимости и видимости сотрудников милиции (кроме случаев, когда медицинский персонал просит об обратном).

58. Наблюдения делегации относительно туберкулеза также вызывают серьезное беспокойство. Часто наблюдались значительные задержки в обследовании на туберкулез. Кроме того, лица, подвергшиеся  задержанию во время прохождения противотуберкулезного лечения, не получали такового, находясь под стражей в районных отделениях милиции. Такие больные, не прошедшие обследование и не получающие лечения, содержатся неделями или даже месяцами в районных отделениях милиции в невыносимых условиях, описанных в пункте 39 данного отчета. Эта проблема усугубляется отказом ИВС принимать лиц, страдающих туберкулезом. Такое положение вещей влечет опасность передачи туберкулеза между заключенными, и даже заражения персонала. Кроме того, прерывание лечения может значительно ускорить развитие туберкулеза у больного. КПП принимает во внимание совместный план Министерства охраны здоровья и Министерства внутренних дел по решению проблемы лечения задержанных больных туберкулезом (см. Совместный Приказ №331/645 от 6 июля 2004 г.). Этот Приказ гласит, что лица, страдающие туберкулезом и задержанные  милицией, могут проходить лечение в местных медицинских учреждениях. В своем письме от 23 января 2006 украинское правительство указало, что 407 задержанных могут быть размещены в 95 охраняемых палатах в муниципальных туберкулезных диспансерах. Это - многообещающее начинание, но его недостаточно. Поэтому Комитет рекомендует, чтобы совместный план Министерства охраны здоровья и Министерства внутренних дел по обеспечению соответствующего лечения задержанных, больных туберкулезом, в  муниципальных туберкулезных диспансерах был безотлагательно воплощен в жизнь. В этой связи КПП хочет также получить подробную информацию об этом плане и его внедрении, включая список медицинских учреждений, имеющих отделения для лечения задержанных милицией лиц, больных туберкулезом, в каждом регионе страны.

Кроме того, Комитет рекомендует украинским властям обеспечить:

- раннее и эффективное обследование на туберкулез всех лиц, задержанных милицией;

- непрерываемое лечение лиц, которые принимали противотуберкулезные лекарства до задержания.

B. Иностранные граждане, задержанные в соответствии с законодательством об иностранцах

1. Предварительные замечания

59. Правовые нормы, применяемые к иностранным гражданам, задержанным в соответствии с законодательством об иностранцах, были описаны в отчете КПП о визите 2002 года (см. пункт 50 CPT/Inf (2004) 34). В этой связи, особое внимание должно быть уделено статье 263 Кодекса об административных правонарушениях, согласно которой милиция или пограничная служба могут задержать лицо, подозреваемое в нарушении законодательства об иностранцах на срок до 72 часов, с условием, что прокурор будет письменно уведомлен «в течение 24 часов с момента задержания», или на срок до 10 дней с одобрения прокурора (для лиц, не имеющих документов, идентифицирующих личность). КПП принимает во внимание, что украинские власти внесли изменения в статью 32 Закона "О правовом статусе иностранцев и лиц без гражданства», согласно которым срок задержания может быть в дальнейшем увеличен максимум до 6 месяцев, а законность такого задержания рассматривается административным судом[16].

 Однако Комитет обращает внимание, что пункт 3 Типовых положений об изоляторах временного содержания для иностранцев и лиц без гражданства, нелегально проживающих в Украине, от 2003 г.[17] содержит список исключительных случаев, когда срок задержания может превышать шесть месяцев по причине болезни, по административным причинам (официальное уведомление о конкретной дате выдачи паспорта или средств, необходимых для возвращения) или по «аналогичным причинам». КПП хотел бы получить разъяснения по поводу «аналогичных причин», которые могут вызвать продление задержания иностранных граждан на срок более шести месяцев. Кроме того, Комитет хочет знать, рассматривается ли судом законность такого продления срока.

60. Во время визита 2005 года Пограничная служба имела в распоряжении или контролировала три основных типа учреждений для содержания лиц, лишенных свободы: подразделения пограничной службы, где задержанные могут содержаться до трех дней в помещениях, специально приспособленных для этих целей; изоляторы временного содержания, где задержанные могут находиться до 10 дней[18] и центры временного содержания, где задержанные могут находиться в заключении в течение 6 месяцев (в связи с этим см. пункт 61 ниже)[19]. Делегация посетила Ужгородское подразделение пограничной службы №9, изоляторы временного содержания в Львове, Мостиска, Чопе и Мукачево, а также Центр временного содержания для мужчин в Павшино (возле Мукачево).

61. Ситуация с задержанными иностранцами в 2005 году была не слишком ясной. В сентябре 2005 Совет Министров решил[20] поручить Министерству внутренних дел строительство и реорганизацию центров временного содержания (таких как в Павшино). Но оказалось, что Министерство внутренних дел будет заниматься только новыми центрами, но не центрами подобными Павшинскому, в то время как Пограничная служба уже не считала себя ответственной за этот центр[21]. Такое положение дел привело к ситуации, невыносимой для лиц, содержащихся в Павшинском центре (см. пункты 70-73 ниже).

В свое письме, датированном 23 января 2006, украинские власти подтвердили, что они выделили фонды на создание таких центров  и указали, что пока иммиграционные заключенные будут содержаться в изоляторах временного содержания Пограничной службы и центрах для бродяг Министерства внутренних дел. КПП подчеркивает, что такие учреждения не подходят для задержания на срок, которых может достигать шести месяцев. Поэтому КПП рекомендует уделить особое внимание созданию центров, специально предназначенных для содержания лиц, задержанных в соответствии с законодательством об иностранцах, укомплектованных квалифицированным персоналом, с материальными условиями и режимом, соответствующими их статусу и продолжительности заключения. Данные требования соответствуют стандартам, изложенным КПП в 7-м Общем отчете (см. документ CPT/Inf/E (2002) 1, доступен на украинском языке).

2. Жестокое обращение

62. Во время визита 2005 года делегация получила значительное число жалоб на физическое жестокое обращение (чаще всего избиения) во время задержания сотрудниками пограничной службы или в периоды содержания в подразделениях пограничной службы. Некоторые заключенные жаловались на побои, избиение ногами и дубинками во время пребывания в изоляторе временного содержания города Чоп, когда они отказывались выполнять различные строительные и уборочные работы. Они также жаловались на частые оскорбления со стороны персонала.

В Павшинском центре временного содержания для мужчин подобные жалобы поступали вплоть до июля 2005. Однако делегации сообщили, что персонал был сменен, и задержанные подтвердили, что с тех пор положение улучшилось.

63. Хотя замена персонала может быть одноразовым решением проблемы, как описано выше, следует обратить внимание на долговременные меры для искоренения жестокого обращения со стороны сотрудников пограничной службы. КПП рекомендует, чтобы сотрудники пограничной службы регулярно получали напоминания, что:

- жестокое обращение с лицами, лишенными свободы, и словесные оскорбления недопустимы и влекут строгое наказание;

- сила, превышающая необходимую, не должна применяться при задержании, и никакое избиение задержанных не может быть оправданным после их помещения под стражу.

3. Условия содержания

а. Учреждения Пограничной службы, специально предназначенные для содержания под стражей, и изоляторы временного содержания

64. Приказ №494 Пограничной службы от 30 июня 2004 подробно описывает условия, при которых лица содержатся в местах заключения пограничной службы; в частности, Приказ предусматривает, что учреждения, специально предназначенные для содержания под стражей, должны быть расположены в подразделениях пограничной службы. Материальные условия в 8-метровой камере подразделения пограничной службы №9 могли бы считаться приемлемыми, если бы системы отопления и вентиляции были усовершенствованы. Однако делегация получила от персонала информацию, что заключенные содержатся в общем помещении, а камера используется для содержания возбужденных или склонных к насилию задержанных. В то же время, многие опрошенные заключенные жаловались, что в течение нескольких дней они находились в необорудованном помещении (например, в прачечной) или кабинете, без матрасов и пищи. Следует заметить, что эти жалобы касались не только подразделения пограничной службы №9, но также и других подразделений в этом регионе.

65. КПП приветствует восстановительные работы, проводимые в изоляторе временного содержания подразделения пограничной службы №2142 в Мукачево, который был впервые посещен в 2002 году. Серьезные меры были приняты для уменьшения переполненности камер, улучшения освещения и вентиляции. Также были установлено новое санитарное оборудование. Кроме того, учреждение было оборудовано внешним двориком для прогулок, прилегающим к отделению для содержания под стражей.

Количество кроватей по-прежнему слишком велико для камер такого размера (например, 4 кровати в камере площадью менее 8 м²).

66. В изоляторах временного содержания подразделений пограничной службы во Львове, Чопе и Мостиске условия гораздо менее благоприятны. Максимальный уровень заполнения здесь также велик (12 кроватей в камере площадью 18 м² в Львове и 17 кроватей в камере площадью 28 м² в Чопе). Кроме того, хотя изолятор временного содержания  в Мостиске был обновлен, доступ к естественному освещению и вентиляции по-прежнему недостаточен. То же касается и Львова, где, к тому же, делегация обнаружила очень маленькую камеру  (камера №4 площадью около 4 м², оборудованная двумя кроватями), не имеющую доступа к естественному освещению. Далее, в Львове доступ к туалету был ограничен пятью минутами после каждого приема пищи. Тем не менее, в Чопе и Львове начато строительство двух новых изоляторов временного содержания.

Предметы личной гигиены выдавались только в Чопском изоляторе как часть гуманитарной помощи. Было получено много жалоб на качество и количество получаемой пищи (исключение составляет только Чоп).

67. Во всех посещенных изоляторах временного содержания заключенные проводили большую часть дня – если не весь день – запертыми в камерах в состоянии полной бездеятельности. Им даже нечего было читать. Более того, никто из заключенных в Львовском изоляторе не имел возможности прогулок. В Чопе, из-за отсутствия зоны безопасности, заключенные во время прогулок были скованы попарно наручниками. Такая практика неприемлема – необходимо найти другие средства обеспечения безопасности.

68. С другой стороны, охрана здоровья была, в основном, приемлемой – при поступлении задержанные обследовались фельдшером. Однако личные медицинские карты чаще всего остаются в изоляторе и не отправляются с заключенными при переводе в другие пенитенциарные учреждения.

69. В свете вышесказанного, КПП рекомендует:

- все подразделения пограничной службы, где содержатся иностранные граждане, должны быть оборудованы специальными комнатами/камерами для заключения, в соответствии с правилами;

- система отопления и вентиляции должна быть усовершенствована в камере Ужгородского подразделения пограничной службы №9;

- максимальный уровень заполнения камер во всех посещенных изоляторах временного содержания пограничной службы должен быть уменьшен как минимум до 4 м² жилого пространства на одного человека;

- строительство новых зданий изоляторов временного содержания в Чопе и Львове должно быть безотлагательно завершено;

- камера №4 Львовского изолятора должна быть немедленно изъята из употребления как помещение для заключения;

- должен быть улучшен доступ к внутрикамерному освещению и вентиляции в изоляторе временного заключения в Мостиске;

- должен быть обеспечен беспрепятственный доступ к туалету в Львовском изоляторе временного заключения;

- заключенные в Львовском и Мостиском изоляторах должны быть обеспечены основными предметами личной гигиены (т.е. мылом, полотенцами, гигиеническими принадлежностями для ежемесячных женских нужд и проч.);

- количество и качество пищи, предоставляемой заключенным в Львовском и Мостиском изоляторах, необходимо пересмотреть;

- заключенным изоляторов в Львове и Чопе должна быть предоставлена часовая прогулка, а практика заковывания в наручники заключенных во время прогулок в Чопском изоляторе – немедленно прекращена;

- следует принять меры для предоставления заключенных возможности активного времяпрепровождения (например, материалы для чтения, радио, телевизор);

- должны быть предприняты шаги для того, чтобы медицинские карты пересылались вместе с заключенными при их переводе из изоляторов временного содержания в другие учреждения.

б. Павшинский центр предварительного заключения для мужчин

70. КПП впервые посетил центр предварительного заключения для мужчин в Павшино в 2002 году. Факты, выявленные в тот раз, заставили делегацию сформулировать текущее наблюдение в соответствии со статьей 8, п. 5 Конвенции.

Во время визита 2005 года наблюдались некоторые улучшения в области материальных условий (обновление спальных помещений, централизованная система отопления и внешние туалеты). Однако эти усовершенствования сводятся на нет рядом негативных факторов. Центр гораздо белее переполнен, чем в 2002 году – 393 человека при официальной норме 250. В результате многие заключенные спят на матрасах на полу, в то время как другие делят одну кровать на двоих. Чтобы не быть голословными, скажем, что, например, в комнате площадью 16 м2, оборудованной 14 кроватями, находился 21 человек). Несмотря на гуманитарную помощь, снабжение заключенных одеждой и обувью было недостаточным, особенно с учетом приближающейся зимы. Иностранные граждане, содержащиеся в центре, были, в основном, вынуждены пользоваться ведрами или даже пластиковыми пакетами для отправления естественных нужд между 8 вечера и 8 утра. Заключенные жаловались, что только немногие из них имеют доступ в единственную душевую в учреждении, которая, во время визита, была на ремонте. Так же как и в 2002 г., пища готовилась и подавалась вне камер в неподходящих условиях.

Заключенные по-прежнему испытывают недостаток активности, единственный положительный сдвиг – открытые двери в течение дня.

71. Делегация КПП не уверена, обеспечено ли регулярное присутствие фельдшера в данном учреждении. Оказание медицинской помощи было проблематичным со многих точек зрения: отсутствие систематического медицинского осмотра при поступлении, неудовлетворительное диагностирование инфекционных заболеваний и серьезная нехватка эпидемиологического контроля. Например, один из заключенных имел ярко выраженную желтушную пигментацию кожи, которая должна была вызвать подозрения о вирусном гепатите, но никакого особого внимания этому случаю не было уделено.

72. Короче говоря,  Павшинский центр предварительного заключения для мужчин не отвечает основным нуждам лиц, содержащихся в данном учреждении. Серьезные недостатки, касающиеся условий содержания и охраны здоровья, а также ресурсов[22], необходимых для функционирования центра, приводит к ситуации, когда условия содержания заключенных могут рассматриваться как бесчеловечное и унизительное обращение. В этой связи стоит вспомнить, что гуманитарная помощь не освобождает государство от его ответственности перед заключенными.

 В результате, делегация КПП во второй раз сослалась на статью 8, пункт 5 Конвенции, требуя, чтобы использование Павшинского центра предварительного заключения для мужчин было прекращено, и чтобы были безотлагательно построены и введены в эксплуатацию новые учреждения, соответствующие потребностям содержащихся там лиц (см. пункт 9 выше). Однако украинские власти не предоставили информации о конкретных мерах, принятых в связи с данным текущим наблюдением.

73. Комитет не намеревается включаться в диалог о причинах, по которым Министерство внутренних дел и Пограничная служба перекладывают друг на друга ответственность за этот центр (см. пункт 61 выше) и почему ситуация зашла в тупик. Комитет хочет еще раз подчеркнуть, что государство обязано обеспечить, чтобы лица, лишенные им свободы, содержались в достойных условиях. Далее, государство должно принимать разумные меры для защиты таких лиц от бесчеловечного и унизительного обращения. В связи с этим, КПП хочет получить, в течение одного месяца, подробную информацию о мерах, принятых украинскими официальными лицами в ответ на данное непосредственное наблюдение делегации.

в.  Другие вопросы

74. Что касается контактов с внешним миром, правила[23] позволяют иностранным гражданам, содержащимся в учреждениях Пограничной службы, писать и получать письма, иметь доступ к телефону (в зависимости от оборудования, имеющегося в учреждениях) и иметь встречи с родственниками и представителями соответствующих организаций, таких как Комиссия ООН по делам беженцев. Однако, во время визита 2005 года, такие контакты практически отсутствовали в учреждениях Пограничной службы. Заключенные, содержащиеся в Павшинском центре, были в лучшем положении и имели доступ к телефону – они располагали ограниченным количеством телефонных карт, полученных с гуманитарной помощью. КПП призывает украинские власти приложить усилия для обеспечения лиц, заключенных в соответствии с законодательством об иностранцах, возможностью контактов с внешним миром, в особенности относительно доступа к телефону.

75. Что касается дисциплины, заключенные в Павшинском центре, утверждали, что при отказе выполнять приказы персонала, их запирали в комнате, расположенной в цокольном этаже административного здания, на неделю без возможности отдыха, внешних прогулок и доступа к туалету (им приходилось использовать ведра). Еда доставлялась другими заключенными через окно. Естественно, такое обращение недопустимо.

Кроме того, не существует писаных правил, касающихся дисциплины, также как и дисциплинарных регистрационных записей. Хотя эта проблема была признана главой Пограничной службы во время визита в учреждение, КПП вынуждено подчеркнуть, что в интересах как заключенных, так и персонала будет официальное принятие дисциплинарных правил и их практическое применение – любые неясности влекут риск неофициального и неконтролируемого развития ситуации.

В этой связи КПП рекомендует:

- разработать официальные дисциплинарные правила для центров, предназначенных для содержания иностранных граждан, задержанных в соответствии с законодательством об иностранцах. Эти правила должны обеспечивать право заключенных быть заслушанными относительно предмета нарушения, в совершении которого они обвиняются, и жаловаться в высшие органы на любые применяемые санкции;

- в случае использования изоляции в качестве дисциплинарного наказания, заключенные должны иметь возможность отдыха и беспрепятственного доступа к туалету, а также как минимум часовую прогулку ежедневно и доступ к материалам для чтения.

76. Некоторые положительные изменения наблюдались во время визита 2005 года в области ведения регистрационных записей, в частности, были введены личные дела заключенных. Однако записи в учреждениях Пограничной службы были не всегда полными и аккуратными, а в Павшинском центре иногда даже не указывались соответствующие решения о лишении свободы. В пограничном подразделении №9 делегация обнаружила нескольких заключенных, чье задержание не было зарегистрировано. КПП верит, что украинские должностные лица обеспечат полное и аккуратное ведение личных дел.

4. Гарантии для лиц, задержанных в соответствии с законодательством об иностранцах

а. Гарантии во время задержания

77.  Так же, как и другие категории лиц, лишенных свободы, лица, содержащиеся в заключении в соответствии с законодательством об иностранцах, должны пользоваться определенными фундаментальными правами с самого начала заключения, а именно право сообщить выбранным ими лицам о задержании, право на доступ к адвокату и на медицинскую помощь. Также необходимо, чтобы иностранные граждане, задержанные сотрудниками правоохранительных органов, были проинформированы о своих правах, включая вышеупомянутые, на доступном им языке. При необходимости, должны быть предоставлены услуги переводчика.

В то же время, данные, полученные во время визита 2005 года, не выявили никаких улучшений в сфере воплощения в жизнь упомянутых гарантий.

78. Хотя правила предусматривают право заключенного сообщить родственникам или третьей стороне о своем лишении свободы[24], только немногие могли это сделать на практике.

79. Во время визита 2005 года делегация получила уверения украинских властей, что лица, содержащиеся под стражей в соответствии с законодательством об иностранцах, были снабжены услугами адвокатов и юрисконсультов в строгом соответствии с законодательством, и никаких жалоб по этому поводу не поступало с 2003 года. Однако, данные, полученные делегацией, свидетельствуют, что доступ к адвокату в момент задержания был запрещен в большинстве случаев, так же как и на многих, если не всех, стадиях заключения.

80. Что касается информации о правах и процедуре, применяемой к задержанным,  ситуация не отличается от той, что мы наблюдали в 2002 году. Такая информация редко предоставлялась задержанным в момент лишения свободы, даже в устной форме, а когда письменная информация предоставлялась, она не содержала ссылок на исправленный Закон о беженцах (см. пункт 82 ниже).

Кроме того, очень немногие заключенные имели доступ к услугам переводчика в случае необходимости. В случаях, когда перевод был доступен, задержанные жаловались, что предоставляемая информация непонятна.

81. В свете вышесказанного, КПП вынужден повторить все свои рекомендации, приведенные в пункте 73 отчета о визите 2002 года, а именно, гарантировать всем лицам, содержащимся в заключении в соответствии с законодательством об иностранцах (независимо от места их содержания):

- действующее с момента задержания (то есть с момента, когда лицо было вынуждено остаться в учреждении внутренних дел) право сообщить о задержании родственникам или третьей стороне по своему выбору;

-  право на доступ к адвокату, действующее с момента задержания и на всех стадиях дела;

- право, при необходимости, на помощь квалифицированного переводчика;

- право получить информацию о своем положении, правах и процедуре, применимой к ним. В этом контексте печатный документ на языках, наиболее часто употребляемых лицами, задержанными в соответствии с законодательством об иностранцах, должен предоставляться заключенным с момента лишения свободы.

б. Опасность жестокого обращения после высылки

82. КПП одобряет внесение в 2005 году изменений в Закон о беженцах, в соответствии с которыми теперь не существует временного ограничения для подачи заявления о предоставлении убежища. Также закон теперь требует рассмотрения такого заявления чиновником миграционной службы в течение 15 дней после дня регистрации[25]. Решения, принятые чиновником миграционной службы, могут быть опротестованы в суде[26].

Тем не менее, были выявлены практические проблемы на ранних стадиях данной процедуры. Многие заключенные, с которыми члены делегации общались во время визита 2005 года, заявляли, что им не удалось подать заявление, в основном из-за того, что их снабжали неверной информацией. КПП рекомендует дать сотрудникам Пограничной службы и органов внутренних дел четкие и точные инструкции с тем, чтобы гарантировать всем задержанным, желающим подать заявление о предоставлении убежища, возможность эффективно воспользоваться новым законодательством.

83. Согласно действующим правилам, для идентификации иностранных граждан и организации их быстрой депортации в их страну происхождения, сотрудники Пограничной службы должны связаться с организациями, представляющими страну происхождения, или консульствами не позже, чем «через 12 часов после задержания», исключая случаи, когда задержанный просит о предоставлении убежища, в устной или письменной форме[27]. С точки зрения КПП, этот срок крайне недостаточен для выяснения, не будет ли задержанное лицо выслано в страну, где он/она подвергнется реальной опасности пыток или жестокого обращения. Поэтому Комитет рекомендует украинским властям внести изменения в правила для существенного увеличения времени, в течение которого необходимо связаться с консулатом или соответствующими организациями.

 Комитет также желает получить информацию о практических мерах, принятых в соответствии с Директивами 12 (2) и (4) Комитета Министров Совета Европы от 4 мая 2005[28] относительно принудительной высылки.

 Далее, КПП хотел бы получить информацию о существующих и находящихся на стадии проекта двухсторонних соглашений, позволяющих украинским властям срочно депортировать лиц, нарушивших государственную границу, в третьи страны, считающиеся безопасными.

C. Пенитенциарные учреждения Службы Государственной Безопасности и охраняемые отделения больниц

1. Пенитенциарные учреждения Службы Безопасности Украины (СБУ)

84. КПП получил информацию, что, в соответствии с Указом Президента №344 от 21 апреля 2003 г., все следственные изоляторы (СИЗО), находящиеся в ведомстве СБУ, были изъяты из эксплуатации.

Во время визита в Украину в 2005 году делегация выяснила, что  следственный изолятор Службы безопасности Украины (бывший СИЗО СБУ) использовался для содержания задержанных в течение срока, не превышающего 72 часа. Условия содержания были, в общем, удовлетворительными, аналогично ситуации, описанной в отчете КПП о визите в Украину в 1998 году (см. пункты 177-180 CPT/Inf (2002) 19). КПП просит представить детальную информацию от украинских властей о правовом статусе этого учреждения.

85. Исследование личных дел в Ужгородском центре приема и распределения бродяг показало, что некоторые задержанные проводили ночь в Главном управлении СБУ в Ужгороде. По словам задержанных, их держали в пустой комнате, без матрасов, одеял и пищи. КПП хотел бы получить комментарии украинских официальных лиц по этому поводу.

86. КПП вынужден подчеркнуть, что рекомендации, данные в Разделе II.A.3 (основные гарантии от жестокого обращения) должны применяться в равной степени к лицам, лишенным свободы Службой государственной безопасности.

 

2. Охраняемое отделение Киевской городской больницы скорой помощи

87. В первый раз КПП посетил охраняемое отделение Киевской городской больницы скорой помощи в 1998 году. В 2005 это отделение состояло из одной трехместной палаты (для женщин-заключенных) и одной шестиместной палаты (для мужчин).

88. Делегация установила, что пациенты регулярно привязывались к кроватям металлической цепью, закрепленной на запястье. Опрошенные пациенты жаловались, что многие обследования и процедуры производились в то время, когда они были привязаны. Такое неприемлемое положение дел уже описывалось в пункте 245 отчета о визите 1998 года[29]. КПП призывает украинские власти прекратить данную практику приковывания заключенных к больничным кроватям в целях безопасности в Киевской больнице скорой помощи.

89. Сотрудники органов внутренних дел всегда присутствуют во время медицинских процедур. КПП напоминает еще раз, что медицинские обследования должны проводиться вне зоны слышимости и видимости сотрудников органов внутренних дел (кроме случаев, когда медицинский персонал просит об обратном), и рекомендует принять соответствующие меры в охраняемом отделении Киевской больницы скорой помощи.

90. Во время визита 2005 года делегация КПП также отметила, что сотрудники органов внутренних дел носили, на виду у пациентов, дубинки, огнестрельное оружие и газовые баллончики. Комитет считает, что открытое ношение оружия и прочих подобных приспособлений при работе в прямом контакте с лицами, находящимися в других местах лишения свободы (например, тюрьмах) подвергает потенциальной опасности и заключенных, и персонал, а также явно не способствует развитию позитивных отношений между заключенными и персоналом; следует подчеркнуть, что такое поведение даже более неприемлемо в охраняемых отделениях больниц. В идеале, персонал вообще не должен носить оружие. В случае же необходимости, дубинки и газовые баллончики не должны находиться в поле зрения. Огнестрельное оружие следует оставлять в безопасном месте на входе в больницу. КПП рекомендует украинским должностным лицам предпринять необходимые шаги в свете высказанных замечаний.

Д. Учреждения, подведомственные Государственному департаменту исполнения наказаний

1. Предварительные замечания

91. Делегация КПП посетила три пенитенциарных учреждения: Херсонскую колонию №61 для заключенных, больных туберкулезом, Божкивскую женскую колонию №65 (Полтавская область) и Темнивскую мужскую колонию №100 (Харьковская область). Кроме того, делегация посетила Харьковскую колонию №54 для проверки обращения с женщинами, приговоренными к пожизненному заключению.

92. Согласно информации, предоставленной украинскими официальными лицами, тенденция к уменьшению переполненности учреждений, находящихся в ведомстве Департамента исполнения наказаний, сохраняется. В 2005 в учреждениях Департамента было 170.098 мест, при количестве заключенных 178.057[30] на 1 октября 2005 г. (197.222 в 2002 г.). Если говорить подробнее, ситуация улучшилась в СИЗО, где содержатся 34.420 заключенных на 36.900 мест, но остается гораздо менее утешительной в колониях – 143.198 заключенных на 133.198 мест.

93. Однако, несмотря на вышеупомянутые числа, не следует недооценивать трудности. Сегодня, спустя семь лет после первого визита Комитета в Украину, по-прежнему существует неприемлемая норма в 2,5 м² жилого пространства на одного заключенного; с немногими исключениями[31], Уголовно-Исполнительный кодекс, вступивший в силу в январе 2004, по-прежнему предусматривает недостаточную норму жилого пространства - 3 м² на одного заключенного в колонии.

 Естественно, нужно еще многое сделать для уменьшения переполненности пенитенциарных учреждений – это необходимо для того, чтобы усилия украинского правительства по улучшению условий содержания заключенных были плодотворными. Уменьшение числа заключенных в тюрьмах является, в большей степени, результатом амнистий[32], чем результатом применения альтернативных видов наказания, условного заключения или досрочного освобождения, введенных в 2001 (см. пункт 82 отчета о визите 2002 г.).

94. Украинские власти высказали намерение приложить все усилия для решения проблемы переполненности тюрем. В частности, проект закона о внесении изменений в Уголовный кодекс был подготовлен в 2005 году. Цель этого проекта - введение более дифференцированного подхода к заключению и более широкого спектра мер, не связанных с заключением, а также замена определенных видов наказаний, связанных с лишением свободы, альтернативными мерами.

КПП надеется, что большое значение будет придаваться принятию этого законопроекта. В этой связи, Комитет снова подчеркивает важность выработки отчетливой стратегии, касающейся заключения и освобождения из мест заключения, для того, чтобы тюремное заключение действительно стало крайней мерой. Особое внимание следует уделить не связанным с заключением мерам, допускающим судебный надзор перед вынесением приговора, а также мерам для ускорения освобождения заключенных, с учетом, среди прочего, особенностей личности заключенного и природы приговора.

КПП рекомендует украинским властям активизировать усилия для разработки и практического применения последовательной стратегии борьбы с переполненностью пенитенциарных учреждений, основанной на принципах, изложенных в Рекомендациях Комитета Министров Совета Европы R (80) 11 относительно досудебного заключения, R (99) 22 относительно переполненности тюрем и роста числа заключенных, и R (2003) 22 относительно условного освобождения.  В последней рекомендации Комитет Министров особенно подчеркивает, что «финансовые затраты на содержание заключенных является тяжкой ношей для общества», что «согласно исследованиям, заключение часто имеет отрицательный эффект и не способствует реабилитации правонарушителей» и что «условное освобождение является одним из самых действенных и конструктивных методов предотвращения повторных правонарушений и способствует адаптации заключенных в обществе».

КПП также рекомендует украинским должностным лицам пересмотреть, как можно скорее, предусматриваемые законодательством нормы жилого пространства для заключенных и увеличить их как минимум до 4 м² во всех учреждениях, подведомственных Департаменту исполнения наказаний (включая СИЗО).

95. Что касается условий  заключения в пенитенциарных учреждениях, визит 2005 года выявил положительные сдвиги в результате введения в силу Уголовно-исполнительного кодекса и, в значительной степени, динамичного и автономного подходаДепартамента исполнения наказаний к реформированию тюремной системы. КПП рекомендует украинским властям прилагать активные усилия для улучшения условий содержания заключенных и гуманизации пенитенциарной системы.

 В этой связи, КПП хочет подчеркнуть, что усовершенствования и хорошие материальные условия, наблюдаемые в посещенных колониях, были, в основном, результатом производительного труда и дополнительной работы заключенных, а также поддержки их родственников. Более того, в колонии №61 заключенных склоняли к «добровольным пожертвованиям» на восстановление помещений в обмен на дополнительные преимущества/привилегии (например, помощь в получении условно-досрочного освобождения).

 Хотя возможно допустить, что во времена экономического кризиса, такого, какой сейчас переживает Украина, чиновники прибегают к любым возможным средствам (включая пожертвования заключенных и/или их родственников) для улучшения материальных условий в пенитенциарных учреждениях, такой подход все равно должен оставаться исключением. Более того, абсолютно недопустимо требовать финансовые пожертвования от заключенных в обмен на обещания предоставить преимущества или привилегии. КПП хотел бы получить комментарии украинских властей по поводу вышеизложенных замечаний.

96. Во время визита 2005 года национальные представители Департамента исполнения наказаний высказали острую потребность в специальном центре для обучения тюремного персонала. КПП призывает украинское правительство уделить должное внимание необходимости специального обучения персонала Департамента исполнения наказаний.

2. Пытки и другие формы жестокого обращения

97. За исключением одного учреждения, делегация КПП не слышала ни о каких недавних жалобах на намеренное жестокое обращение со стороны персонала посещенных колоний.

В харьковской колонии №54 все женщины, приговоренные к пожизненному заключению, положительно оценивают отношение к ним со стороны персонала отделения (дисциплинарное изоляционное отделение ДИЗО/ПКТ). В херсонской колонии №61 для больных туберкулезом, заключенные, с которыми разговаривали члены делегации, подчеркивали значительное улучшение в отношении подавляющего большинства персонала в течение последних полутора лет.

98.  Вышеупомянутое исключение касается Темнивской мужской колонии №100, где делегация получила некоторое количество жалоб на жестокие избиения заключенных, когда их переводили в дисциплинарное изоляционное отделение (ДИЗО/ПКТ). Такое обращение имело место в камере 01 и проходило по следующему сценарию: руки заключенного сковываются наручниками за спиной, работники тюрьмы кладут его лицом вниз на пол, стягивают с него штаны и бьют по ягодицам длинной деревянной дубинкой, обычно сопровождая избиение словесными оскорблениями. В одном случае заключенный также жаловался, что его били по ступням, а фельдшер плескал холодной водой ему в лицо; в другом случае, заключенный утверждал, что представители тюремного персонала мочились на его кровоточащие обнаженные ягодицы.

Несколько из этих инцидентов произошли как следствие движения протеста группы заключенных против условий их работы.

99. При обследовании медиком делегации несколько недель спустя, у некоторых из этих заключенных были обнаружены раны, подтверждающие жалобы, например: у заключенного «А» - заживающий поперечный рубец 7 см длиной и 2 см шириной на правой ягодице; у заключенного «Б» - ссадина 10 x 4 см, покрытая темной коркой, расположенная горизонтально на правой ягодице; у заключенного «В» - заживающая рана 15 x 5 см на границе правой ягодицы и бедра, а в центре этого участка – темная корка 3 x 4 см.

После такого продолжительного времени многие повреждения, причиненные избиениями такого типа, должны были бы полностью зажить и не оставить никаких следов. Тот факт, что раны были все еще видны, их размер, потеря тканей и продолжительность заживления наводят на мысль, что начальные повреждения были серьезными, с разрывом кожи, кровотечением, опуханием и гематомами.

100. Кроме того, как показывают медицинские отчеты, составленные службой охраны здоровья по фактам использования «спецсредств» сотрудниками отделения ДИЗО/ПКТ[33], применение силы было зафиксировано в десяти случаях между 19 августа и 3 сентября (4 из них в один и тот же день – 28 августа). У десяти обследованных заключенных были обнаружены аналогичные повреждения (гиперемия/гематомы различного размера на ягодицах); однако, в некоторых случаях оказалось, что размер и серьезность повреждений были недооценены. Более того, медицинские отчеты не упоминали никаких заявлений заключенных, а также обстоятельств, при которых данные повреждения могли быть получены.

 Перед лицом этих фактов главный врач службы охраны здоровья и фельдшер не смогли предоставить правдоподобных объяснений практически идентичных повреждений, в особенности наблюдаемых в один и тот же день.

101. При таком состоянии дел делегация КПП попросила о проведения тщательного и безотлагательного расследования жалоб на жестокое обращение в камере 01 отделения ДИЗО/ПКТ. Делегация также потребовала немедленного прекращения эксплуатации этой камеры, обитой черной тканью, звуконепроницаемой, без окон и вентиляции, оборудованной только потолочным источником искусственного света. Такой камере не место в современном пенитенциарном учреждении.

102. В своем письме от 23 января 2006 года украинские официальные лица сообщили КПП, что камера 01 превращена в складское помещение для вещей заключенных, и что камера в отделении ДИЗО/ПКТ оборудована для содержания возбужденных или склонных к насилию заключенных. КПП хотел бы получить подробную информацию о  характеристиках этой камеры (размер, естественное и искусственное освещение, удобства, и т.п.). КПП также рекомендует украинским должностным лицам проверить, во всех пенитенциарных учреждениях, нет ли там камер, аналогичных камере 01, обнаруженной в колонии №100 и, в случае наличия таковых, изъять их из эксплуатации.

103. Ответ  официальных лиц относительно расследования, запрошенного делегацией, неприемлем – просто было заявлено, что расследование пришло к выводу, что применение «спецсредств» соответствовало украинскому законодательству и Европейским тюремным правилам.

Существуют основания сомневаться в методах ведения данного расследования, поскольку только отчеты службы охраны здоровья колонии №100 вызывают, мягко говоря, беспокойство. КПП подчеркивает, что должностным лицам следует представить правдоподобные объяснения причин повреждений, полученных заключенными, и что такие объяснения до сих пор не были представлены. В связи с этим КПП рекомендует украинским властям безотлагательно провести независимое, тщательное и всестороннее расследование десяти случаев, связанных с применением «спецсредств» между 12 мая и 3 сентября 2005 и описанных в медицинских отчетах, и представить Комитету, в течение трех месяцев, подробные выводы о результатах расследования и принятых мерах. Естественно, это расследование должно соответствовать основным требованиям эффективности, изложенным в пункте 26 данного отчета.

Далее, КПП рекомендует категорически и четко напомнить администрации и всему персоналу колонии №100, что жестокое обращение в любой форме неприемлемо и что любой сотрудник, совершающий или допускающий жестокое обращение, будет строго наказан.

104, Как было сказано выше, применение силы против заключенных является предметом специальной процедуры, в соответствии с которой сотрудник информирует фельдшера, который зовет врача для проведения медицинского освидетельствования заключенного. Врач фиксирует результаты обследования в стандартной форме в медицинской карте заключенного, а также в специальной регистрационной книге, заполняемой медицинским персоналом. Однако оказалось, что медицинское обследование таких заключенных проводилось в присутствии тюремного персонала. Что касается записей о результатах обследования, их крайне поверхностный характер уже упоминался выше.

КПП рекомендует, чтобы все медицинские обследования проводились вне зоны слышимости и видимости немедицинского персонала внутренних дел (кроме случаев, когда врач просит об обратном). Записи в медицинской карте о результатах обследования должны соответствовать рекомендациям, приведенных в пункте 28, а копия медицинского заключения должна быть доступна заключенному. Такой подход должен использоваться во всех пенитенциарных учреждениях Украины.

105. Вышеупомянутые аргументы подчеркивают важный вклад, который может внести тюремный медицинский персонал в предотвращение жестокого обращения. Рекомендации по усовершенствованию процедуры, которой должен следовать медицинский персонал при применении физической силы против заключенных, приведены в предыдущем пункте. Безусловно, эти рекомендации применимы ко всем случаям использования силы, независимо от их природы (жестокое обращение, насилие среди заключенных и т.п.). Кроме того, в таких случаях важно то, что медицинская служба информирует, в предусмотренном порядке, администрацию учреждения, или, если необходимо, внешние органы (например, прокуратуру) о случаях нанесения повреждений вследствие жестокого обращения, независимо от того, касаются ли жалобы действий тюремного персонала или насилия в среде заключенных, для проведения расследования и принятия превентивных мер (в частности, с целью защиты жертв). Этой процедуре также нужно следовать, когда описываемые обстоятельства, при которых было получено повреждение, не совпадают с изложенными ранее[34]. Следует иметь в виду, что часто жертвы насилия, по причине страха или стыда, не желают подавать официальные жалобы.

 КПП рекомендует принять необходимые меры для того, чтобы тюремные медицинские службы в Украине придерживались описанной выше линии поведения относительно жестокого обращения с заключенными, независимо от природы насилия.

 

3. Лица, приговоренные к пожизненному заключению

106.  Со времени первого визита в Украину КПП пристально наблюдал за обращением с лицами, отбывающими пожизненное заключение. В 2005 делегация КПП провела детальное исследование положения женщин (в харьковской колонии №54) и мужчин (в темнивской колонии №100), попадающих в эту категорию.

107. Во время визита, в харьковской колонии №54, учреждении с минимальной изоляцией заключённых, содержались одиннадцать женщин, приговоренных к пожизненному заключению. 11 октября 2005 семеро из них были переведены из черниговской колонии №44 в колонию №54. Администрации колонии №54 было поручено оборудовать колонию для содержания этой категории заключенных на основании инструкций Департамента исполнения наказаний. В частности, колония получила задание построить специальное отделение для содержания таких заключенных. Во время посещения администрация колонии по-прежнему ожидала специальных инструкций для определения практического режима содержания этих женщин и продолжения строительства упомянутого отделения (см. пункт 110 ниже).

КПП хотел бы получить копию инструкций Департамента исполнения наказаний относительно нового режима содержания женщин, приговоренных к пожизненному заключению.

108. Тем временем, одиннадцать женщин были размещены в обновленной части дисциплинарного изоляционного отделения (ДИЗО/ПКТ). Жилищное пространство на одного заключенного (6 человек в камере площадью около 30 м² и 1-2 человека в камерах площадью 10-15 м² или более) не нуждается в комментариях, все камеры соответственно оборудованы, хотя туалеты изолированы лишь частично. Искусственное освещение удовлетворительное, но свет остается включенным, хотя и приглушенным, в ночное время. Доступ к естественному свету нормальный в одних камерах, но недостаточный в других.

 Относительно проекта нового отделения, КПП не рекомендует никаких усовершенствований данных камер, кроме пересмотра практики освещения камер в ночное время. Свет ночью следует включать только в случае необходимости.

 КПП также надеется, что после того, как женщины будут переведены в новое помещение, и камеры будут использоваться также как раньше, будут приняты все необходимые меры для ликвидации вышеупомянутых недостатков, связанных с неудовлетворительной изолированностью туалетов и доступом к естественному свету.

109. Что касается временного режима заключенных, швейные мастерские были оборудованы в отдельной камере для посменной работы, также некоторые женщины работают в своих камерах (клеят коробки). У них есть материалы для чтения, а у некоторых даже телевизор. Всем им разрешена ежедневная часовая прогулка.

110. Делегация КПП очень заинтересовалась строительством нового отделения емкостью 20 заключенных. Отделение, которое будет занимать три этажа в отдельно стоящем здании, будет работать в открытом режиме, при котором заключенные будут иметь возможность свободно передвигаться по отделению в течение дня. КПП поддерживает эту идею.

В свете планов, представленных на рассмотрение делегации, КПП повторяет комментарии относительно условий содержания в учреждении, а именно:

- камеры площадью 9,5-9,7 м² должны быть одноместными;

- следует выделить больше места для мастерских (планируется организовать только одну мастерскую площадью 17 м²), и достаточное пространство для социо-образовательной деятельности;

- размеры трех зон для прогулок должны быть увеличены (их планируемая площадь – от 10 до 16,6 м²);

- камеры для содержания в карантине (4,7-5,3 м², для нахождения до 10 дней), а также дисциплинарная (5,7 м²) должны быть увеличены;

- все внутрикамерные туалеты должны быть полностью изолированы;

- следует учесть мнение медицинского персонала относительно расположения места для медицинских консультаций.

КПП рекомендует предпринять все необходимые шаги для того, чтобы отделение для женщин, приговоренных к пожизненному заключению, в харьковской колонии №54, было оборудовано безотлагательно и с учетом вышеизложенных рекомендаций.

111. В дополнение, КПП рекомендует чтобы, все возможные аспекты режима средней степени изоляции заключённых были постепенно внедрены в отделении ДИЗО/ПКТ, с целью обеспечения наиболее гармоничного перехода заключенных от строгого режима к среднему. Одним из методов может быть введение времени для группового отдыха и образовательной деятельности, благодаря чему заключенные смогут находиться вне камер несколько часов в день.

КПП также рекомендует принять меры для обеспечения предоставления заключенным полной информации об их правах и обязанностях при новом режиме.

Кроме того, КПП хотел бы получить точные сведения о новых правилах, регламентирующих контакты с внешним миром для таких заключенных (тип, частота и длительность посещений; переписка; доступ к телефону).

112. Что касается мужчин, приговоренных к пожизненному заключению, положение которых было исследовано в колонии №100[35], здесь ситуация была признана неудовлетворительной. Никакие действия не были предприняты для выполнения многочисленных долговременных рекомендаций КПП.

 В смысле материальных условий заключенные содержатся в современном отделении, в хорошо освещенных камерах (с естественным и искусственным освещением), соответствующе или даже очень хорошо оборудованных. Однако, камеры довольно тесные (два заключенных в камере площадью менее 9 м² и четыре – в камере чуть менее 15 м²), особенно с учетом того, что заключенные проводят по 23 часа в сутки в камерах, а часть жилого пространства занята швейными машинками, установленными в камерах для того, чтобы заключенные могли работать.

 Режим содержания не изменился со времени посещения в 2002 году, так же как и порядок посещений и получения посылок (см. пункты 96 и 97 отчета о визите 2002 г.).

113. Далее, хотя неприемлемая практика систематического заковывания заключенных в наручники при выходе из камеры была, наконец, отменена для женщин, для мужчин она по-прежнему существует.

В общем, отношение к данной категории заключенных в колонии №100 чрезмерно направлено на соблюдение безопасности, когда персонал постоянно подчеркивает их «опасность». В дополнение, делегация заметила проволочную клетку в комнате персонала, в которую, по словам заключенных, их запирают при беседах с сотрудниками колонии.

114. Короче говоря, политика содержания заключенных этой категории, рекомендованная Комитетом более пяти лет назад, все еще не применяется, несмотря на принятие нового уголовно-исполнительного кодекса. Нежелание украинских должностных лиц действовать в этом направлении неприемлемо. Комитет призывает украинские власти предпринять действия для выполнения рекомендаций Комитета в этой сфере, принимая во внимание все указания, изложенные в пункте 75 отчета о визите 2000 г., а также в Рекомендации (2003) 23 Комитета Министров Совета Европы о содержании заключенных, приговоренных к пожизненному заключению и прочим длительным срокам. В связи с этим Комитет рекомендует:

- немедленно прекратить практику систематического заковывания в наручники мужчин при выходе из камеры;

- запретить использование клетки для содержания заключенных во время бесед с персоналом колонии №100;

- сделать доступными для заключенных, приговоренных к пожизненному заключению, внекамерную общественную деятельность (образование, досуг);

- значительно расширить право на визиты, с конечной целью уровнять его с правом на визиты других категорий заключенных.

Далее, рекомендации, изложенные выше в пункте 108, об освещении камер в ночное время, здесь также актуальны. Следует также увеличить дворики для прогулок, которые сейчас слишком малы (менее 13 м²).

 

115. Доступ к медицинской помощи в специальных учреждениях также остается проблематичным для данной категории заключенных, как мужчин, так и женщин.

В колонии №54 три женщины имели серьезные психиатрические расстройства (слабоумие, тяжелая депрессия со склонностью к суициду, параноидальный психоз), требующие лечения в специальном учреждении. В одном случае заключенная отказывалась от лечения рака, что, несомненно, было результатом психиатрического расстройства.

Кроме того, перевод лиц, приговоренных к пожизненному заключению, страдающих туберкулезом, в специализированные медицинские пенитенциарные учреждения по-прежнему невозможен. Такие лица содержатся в изоляции в своих камерах, иногда в течение нескольких месяцев.

 КПП напоминает, что содержание заключенных в учреждении, где они не могут получить лечение из-за отсутствия соответствующих учреждений или отказа данных учреждений принять их, недопустимо и может быть приравнено к бесчеловечному и унизительному обращению.

КПП рекомендует  украинским должностным лица обеспечить, чтобы заключенные, отбывающие пожизненное заключение - мужчины и женщины, нуждающиеся в лечении в специальных медицинских учреждениях, могли быть переведены в такие учреждения без лишнего промедления.

116. Кроме того, необходимо положить конец некоторым мерам, бессмысленным с точки зрения безопасности и воспринимаемым приговоренными к пожизненному заключению как унизительное обращение, а именно: 1) указание типа заключения на тюремной форме для мужчин и женщин (см. по этому поводу Правило 20.2 Рекомендации (2006) 2 Комитета Министров Совета Европы о Европейских тюремных правилах[36]); 2) обязательное бритье головы для мужчин; 3) принуждение заключенных стоять лицом к стене в присутствии персонала или посетителей.

КПП рекомендует принять необходимые меры во всех пенитенциарных учреждениях, где содержатся лица, приговоренные к пожизненному заключению, в свете вышеизложенных замечаний.

 

4. Условия содержания обычных заключенных

а.  Введение

 117. Женская колония №65 была открыта в конце ноября 2000 г. При официальной вместительности 600 человек, во время визита там содержалось 607 женщин, из них 571 – внутри колонии («на территории зоны»), а 36 – в «социально-реабилитационном» отделении[37], расположенной снаружи периметра («территории») тюрьмы. 

118. Мужская колония №100 была открыта около 25 лет назад. Это – учреждения средней степени безопасности, предназначенное для рецидивистов, осужденных за серьезные нарушения. Официальная вместительность – 1600 мест. Во время посещения в колонии содержались 1388 заключенных (59 из них отбывали пожизненное заключение, см. пункты 112-116 выше). Семь человек содержались в отделении социальной реабилитации учреждения.

б. Условия содержания

119. Материальные условия заключения в колониях №65 и 100 были лучшими, когда-либо виденными делегацией КПП во время пяти визитов в Украину. В частности, условия в женской колонии были достойны восхищения:  ярко освещенные, хорошо обставленные и украшенные спальни, аккуратные общие комнаты, современное санитарное оборудование. Желательно обеспечить постоянную подачу горячей воды в камерные блоки для обеспечения возможности соблюдения женщинами личной гигиены, принимая во внимания их специфические физиологические потребности.

В колонии №100 для мужчин условия были удовлетворительными в отделении 3, особенно на первом и втором этажах здания, где спальни были уменьшены до помещений на 4-12 кроватей. В других посещенных отделениях материальные условия колебались от хороших (например, в отделениях 14 и 15) до приемлемых (например, в отделениях 4, 7 и 13). Эти условия в значительной степени зависят от средств, находящихся в распоряжении заключенных и их родственников, на оборудование учреждения. КПП рекомендует украинским властям приложить все усилия для доведения материальных условий во всех отделениях колонии до уровня отделения №3.

120. Что касается режима заключения, в обоих учреждениях прилагались усилия для обеспечения заключенных оплачиваемой работой. Учреждения имеют внушительный набор мастерских (мастерские по пошиву одежды, включая военную форму, в колонии №65; мастерские для изготовления запчастей для тракторов, производства велосипедов, санок, одежды, сумок и упаковочных материалов в колонии №100). В женской колонии 408 заключенных (из 607) были заняты в мастерских, а большинство других (кроме больных или неработающих по разным причинам), выполняли хозяйственные работы (в прачечной, на кухне, ремонтные/строительные работы). Среди мужчин, 862 (из 1388) имели оплачиваемую работу, в основном в мастерских.

121. Однако режим работы женщин в колонии №65 вызвал глубокую озабоченность делегации (см. пункт 9 выше), которая наблюдала общее состояние физического и психического истощения среди женщин как результат рабочей нагрузки, возложенной на них (которая была уменьшена на время посещения).

Делегация установила, что до 7 октября 2005 реальная продолжительность рабочего дня для каждой из двух бригад, работающих в мастерских, составляла 12 часов и, с немногими исключениями, заключенные работали семь дней в неделю (что составляет 84-часовую рабочую неделю). Кроме того, существуют два часа неоплачиваемой ежедневной работы, обязательные для всех заключенных (уборка территории и т.п.). Эта принудительная рабочая нагрузка является неприемлемой эксплуатацией труда женщин-заключенных, которая, принимая во внимание их физическое и психологическое состояние, может быть квалифицирована как жестокое обращение. Более того, изучение отчетных документов показало, что, с одной стороны, только семь рабочих часов в день (и пять часов в один из дней недели) вносились в документы и, с другой стороны, заработная плата, реально выплачиваемая после всех вычетов и удержаний (в частности, для оплаты питания, воды, электричества, одежды и отопления), чрезвычайно низка.

122. Делегация попросила главу Департамента исполнения наказаний, в соответствии со статьей 8, пунктом 5 Конвенции, немедленно предоставить один выходной день в неделю женщинам-заключенным, работающим в колонии №65, и обеспечить полное соблюдение трудового законодательства. В этой связи делегация подчеркнула, что принятые меры не должны ухудшить материальные условия в тюрьме.

В своем письме от 23 января 2006 года, украинские официальные лица заявили, что рабочие часы и время для отдыха противоречат национальному трудовому законодательству. КПП хотел бы получить информацию о других мерах, принятых в связи с этим наблюдением делегации, касающимся оплаты труда заключенных. Комитет также хочет получить информацию о действиях должностных лиц, предпринятых для поддержки материального уровня в колонии.

123. Что касается других видов образовательной и прочей деятельности, в колонии №65 было 84 помещения для вечернего обучения и 120 помещений для обучения прикладным видам деятельности (швейному и поварскому делу, каменщицким и штукатурным работам). Однако, рабочие часы заключенных делают доступ к этой деятельности, мягко говоря, гипотетическим. Колония №100 предоставляла общее образование 113 заключенным, а 30 человек учились на токарей и слесарей.

 В сравнении со сведениями, собранными делегацией КПП во время предыдущих визитов в Украину, достойные похвалы действия были предприняты для улучшения доступа к общему и профессиональному образованию. Однако особое внимание по-прежнему уделяется производственному труда за счет других видов деятельности. С этой точки зрения, следует постепенно установить равновесие между работой и образованием, в полном соответствии с Правилом 26.12 пересмотренных Европейских тюремных правил, согласно которым заключенные «должны иметь […] достаточно времени для образования и другой деятельности"[38].

 

5. Охрана здоровья

а. Колонии №65 и №100

124. Присутствие достаточного количества квалифицированного медицинского персонала в пенитенциарных учреждениях является фундаментальным требованием для обеспечения соответствующего уровня охраны здоровья.

Медицинский персонал колонии №65 включает главврача, терапевта, работающего на полную ставку, стоматолога, работающего на полставки, гинеколога, работающего на полставки (был в отпуске во время посещения делегации), и семи фельдшеров. Этого количества недостаточно для адекватного обслуживания 607 заключенных.

В колонии №100, где содержатся 1400 заключенных (при вместимости 1600), медицинский персонал состоит из четырех врачей (два терапевта и стоматолог, работающие на полную ставку, а также отоларинголог, офтальмолог, работающие на полставки). Психиатра нет уже три месяца, и замену ему найти не могут. Врачам помогают три фельдшера. Очевидно, что количество медицинского персонала недостаточно.

КПП рекомендует украинским должностным лицам обеспечить наличие штатного стоматолога и гинеколога в колонии №65. Было бы также желательно обеспечить регулярное посещение колонии рентгенологом.

Что касается колонии №100, Комитет рекомендует расширить медицинский штат (в частности, это касается фельдшеров) и принять меры для исправления ситуации, вызванной продолжительным отсутствием психиатра.

125. Некоторые из фактов, выявленных делегацией в колонии №65, вызвали вопросы, касающиеся медицинской помощи заключенным. В случае с заключенной, умершей 3 августа 2005, медицинские записи показали, что, за пять дней до ее смерти женщина была отправлена в полтавскую больницу с подозрением на менингоэнцефалит. Патологоанатомическое исследование впоследствии подтвердило причину смерти. В медицинской карте умершей указано, что еще 25 июля 2005 г. состояние пациентки было столь тяжелым (сильные головные боли и неоднократная рвота), что возникли подозрения об «остром менингоэнцефалите или отравлении». Несмотря на это, никакие дальнейшие обследования не проводились, и лечение не было назначено. Серьезность состояния заключенной вопиюще недооценивалось, что привело к недопустимой задержке (6 дней) ее доставки в больницу.

В другом случае положительный результат теста на болезнь, передающуюся половым путем, не повлек за собой никаких медицинских обследований и лечения, необходимого при наличии подобной инфекции.

КПП рекомендует украинским властям обеспечить, чтобы все заключенные колонии №65 получали медицинскую помощь, необходимую при их состоянии здоровья, а в случае необходимости помещения в больницу или консультации в специальном медицинском учреждении, доставлялись туда в сроки и при условиях, соответствующих их состоянию здоровья.

126. В свете других наблюдений в посещенных учреждениях, КПП еще раз рекомендует, чтобы любое медицинское обследование и лечение заключенных (независимо от типа их заключения) проходило вне зоны слышимости и видимости немедицинского персонала внутренних дел (кроме случаев, когда врач/фельдшер просит об обратном в конкретном случае).

б. Колония №61 для заключенных, больных туберкулезом

127. Херсонская колония №61 является тюремной больницей, специализирующейся на всех формах лечения туберкулеза. Она расположена в бывших армейских бараках, построенных при Екатерине Великой в 18 веке. Больница вмещает 850 коек, во время посещения там содержалось 733 заключенных-мужчин [39].

Прямоугольный комплекс строений включает старые (исходные) двухэтажные здания с пристроенными к ним трехэтажными зданиями 1960-х - 1970-х годов постройки. Пациенты содержатся в двенадцати отделениях соответственно их диагнозу, за исключением приемного и хирургического отделений [40].

 1) Условия заключения

128. Помещения содержатся в удовлетворительном состоянии, имеют достаточное освещение (как естественное, так и искусственное), вентиляцию и отопление; каждый пациент имеет собственную кровать с чистым постельным бельем. Однако, с учетом плохого состояния исходных зданий, материальные условия не соответствуют стандартам, необходимым для больничного учреждения (таким, как, например, в гражданском туберкулезном диспансере Херсона). Кроме того, во всех посещенных отделениях наблюдался один общий недостаток: недостаточное жизненное пространство, крайне далекое от нормы в 5 м² на одного пациента, предусмотренной уголовно-исполнительным кодексом. В отделении №3 (для тяжелобольных пациентов, некоторые из которых были на грани смерти) на 7 м² находились пять пациентов, семеро – в палате площадью менее 28 м², восемь человек в камере чуть более 29 м²; в отделении №5 (для незаразных пациентов) в 33-метровой палате лежали до 12 больных. В приемном отделении жизненное пространство на одного больного было примерно 3 м².

Более того, в отделении камерного типа, где к тому же, в отличие от других отделений, заключенные находятся взаперти 22 часа в сутки, был выявлен целый букет недостатков. Кроме недостаточного жизненного пространства (2-4 м² на одного человека), во многих камерах недостаточное естественное освещение и вентиляция.

129. КПП хочет подчеркнуть меры, принятые в колонии №61, начиная с 2004 г., для обеспечения пациентов диетическим питанием, соответствующим состоянию их здоровья; ежемесячные взвешивания демонстрируют стабильный прирост веса большинства больных.

С другой стороны, требуются существенные усилия для обеспечения пациентов соответствующей одеждой, необходимыми чистящими средствами и возможностью соблюдать личную гигиену. Бюджетные средства для этого не выделены, также эти расходы не предусмотрены в бюджете-2006.

 В этой связи пациенты должны иметь более частый доступ к душу, так как один раз в неделю вряд ли достаточен для людей, страдающих туберкулезом.

130. В свете вышесказанного, КПП рекомендует:

 - увеличить жизненное пространство для пациентов для скорейшего достижения нормы в 5 м²,  предусмотренной уголовно-исполнительным кодексом;

- улучшить, где это необходимо, естественное освещение и вентиляцию в камерах отделений камерного типа;

- обеспечить снабжение заключенных одеждой, соответствующей климатическим условиям, предметами личной гигиены и основными чистящими средствами;

- организовать более частое посещение душа;

- принять меры для обеспечения материальных условий содержания заключенных, соответствующих больничным стандартам.

131. Что касается режима заключения, все отделения, кроме отделения камерного типа, практикуют политику «открытых дверей». Всем заключенным разрешена ежедневная двухчасовая прогулка. К сожалению, некоторые хронические пациенты, размещенные на верхнем этаже отделения №1, испытывают такое удушье, что не могут ходить по лестницам и, следовательно, лишены возможности прогулок на свежем воздухе. Следует найти выход из данной ситуации, например, размещение на нижнем этаже.

Далее, прогулочные дворики для заключенных в отделении камерного типа слишком малы (от 8 до 17.5м²); кроме того, они расположены над тюремным курятником и пропитаны отвратительными запахами.

 Что касается деятельности вне камер, учреждение предоставляет оплачиваемую работу тридцати заключенным, согласуя рабочую нагрузку с медицинскими рекомендациями. Однако заключенным не предлагается никаких других видов деятельности (кроме нерешительных попыток установить столы для пинг-понга). Заключенные предоставлены сами себе, не имея других занятий кроме просмотра телевизора и чтения.

КПП рекомендует принять меры для обеспечения пациентов отделения №1, состояние которых не позволяет им пользоваться лестницами, возможность доступа к ежедневным прогулкам на свежем воздухе. Комитет также рекомендует увеличить размер прогулочных двориков в отделении камерного типа. В заключение, КПП призывает расширить спектр видов деятельности, доступных заключенным в колонии №61.

2) Медицинская помощь

132. Медицинский персонал учреждения включает 59 работающих на полную ставку врачей, включая различных специалистов, а также 99 фельдшеров и квалифицированных медсестер. Им помогают 49 санитаров – работающих за плату пациентов, обязанность которых – помогать другим пациентам, испытывающим трудности при выполнении ежедневных заданий.

Вероятно, практика привлечения заключенных к работе санитарами хороша в смысле обеспечения их полезным трудом. Однако такой подход должен рассматриваться как крайнее средство, и пациенты никогда не должны участвовать в раздаче лекарств или оказании медицинской помощи пациентам. Кроме того, они не должны иметь доступ к медицинским записям и не должны иметь возможность видеть или слышать пациентов во время медицинских осмотров последних.

133. Условия, в общем, удовлетворительные, и их можно даже назвать отличными, принимая во внимание предстоящее открытие новой лаборатории, которая строилась во время визита. Однако хирургическое оборудование было устаревшим, и КПП надеется, что работа по усовершенствованию операционной будет завершена в ближайшем будущем.

Как было сказано выше, пациенты размещаются в отделениях по критерию диагноза, за исключением приемного и хирургического отделений, где наблюдались трудности в разделении пациентов. КПП рекомендует принять меры для исправления этой ситуации, неудовлетворительной с медицинской точки зрения.

134. Что касается фармакологического лечения туберкулеза, снабжение лекарствами первой необходимости в последние три года было регулярным и достаточным. Однако этого нельзя сказать о медикаментах, не относящимся к лекарствам первой необходимости – иногда пациентов просят заплатить за такие лекарства.

Мониторинг лечения туберкулеза проводится регулярно, но оценка отологической токсичности лекарств, таких как стрептомицин и канамицин, должна осуществляться отоларингологом и регулярно записываться.

КПП рекомендует принять необходимые меры в свете вышеизложенных замечаний. 

135. В общем, уровень медицинской помощи значительно возрос за последние пять лет, что подтверждается уменьшением уровня смертности, зарегистрированного в тюрьме за этот период, и аналогичен уровню медицинской помощи, предоставляемой вне колонии в гражданских медицинских учреждениях.

136. К сожалению, медицинская помощь пациентам  с неизлечимыми болезнями (в отделении №1 и хирургическом отделении) имеет множество недостатков. Значительное количество пациентов умирают в ужасных условиях: они не получают помощи медсестер, необходимой в их состоянии и зависят от других пациентов, назначенных санитарами для помощи в их основных нуждах, с полным отсутствием конфиденциальности. Кроме того, они доживают свои последние дни в атмосфере тревоги (разделяемой другими пациентами, наблюдающими за их умиранием) и с чувством абсолютного одиночества. Многие жаловались на страх смерти, чувство, что они отвергнуты другими больными и брошены врачами, которые, как они понимали, окончательно махнули на них рукой. Кроме того, фельдшеры и медсестры с большой неохотой уделяют внимание пациентам, особенно в отделении №1. Отчаяние больных усугубляется чувством отрезанности от родственников, которым не разрешается навещать пациентов в колонии. КПП рекомендует украинским властям:

- увеличить количество медицинского персонала, работающего с пациентами, близкими к смерти, с тем, чтобы обеспечить их необходимой физической и психологической помощью;

- создать материальные условия для обеспечения должного ухода в атмосфере, соответствующей человеческому достоинству;

- разрешить родственниками посещать умирающих пациентов (независимо от того, где они содержатся); при необходимости следует соответственно изменить правила.

137. В соответствии с законодательством, персонал подготавливает заявления  о досрочном освобождении для пациентов, которых ожидает скорая смерть[41].

 Однако, во время визита и беседы членов делегации с компетентным судьей, выяснилось, что, за редкими исключениями, такие заявления отклонялись районными судами (в течение последних семи лет только 2,6%-16,4% заявлений были рассмотрены с положительным результатом). КПП считает, что заключенные, которые должны вскоре умереть, являются типичным примером заключенных, непригодных к длительному заключению. КПП хотел бы получить комментарии украинских официальных лиц по этому вопросу.

138. Наконец, КПП считает неприемлемой практику помещения пациентов с психиатрическими отклонениями в ДИЗО по медицинским показаниям из-за отсутствия специально оборудованных помещений в колонии. КПП рекомендует безотлагательно предпринять необходимые шаги для искоренения данной практики и обеспечения необходимого лечения таких пациентов, включая помещение, при необходимости, в специализированные учреждения.

 

6. Другие вопросы

а. Дисциплинарные меры

139. Уголовно-исполнительный кодекс, который вступил в силу в 2004 году, предусматривает помещение в дисциплинарные камеры (ДИЗО/карцер) на срок до 15 дней (10 дней для женщин), а в помещение камерного типа (ПКТ) – на срок до 3 месяцев[42]. Заключенные должны быть заслушаны относительно предъявляемых им обвинений, письменно уведомлены о принятых решениях, и, что является важным нововведением, они могут получить помощь адвоката или другого юриста. Они также могут обжаловать принятое решение в органах более высокой инстанции.

 Однако во время визита делегация не обнаружила ни одного заключенного, которого бы проинформировали о новых положениях Уголовно-исполнительного кодекса. КПП рекомендует украинским должностным лицам обеспечить уведомление всех заключенных об их праве на юридическую помощь и доступных им средствах опротестования решений о помещении в дисциплинарную камеру или помещение камерного типа. Комитет также хочет знать, доступны ли заключенным средства опротестования решений, включая право подавать апелляцию в органы вне колонии, в частности, в суд.

140. В посещенных учреждениях материальные условия в дисциплинарных камерах (ДИЗО/карцер) и ПКТ были прежними, повторяющими основные недостатки, на которые в течение многих лет указывал Комитет (даже в обновленных отделениях ДИЗО/ПКТ). Ни одна камера из виденных в трех посещенных колониях, не имела достаточного доступа к естественному освещению, необходимой вентиляции и отоплению (в женской колонии №65 отопление отсутствовало совсем). Более того, в камерах, предназначенных для нескольких заключенных, туалеты не были полностью изолированы. Камеры ДИЗО/ПКТ в медицинской колонии №61 были сильно изношены, а состояние матрасов и постельного белья было просто ужасным.

Кроме того, оборудование камер явно вызывает дополнительные трудности для заключенных: столы и стулья очень маленького размера (в колонии №100, например, размер стульев в карцере для заключенных, отбывающих пожизненное заключение, был 30 см x 30 см, а размер стола – 40 см х 29 см), а общие камеры ДИЗО/ПКТ были снабжены скамьями с острыми металлическими выступами, так что на них почти невозможно сидеть.

КПП рекомендует украинским властям, чтобы камеры  ДИЗО/карцера/ПКТ в колониях №61, 65 и 100 были оборудованы для обеспечения достаточного доступа к естественному освещению, необходимого уровня отопления и вентиляции. Комитет также рекомендует переоборудовать данные камеры, чтобы заключенные могли нормально сидеть и лежать, чтобы у них был нормальный стол. Изношенные камеры ДИЗО/ПКТ в колонии №61 необходимо отремонтировать, а постельное белье – заменить.

141. Следует подчеркнуть, что официальные лица отреагировали, наконец, на рекомендацию КПП, гласившую, что заключенные, помещаемые в дисциплинарные камеры, должны иметь возможность ежедневной часовой прогулки (что уже было сделано в отделениях ПКТ). С другой стороны, чтение в камерах по-прежнему запрещено. КПП снова повторяет рекомендацию обеспечить заключенным доступ к материалам для чтения.

142. Во всех случаях прогулочные дворики (в реальности – прогулочные боксы) были слишком тесными (от 11 до 21 м²), чтобы позволить заключенным, пребывающим в дисциплинарных камерах или ПКТ, достаточные физические упражнения. КПП рекомендует соответственно увеличить участки для прогулок.

143. В пункте 133 отчета о визите 2002 года КПП рекомендовал, чтобы строгий режим заключения рассматривался как крайняя мера, чтобы обеспечить всем заключенным возможность свиданий. Факты, выявленные КПП в 2005 г. показали, что данная рекомендация была выполнена не везде. Кроме того, несмотря на рекомендацию КПП отменить запрет на получение посылок во время пребывания заключенных в ПКТ, этот запрет по-прежнему действовал во всех посещенных колониях. В этой связи КПП повторяет две упомянутые рекомендации.

144. Также оказалось, особенно в колониях №61 и 100, что помещение в дисциплинарную камеру и отделение ПКТ утверждается врачом, который должен установить, может ли заключенный быть помещен в ДИЗО/ПКТ. КПП хочет подчеркнуть, что медицинские работники, практикующие в тюрьмах, действуют как личные врачи заключенных; положительные отношения между врачом и пациентом являются главным фактором в сохранении здоровья и благополучия пациента. Практика, когда врачей обязывают определять, может ли заключенный подвергаться наказанию, которое может иметь повредить здоровью, вряд ли способствует развитию таких отношений.

 КПП рекомендует украинским властям предпринять необходимые шаги, включая внесение изменений в соответствующие правила, чтобы в функции тюремных врачей более не входило одобрение помещения заключенных в дисциплинарные камеры и отделение ПКТ. Далее, правила и практика должны учитывать принципы, изложенные в Правилах 43.2 и 43.3 Европейских тюремных правил[43].

 

б. Контакты с внешним миром

145. В трех посещенных колониях заключенным разрешалось одно «кратковременное посещение» (2-4 часа) в месяц и одно «длительное посещение» (до 72 часов) каждые три месяца. Условия, в которых проводились длительные свидания, колебались от хороших до отличных (как в колонии №65).

 Как и ранее, кратковременные свидания проводятся в стеклянных будках, когда заключенные и посетители разговаривают через стеклянную перегородку по телефону (некоторые из которых, например, в колонии №65, неисправны). Украинские власти заявили в этой связи, что оборудование мест для свиданий без стеклянной перегородки предусмотрена как часть реконструкционных работ в отделениях для свиданий.

146. Относительно доступа к телефону Уголовно-исполнительный кодекс гласит, что заключенные имеют право на четыре 15-минутных звонка в год. Это правило выполняется в колонии №100, выполняется с личного разрешения директора в колонии №65 и не выполняется в колонии №61. КПП верит, что украинские должностные лица обеспечат выполнение законодательства во всех колониях.

147. В своем отчете о визите 2002 года (пункты 135 и 136) КПП поднял вопрос о финансовых взносах, требуемых с заключенных за посещения. Комитет рекомендовал, чтобы «кратковременные посещения» были немедленно освобождены от любых финансовых пожертвований со стороны заключенных или их родственников. Однако, эта практика, по-прежнему имела место в 2005 году (например, в колонии №65 проверка документов стоила 4 гривны за каждый визит). Следовательно, КПП повторяет свои предыдущие рекомендации. Что касается длительных свиданий, здесь требуемые взносы колебались, в разных учреждениях, между 9 и 15 гривнами с человека в день (и даже больше, в зависимости от типа помещения). КПП повторяет свои рекомендации украинским должностным лицам как можно скорее положить конец данной практике.

в. Вопросы, связанные с порядком и безопасностью

148. В своем отчете о визите 2002 года (пункт 92) КПП рекомендовал, чтобы заключенные-дневальные не исполняли задачи, связанные с поддержкой порядка и контролем. Однако это продолжалось и в 2005, особенно в колонии №61, где, к тому же, дневальные имеют влияние на наложение дисциплинарных санкций. КПП рекомендует прекратить такую практику в будущем (см. в этой связи Правило 62 пересмотренных тюремных правил, которое гласит, что «заключенные не могут выполнять в тюрьме никакие дисциплинарные функции»).

149. В колонии №100 делегация получила множество жалоб от заключенных относительно методов, применяемых при ежедневных обысках на выходе из мастерских. Заключенные жаловались, что их заставляли по полчаса стоять в очереди без одежды в неотапливаемых помещениях.

КПП рекомендует, чтобы украинские должностные лица проверили условия, при которых производятся обыски заключенных, покидающих мастерские в колонии №100 и, при необходимости, приняли меры, чтобы такие обыски проводились в человечных и достойных условиях.

150. Наконец, и в колонии №65, и в колонии №100 широко распространены жалобы на условия, в которых проводятся переклички. Переклички проводятся на улице в любую погоду, а заключенные, в отличие от персонала, не снабжаются одеждой, чтобы защититься от непогоды. КПП хотел бы получить комментарии украинских властей по этому поводу.

 

г. Жалобы и процедура проверки

151. Раздел 113 Уголовно-исполнительного кодекса гласит, что администрация пенитенциарных учреждений не имеет права читать письма, адресованные Уполномоченному Верховной  Рады по правам человека и в прокуратуру. КПП хотел бы получить информацию, касается ли это правило также писем, направляемых в международные организации, уполномоченные получать жалобы.

 На практике, от заключенных по-прежнему поступают жалобы, что такая корреспонденция читается администрацией. КПП рекомендует украинским должностным лицам обеспечить строгое выполнение положений Уголовно-исполнительного кодекса относительно конфиденциальности переписки с Уполномоченным Верховной  Рады по правам человека и прокуратурой.

152. Раздел 24 Кодекса предусматривает право инспектировать пенитенциарные учреждения для всех органов, включая Президента, Уполномоченного Верховной  Рады по правам человека, членов Парламента, депутатов местных советов и прокуроров. КПП одобряет это и надеется, что данные органы воспользуются этим правом посещения пенитенциарных учреждений.

 

Приложение 1

список рекомендаций кпп,
комментарии и информационные запросы

 

 

Сотрудничество

Рекомендации

- внести изменения в соответствующие правила Пограничной службы для того, чтобы делегации КПП имели немедленный и беспрепятственный доступ во все места, где лица, лишенные свободы, содержатся данной Службой, а также доступ ко всей информации, необходимой для выполнения их задач (пункт 6).

 

Комментарии

- Комитет надеется, что в будущем украинские должностные лица будут указывать в своих инструкциях, что при прибытии делегации КПП в районное отделение милиции, они должна получить немедленный доступ во все помещения (т.е. без ожидания прибытия старшего офицера, ответственного за отделение) (пункт 5);

-  КПП настаивает, чтобы украинские власти предоставляли, в должное время, полную и новейшую информацию обо всех местах, где могут содержаться лица, лишенные свободы (пункт 6);

- все формы запугивания или наказания людей перед или после бесед с членами делегаций КПП несовместимы с обязанностями Сторон Конвенции (пункт 7);

- КПП надеется, что украинские должностные лица приложат все усилия для выполнения всех рекомендаций, изложенных и/или повторенных в данном отчете (пункт 8).

 

Учреждения, подчиненные Министерству Внутренних Дел

Предварительные замечания 

Рекомендации

- предпринять немедленные и решительные шаги для искоренения практики, упомянутой в пункте 13 и обеспечить, чтобы задержание и допрос лиц, подозреваемых в совершении уголовных преступлений, проводились в полном соответствии с требованиями УПК (пункт 13);

- все государственные органы (в частности, Министерство финансов и местные администрации) должны поддерживать усилия Министерства внутренних дел по улучшению условий содержания во всех учреждениях, подведомственных Министерству (т.е. изоляторах временного содержания, районных отделениях милиции, центрах приема и распределения бродяг и специальные центры для содержания под стражей) (пункт 14).

 

Комментарии

- мы призываем украинские власти пересмотреть свою позицию с целью расширения круга гарантий, предусмотренных статьей 29 Конституции для лиц, задержанных по подозрению в бродяжничестве (пункт 12).

 

Пытки и другие формы жестокого обращения

Рекомендации

- издать на высшем уровне и регулярно посылать во все органы внутренних дел указания о «нулевой терпимости» к пыткам и другим формам жестокого обращения (пункт 20);

- в сфере профессионального обучения уделить особое внимание современным методам расследования преступлений, включая свидетельства судебной экспертизы. Это следует сочетать с принятием подробных инструкций о методах допроса подозреваемых (включая начальный допрос оперативными работниками) на основе уже существующих документов (пункт 21);

- система передачи информации, свидетельствующей о жестоком обращении, должна быть организована в службе внутренних дел (включающая обязанность персонала немедленно передавать такую информацию компетентным органам) в свете замечаний, изложенных в пункте 22 отчета (пункт 22);

- в случаях, когда лицо, доставленное в суд, жалуется на жестокое обращение со стороны сотрудников органов внутренних дел, необходимо зафиксировать такую жалобу в письменном виде, немедленно назначить судебно-медицинскую экспертизу и предпринять шаги для соответствующего расследования жалобы. Такой подход следует применять независимо от того, наблюдаются ли на жертве внешние повреждения. Даже в отсутствие жалоб на жестокое обращение, судебно-медицинская экспертиза должна быть назначена, если существуют основания думать, что данное лицо стало жертвой жестокого обращения (пункт 24);

- украинские власти должны распространять, через соответствующие каналы, инструкции, касающиеся обязательного соблюдения в ежедневной практике основных принципов, упомянутых в пункте 26 (пункт 26);

- лица, жалующиеся на жестокое обращение, или их адвокаты имеют право непосредственно (без утверждения милиции, прокуратуры или судьи) заказать судебно-медицинскую экспертизу; такая экспертиза проводится врачом с подтвержденной квалификацией судебно-медицинского эксперта. При необходимости, следует принять соответствующие правила (пункт 27);

- медицинское заключение должно содержать: 1) заявления, сделанные освидетельствованным лицом, касающиеся медицинского обследования (включая описание его/ее состояния здоровья и жалобы на жестокое обращение); 2) список полученных объективных медицинских сведений, основанных на всестороннем обследовании; 3) врачебное заключение на основании 1) и 2). В этом заключении врач должен указать степень соответствия между жалобами и объективными медицинскими сведениями. Далее, задержанный, а также его/ее адвокат, должны быть снабжены копиями заключения (пункт 28);

- следует немедленно прекратить практику, когда ИВС отказываются принимать задержанных с видимыми повреждениями (и возвращают их в районные отделения милиции, откуда они поступили, или в другие отделения), если сотрудники милиции не могут предоставить медицинскую справку с перечислением повреждений. Это подразумевает введение соответствующей процедуры для всех принимающих учреждений внутренних дел, согласно которой должен быть немедленно вызван врач, если у задержанного, поступившего в учреждение, наблюдаются внешние повреждения (пункт 29).

 

Основные способы предотвращения жестокого обращения

Рекомендации

- украинские должностные лица должны обеспечить строгое соблюдение положений Закона о милиции в части права задержанного лица сообщить о задержании близким родственникам или третьей стороне (пункт 31);

- украинским властям следует приложить все усилия для того, чтобы все лица, лишенные свободы сотрудниками милиции, имели право доступа к адвокату с момента задержания. Этот момент нужно понимать как момент, когда сотрудники милиции забирают задержанного, или он/она дает официальное обязательство прибыть (и остаться) в учреждение внутренних дел (пункт 32);

- должны быть приняты необходимые меры для обеспечения того, чтобы несовершеннолетние задержанные не делали никаких заявлений и не подписывали никаких документов, связанных с правонарушениями, в которых их подозревают, без присутствия адвоката (пункт 33);

- должны быть предприняты необходимые шаги, чтобы содержание права на доступ к адвокату лиц, лишенных свободы, соответствовало требованиям, перечисленным в пункте 34 (пункт 34);

- необходимо безотлагательно принять правовые и прочие меры для установления системы квалифицированной правовой помощи лицам, лишенным свободы, которые не в состоянии оплатить услуги адвоката; следует принять во внимание рекомендации, решения и экспертные оценки Совета Европы в сфере правовой помощи (пункт 35);

- право задержанных на обращение к врачу должно быть официально гарантировано (пункт 36);

- все лица, содержащиеся в пенитенциарных учреждениях Министерства внутренних дел должны, с момента заключения, регулярно получать документ с описанием их прав. Этот документ должен быть доступен на достаточном количестве языков (пункт 37);

- следует предпринять шаги для обеспечения безотлагательной официальной регистрации факта лишения свободы милицией, независимо от причин задержания. После помещения задержанного в камеру все факты его/ее перемещения из камеры должны регистрироваться; эта запись должна содержать дату и время перевода заключенного из камеры, место, куда он/она переводятся, фамилии ответственных за перемещение сотрудников правоохранительных органов, цель перевода из камеры, дату и время возвращения в камеру (пункт 38).


 

Условия заключения в учреждениях Министерства внутренних дел

Рекомендации

- украинские власти должны раз и навсегда положить конец практике содержания задержанных в районных отделениях милиции на срок, превышающий несколько часов (при необходимости нужно внести изменения в соответствующие законы и инструкции) и подтвердить, в течение трех месяцев, выполнение данной рекомендации (пункт 42);

- для создания в районных отделениях милиции условий, пригодных для содержания в течение нескольких часов, украинские власти должны:

·  обеспечить, чтобы все камеры в районных отделениях милиции имели достаточное искусственное освещение и вентиляцию и, при необходимости, достаточно отапливались;

·  укомплектовать камеры санитарно-техническим оборудованием (включая как минимум один унитаз и один умывальник);

·  установить для каждой камеры, в зависимости от ее размера, максимальное число содержащихся там людей, которое не должно превышаться ни при каких условиях, и изъять из эксплуатации все камеры размером менее 2 м²;

·  обеспечить доступ к питьевой воде;

·  дать строгие инструкции, чтобы все задержанные имели беспрепятственный доступ к санитарно-техническому оборудованию;

·  поддерживать удовлетворительную чистоту в камерах (пункт 42).

- уделить особое внимание строительству нового ИВС в Львове и реконструкции Полтавского ИВС и:

·  принять необходимые меры для обеспечения соответствующего натурального освещения всех камер в Мукачевском ИВС;

·  увеличить доступ к душу в Мукачевском ИВС;

·  немедленно принять меры для обеспечения беспрепятственного доступа заключенных к туалету в Львовском ИВС;

·  обеспечить снабжение задержанных средствами личной гигиены;

·  безотлагательно ввести в эксплуатацию прогулочный двор в Полтавском ИВС и предоставить задержанным возможность ежедневной прогулки в течение как минимум часа (пункт 46);

- значительно снизить максимальный уровень заполнения камер во всех посещенных ИВС, обеспечив как минимум 4 м² жизненного пространства для каждого заключенного. Камеры площадью менее 6 м² не должны использоваться для содержания заключенных (пункт 46);

- принять меры для обеспечения права заключенных на посещения. Любой отказ следственных органов разрешить такое посещение должен быть специально обоснован нуждами следствия, требует утверждения органом, не связанным с данным делом, и может применяться только в течение указанного промежутка времени (пункт 48);

- значительно уменьшить максимальный уровень заполнения камер в Киевском и Львовском центрах приема и распределения бродяг и Киевском специальном центре для содержания под стражей до минимальной нормы 4 м² жилого пространства на одного заключенного (пункт 52);

- устранить недостатки, описанные в пунктах 49 и 50, связанные с доступом к естественному освещению, искусственному освещению и вентиляции в Киевском и Львовском центрах приема и распределения бродяг и Киевском специальном центре для содержания под стражей (пункт 52);

- снабдить всех заключенных в центрах приема и распределения бродяг чистыми матрасами и постельным бельем (пункт 52);

- принять безотлагательные меры для обеспечения всех заключенных, независимо от их правового положения, как минимум часовой ежедневной прогулкой, и пересмотреть правила для предотвращения использования запретов на прогулки в качестве дисциплинарного наказания (пункт 52);

- обеспечить заключенным минимальный режим деятельности (доступ к радио, телевизору и материалам для чтения) (пункт 52);

 - пересмотреть правила и их практическое применение для обеспечения права заключенных на посещения и получение/отправку писем (пункт 52);

 - обеспечить скорейшее окончание строительства нового центра приема и распределения бродяг в Ужгороде (пункт 52);

- в Львовском центре приема и распределения несовершеннолетних: уменьшить максимальный уровень заполнения комнат для обеспечения соответствующего жилого пространства на каждого человека (как минимум 4 м²); переоборудовать туалеты в карантинном отделении и душевые; обеспечить заключенным, содержащимся в карантинном отделении, как минимум один час прогулки ежедневно (пункт 55);

 - принять меры для обеспечения регулярного присутствия фельдшера во всех ИВС. Естественно, часы посещения должны назначаться с учетом различных особенностей каждого ИВС (размер, степень заполнения, оборот и т.п.). В любом случае, каждое поступающее в ИВС лицо должно быть обследовано квалифицированным медицинским персоналом в течение 24 часов после его/ее прибытия (пункт 56);

- дать строгие инструкции, чтобы любое медицинское обследование проводилось тщательно и включало в себя соответствующий физический осмотр обследуемого. Все обследования должны проводиться вне зоны слышимости и видимости сотрудников милиции (кроме случаев, когда медицинский персонал просит об обратном) (пункт 57);

- безотлагательно воплотить в жизнь совместный план Министерства охраны здоровья и Министерства внутренних дел по обеспечению соответствующего лечения задержанных, больных туберкулезом, в  муниципальных туберкулезных диспансерах (пункт 58);

- обеспечить раннее и эффективное обследование на туберкулез всех лиц, задержанных милицией, а также непрерываемое лечение лиц, которые принимали противотуберкулезные лекарства до задержания (пункт 58).

 

Комментарии

- украинским официальным лицам предлагается обратить пристальное внимание на замечания, приведенные в пункте 47, относительно использования СВН в камерах ИВС (пункт 47);

- украинские властям предлагается приложить все усилия для предоставления широких возможностей для времяпрепровождения лицам, содержащимся в Львовском центре приема и распределения несовершеннолетних (пункт 55).

Информационные запросы

- копия правил, регулирующих использование СВН в камерах ИВС (пункт 47);

- подробные сведения о планируемых изменениях в Киевском центре приема и распределения бродяг и Киевском специальном центре для содержания под стражей (пункт 52);

- комментарии украинских властей по вопросам, поднятым в пункте 53, относительно административных заключенных, работающих на внешние компании (пункт 53);

- подробная информация о совместном плане Министерства охраны здоровья и Министерства внутренних дел, упомянутому в пункте 58, и его внедрении, включая список медицинских учреждений, имеющих отделения для лечения задержанных милицией лиц, больных туберкулезом, в каждом регионе страны (пункт 58).

 

 

Иностранные граждане, задержанные в соответствии с законодательством об иностранцах

Предварительные замечания 

Рекомендации

- обратить особое внимание на создание центров, специально предназначенных для содержания лиц, задержанных в соответствии с законодательством об иностранцах, укомплектованных квалифицированным персоналом, с материальными условиями и режимом, соответствующими их статусу и продолжительности заключения. Данные требования соответствуют стандартам, изложенным КПП в 7-м Общем отчете (пункт 61).

 

Информационные запросы

- разъяснения по поводу «аналогичных причин», которые могут вызвать продление задержания иностранных граждан на срок более шести месяцев, а также рассматривается ли судом законность такого продления срока (пункт 59).

 

Жестокое обращение

Рекомендации

- сотрудники пограничной службы должны регулярно получать напоминания, что: жестокое обращение с лицами, лишенными свободы и словесные оскорбления недопустимы и влекут строгое наказание; сила, превышающая необходимую, не должна применяться при задержании, и никакое избиение задержанных не может быть оправданным после их помещения под стражу (пункт 63).

 

Условия заключения

Рекомендации

- все подразделения пограничной службы, где содержатся иностранные граждане, должны быть оборудованы специальными комнатами/камерами для заключения, в соответствии с правилами (пункт 69);

- система отопления и вентиляции должна быть усовершенствована в камере Ужгородского подразделения пограничной службы №9 (пункт  69);

 - максимальный уровень заполнения камер во всех посещенных изоляторах временного содержания пограничной службы должен быть уменьшен как минимум до 4 м² жилого пространства на одного человека (пункт 69);

- строительство новых зданий изоляторов временного содержания в Чопе и Львове должно быть безотлагательно завершено (пункт  69);

- камера №4 Львовского изолятора должна быть немедленно изъята из употребления как помещение для заключения (пункт 69);

- должен быть улучшен доступ к внутрикамерному освещению и вентиляции в изоляторе временного заключения в Мостиске (пункт 69);

 - должен быть обеспечен беспрепятственный доступ к туалету во Львовском изоляторе временного заключения (пункт 69);

- заключенные во Львовском и Мостиском изоляторах должны быть обеспечены основными предметами личной гигиены (т.е. мылом, полотенцами, гигиеническими принадлежностями для ежемесячных женских нужд и проч.) (пункт 69);

- количество и качество пищи, предоставляемой заключенным в Львовском и Мостиском изоляторах, необходимо пересмотреть (пункт 69);

- заключенным изоляторов во Львове и Чопе должна быть предоставлена часовая прогулка, а практика заковывания в наручники заключенных во время прогулок в Чопском изоляторе – немедленно прекращена (пункт 69);

 - следует принять меры для предоставления заключенных возможности активного времяпрепровождения (например, материалы для чтения, радио, телевизор) (пункт 69);

- должны быть предприняты шаги для того, чтобы медицинские карты пересылались вместе с заключенными при их переводе из изоляторов временного содержания в другие учреждения (пункт 69);

- разработать официальные дисциплинарные правила для центров, предназначенных для содержания иностранных граждан, задержанных в соответствии с законодательством об иностранцах. Эти правила должны обеспечивать право заключенных быть заслушанными относительно предмета нарушения, в совершении которого они обвиняются, и жаловаться в высшие органы на любые применяемые санкции (пункт 75);

- в случае использования изоляции в качестве дисциплинарного наказания, заключенные должны иметь возможность отдыха и беспрепятственного доступа к туалету, а также как минимум часовую прогулку ежедневно и доступ к материалам для чтения (пункт 75).

Комментарии

- украинским властям предлагается принять меры для обеспечения лиц, заключенных в соответствии с законодательством об иностранцах, возможностью контактов с внешним миром, в особенности относительно доступа к телефону (пункт 74);

- КПП надеется, что украинские должностные лица обеспечат полное и аккуратное ведение личных дел (пункт 76).

Информационные запросы

- в течение одного месяца, подробную информацию о мерах, принятых украинскими официальными лицами в ответ на непосредственное наблюдение делегации, гласящее, что использование Павшинского изолятора временного содержания для мужчин должно быть немедленно прекращено, и новые учреждения, соответствующие потребностям заключенных, должны быть введены в эксплуатацию (пункт 73).

 

Гарантии для лиц, задержанных в соответствии с законодательством об иностранцах

Рекомендации

- гарантировать всем лицам, содержащимся в заключении в соответствии с законодательством об иностранцах (независимо от места их содержания):

·  действующее с момента задержания (то есть с момента, когда лицо было вынуждено остаться в учреждении внутренних дел) право сообщить о задержании родственникам или третьей стороне по своему выбору;

·  право на доступ к адвокату, действующее с момента задержания и на всех стадиях дела;

·  право, при необходимости, на помощь квалифицированного переводчика;

·  право получить информацию о своем положении, правах и процедуре, применимой к ним. В этом контексте, печатный документ на языках, наиболее часто употребляемых лицами, задержанными в соответствии с законодательством об иностранцах, должен предоставляться заключенным с момента лишения свободы (пункт 81);

- дать сотрудникам Пограничной службы и органов внутренних дел четкие и точные инструкции с тем, чтобы гарантировать всем задержанным, желающим подать заявление о предоставлении убежища, возможность эффективно воспользоваться новым законодательством (пункт 82);

 - внести изменения в правила для существенного увеличения времени, в течение которого необходимо связаться с консулатом или соответствующими организациями (пункт 83).

 

Информационные запросы

- информация о практических мерах, принятых в соответствии с Директивами 12 (2) и (4) Комитета Министров Совета Европы от 4 мая 2005 относительно принудительной высылки (пункт 83);

 - информация о существующих и находящихся на стадии проекта двухсторонних соглашений, позволяющих украинским властям срочно депортировать лиц, нарушивших государственную границу, в третьи страны, считающиеся безопасными (пункт 83).

 

Пенитенциарные учреждения Службы Государственной Безопасности и охраняемые отделения больниц

 Комментарии

-рекомендации, данные в Разделе II.A.3 (основные гарантии от жестокого обращения) должны применяться в равной степени к лицам, лишенным свободы Службой государственной безопасности (пункт 86).

 

Информационные запросы

- детальная информация о правовом статусе изолятора Главного управления Службы безопасности Украины в Киеве (пункт 84);

- комментарии украинских официальных лиц по вопросам, поднятым в пункте 85, относительно содержания в Главном управлении СБУ в Ужгороде (пункт 85).

 

Охраняемое отделение Киевской городской больницы скорой помощи 

Рекомендации

- прекратить данную практику приковывания заключенных к больничным кроватям в целях безопасности (пункт 88);

- принять меры, чтобы медицинские обследования проводились вне зоны слышимости и видимости сотрудников органов внутренних дел (кроме случаев, когда медицинский персонал просит об обратном) (пункт 89);

- предпринять необходимые шаги для того, чтобы ношение огнестрельного оружия, дубинок и газовых баллончиков сотрудниками правоохранительных органов соответствовало требованиям, изложенным в пункте 90 (пункт 90).

 

 

 

Учреждения, подведомственные Государственному департаменту исполнения наказаний 

 Предварительные замечания 

Рекомендации

- украинским властям рекомендуется активизировать действия для разработки и практического применения последовательной стратегии борьбы с переполненностью пенитенциарных учреждений, основанной на принципах, изложенных в Рекомендациях Комитета Министров Совета Европы R (80) 11 относительно досудебного заключения, R (99) 22 относительно переполненности тюрем и роста числа заключенных, и R (2003) 22 относительно условного освобождения (пункт 94);

- пересмотреть, как можно скорее, предусматриваемые законодательством нормы жилого пространства для заключенных и увеличить их как минимум до 4 м² во всех учреждениях, подведомственных Департаменту исполнения наказаний (включая СИЗО) (пункт 94);

- украинским властям рекомендуется прилагать активные усилия для улучшения условий содержания заключенных и гуманизации пенитенциарной системы (пункт 95).

Комментарии

- украинские должностные лица должны уделить особое внимание необходимости специального обучения персонала учреждений Департамента исполнения наказаний  (пункт  96).

Информационные запросы

- комментарии украинских властей по вопросам, поднятым в пункте 95, относительно финансовых взносов заключенных для улучшения материальных условий в пенитенциарных учреждениях (пункт  95).

 

 

Пытки и другие формы жестокого обращения

Рекомендации

- украинским должностным лицам рекомендуется проверить, во всех пенитенциарных учреждениях, нет ли там камер, аналогичных камере 01, обнаруженной в колонии №100 и, в случае наличия таковых, изъять их из эксплуатации (пункт 102);

- безотлагательно провести независимое, тщательное и всестороннее расследование десяти случаев, связанных с применением «спецсредств» между 12 мая и 3 сентября 2005 в колонии №100 и описанных в медицинских отчетах, и представить Комитету, в течение трех месяцев, подробные выводы о результатах расследования и принятых мерах (пункт 103);

- категорически и четко напомнить администрации и всему персоналу колонии №100, что жестокое обращение в любой форме неприемлемо и что любой сотрудник, совершающий или допускающий жестокое обращение, будет строго наказан (пункт 103);

- проводить все медицинские обследования заключенных, к которым применялась физическая сила, вне зоны слышимости и видимости немедицинского персонала внутренних дел (кроме случаев, когда врач просит об обратном). Записи в медицинской карте о результатах обследования должны соответствовать рекомендациям, приведенным в пункте 28, а копия медицинского заключения должна быть доступна заключенному. Такой подход должен использоваться во всех пенитенциарных учреждениях Украины (пункт 104);

- принять необходимые меры для того, чтобы тюремные медицинские службы в Украине придерживались линии поведения относительно жестокого обращения с заключенными, независимо от природы насилия, соответствующей замечаниям, высказанным в пункте 105 (пункт 105).

 

Информационные запросы

- подробная информация о  характеристиках камеры в отделении ДИЗО/ПКТ, предназначенной для содержания возбужденных или склонных к насилию заключенных (размер, естественное и искусственное освещение, удобства, и т.п.) (пункт 102).

 

 

 

Лица, приговоренные к пожизненному заключению

Рекомендации

- пересмотреть практику освещения в ночное время камер для лиц, приговоренных к пожизненному заключению, в колониях №54 и 100. Свет ночью следует включать только в случае необходимости (пункты 108 и 114);

- принять необходимые меры для незамедлительного ремонта отделения для женщин, приговоренных к пожизненному заключению, в харьковской колонии №54, при реализации проекта учесть рекомендации, данные в пункте 110 (пункт 110); 

- постепенно внедрять в отделении ДИЗО/ПКТ колонии №54 все возможные аспекты режима средней степени изоляции заключённых, с целью обеспечения наиболее гармоничного перехода заключенных от строгого режима к среднему (пункт 111);

 - принять меры для обеспечения предоставления женщинам, приговоренным к пожизненному заключению, полной информации об их правах и обязанностях при новом режиме (пункт 111);

 

- украинским властям следует предпринять действия для выполнения рекомендаций Комитета в этой сфере, принимая во внимание все указания, изложенные в пункте 75 отчета о визите 2000 г., а также в Рекомендации (2003) 23 Комитета Министров Совета Европы о содержании мужчин, приговоренных к пожизненному заключению и прочим длительным срокам. Кроме того:

·  немедленно прекратить практику систематического заковывания в наручники мужчин при выходе из камеры;

·  запретить использование клетки для содержания заключенных во время бесед с персоналом колонии №100;

·  сделать доступными для заключенных, приговоренных к пожизненному заключению, внекамерную общественную деятельность (образование, досуг);

значительно расширить право на визиты, с конечной целью уравнять его с правом на визиты других категорий заключенных (пункт 114);

- увеличить прогулочные дворики для мужчин, приговоренных к пожизненному заключению, в колонии №100, которые слишком малы (менее 13 м²)(пункт 114);

- обеспечить, чтобы заключенные, отбывающие пожизненное заключение - мужчины и женщины, нуждающиеся в лечении в специальных медицинских учреждениях, могли быть переведены в такие учреждения без лишнего промедления (пункт 115);

- положить конец некоторым явлениям в учреждениях, где содержатся заключенные, приговоренные к пожизненному заключению: 1) указание типа заключения на тюремной форме; 2) обязательное бритье головы для мужчин; 3) принуждение заключенных стоять лицом к стене в присутствии персонала или посетителей (пункт 116).

 

Комментарии

-  Комитет надеется, что после того, как женщины будут переведены в новое помещение, и камеры ДИЗО/ПКТ будут использоваться как раньше, будут приняты все необходимые меры для ликвидации недостатков, связанных с неудовлетворительной изолированностью туалетов и доступом к естественному свету (пункт 108).

 

Информационные запросы

- копия инструкций Департамента исполнения наказаний относительно нового режима содержания женщин, приговоренных к пожизненному заключению (пункт 107);

- точные сведения о новых правилах, регламентирующих контакты с внешним миром для таких заключенных (тип, частота и длительность посещений; переписка; доступ к телефону) (пункт 111).

 

Условия содержания обычных заключенных

Рекомендации

- приложить все усилия для доведения материальных условий во всех отделениях колонии №100 до уровня отделения №3 (пункт 119).

Комментарии

- желательно обеспечить постоянную подачу горячей воды в камерные блоки для обеспечения возможности соблюдения женщинами личной гигиены, принимая во внимания их специфические физиологические потребности (пункт 119);

- необходимо постепенно установить равновесие между работой и образованием, в полном соответствии с Правилом 26.16 пересмотренных Европейских тюремных правил, согласно которым «заключенные должны иметь […] достаточное количество времени для образовательной и прочей деятельности” (пункт 123).

 

Информационные запросы

- меры, принятые в связи с наблюдениями делегации КПП относительно оплаты труда заключенных в колонии №65, а также подтверждение действий властей для поддержания высокого материального уровня в данном учреждении (пункт 122).

 

Охрана здоровья

Колонии № 65 и 100

Рекомендации

- обеспечить наличие штатного стоматолога и гинеколога в колонии №65 (пункт 124);

- расширить медицинский штат колонии №100 (в частности, это касается фельдшеров) и принять меры для исправления ситуации, вызванной продолжительным отсутствием психиатра (пункт 124);

- обеспечить, чтобы все заключенные колонии №65 получали медицинскую помощь, необходимую при их состоянии здоровья, а в случае необходимости помещения в больницу или консультации в специальном медицинском учреждении, доставлялись туда в сроки и при условиях, соответствующих их состоянию здоровья (пункт 125);

- любое медицинское обследование и лечение заключенных (независимо от типа их заключения) должно проходить вне зоны слышимости и видимости немедицинского персонала внутренних дел (кроме случаев, когда врач/фельдшер просит об обратном в конкретном случае) (пункт 126).

Комментарии

- желательно обеспечить регулярное посещение колонии №65 рентгенологом (пункт 124).

Колония №61 для заключенных, больных туберкулезом 

 

Рекомендации

- увеличить жизненное пространство для пациентов для скорейшего достижения нормы в 5 м² на одного пациента,  предусмотренной уголовно-исполнительным кодексом (пункт 130);

- улучшить, где это необходимо, естественное освещение и вентиляцию в камерах отделений камерного типа (пункт 130);

- обеспечить снабжение заключенных одеждой, соответствующей климатическим условиям, предметами личной гигиены и основными чистящими средствами (пункт 130);

- организовать более частое посещение душа (пункт 130);

- принять меры для обеспечения материальных условий содержания заключенных, соответствующих больничным стандартам (пункт 130);

- принять меры для обеспечения пациентов отделения №1, состояние которых не позволяет им пользоваться лестницами, возможность доступа к ежедневным прогулкам на свежем воздухе (пункт 131);

- увеличить размер прогулочных двориков в отделении камерного типа (пункт 131);

- принять меры для раздельного содержания пациентов в приемном и хирургическом отделениях (пункт 133);

- принять необходимые меры в свете замечаний, изложенных в пункте 134 относительно лекарств для лечения туберкулеза и наблюдения за ходом лечения (пункт 134);

- увеличить количество медицинского персонала, работающего с пациентами, близкими к смерти, с тем, чтобы обеспечить их необходимой физической и психологической помощью (пункт 136);

- создать материальные условия для обеспечения должного ухода в атмосфере, соответствующей человеческому достоинству (пункт 136);

 - разрешить родственниками посещать умирающих пациентов (независимо от того, где они содержатся); при необходимости следует соответственно изменить правила (пункт 136);

- безотлагательно предпринять необходимые шаги для искоренения данной практики и обеспечения необходимого лечения таких пациентов, включая помещение, при необходимости, в специализированные учреждения (пункт 138).

 

Комментарии

- расширить спектр видов деятельности, доступных заключенным в колонии №61 (пункт 131);

- практика привлечения заключенных к работе санитарами должна рассматриваться как крайнее средство, и пациенты никогда не должны участвовать в раздаче лекарств или оказании медицинской помощи пациентам. Кроме того, они не должны иметь доступ к медицинским записям и не должны иметь возможность видеть или слышать пациентов во время медицинских осмотров (пункт 132);

 - КПП надеется, что работа по усовершенствованию операционной будет завершена в ближайшем будущем (пункт 133).

 

Информационные запросы

- комментарии украинских властей по вопросам, поднятым в пункте 137 относительно заявлений о досрочном освобождении пациентов, которых ожидает скорая смерть (пункт 137).

 

6. Другие вопросы

Рекомендации

- информировать всех заключенных об их праве на юридическую помощь и доступных им средствах опротестования решений о помещении в дисциплинарную камеру или помещение камерного типа (пункт 139);

- оборудовать камеры  ДИЗО/карцера/ПКТ в колониях №61, 65 и 100 для обеспечения достаточного доступа к естественному освещению, необходимого уровня отопления и вентиляции. Комитет также рекомендует переоборудовать данные камеры, чтобы заключенные могли нормально сидеть и лежать, чтобы у них был нормальный стол. Изношенные камеры ДИЗО/ПКТ в колонии №61 необходимо отремонтировать, а постельное белье – заменить (пункт 140);

 - обеспечить всем заключенным, находящимся в дисциплинарных камерах, доступ к материалам для чтения (пункт 141);

- увеличить прогулочные дворики для заключенных, находящихся в дисциплинарных камерах и отделениях ПКТ в колониях №61, 65 и 100 (пункт 142);

- рассматривать строгий режим заключения как крайнюю меру, чтобы обеспечить всем заключенным, во всей пенитенциарной системе, возможность свиданий, а также отменить запрет на получение посылок во время пребывания заключенных в ПКТ (пункт 143);

- предпринять необходимые шаги, включая внесение изменений в соответствующие правила, чтобы в функции тюремных врачей более не входило одобрение помещения заключенных в дисциплинарные камеры и отделение ПКТ; правила и практика должны учитывать принципы, изложенные в Правилах 43.2 и 43.3 Европейских тюремных правил (пункт 144);

- «кратковременные посещения» должны быть немедленно освобождены от любых финансовых пожертвований со стороны заключенных или их родственников (пункт 147);

 - прекратить практику привлечения заключенных-дневальных к задачам, связанным с поддержкой порядка и контролем (пункт 148);

 - проверить условия, при которых производятся обыски заключенных, покидающих мастерские в колонии №100 и, при необходимости, принять меры, чтобы такие обыски проводились в человечных и достойных условиях (пункт 149);

- украинским властям рекомендуется обеспечить строгое выполнение положений Уголовно-исполнительного кодекса относительно конфиденциальности переписки с Уполномоченным Верховной  Рады по правам человека и прокуратурой (пункт 151).

 

Комментарии

- КПП надеется, что украинские должностные лица обеспечат выполнение законодательства относительно доступа к телефону во всех колониях (пункт 146);

- Комитет призывает украинские должностные лица как можно скорее положить конец требованиям финансовых вложений со стороны заключенных, получающих разрешение на длительное свидание (пункт 147);

- КПП надеется, что органы, уполномоченные инспектировать  украинские пенитенциарные учреждения, воспользуются этим правом (пункт 152).

 

Информационные запросы

-  доступны ли заключенным средства опротестования решений об их помещении в камеры ДИЗО/карцера/ПКТ, включая право подавать апелляцию в органы вне колонии, в частности, в суд (пункт 139);

- комментарии украинских властей по поводу условий, в которых проводятся переклички в колониях №65 и 100 (пункт 150);

- применимо ли правило, что письма, адресованные Уполномоченному Верховной Рады по правам человека и в прокуратуру, не читаются администрацией пенитенциарных учреждений, также к письмам, направляемым в международные организации, уполномоченные получать жалобы (пункт 151).


ПРИЛОЖЕНИЕ 2


государственные и другие органы,

международные и неправительственные организации,

с которыми проводила консультации делегация КПП

 

 

Государственные органы:

 

Государственный Департамент Исполнения Наказаний

 

В. В. КОЩИНЕЦ   Глава Департамента

А. С. ЛАГОДА Первый Заместитель Главы Департамента

А. Ф. ВЫСОЧАНСКИЙ Заместитель Главы Департамента

Н. Г. КАЛАШНИК  Заместитель Главы Департамента

А. Е. ОЛЕНЦЕВИЧ   Заместитель Главы Департамента

П. В. КОЛЯДА   Глава Администрации

М. В. МЕНДЕЛЬ И.о. Главы планово-аналитического отдела

К. О. БАБАК  Глава отдела европейской интеграции, международного сотрудничества, прессы и общественных связей 

 

Министерство Внутренних дел

 

В. М. РУДИК Заместитель Министра Внутренних дел

В. И. МАЕВСКИЙ  Глава Департамента общественной безопасности

Ю. М. МАЗУР  Глава специальных учреждений милиции и конвойного подразделения, Департамент общественной безопасности

 

 

Министерство Охраны Здоровья

 

С. П. БЕРЕЖНОВ  Заместитель Министра Охраны Здоровья

М. В. БАНЧУК  Глава Департамента по персоналу, образованию и науке

С. С. СТАХИВСКИЙ  Глава Отдела по предотвращению коррупции и преступности, Департамент по персоналу, образованию и науке

 

 

Служба Государственной Безопасности

 

А. М. МУДРОВ  Заместитель главы Службы Государственной Безопасности

В. Ю. ХОПТЯНЫЙ  Заместитель главы отдела логистики

М. И. КОЧУБЕЙ  Заместитель главы отдела

 

 

Министерство Обороны

 

Ф. Ф. МАКАВЧУК  Первый заместитель, Центральный отдел службы законоприменения Вооруженных Сил

О. М. ЕВЖЕЛОНОК  Глава Департамента охраны и патрулирования, Центральный отдел службы законоприменения Вооруженных Сил

Р. О. ПЕЛЬЦ  И.о. Главы планово-методического отдела, Центральный отдел службы законоприменения Вооруженных Сил

 

 

Государственная Пограничная Служба

 

В. М. МАРЧЕНКО  И.о. Главы Департамента Пограничная Служба

А. Д. ФЕДОСЕЕВ  Глава Департамента

О. А. СКИГИН  Глава Тюремного отдела, Отдел по работе с иностранцами

 

 

Министерство Юстиции

 

Г. О. ГОНЧАРУК  Глава отдела, Департамент по законодательству управления юстиции, законоприменения и борьбы с преступностью

В. К. МАНЬКО  Ведущий специалист, Департамент по законодательству управления юстиции, законоприменения и борьбы с преступностью

 

 

Министерство Иностранных Дел

 

В. В. ВОЙТОВИЧ  Глава отдела Совета Европы, Департамент Объединенных Наций и Международных Организаций

 О. В. БОХОНСКАЯ  Атташе отдела Совета Европы, Департамент Объединенных Наций и Международных Организаций

О. В. КОРЧАК  Атташе отдела Совета Европы, Департамент Объединенных Наций и Международных Организаций

 

 

 

Другие органы:

Аппарат Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека

Н. КАРПАЧЕВА  Уполномоченная Верховной Рады Украины по правам человека

Генеральная Прокуратура

В. Г. НЕДИЛЬКО  Глава Департамента по надзору за исполнением наказаний и другими мерами ограничения личной свободы

 

 

Международные организации:

Делегация Комиссии Европейского Союза в Украину

Миссия  Международной Организации миграции в Украине

Офис Координатора Проекта ОБСЕ в Украине

Региональная Делегация Международного Комитета Красного Креста, Киев

Представительство Уполномоченного по вопросам беженцев Организации Объединенных Наций в Украине

 

 

Негосударственные организации:

Донецкий Мемориал

Харьковская правозащитная группа

Украинский союз адвокатов

 

 


[1] Первый визит состоялся в феврале 1998 г., второй – в июле 1999 г., третий – в сентябре 2000 г., четвертый – в ноябре/декабре 2002 г. Отчеты КПП об этих визитах, а также ответы украинского правительства, публиковались по запросу украинских властей (CPT/Inf (2002) 19 и CPT/Inf (2002) 20; CPT/Inf (2002) 21 и CPT/Inf (2002) 22; CPT/Inf (2002) 23 и CPT/Inf (2002) 24; CPT/Inf (2004) 34 и CPT/Inf (2004) 35).

 

* Последующий визит

* Последующий визит

[2] См. пункт 13 Постановления № 494 Пограничной Службы от 30 июня 2004 г.

[3] См. пункт 11 CPT/Inf (2004) 34.

[4] Лицо, содержащееся в заключении должно, в принципе быть переведено в следственный изолятор (СИЗО). Однако заключенные могут содержаться в ИВС в течение срока до 10 дней.

[5] Эти лица содержались в специальных центрах для содержания под стражей, подведомственных милиции.

[6] Эти лица содержатся в центре приема и распределения бродяг.

[7] Статья 29: «Никто не может быть арестован или находиться под стражей без обоснованного судебного решения только на основании и в соответствии с процедурой, предусмотренной законом”.

[8] Такие заключенные либо подозревались в совершении административных правонарушений, либо были осуждены за такие правонарушения на срок до 15 суток (например, в соответствии Разделом 185 Кодекса об административных правонарушениях), либо задержаны за бродяжничество.

[9] Точнее говоря, с января по октябрь 2005 г. украинские прокуратуры получили 102580 жалоб, связанных со следствием и допросами (82708 в 2004 г.). А то же время, на 16914 сотрудников правоохранительных органов были наложены дисциплинарные санкции по прокурорскому запросу (в 2004 г. – 16.189), 36 уголовных дел были открыты по фактам применения пыток и использования других запрещенных методов следствия и допроса.

[10] Закон № 2322-IV от 12 января 2005 г.

[11] См. также экспертную оценку проекта УПК, подготовленного по запросу украинского правительства в 2003 г. Генеральным Управлением по правовым вопросам Совета Европы.

[12] Ассоциация Адвокатов все еще не основана в Украине на национальном уровне. Группы адвокатов основали ассоциации в различных регионах страны. Однако, во многих случаях, адвокаты отказываются выполнять законные функции, когда они не приносят выгоды. Кроме того, сегодня в Украине любой практикующий специалист (не обязательно профессиональный юрист) может действовать как «советник защиты» для лиц, подозреваемых или осужденных за уголовное преступление.

[13] Раздел 5 Закона о милиции гласит, что милиция «должна… при необходимости, принимать меры для предоставления срочной медицинской или другой помощи задержанным или арестованным лицам…”.

[14] Например, 10 человек содержались в камере площадью около 14 м².

[15] Для примера: две камеры площадью 1.4 м² (1.7 x 0.8 м) и 3.4 м² (2.15 x 1.6 м) в Октябрьском районном отделе внутренних дел в Полтаве и одна камера площадью 4.12 м² (2.75 x 1.5 м) в Мукачевском городском отделе внутренних дел.

[16] См. Закон № 1277-IV от 18 ноября 2003 г. и пункт 12-2 Окончательных и Промежуточных Положений (Часть VII) пересмотренного Кодекса об административных правонарушениях, принятого 6 июля 2005 г. и вступившего в силу 1 сентября 2005 г.

[17] Для более подробной информации см. Резолюцию Кабинета Министров Украины №1110 от 17 июля 2003 г. о принятии Типовых Положений об изоляторах временного содержания для иностранных граждан и лиц без гражданства, незаконно пребывающих на территории Украины.

[18] Что касается двух типов помещений, см. Приказ № 494 Пограничной Службы от 30 июня 2004 г.

[19] См. Раздел 32 Закона “О правовом статусе иностранных граждан и лиц без гражданства” и вышеупомянутое решение Кабинета Министров №1110 от 17 июля 2003 г.

[20] См. решение Кабинета Министров №945 от 24 сентября 2005 г.

[21] Однако, они продолжали управлять Павшинским центром.

[22] Включая человеческие ресурсы. Ситуация с персоналом в Павшинском центре очевидно не соответствовала нуждам содержавшихся там лиц (только 50% рабочих мест были заняты).

[23] См. вышеупомянутый Приказ № 494 Пограничной Службы от 30 июня 2004 г. и решение Совета Министров №1110 от 17 июля 2003 г.

[24] Например, см. Приказ № 494 от 30 июня 2004 г.

[25] См. Разделы 9 и 12 Акта о беженцах, с изменениями, внесенными Законом № 2601-IV от 31 мая 2005.

[26]  См. Раздел 16 Акта о беженцах.

[27] См. Приказ № 494 Пограничной Службы от 30 июня 2004 г. (пункт 3.4. Инструкции по процедуре содержания лиц, задержанных в административном порядке Государственной Пограничной Службой за нарушение законов о Государственной границе Украины или подозреваемых в совершении уголовных преступлений).

[28] Директива 12: “2. […] высылающая страна и принимающая страна должны учитывать ограничения, налагаемые на обработку личных данных относящихся к причинам, по которым лицо возвращается в страну […]

  4. Высылающая страна должна принять меры, чтобы обмен информацией между властями этой страны и властями страны, куда возвращается высылаемое лицо, не подвергала опасности после возвращения данное лицо или его/ее родственников. В частности, нельзя передавать информацию относительно заявлений о политическом убежище”.

 

[29] См. документ CPT/Inf (2002) 19.

[30] Из которых 439 человек содержались в двух трудовых профилакториях.

[31] В колониях для женщин и детей – 4 м², в лечебных учреждениях и колониях для больных туберкулезом – 5 м².

[32] В 2005 г. из 8414 лиц, подпадающих под условия амнистии, 6369 были освобождены, а сроки заключения 1592 были сокращены.

[33] Медицинский отчет должен составляться для любого случая применения силы персоналом (применение PR73).

[34] В этом случае оказалось, что в августе 2005 г. в колонии №100 заключенный получил серьезные травмы (многочисленные глубокие раны на голове с сотрясением головного мозга, перелом правой лопатки, закрытый перелом правой большой берцовой кости, закрытый перелом II и IV пястных костей правой руки, рваная рана на передней стороне плеча, ушибы мягких тканей), требующие госпитализации, которые не могли быть результатом обстоятельств, о которых было доложено, а именно: «заключенный по неосторожности упал, спускаясь по металлической лестнице». Один из врачей делегации сделал вывод, что такие травмы не могли быть получены в результате падения с лестницы.

[35] Во время посещения в отделении для таких заключенных находились 59 человек.

[36] Правило 20.2 гласит, что одежда заключенных «не должна быть позорящей или унижающей».

[37] В отделениях социальной реабилитации заключенные, заканчивающие срок или подлежащие досрочному освобождению, подготавливаются к жизни вне тюрьмы.

[38] См. также Комментарий к Рекомендации Rec(2006) Комитета Министров странам-членам Европейских Тюремных Правил, гласящий, что «хотя работа может быть основным компонентом режима заключенных, она не должна исключать другие формы деятельности". 

[39] Включая 14 человек, не больных туберкулезом, которые работают на кухне и в пекарне, а также выполняют другие хозяйственные работы.

[40] Отделение №1 для хронических больных; отделения №№ 2, 5 и 6 для незаразных пациентов; отделения №№  10, 11 и 12 для пациентов, находящихся под наблюдением, и отделения №№ 3 и 7 для пациентов с положительными результатами анализов. В отделении камерного типа (№ 4), пациенты также распределяются по камерам с учетом диагноза.

[41] Предусмотрено в Разделе 154, пункт 5, Уголовно-исполнительного Кодекса и в Главе 10 Совместной  Инструкции 3.6 Департамента исполнения наказаний и Министерства охраны здоровья.

[42] Помещение в карцер касается только заключенных, содержащихся в камерах строгого режима, и лиц, отбывающих пожизненное заключение.

[43] Вышеупомянутые Правила гласят:

«43. 2.   Врач или подчинённая такому врачу медицинская сестра обращают особое внимание на здоровье заключённых, содержащихся в условиях одиночного содержания, ежедневно посещают их и оказывают им неотложную медицинскую помощь и лечение по просьбе таких заключённых или сотрудников пенитенциарного учреждения.

43.3. Врач докладывает директору обо всех случаях, когда предполагается, что продолжение заключения или любые условия заключения, включая условия одиночного содержания, ставят под угрозу физическое или психическое здоровье заключённого».

См. также соответствующую часть Комментария к пересмотренным Европейским Тюремным Правилам, где, в частности говорится: «Врачи или медицинские сестры не могут давать заключение, что заключенного можно подвергнуть наказанию, но могут сообщить тюремной администрации об опасности некоторых мер для здоровья заключенных […]”.

 

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори