пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"200729
30.10.2007 | Евгений Захаров

Нужно менять правила игры

   

Какая конституция нам нужна? Кто ее должен разрабатывать, а кто принимать? Почему нельзя вернуться к варианту 96 года? На эти и другие вопросы в прямом эфире радио «Новая волна» ответил сопредседатель Харьковской правозащитной группы Евгений ЗАХАРОВ.

Захаров Евгений Ефимович, 54 года, родился в Харькове. По образованию математик. 20 лет проработал по специальности. С 1992 года – сопредседатель Харьковской правозащитной группы. Член правления международного общества «Мемориал». Председатель правления Украинского Хельсинского союза по правам человека. Женат. Сын – музыкальный продюсер.

 

ВИКТОР ФОМЕНКО: Евгений Ефимович! Есть два подхода к созданию Конституции. 1 – внести изменения, 2 – написать новый проект. Вы за какой вариант?

ЕВГЕНИЙ ЗАХАРОВ: Я за второй. Дело в том, что в 2004 году конституцию развалили и на этом фундаменте уже ничего нельзя построить. Надо написать новый проект, это будет более эффективно.

В.Ф.: К идее новой конституции относятся как к панацее, как к средству выхода из политического тупика. Но ведь два основных лагеря как были так и останутся… И противостояние между ними тоже.

Е.З.: А это не имеет большого значения. Важнее не то, кто как голосует, а чтобы все политики играли по правилам, а не пытались их изменять по ходу игры и под нужный им результат. Главное – это создать хорошие правила, а потом им следовать.

В.Ф.: И каких правил не хватает?

Е.З.: Ну, например, то, что в исполнительной власти перепутаны полномочия – это совершенно ненормально. Часть министров подчиняется премьеру, часть – президенту, причем вся вертикаль исполнительной власти определяется президентом. Как может работать правительство, которое не влияет на губернаторов? Это нонсенс, это противоречит всем принципам права… Есть две модели государства – парламентская республика и президентская. В президентской республике президент должен возглавлять исполнительную власть. У премьер-министра в этом случае функции уже не политические, а чисто административные, он просто руководит работой правительства. При этом парламент должен иметь сильные механизмы парламентского контроля за исполнительной властью. Сейчас этого нет. Практически нет закона о Кабмине, нет фактически закона о президенте, нет закона об оппозиции. Что получилось? Конституцию развалили, даже не использовав те возможности, которые она давала… Дайте двум детям в песочнице лопатки и назначьте обоих главными. Через две минуты они начнут дубасить друг друга лопатками, выясняя, кто же из них более главный. У нас сделали именно это. Не должно быть борьбы за полномочия.

В.Ф.: Чем плоха нынешняя модель?

Е.З.: Правительство возглавляет премьер, который определяется правящей коалицией, он реализует программу, с которой коалиция шла на выборы. Так в теории. Это было бы хорошо, если бы в Украине была развитая политическая система, если бы каждая партия имела свою идеологию и представляла определенные слои населения… А раз этого нет, то у нас не может быть парламентской республики. Нужно возвращаться к президентской.

В.Ф.: Но разве с этим согласятся политические оппоненты Ющенко?

Е.З.: Думаю, что согласятся. Они тоже хотят быть президентами в сильной президентской республике. Но главное не это, главное, чтобы они следовали правилам. Должно быть независимое правосудие, чтобы не было ситуации, когда Конституционный суд обвиняют в коррупции.

В.Ф.: А как это реализовать?

Е.З.: Для этого и нужна перезагрузка государства: новая конституция и перевыборы всех ветвей власти по новым правилам.

В.Ф.: Конституция 1996 года подразумевала президентскую республику. Почему бы не вернуться к этому варианту?

Е.З.: Сегодня это невозможно. Это было возможно в 2005 году, когда еще работал Конституционный Суд. Он мог бы рассмотреть реформу, он мог бы сказать, что процедура, по которой она была принята, не соответствует Конституции, и уже по одной этой причине политреформа подлежала отмене. Но Президент на это не пошел, вступила в силу конституционная реформа и начался процесс постепенной потери управляемости страны… Запад и центр Украины избрали президента, а восток и юг – премьер-министра. У политических сил, которые стоят за двумя этими политиками разное видение будущего Украины. Один отвечает за внутреннюю политику, другой – за внешнюю, они просто разрывают страну. Если не изменить правила игры, если не будут изменены основы украинской политики, все опять повторится сначала. Опять будет конфликт между президентом и премьером, кто бы ни был избран.

В.Ф.: Накануне выборов Арсен Аваков заявил, что советы себя исчерпали и надо забрать у них ключевые государственные функции. Выход он видит в создании местных администраций.

Е.З.: Я согласен с тем, что советы в нынешнем виде совершенно неэффективны, нежизнеспособны и давно должны быть отменены. Я сам был депутатом горсовета с 1990 по 1994 год, и наш созыв убедительно это показал. Между прочим, в проекте Конституции 1993 года не было вообще районных советов, а городские советы были сильно урезаны по количеству депутатов, но потом об этом забыли. Это удобно для тех, кто «решает вопросы», как у нас любят выражаться. Советы – это ширма, за которой можно делать, что угодно. Но я бы возражал, что этим должно заниматься государство. Этим должны заниматься муниципалитеты или мэрии. Есть опасность, что государство будет переходить за ту границу, за которую переходить не надо. Есть сферы, куда ему не нужно вмешиваться, люди сами решат, что нужно.

В.Ф.: Юрий Луценко обещал, что в новом проекте Конституции будет включено общенародное требование отмены депутатской неприкосновенности. Ее действительно надо отменять?

Е.З.: Я считаю, что она должна быть ограничена до рамок, в которых работают депутаты. Скажем, в период сессии депутат должен быть однозначно неприкосновенен. Что же касается обещаний, которые мы слышали во время выборов, то это были слова, слова, слова… Ющенко говорил, между прочим, не о полной отмене, а об ограничении неприкосновенности до необходимых размеров. Я и раньше говорил, и сейчас повторю: нельзя полностью отменять депутатскую неприкосновенность.

В.Ф.: Какой вариант принятия конституции вы считаете самым реальным – парламентский или с помощью референдума?

Е.З.: Открою секрет – никаких вариантов нет, нет правовой процедуры для принятия новой Конституции. Действующий Основной Закон не содержит в себе норм, позволяющих принять совершенно новый проект, можно только вносить изменения. Когда писали Конституцию, то об этом просто забыли. Нужна новая правовая процедура, некий слом. Это будет чисто политическое решение – решение, которое не базируется на действующей Конституции. Другой вопрос, что это нужно сделать бесконфликтно, мягко, чтобы это было принято людьми, это самое важное. В конечном счете, речь идет о референдуме, но до референдума надо пройти еще долгий путь. Мое видение такое. Конституционный совет рассмотрит проект конституции, который будет подготовлен небольшой группой экспертов. В конституционном совете будут представлены разные регионы, разные политические силы, ученые-правоведы, общественность,– в целом 70-100 человек. Они обсудят этот проект и придут к некоему консенсусу. При этом проект должен публично обговариваться, и конституция должна быть такой ясной и реалистичной, чтобы учительница могла детям объяснить ее смысл. Это очень важно… Следующий шаг – создание специального органа – Конституционной ассамблеи или собрания, который и будет принимать конституцию.

В.Ф.: А почему не поручить это парламенту?

Е.З.: Парламент представляет политические элиты, которые будут принимать Конституцию, исходя из своих интересов. Но Конституция – это достаточно сложный документ, который защищает свободу народа и определяет правила взаимодействия властей друг с другом и людей с властью. Конституция по определению – это документ гражданского общества. Можно было бы ввести такое правило: те люди, которые будут избраны в Конституционную ассамблею, не будут иметь права быть депутатами парламента следующего созыва, который будет избран на основе новой Конституции. Чтобы у политиков не было соблазна залезть туда и сделать то, что им хорошо и удобно, а потом по этим же правилам пройти в парламент и жить дальше, как и раньше.

В.Ф.: А как выбрать этих людей?

Е.З.: Это не простой вопрос. Я думаю, что этот принцип будет политическим. Тут мы и получим ответ на вопрос, насколько зрелым является украинский народ. Должно быть 10-20% специалистов в области конституционного права, которые понимают эти принципы и соответственно 80-90% моральных авторитетов – людей, которых все уважают и в чистоте помыслов которых нет сомнений. Вместе они должны каждую норму попробовать на зуб. Хорошо будет или плохо? После того, как проект, переданный Конституционным советом, будет всесторонне обсужден в Конституционной Ассамблее, он должен быть напечатан массовым тиражом и широко обсужден. После рассмотрения Конституционной Ассамблеей всех замечаний он будет ею принят и вынесен на референдум.

В.Ф.: Моральные авторитеты. Кого вы видите в этом ряду?

Е.З.: Например, Иван Михайлович Дзюба. Мирослав Франкович Маринович. Евгений Александрович Сверстюк. Николай Рябчук, Ярослав Грицак. Они все беспартийные, никогда не были депутатами. Я могу назвать многих людей.

ВОПРОС ПО ТЕЛЕФОНУ: Как вы относитесь к идее выборности судей?

Е.З.: Я категорически возражаю против выборов судей. В этом случае мы получим в Донецке и Луганске судей, которые будут контролироваться Партией Регионов, а во Львове и Виннице – судей, которые будут подчиняться БЮТу и «Нашей Украине» и т.д. Ни о какой независимости судебной власти говорить будет нельзя.

 

Эфир радио «Новая волна» от 17 октября 2007 г.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори